1

Тема: «Я к вам навеки погостить» - 3 день II дюжины Луны Штилей, 1024 год

Участники: Ольдрен, его жена и Аннелис Вартзален
Место: уютная гостиная в доме дона Ольдрена

Аннелис вскоре после своего прибытия в Этрин стала искать почву под ноги. А где пускать корни, как не на родной грядке? Девушка написала вежливое письмо тёте с просьбой о визите и несколько дней спустя была приглашена на ужин. Теперь эдле предстоит найти тонкую грань между влюблённой дурочкой, но не полной дурой чтобы дядя инквизитор не вспомнил, где у племянницы шкирка и как выставляют за дверь.

2

Re: «Я к вам навеки погостить» - 3 день II дюжины Луны Штилей, 1024 год

- Я бесконечно благодарна за приём, тётушка, - покорно промурлыкала “непутёвая племянница”, приседая в реверансе и смиренно склоняя голову перед самой влюбчивой и самой красивой представительницей фамилии Вартзален. Потом девушка подняла виноватые глазки вверх, ища одобрения. Женщина напротив скомкала край шали, кистью в неловком жесте. Даже десятилетия спустя Айя не теряла ни стати, ни хрупкости. Как и не приобрела сдержанности. Она пересекла комнату, крепко прижав к себе Аннелис, будто той не было десятилетия в этих объятьях.
- Как хорошо, что ты приехала, девочка моя. Хорошо, что зашла. Нам… нам стоит поговорить о том, почему ты здесь.
Безуспешная попытка напустить суровый вид сказала о многом. Слухи дошли до Айи? Замечательно! Значит она не зря старалась! Но радость на лице не появилась, уступив место стыдливому румянцу. Девушка потупилась.
- Как пожелаете, тётушка.
Её проводили в столовую, где уже были расставлены приборы и стояли лебеди из салфеток. На столе была ваза с ирисами, три бокала, три такрелки и… никакого дяди. Хорошо? Плохо?
- Дядя Тайрен задерживается, тётушка?
- У него сейчас очень много дел, дорогая, столько дел. Мы не ожидали повышения, переезда… Он присоединится к нам позже… наверное.
“Наверное? То есть тётушка не уведомила мужа о моём письме? Ох, это не хорошо…”
- Матушка мне так и не сказала, какую должность сейчас занимает дядя? - особая осведомлённость могла бы быть радостью для Айи, вполне возможно, порадовала бы её самолюбие, но Аннелис решила, что некоторая сумбурность удачно дополнит образ.
- Великий Инквизитор, девочка моя. - глаза тётушки загорелись пламенем счастья и гордости. - Буквально на днях получил должность.
- Я искренне поздравляю вас, тётушка!
На щеках фюрстин Эльсбрунн расцвёл румянец. Это удача или наоборот? Поможет ли ей эта должность? Дамам ещё не успели принести первое угощение, как тут входная дверь открылась, что было слышно в малой гостиной. Айя дёрнулась и поднялась из-за стола. В прихожей, за спиной Аннелис, раздалось участливое воркование бывшей уроженки Вартзалена:
- Как ты себя чувствуешь, дорогой? Ты прости, я забыла отослать мальчика с запиской. У нас… у нас гостья.

3

Re: «Я к вам навеки погостить» - 3 день II дюжины Луны Штилей, 1024 год

Последние отсветы заката ещё угадывались на западе, а он уже входил в дом, где можно перестать быть отцом Ольдреном и снова стать Тайреном. Часов на девять - надо же, уже второй раз удаётся оказаться дома к ужину, а не через два-три часа после его окончания. Неужели самые неотложные дела подходят к концу и можно переходить к просто срочным?
Тайрен вошёл в дом; сейчас он мог наконец оценить, как за прошедшие дни, проведённые им за бумагами, допросами и беседами, предоставленное Великому Инквизитору обиталище преобразилось и стараниями супруги стало действительно домом.
Супруга, к слову, уже спешила навстречу и по обыкновению тараторила милую чепуху, не требующую немедленного ответа. Сама знает, что устал, догадывается, что меньше, чем в другие дни. Он тепло улыбнулся Айе, но на последних её словах удивлённо приподнял бровь.
- Гостья? - Он вошёл в столовую, пропустив жену вперёд, и узнал сидящую за столом девушку. - Аннелис! Как неожиданно. Рад вас видеть. Не знал, что вы в Керенне.
Тайрен подвёл супругу к её месту, затем опустился на своё. Отметил про себя, что с их последней встречи племянница изменилась не слишком, но стала выглядеть чуть взрослее.

