1

Тема: «Рабы судьбы» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Участники: император Реймин I, Элайн де Канде
Место: императорский кабинет в Замке

Я, как дитя, играю пустотой,
Струящейся за каждою чертой,
За каждой гранью зримого пространства.
2

Re: «Рабы судьбы» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Все дороги исхожены, все действия предопределены, в этой жизни уже не будет ничего, что могло бы пробить приросшую маску - ни удивления, ни приязни, ни ненависти. Утро - одно из многих, навести порядок делах, построить и выдать поручения слугам, проверить порядок на подконтрольной территории. Изо дня в день, из года в год. Ничего не менялось. Только замок со смертью императрицы опустел. Рейна не хочет играть положенную ей роль, и Элайн может ее понять.
Впрочем, из-за этого вряд ли что-то изменится в привычном ходе вещей - император жениться, в Замке появиться новая хозяйка, а Элайн, скорее всего, так и останется тенью, пугающей придворных и наводящей ужас на слуг. Потому что, если не будет того, кто будет поддерживать порядок, система рухнет.
Когда она шла к кабинету императора, она даже не задумалась на тему того, что Реймину нужно от нее, ее мысли были далеки отсюда - она думала о том, что нужно съездить с сыном в провинцию, что проводить теплое время года в столице для пока еще ребенка - грустно, и что совсем скоро он уже будет не ребенком и будет сам решать, где ему проводить время. Тогда, баронесса Канде будет считать, что ее миссия завершена.
Стража пустила ее без вопросов - император ее ждал, и она, легко толкнув двустворчатые двери, вошла в кабинет и остановилась, сделав ровно три широких шага, сделав же их, она опустилась перед Реймином в глубоком реверансе и замерла, ожидая позволения встать.
Мальчик с вечно разбитыми коленками, юноша, зарывшийся в книги, мужчина... император. Это так странно, наблюдать за подобными метаморфозами, как будто ты стоишь на берегу реки, а жизнь - протекает мимо тебя, почти не касаясь. Элайн видела, как изменился принц, видела это и тогда - на коронации, и позже, встречая его случайно, и на балу, и сейчас.
Почему-то подумалось, что Реймин будет хорошим правителем, впрочем, ее мнение вряд ли имело вес.

Я, как дитя, играю пустотой,
Струящейся за каждою чертой,
За каждой гранью зримого пространства.
3

Re: «Рабы судьбы» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Поднимитесь.
Рэймин привык, и ему начало казаться, что в этом кабинете он провел не четыре дня, а всю жизнь. Хотя это было, конечно, не так, и - смешно сказать - в детстве к этим дверям, казалось, что запертым навеки, они бегали с Рэйной и прижимались ухом к дубовым панелям, убеждая себя, что слышат внутри шаги и потом рассказывая на ходу выдуманные "сплетни" о том, что Проклятый Император ходит там в одиночестве, среди паутины и пыли.
Он понятия не имел, что здесь обнаружит, но совершенно не ожидал покоя, который снизошел на него за этим столом и от вида в распахнутых окнах.
- Вы можете сесть, баронесса, - здесь можно было говорить, не повышая голос, и было слышно. Никогда не переставал этому удивляться, - я рад вас видеть. У меня к вам всего один вопрос, касающийся вашей деятельности и... беседа, ее не касающаяся. Я хочу, чтобы вам было удобно, вам принесут вина или кофе.
Рэймин едва удержался от нервного дергания уголком рта - сам на себя в досаде, ну надо же, откуда вообще появилась эта привычка даже предлагать людям комфорт в форме приказа?
Хотя, может, так и надо...
Элайн де Канде в ее темно-синих одеждах - тете Эли (шепотом, пока она не слышит) - так и надо было говорить, потому что от предложения она бы отказалась и осталась стоять.

