1

Тема: Лето 1025: Цвет Победы

Война империи Этрин с Альхаймом, вспыхнувшая незадолго до коронации Рэймина I, продолжилась на территории Альхайма, чему немало способстввовал мирный договор, заключенный между Королевством Амария и империей Иверьеса при посредничестве Этрина.

Официальное неодобрение Островов и поддержка Этрина убедили Иверьесу принять мир практически на условиях Амарии, чему немало способствовало возвышение при иверском дворе партии герцога ла Форка. Пользуясь обретенной благосклонностью императора Аситерио, "партия мира" настояла на удалении от двора некоторых особенно сильно замешанных в начале войны дворян. Учитывая, чем для Иверьесы закончилось нападение на Амарию, для прочих удивительным оказалось только то, что не последовало никаких казней. Впрочем, ряд внезапных смертей говорит о том, что пока Его Величество Аситерио - сам ли, или под влиянием герцога Форка - предпочитает метод политических убийств. Герцог ла Форка, вернувшийся на родину, стал советником Императора и, ходят слухи, что вскоре займет место Первого канцлера. Послом в Этрине была назначена сеньора Иньеста и Морено, исполняющая свои обязанности с Луны Супругов этого года.
Посол Иль-Заана, господин ар`Саадир, погиб в конце лета на дуэли с телохранителем посла Амарии. Его тело было доставлено на родину, однако, нет никаких вестей о том, что из этого вышло, поскольку Шеффар к этому моменту уже перестал отзываться и открывать ворота - единственный раз за все это время ворота открылись для каравана с телом ученого, и с тех пор никто не видел людей, которые его везли.
Сеньора Риннара Лоретти, посол Амарии в Этрине, несмотря на свои заслуги перед Королевством и то, что она фактически являлась человеком, обеспечившим своей стране поддержку Этрина и, следовательно, мир на выгодных условиях, была оклеветана при амарийском дворе сторонниками князя Мелленты, предположительно, при посредничестве иверских агентов, и обвинена в работе на Империю Этрин. Вызов в столицу для дачи объяснений был равносилен тюрьме и, вполне вероятно, смертному приговору, однако, король Оренцо и его патриции вовсе не расчитывали, что княгиня Фьорина выберет остаться в Этрине и попросит Императора Рэймина о покровительстве и возможности стать его подданной. Что Рэймин I ей с охотой и даровал. Это породило забавный казус: поскольку вольные княжества Фьорин и Меллента издревле входят в состав Амарии на условиях согласия и доброй воли их князей, являясь личной собственностью своих Сюзеренов, то, после принятия Риннарой гражданства Этрина, Фьорин считается принадлежащим Империи. Королевство Амария пытается решить этот вопрос, не прибегая к силовым методам, Этрин настаивает на том, чтобы сеньора Лоретти и ее королевство договорились, утверждая, что им чужого не нужно, но и призывая помнить о неотъемлемом праве княгини на свое княжество.
Ходят слухи, что недавно появившийся на свет ребенок сеньоры Лоретти - сын Императора Рэймина. При дворе короля Оренцо это почитается практически абсолютной истиной, а ненависть к сбежавшей княгине - хорошим тоном.
Под руководством Риннары Лоретти и при государственной поддержке основана Имперская Торговая Компания, целью которой является постепенно монополизировать торговлю с колониями и Иль-Зааном.