Инквизиция может простить, но никогда не забудет...
4

Re: «Я к вам навеки погостить» - 3 день II дюжины Луны Штилей, 1024 год

“Радоваться ли мне тому, что дядюшка не потребляет слухи вместо завтрака, обеда и ужина?”, - мелькнула мысль в светлой голове. Девушка поднялась с места, присев в приветствии.
- Я рада видеть вас в здравии, дядя Тайрен, - она бегло глянула по утомлённому лицу, испещрённому не столько возрастными, сколько мимическими морщинами и максимально доверчиво улыбнулась. Сейчас предстояло сыграть спектакль и для дяди, но нутро тревожно трепыхалось, будто на столе мужчины уже давно лежали все письма кайзерин, а убийством эдле Рихтен руководил он лично. Какой ему лучше знать девушку? Что будет полезно для задачи? Как сложно стало принимать решения, когда дворец, родные стены и родные улыбки остались позади, перестали быть твоим тылом и твоей уверенностью. Ну, почти все. Глаза скользнули по Айе, покровительственно улыбающейся племяннице и девушка заняла своё место, неспешно гладя “крылья” лебедя из салфетки.
- Тётя мне рассказала о вашем повышении, дядя. Я бы очень хотела вас поздравить, но вы выглядите таким утомлённым. Я надеюсь, я не обременила вас визитом.

5

Re: «Я к вам навеки погостить» - 3 день II дюжины Луны Штилей, 1024 год

- Что поделать, более высокая должность всегда означает больше дел, - Тайрен чуть пожал плечами, приступая к ужину. - Благодарю за поздравления, Аннелис. Нет, ваш визит нас не обременит. Но, Айя, - он перевёл взгляд на жену, - предупредить меня всё-таки стоило. Это почти чудо, что именно сегодня я вернулся раньше.
Женщина вздохнула и чуть виновато развела руками.
- прости, сразу сказать не получилось, а потом забегалась как-то...
- Неважно, - он улыбнулся, снова переводя взгляд на племянницу. - Что же привело вас в Керенну, тем более сейчас?

Инквизиция может простить, но никогда не забудет...
6

Re: «Я к вам навеки погостить» - 3 день II дюжины Луны Штилей, 1024 год

Может то и покажется странным, но занятости мужчины Анне посочувствовала со всей искренностью. Она могла понять, насколько выматывает ответственность. И ещё больше она выматывает, если эту усталость совсем некому показать. Некому лечь на плечо и выдохнуть…
- Я уверена, что когда вы освоитесь, вы сможете больше выкраивать времени на отдых, - с улыбкой кивнула фюрстин, с шипящим альхаймским акцентом.
Принесли блюда и она начала с салата. А дядя начал задавать вопросы.
Первый кусочек салата жевался медленно и тщательно. Но увы, даже он закончился. И надо было ответить дяде что-то внятное на вопрос о цели визита даже не к ним, в город. А Аннелис до сих пор не знала, что будет разумнее, остаться для Инквизитора глупенькой и ветреной девчушкой, или попробовать заинтересовать в настоящей цели визита? Легко промокнув губы салфеткой девушка смущённо потупилась.
- Я...я боюсь причина личная, дядюшка. Простите… мне неудобно об этом говорить, - девушка бросила мимолётный взгляд на Тайрена, и сунула в рот вторую вилку салата.

7

Re: «Я к вам навеки погостить» - 3 день II дюжины Луны Штилей, 1024 год

- Хотелось бы надеяться, - без особого воодушевления отозвался Великий Инквизитор и поймал чуть грустный взгляд супруги. Он не слишком обольщался насчёт "выкраивать больше времени" - во всяком случае, до коронации. Да и что будет после, одному Хозяину ведомо.
Ответ девушки на вопрос о причине приезда звучал слишком уж неуверенно. Очевидно, потому что был ложью. А ложь отец Ольдрен не любил с тех самых пор, как вступил в Орден, и чем дальше, тем больше.
Он вздохнул и посмотрел племяннице прямо в глаза, что с ним случалось нечасто; взгляд его стал заметно холоднее.
- Аннелис, вы же знаете меня не первый день. Или мы не виделись так давно, что вы забыли, что лгать в моём присутствии - затея довольно бессмысленная?