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

4

Re: «Рабы судьбы» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Она поднялась, кивнула и села - на краешек кресла, так чтобы не расслабится, не подумать о том, как не хочется выбираться из удобных объятий, прямая, строгая, серьезная. Взгляд ярко-синих глаз неотрывно смотрел на императора, но ни о чем не спрашивал, ни на что не намекал.
Она готова была слушать и исполнять и приказ в предложении она услышала - и никогда бы не посмела перечить, по крайней мере в этом. Его величество Реймин имел право поить хоть силком в этом государстве кого угодно, а она не видела смысла отказываться от хорошего вина - плохого в Замке просто не водилось.
- Благодарю вас, ваше величество, - голос спокойный и тихий. - Вина, пожалуйста.
Вряд ли она услышит что-то, что ей потребуется немедленно запить, но кофе она не пила последние двенадцать лет. Ее муж любил кофе, любил его готовить на разный лад и приносить ей по утрам, когда она, вцепляясь в свои книги и увлекаясь своими экспериментами, напрочь забывала о завтраке. С тех пор как он умер, кофе вызывал у нее тошноту, ей все время казалось, что приготовленный кем-либо другим он имеет отвратительный вкус.

Я, как дитя, играю пустотой,
Струящейся за каждою чертой,
За каждой гранью зримого пространства.
5

Re: «Рабы судьбы» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

В ожидании, когда принесут чернильно-темное сухое краон для баронессы, Рэймин сунул голову в бумаги, полученные от де Вера, и только от тихого звона хрусталя очнулся, со стыдом думая, что стоило поддержать беседу. Наверное.
Донна Элайн никогда не была поклонницей светской болтовни.
А он никогда не умел.
Слуги молча исчезли, уже второй день, как императору удалось объяснить, что он не терпит громких звуков, торжественных объявлений и тому подобной дряни, и идеальной считает организацию труда замковой прислуги по принципу дома Верховного адмирала. Чтобы все происходило "само собой".
- Я хочу, чтобы вы заняли пост Сенешаля Двора. Он ваш по праву, по сути вы занимаетесь этим давно, и должны получать какие-то привилегии и доход за ваш труд. И полномочия в его осуществлении. Это во-первых.
Во-вторых замерло в воздухе, скрывалось среди пожелтевших и пыльных листков с выцветшими чернилами, которые вчера он обнаружил, опершись плечом на завиток, украшающий стенную панель.
Во-вторых имело горький вкус чужой тоски.
- Скажите, пожалуйста, некая донна Элоди де Феррен - ваша родственница? Она жива еще?

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

6

Re: «Рабы судьбы» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Я не уверенна, что справлюсь... Я не хочу... да вы что, я никогда не...
Мысли, слова откуда-то внезапно из прежней жизни, когда подобное предложение показалось бы юной Элайн насмешкой, когда она и не думала, что должность при дворе станет ее броней, ее маской, ее силой, возможностью уйти, спрятаться и просто не быть.
Этим мыслям не было места здесь и сейчас. Просто... просто она привыкла, что ее дела - незаметны, не нужны, по большому счету, то, что она делала сейчас, было лишь следствием того, что никто кроме нее не хотел этим заниматься, а слуги, видя, что на их поведение никто не обращает внимания, брали на себя сликшом много.
Баронесса де Канде кивнула. Этим летом барон поедет в провинцию один.
- Хорошо, ваше величество, - потом, чуть помолчав, добавила. - Спасибо за честь.
А потом все мысли померкли, она подняла на императора взгляд и Реймин мог понять, что совсем не знает об этой женщине совсем ничего. Что одним только вопросом он смог разбить лед в этих глазах и теперь в них плещется страх и... что-то еще. Что-то, чему они не знали названия, но в этот самый миг, если бы баронессу кто-нибудь спросил, что она чувствует, она без колебания ответила бы, что подступающее безумие.
Вдох. Выдох. Вино плеснуло в бокале и она поставила его обратно, не донеся до рта.
- Тетя, - чужой голос, не ее, хриплый, почти каркающий, такой голос был у ее матери... в самом конце. - Я... я не знаю.

Я, как дитя, играю пустотой,
Струящейся за каждою чертой,
За каждой гранью зримого пространства.
7

Re: «Рабы судьбы» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

В другой раз он вскочил бы на ноги так быстро, что не успел бы понять, что случилось - белеющая, как меловая стена, баронесса Канде пугала, голос ее - еще больше, и в таких случаях не было ничего проще забыть...
Нет.
Лучшее, что он мог сделать - это сделать вид, будто ничего не происходит. Сенешаль не теряет лицо, баронесса Канде не имеет слабостей, а если вдруг что-то случайно идет не так, Император делает вид, что не заметил.
Во имя того, чем эта женщина цеплялась за жизнь.
- Если вам неприятен этот разговор, мы можем его прекратить, - не меняя тона продолжил Рэймин, - однако, это касается, неожиданно, им моих родственников тоже. И... я случайно узнал часть этой истории, с одной стороны, мне кажется, все ее участники уже умерли, с другой... мне хочется сделать что-то, чтобы решить все. И там есть вопросы. Но я не хочу задавать их вам, если вы не хотите об этом говорить.