Этринский Северный флот, к началу Луны Дождей освободивший порты Тал-Ренар и Кенси, получил императорский приказ действовать в водах противника, в Луну Дождей же Этрин перешел в наступление на Альхайм на море и на суше. Жестокость моряков, проявленная при захвате порта Ниндау, вошла в легенды. Порт Линс сдался после непродолжительного сопротивления, обеспечив Северному флоту место для зимовки. Весной после окончания ледохода военные корабли, впервые в истории поднявшись вверх по течению судоходной реки, обстреляли и вынудили сдаться Вартзаль, затем, после кровопролитных боев, захватили Рихтен. Неожиданное присутствие этринских военных кораблей в водах озера Венце оказалось причиной, по которой столица Альхайма согласилась сдаться без боя, не затягивая ее осаду  войсками Этрина, возглавляемыми принцессой Рэйной.
Армия Этрина, получившая приказ о наступлении, в начале осени 1024 года разделилась на две части. Часть перешла границу в районе реки Безымянка и, практически не встречая сопротивления, захватила Грейден и земли до Эльсбрунна, где войска Альхайма заняли оборонительные позиции и "окопная война" продолжалась с переменным успехом до зимы, когда, подошедшие части под командованием Маршала Алас-Домара и присоединившегося к войскам герцога Рейнского переломили ход очередного сражения и осадили Эльсбрунн, сдавшийся к концу Луны Супругов. Гибель Маршала Алас-Домара не подорвала боевого духа этринских войск и задерживаться в захваченном городе они не стали, оставив гарнизон и продолжая марш на север.
Вторая часть имперской армии, получила яростный отпор в Ирхен, при взятии крепостей Вальроде и Делерн, штурм которых оказался настолько кровавым, что потери составили практически половину потерь для этой части армии за всю войну. При взятии Вальроде погиб Верховный Маршал Лордес, войска под командованием Маршала Джердан осадили Ирхен, но были вынуждены отступить в начале Луны Супругов.
К этому моменту Лодаур, молчавший до этого и отказавшийся предоставлять помощь Альхайму, провозглашает независимость под управлением Князя Йельбрунн. Его дочь и представительница в Этрине, госпожа Хайле Ханнала, сообщает Императору о готовности Лодаура пропустить этринские войска - при условии сохранения Лодауром нейтралитета отсутствия попыток втянуть его в  войну. Несмотря на это, лодаурцы захватывают с суши охраняемый альхаймским гарнизоном порт Хандерборг и убедительно просят военные суда Альхайма покинуть его.

Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?

2

Re: Лето 1025: Цвет Победы

К сожалению, войска Этрина не были готовы к встрече с нечистью, восставшей в Лодауре и, к моменту перехода Северной Экайры в районе Вурхау, понесла самые большие потери, несмотря на участие братьев Ордена Клинка, спешно выступивших на помощь. От неведомой заразы скончался Маршал Джердан, на переходе через перевал войска, оказавшись между нечистью и отрядами Альхайма, были вынуждены дать особенно тяжелый в условиях конца зимы бой и потеряли множество офицеров, в том числе Маршала Къеро. Отряд "Метель", участвующий в походе, поредел почти наполовину, и жизнь самой принцессе Рэйне спасло только своевременное вмешательство брата Ордена Клинка, Солейна. В бою объявив, что принимает командование, Рэйна Алас-Домар прекратила воцарившийся хаос и вывела войска с перевала. При организованной ей самой обороне госпиталя от нечисти была тяжело ранена командор Линьер.
Войска Этрина расположились у выхода с перевала и, после краткого отдыха, захватили Вурхау под командованием принцессы Рэйны, после чего город пришлось оборонять от подошедших резервных отрядов Альхайма. Успешная оборона и контратака привели к отступлению альхаймских войск. В середине Луны Ветров принцессе Рэйне были присланы Императором жезл и перевязь Верховного Маршала, в обход высших армейских чинов и в нарушение традиций. Популярность принцессы в войсках настолько высока, что решение это встречено армией скорее с восторгом, чем со скепсисом, хотя отдельные сплетники изощряются вовсю, и все еще остается открытым вопрос, было ли это демонстративным жестом по отношению к герцогу Рейнскому, впавшему в немилость у молодого Императора, но, впрочем, награжденному за боевые заслуги.

Впрочем, Рэймин I уже продемонстрировал, что его решения лучше не оспаривать, и несколько показательных казней заговорщиков, памфлетистов и сомневающихся стали тому наглядным примером. раскрытый в середине зимы заговор дворян, недовольных повышением налогов, имел финалом четыре смертных приговора и вечную ссылку графа Тал-Реньят в свои владения без права покидать их. Недолгое время спустя донна Лорейн Верен получила баронство - разумеется, по случаю дня рождения, отчего немедленно прослыла фавориткой Его Величества.
Пересмотр закона о малефиции, в результате которого запрет на занятие некромантией и магией, изменяющей разум, был отменен, как таковой, вызвал недовольство Ордена Клинка, даже несмотря на то, что новый закон вводил гораздо более жестокие наказания за употребление этой магии во зло или для нарушения порядка. Восстание в Алас-Домарской прецептории было жестоко подавлено, прецептор Алас-Домара казнен, магистр Клинка расстался с должностью и Ордену было предложено выбрать другого.
Ни маэстро Фелара, ни его таинственные заказчики так и не были пойманы, они затихли и затаились, больше странных происшествий не было, а в начале Луны Ветров нашли тело композитора, вмерзшее в лед у набережной Итталмар.
В середине Луны Супругов 1025 года указом Императора была расформирована Инквизиция, как "устаревшая организация, вносящая путаницу в понимание задач Церкви и церковной иерархии, не обеспечивающая должного уровня работы над поставленными задачами". Священникам Инквизиции предписано вернуться к делам Ордена в проповедях и помощи слугам закона, отцу Ольдрену предложено занять кресло Великого магистра Горящей Ветви, скончавшегося от старости.
В третьей дюжине этой же луны указом Императора утверждено создание полиции "для предотвращения нарушений порядка, сыска нарушителей закона и передачи в руки правосудия", в первые подразделения переформирована городская стража. В этот же день подписан указ о создании Службы Его Императорского Величества Надзора под началом барона де Вера, в ведение и подчинение которой поступает полиция, и частью которой становится дипломатическая служба.
Императорский двор, и без того в военное время лишенный легкомысленного блеска, при Императоре, не любящем балы и развлечения, окончательно стал сборищем чиновников и милитаристов в окружении скучающих донн, которые радостно взялись за беспроигрышное развлечение - дуэли между собой, в одной из которых была ранена баронесса де Вер. Возможно, это просто совпало с окончанием терпения у Императора, и поединки между гражданскими доннами чуть было не оказались под запретом, но гроза все-таки миновала, закончившись императорским призывом прекрасным дуэлянткам или быть осмотрительнее в выборе поводов, или отправляться на фронт и оставить раздражение там.

Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?

3

Re: Лето 1025: Цвет Победы

Доктор Иринней и инженер фон Линс закончили работу над “первой в истории механической женщиной” - под негласным надзором императорских соглядатаев. Его Величество хотел было предложить им исследовать технологию для создания подобных ей солдат, но после беседы с донной Эррандес отказался от этой мысли. Хамаланский целитель приглашен ко двору в качестве лейб-медика взамен ушедшего на службу в Императорский Надзор доктора Оттфрида. Донна Эррандес, пройдя необходимые проверки в Ордене Горящей Ветви, определена в императорскую гвардию. Нортвину фон Линсу предложено по окончании Инженерной школы остаться в Этрине в качестве подданного Империи.

К началу весны 1025 года из внутренних городов Иль-Заана не перестал отзываться на письма и принимать караванщиков только Иль-Хирим. Остальные закрыли ворота и окутались странным желтоватым туманом - те, кто рискнул остановиться на ночевку у стен, спешили покинуть эти места с рассветом. Из тех, кто пытался проникнуть внутрь, спаслись немногие - и эти немногие не сохранили рассудок. Караваны из Альмар обходят стороной города, предпочитая останавливаться в малообитаемых оазисах, даже если это связано с большими трудностями при переходе.
Иверьеса, удивленная происходящим, упустила начало эпидемии похожей на чуму болезни на подконтрольных ей территориях Иль-Заана и к середине весны спешно эвакуировала семьи наместников и офицеров из пока не зараженных крепостей.

Острова Хамалани временно отозвали посла в Этрине в связи с похищением Королевы и последовавшими событиями. После того, как Король-Ворона усыпил себя, Совет Танов потребовал возвращения принца, и попытка последнего отказаться была встречена без понимания. В магических поисках принцу Энахайе помогали лучшие маги острова, включая тана Вирайя, но, к сожалению, поиски не привели к успеху. Осень на Островах плохо повлияла на урожаи и, хуже того, на жизненный цикл шелкопрядов, в итоге вызвав мор и массовую гибель гусениц во владениях Керьет. Запасов Островов и казны Домов вполне хватает, чтобы на Хамалани еще долго не было голода, но доходы королевства упали и продолжают снижаться, а паника не вспыхивает только из-за сонной печали, в которую погрузились все его обитатели.

В начале Луны Парусов обе части этринской армии встретились у стен Иленхайна, поначалу собиравшегося сопротивляться до конца, но присутствие военных кораблей в водах озера Венце заставило столицу Альхайма пересмотреть свое решение. Произошедший в городе переворот ускорил события, и кайзерина лично выдала этринитам курфюрста Ирхен. Альхайм сдался, кайзерина Альхильд потребовала от так и не сдавшихся крепостей Ирхена сложить оружие.

Впервые в истории Этрина военно-морской парад Утра Парусов не проводился. В конце Луны Парусов участники событий возвращаются в Керенну для участия в параде победы. Верховный Маршал Рэйна лично сопровождает пленную кайзерину Альхайма.
Хамаланское посольство вернулось в Керенну в начале Луны Парусов.
Служба Надзора занята расследованием покушения, совершенного на герцогиню Таиран, в ходе которого сильно пострадал ее охранник и была ранена сама герцогиня.
Ходят слухи, что Император собирается жениться на кайзерине побежденных, закрепив тем самым власть над территориями Альхайма, и присоединить эти земли к Империи.

Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?