Инквизиция может простить, но никогда не забудет...
8

Re: «Я к вам навеки погостить» - 3 день II дюжины Луны Штилей, 1024 год

"Но попробовать стоило...", - лёгкий вздох и мимолётный взгляд на дядю не стали облегчением. В девушку будто вонзились две острые иголки. И методично и уверенно они прокалывали мозг. Не найдя на столе вина, в бокале которого всегда можно было выдержать паузу, девушка покрутила столовые приборы, подбирая слова, что не стали бы ложью, но и не открыли бы все правдой.
- Мне действительно неудобно об этом говорить, - взвешенно ответила Аннелис. Новый взгляд на дядю и она снова опустила глаза. Интересно, ТАК смотреть их специально учат? Мурашки по спине бегают от этой копающейся в нутре пристальности. - Мои цели касаются действительно не только меня, но они ни коим образом  не являются чем-то, о чём я могу спокойно говорить за столом.
- Девочка моя, какие же цели тогда ты преследуешь, раз оставила кайзерин? - Айя забеспокоилась, ведь до неё доходили слухи именно личного характера. Но это беспокойство неприятно царапнуло девушку. Так бывает всегда, кгда тебя преследует навязчивая мысль, а её озвучивают чужие уста и чужой голос.
- Я не оставляла Её Величество. Я прошу вас не беспокоиться тётушка. Всё хорошо, - Аннелис улыбнулась, максимально добро и тепло, но хорошо не было ничего.

9

Re: «Я к вам навеки погостить» - 3 день II дюжины Луны Штилей, 1024 год

Девушка начала подбирать слова и обтекаемые формулировки. Так уже лучше, хотя и несколько запоздало. "Всё хорошо", конечно, правдой не было, но это уже мелочи, не заслуживающие особого внимания. Важнее другое.
- То есть вы прибыли в Керенну по приказу кайзерин? - осведомился Ольдрен, наблюдая, как Аннелис опускает глаза и старательно избегает смотреть на него.
Если бы гостья не начала со лжи, он, возможно, и не стал бы цепляться к словам - во всяком случае, не с первой фразы. Он действительно устал, его изрядно вымотал очередной безрезультатный допрос предшественника - пора прекращать тратить на это время, дожидаться коронации и разрешения Императора на вскрытие памяти, а пока работать по другим направлениям... А кроме Сантьена и бесконечных документов, были ещё душеспасительные беседы с арестованными инквизиторами, которых довело до застенков слепое подчинение приказам и которые, по сути, виновны не были, но добрая половина была на грани срыва - таким нельзя возвращать оружие без дополнительной подготовки. Волна самоубийств среди инквизиторов сейчас точно ни к чему, и с этим тоже приходилось решать, постепенно, один-два разговора в день - на большее не хватало ни времени, ни моральных сил. К счастью, с этим уже почти покончено.
Возвращаясь домой, Тайрен надеялся немного расслабиться и постараться не думать о делах. Не вышло.

Не нравилось это не только ему, впрочем.
- Тайрен, что ты допрашиваешь девочку, как будто со службы не уходил? - с ноткой недовольства вступилась Айя за племянницу. - Хотя бы дома отдохни немножко от всего этого, и не мучай Аннелис!
Он коротко посмотрел на жену и чуть качнул головой:
- Прости, Айя, это важно.
В этом он был уверен. Это было не божественное озарение, конечно, скорее просто чутьё, развившееся за без малого три десятка лет в Инквизиции.
Впрочем, взгляд, вновь обращённый на племянницу, немного смягчился.
- Если вам так неудобно говорить об этом за столом, давайте отложим этот разговор и вернёмся к нему после ужина, в моём кабинете.