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

8

Re: «Рабы судьбы» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Это... сложно, - вернуть себе, если не голос, то тон - спокойный, уравновешенный, отточенный годами. У нее почти получилось, не зря она так долго тренировалась. Закрыть глаза, спрятать то, чего быть не должно, чего просто не существует в ее мире, тени прошлого.
Ее муж когда-то ворвавшись в темную жизнь, разметал все тени, заставил ее поверить, что все будет хорошо, что безумие обойдет ее стороной, что все они мертвы - давно мертвы. А она жива, и здорова, и никогда не сможет поднять руку на своих близких, никогда...
Теперь она одна. И она буквально физически чувствовала, как эта темнота касается ее - пока осторожно, мягкой лапкой, как будто проверяя - можно? Пустишь?
- Я должна знать. Это... может быть важно.

Я, как дитя, играю пустотой,
Струящейся за каждою чертой,
За каждой гранью зримого пространства.
9

Re: «Рабы судьбы» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Может быть, - почему-то неохотно согласился Рэймин. Ему действительно очень не хотелось, чтобы было, но деваться было некуда, и прочтенные письма оставляли неприятное ощущение. Не только печали.
Такое, о том, как все неправильно бывает.
Такое, о том, что нечто упущено.
- Я нашел некоторое количество неотправленных писем. Его Величество Морайн, сидя в этом кабинете, судя по пятнам воска, писал эти письма по ночам, и так и не отправил. То есть, перестал отправлять, - и говорить было тяжело, подобрать слова - еще тяжелее, так, чтобы не сказать прямо, по неведомым причинам казалось, что этим он оскорбит героев истории, - с какого-то момента. Потому что первыми там идут письма от донны Элоди. Скажем, я понял, почему дядя не был женат, я спросил вас о вашей тете, потому что он писал эти письма до самой смерти, и последнее, если я не путаю даты - в ночь перед тем, как... то есть, он не отправил, но продолжал писать, и она не знала об этом. Что с ней случилось?

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

10

Re: «Рабы судьбы» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Она ... она сошла с ума, - слова дались тяжко, как будто она не произносила ни слова годами и заново вспоминала, каково это - говорить. - Она родила ребенка и сошла с ума.
Прозвучало глупо. Неправильно. Нечестно. От чего сошла с ума тетя Элоди? От того, что письма перестали приходить? От того, что она думала, что ни она, ни ее ребенок ему не нужны. Император и безвестная девушка. Глупо. Неправильно. Жалко.
- Никто в семье не знал, кто отец ребенка. Она никому не сказала, - теперь это становится ясным, но кому теперь это нужно? Кому нужны пожелтевшие листы бумаги из чужого письменного стола? Тетя Элоди, наверное, давно умерла. А даже если она жива, она не поймет, что написано. А даже если поймет - что это изменит? Письма написаны, но не отправлены. Жизнь искалечена. Да и одна ли?
Элайн посмотрела в глаза Реймину:
- Я не знаю, что стало с кузеном. Он уехал еще до того, как я стала интересоваться этой историей. Это было так... давно, - не в этой жизни.
Сколько у тебя их было, Элайн, этих жизней? Та, наполненная тьмой безумия? Та, которая была наполнена любовной радостью? Та, которая полна пустотой, которую ничем не заполнишь. Какая тебе нравится больше?..

Я, как дитя, играю пустотой,
Струящейся за каждою чертой,
За каждой гранью зримого пространства.
11

Re: «Рабы судьбы» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Ребенка... ребенка? - переспросил Рэймин, не веря услышанному, - он, кажется, не знал. По письмам я понял, что они расстались. Потому что, ну, знаете, он не мог жениться на ней, она и не ожидала, и...
Знакомая, знакомая история, да?
Ну, почти, у тебя же не дойдет до такого, правда? Ты вообще еще не знаешь, любишь ты, или просто влюблен, как дурак, а она наверняка о тебе и забыла, ты - фигура на троне, и виделись вы... ну, если подумать, то один раз.