Инквизиция может простить, но никогда не забудет...
10

Re: «Я к вам навеки погостить» - 3 день II дюжины Луны Штилей, 1024 год

- Благодарю. Давайте и правда не будем об этом за столом, я не хочу, чтобы тётушка переживала по пустякам.
Разговор шёл не так, как того хотелось бы. Потупившись, Аннелис с трудом дожёвывала новую вилку снеди, раздумывая над предстоящим диалогом. Другие мысли не смогли вытеснить ни тревоги, ни самопорицания. Пара фраз и сторонний человек уже делает нужные выводы. Нет, конечно дядя не был совсем сторонним лично фюрстин, но кем он был альхиймской оппозиции? Другом? Врагом?
"Я должна сделать его другом. У нас достаточно врагов", - решила про себя девушка, аккуратно вытирая уголки губ салфеткой и приветливо улыбаясь Айе и Тайрену. Тётя, всё ещё спасая положение, завела разговор о кружеве из Амарии, которое ей прислали намедни. Сетовала на то, что никак не может определиться с фасоном платья. Что же, платья достаточно безобидная тема. Девушка улыбнулась шире, охотно хватаясь за неё.
- Я благодарю за ужин, тётя, он был замечательным, - промурлыкала девушка, довольно расслабляясь в стуле, когда вилка с ножиком с тихим стуком легли на тарелку. Сытость расслабляют и успокаивают даже самые расшатанные нервы. Но Аннелис не позволила себе забыть о разговоре. Она украдкой посмотрела на Тайрена, ожидая, пока он решит поговорить с племянницей.

11

Re: «Я к вам навеки погостить» - 3 день II дюжины Луны Штилей, 1024 год

Аннелис, конечно же, поспешила согласиться отложить разговор. Пусть. Айя начинала заметно нервничать от деловых разговоров за столом, да и самому Тайрену хотелось поужинать спокойно, заодно собраться с мыслями.
Женщины завели оживлённый разговор о тканях и нарядах; глава семейства участия в беседе почти не принимал, и не только потому, что был далёк от темы. Он пользовался редкой возможностью слушать в пол-уха, почти не вникая в смысл сказанного. Это несколько освежало.
После окончания ужина Тайрен тепло улыбнулся супруге - мол, не переживай, всё хорошо и ничего страшного не случилось, и обернулся к племяннице.
- Позвольте, я провожу вас.
Он подал девушке руку и провёл в кабинет - пожалуй, одно из наименее обжитых помещений в доме. Здесь, конечно, уже стояла вся необходимая мебель и не было вековых наслоений пыли, но было заметно, что комната почти всё время стоит пустой и бывают в ней нечасто. Собственно говоря, с тех пор, как они поселились в этом доме, Ольдрен заходил сюда раза три, и то ненадолго.
- Располагайтесь, - вполне дружелюбно предложил он, закрывая за собой дверь и взглядом указывая на одно из двух кресел у стола.

Инквизиция может простить, но никогда не забудет...
12

Re: «Я к вам навеки погостить» - 3 день II дюжины Луны Штилей, 1024 год

Это неприятное ощущение, когда за спиной закрывается дверь. На ключ. После одного инцидента, когда Аннелис попытались обыскать прямо в одной из комнат зала звук ключика за спиной вызывал лёгкую паранойю. Ленная сытость ужина опять стала уступать место напряжению. Вот сейчас бы подхватить юбки и в окошко. Но этаж не первый. И жить хочется. Фюрстин сказала себе не волноваться сверх меры, потому что волнение враг любых разговоров. И голос дрожит, и взгляд не поднять. А сейчас поднять надо... Она проводила глазами мужчину, который если и играл доброжелательность, то хоть делал это грамотно. Она кивнула и села, подобрав юбки. Руки чинно легли на колени, жест спокойствия, необходимый жест.
- Благодарю за внимание, дядя, - вежливо и без акцентов проговорила девушка. Она не знала, есть ли в том смысл, но решила почаще упоминать в разговоре их родство. Если Инквизитор и против примирения Альхайма и Этрина в силу каких-то своих причин, возможно это поможет. - Я бы очень не хотела, чтобы тётя Айа слышала наши разговоры. Она очень впечатлительная и... и у неё очень большое сердце. С таким сердцем лучше не вникать в политические вопросы.
Выдохнув тяжело, Аннелис начала таки теребить ткань платья. Видимо слова давались ей нелегко.
- Я... у нас в стране случилась такая ситуация, которая вынуждает девушек заниматься делами не по плечам, - лёгкая грустная улыбка пробежала по губам. - Вот и мне выпало задание... не по плечам. Или может у меня всё-таки получится? Смотря на оговорку на ужине, я уже не уверена. Мне надо сделать в Этрине очень много, дядя, чудовищно много. Мне надо остановить войну, - печальная улыбка стала шире и Аннелис подняла грустные глаза на родственника. - Как-то так.

13

Re: «Я к вам навеки погостить» - 3 день II дюжины Луны Штилей, 1024 год

Закрыв дверь, Ольдрен сел в кресло по другую сторону стола и взглянул на племянницу. Та заметно нервничала, хоть и старалась это скрывать - в целом даже неплохо, но самообладания ей всё же недоставало.
Она заговорила, не дожидаясь вопросов. Что ж, по крайней мере не придётся вытягивать каждое слово. Только разбираться в несколько сбивчивых объяснениях.
- Остановить войну? - не без удивления переспросил он. - Можно подумать, её начал Этрин. И как же именно вы предполагаете добиваться этой, несомненно, благой цели?

Инквизиция может простить, но никогда не забудет...
14

Re: «Я к вам навеки погостить» - 3 день II дюжины Луны Штилей, 1024 год

Тон, заданный родичем был не самым приятным из возможных. В нём скользила претензия, ирония. Но надо ли удивляться, когда сидишь в кресле, что в два раза больше тебя и сжимаешь ручкой подол юбки? Зачем тебе, маленькая фюрстин, лезть в политику? Потому что надо. Очень много чего надо сделать. Какие у неё в распоряжении были рычаги? Девушка сглотнула и упрямо глянула на мужчину:
- Первое, что я успела уяснить при дворе Альхайма, как и при любом дворе, как кажется мне, что любая рассказанная информация может после ударить хлыстом по тебе же. Я... я бы очень хотела доверять вам, дядя, но сейчас я в чужой стране, под прикрытием сомнительной интрижки, которая скорее всего оставит меня без шанса замужества и даже наследства (потому что родителям придётся отказать в наследстве недостойной дочери), собираюсь встать между двух огней. И если бы дело касалось только моей жизни, я бы с радостью доверила её вам. Но любое слово дальше, любой довод и нечаянная фраза ударят по другим. И хотя я пришла защищать интересы обеих сторон, печальный опыт доверенного посла кайзерин говорит о том, что идти я могу только осматриваясь. Потому... потому я бы хотела узнать у вас - вы верите в то, что весь Альхайм сошёл с ума и возжелал войны?

15

Re: «Я к вам навеки погостить» - 3 день II дюжины Луны Штилей, 1024 год

Аннелис всё же совладала с волнением и заговорила вполне убедительно. По крайней мере, перестала мучительно подбирать слова. Может быть, у неё даже что-то получится, если сумеет правильно взяться. Если не наделает ошибок. Но для начала нужно понять, что именно она собирается делать, и Ольдрен был твёрдо намерен это выяснить. Здесь и сейчас.

- Я давно не был в Альхайме и мало знаю о его внутренних делах, - ответил он. - Но история подсказывает, что редко в какой-либо стране все хотят войны. Тем более, когда речь идёт о нарушении давних клятв.

Он внимательно посмотрел на племянницу. Взгляд его не был ни холодным, ни тяжёлым, хотя бывал и теплее.

- Боюсь, Аннелис, доверять мне вам всё же придётся, - негромко, довольно мягко произнёс священник. - Потому что, если ваши действия вызовут у кого-то подозрения, скажем, о заговоре, вы рискуете встретиться со мной в куда менее спокойной и приятной обстановке, чего мне бы не хотелось. И я совсем не уверен, что в подобном случае смогу помочь вам, не подставив под удар себя.

Да, он давил на фюрстин - пока мягко и осторожно. Он действительно не хотел причинить девушке вреда, но также он не хотел, чтобы она сама навредила себе. Или Этрину, что казалось менее вероятным, но кто знает.

- Я не желаю зла вам и не буду желать тем, кто стоит за вами - если они не желают зла Империи, - продолжил Ольдрен. - Что касается ваших опасений, связанных с печальной судьбой эдле Рихтен, то позволю себе напомнить, что она погибла в императорской ложе - и просто чудо, что остальные, находившиеся там вместе с ней, выжили. Для неё это было несчастливое стечение обстоятельств, а не злой умысел против посла Альхайма. К тому же, вы пока не посол, не так ли?

Злой умысел, безусловно, был и ещё какой, но против императорской семьи и всех послов - то есть, в конечном счёте, против Этрина. А это уже другое дело, хотя для тех, кто погиб, большой разницы нет.

Инквизиция может простить, но никогда не забудет...