Знакомая, знакомая история.
Может, это кабинет неспроста, и ему тоже однажды предстоит сидеть и писать письма, которые никуда не отправятся, нот он не будет дураком и сожжет их, чтобы потом никто не мог прочесть и метаться по кабинету, не понимая, что можно сделать, но понимая, что сделать что-то надо.
Так, собраться.
- То есть, где-то есть прямые потомки императора Морайна, - слишком спокойно уточнил Рэймин, глядя в воздух перед собой, - это... занятно. И переводит эту историю в другое русло. Хорошо, мадонна, я понял. И не стану больше вас мучить. Благодарю и прошу вас, чтобы об этой беседе не узнал никто, кроме вас и меня. Приказ о вашем назначении вступает в силу с этого момента, об этом объявят.

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

12

Re: «Рабы судьбы» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Она поднялась, поняв, что аудиенция закончена и Реймину по хорошему должно быть плевать, что еще стало с семьей той женщины, которую когда-то любил император. И они никогда не узнают, почему эта любовь внезапно стала проклятием, почему все стало... так. А может быть, тетя Элоди была тут совершенно не при чем? Может быть, это в их крови есть что-то... что-то такое, что делает их такими, какими они есть и ей остается только молиться, чтобы жизнерадостность и сила ее супруга превосходили ее безумие в крови их сына. Хозяйка, защити и убереги нас.
- Простите, ваше величество, - переступить через себя, через собственную несокрушимую маску - нужно просто встать и уйти, слова никому не нужны. - Я надеюсь, что осталась последней из своего рода... но... эта история не принесла никому счастья, и у меня есть причины подозревать, что она многих лишила разума, - глаза уже почти спокойны, практически, а бьющаяся на их донышке паника почти незаметна. - Я не имею права ничего советовать вам и впредь этого не повториться. Но я думаю, что эти письма следует бросить в пламя. Если бы я была Элоди... я бы не хотела, чтобы их кто-нибудь еще прочел.

Я, как дитя, играю пустотой,
Струящейся за каждою чертой,
За каждой гранью зримого пространства.
13

Re: «Рабы судьбы» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Не беспокойтесь, - Рэймин говорил, будто не слышал собеседницу, все так же спокойно, но смотрел почему-то поверх ее головы.
Он с трудом перевел взгляд на лицо женщины и про себя отослал несколько безмолвных проклятий разным людям, из которых никто об этой истории не знал.
- Забудьте. Я вижу, вам неприятно, и я прошу прощения за то, что начал этот разговор, баронесса. Надеюсь, ваша новая должность принесет вам почет и радость.
Голос отзывался глухими обрывками эха и терялся где-то между дубовой мебели и резных стенных панелей, слова прятались по углам - до своего "путешествия" в неведомый кошмар он, наверное, написал бы про это пару сонетов.
Оно того стоило.
- Но письма останутся со мной, - твердо заключил император, - понимаете, тетя Эли, мне очень важно их время от времени перечитывать. Чтобы понимать, как нужно поступить, чтобы из двоих пострадал только один. Чтобы помнить. Но за совет спасибо.

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

14

Re: «Рабы судьбы» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Она вдруг улыбнулась. Затем будто бы смутившись поклонилась, пряча ее, и в этом слишком поспешном и резком движении вдруг проступила неловкость молодой девочки, которую когда-то только-только представили ко двору, когда она улыбалась часто, когда она была счастлива. Почему-то от этого обращения "тетя Эли" женщина на одно мгновение помолодела лет на двадцать, а затем... затем маска вновь стала возвращаться на лица - привычная спокойная, без безумного блеска в глазах, без отчаянья в душе, без хриплого каркающего голоса, который так напоминал о первой жизни.
Элайн была благодарна Реймину, она вряд ли бы могла сформулировать за что, но то, как он вел себя и что говорил, позволило ей, если не сохранить лицо, то вернуть его себе в целости и сохранности. Она подавила желание поднести руку к своему лицу и проверить сохранность и целостность кожи, как это делают фьоринские мастера, которые изготавливают маски из тончайшей кожи - в них сохраняется мимика, в них можно смеяться, целоваться, пить и есть, и оставаться не узнанным.
- Благодарю, ваше величество.

Я, как дитя, играю пустотой,
Струящейся за каждою чертой,
За каждой гранью зримого пространства.