1

Тема: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Место: Замок Рассвета, кабинет Регента Империи.
Участники: Амьен де Рейн и Рэйна Алас-Домар.

Рэйна возвращается в Керенну, а дома её ждёт отец, который возвращается к больному вопросу.

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.

2

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Приезд Рэйны в столицу стал самым радостным для регента событием за весьма долгое время, хотя Амьен и понимал, что едва ли дочь изменит своему решению. Но, возможно, хотя бы даст пояснения своим решениям. В любом случае, де Рейн был готов запастись терпением и отцовской любовью.
Пребыла принцесса к Замку Рассвета уже после наступления темноты. Во дворе дочь встретил отец при полагающемся церемониале. И хотя Амьену хотелось схватить единственную дочь, в которой во многом видел собственное отражение, и не отпускать, встреча ограничилась церемонными и воинскими приветствиями генерала и командующей эскадроном. Дочери регент велел идти спать с наказом прибыть к нему после завтра следующим утром, прибывших же с Рэйной офицеров было велено квартировать или отпустить по домам, кому было куда пойти в столице.
Утро встретило Амьена зарождающейся по традиции в левом виске навязчивой головной болью. Герцог морщился, потирал висок и даже с утра пораньше позволил себе опрокинуть рюмку йерки – иногда помогало в зародыше погасить приступ мигрени и не дать ей разойтись. Раскаленный гвоздь в черепе стал попрохладней, но полностью не остыл. Регент отодвинул от себя тарелку с почти не тронутым завтраком и велел убирать. Мысли его были заняты предстоящим явно не самым приятным разговором с дочерью и, потянувшись по привычке к кончику косы, де Рейн с обычным уже разочарованием обнаружил ее отсутствие. Жесткие волосы, привыкшие к косе, теперь обычно стояли дыбом и нормально лежать не желали категорически. Благо, довольно быстро отрастали.
Когда секретарь возвести о том, что прибыла Великая княгиня Алас-Домарская, Амьен просто кивнул, чтобы Рэйну впустили и поднялся ей навстречу. Наедине хотя бы можно будет налюбоваться на ненаглядное дитя. И пусть она крови ему за полгода выпила больше, чем все придворные интриганы за тридцать лет.

Открой те раны, вылечи их снова -
Пусть сложатся они в судьбы узор

3

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Полугода не прошло с того часа, как Рэйна в последний раз переступала порог кабинета отца, и это был слишком короткий срок для той, что не бывала дома годами, — ладно, пусть не годами, но принцесса прежде могла не появляться в столице с десять лун. Она знала, хорошо знала, что ждёт её впереди: любимый отец, тяжёлый разговор, слова, которые были не раз сказаны и которым ещё предстоит прозвучать в этих стенах, — а потому заранее облачилась в броню из заготовленных фраз, ничем, впрочем, не вооружаясь: нападать она не собиралась. Но и не надеялась на то, что первая встреча после долгой разлуки пройдёт, словно проблемы Империи не стояли сейчас между регентом и наследницей.
Но покуда она казалась спокойной. Такой её и увидел герцог Рейнский: в светлом платье, сдержанную и старательно выражающую покорное ожидание, — знал бы он, чего ей это стоило! Рэйна вошла в кабинет и, как только за спиной затворились двери, оставляя отца и дочь наедине друг с другом, стремительно пересекла его, без лишних слов и вообще без каких-либо слов бросаясь к Амьену. Как и многие годы назад, она так же неосторожно задела угол стола на повороте, на мгновение будто бы удивилась его присутствию на своём пути и, приблизившись, наконец обняла отца.
— Я рада вернуться, — произнесла принцесса, не скрывая улыбки.
Что отнюдь не отрицало факта, что она не собирается остаться.

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.

4

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Одну руку регент протянул к дочери, второй схватил опасно накренившийся подсвечник на краю стола. Когда же подсвечник был спасен, герцог крепко прижал к себе Рэйну, прижавшись щекой к черной макушке и прикрыв глаза. Непривычно было видеть дочь не в причитающемся мундире, а платье, и Амьен едва заметно улыбнулся, отстраняя Рэйну на вытянутые руки и глядя теперь ей в лицо. Снова неуловимо улыбнувшись, одними глазами, регент поцеловал новоприбывшую в лоб и наконец отпустил, предложив глубокое кресло.
- Я тоже очень рад, что ты все же вернулась в столицу, - Амьен лукаво покосился через плечо на гостью, отойдя к барному шкафу. Вернувшись, он вручил рюмку йерки Рэйне, другую же оставил себе. – Но едва ли снова задержишься здесь.
Благодаря первой чарке боль затаилась, но предстоящий разговор обещал ее разбудить. Опустившись в кресло напротив, Амьен вздохнул и опрокинул ароматную жидкость не поморщившись. Оба они знали, что разговора не избежать, так чего же затягивать?
-Послушай, я принял, - «по крайней мере, пока что» сквозило при этом между строк, - твое решение. Но все же хотелось бы услышать хотя бы одну причину такого исхода. Прекрасно понимаю, что ты умная девочка и не стала бы просто так ставить под удар и Империю, и меня, но все же, Рэйна, почему? Маги не говорят, что твой младший брат мертв, согласен. Но неужели это единственный повод?

Открой те раны, вылечи их снова -
Пусть сложатся они в судьбы узор

5

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Миг встречи стоил долгих разлук, и Рэйна, прижавшись к отцу, только тогда почувствовала себя воротившейся домой, что, впрочем, не отзывалось в сердце одной радостью. Когда объятья были разомкнуты, а беседа наконец начата, принцесса расположилась в предложенном ей кресле, небрежным жестом расправив ткань юбки и взглядом следуя за отцом.
— Ты знаешь, — коротко ответила она, сопроводив слова улыбкой, за которой, если поискать тщательно и очень глубоко, можно было даже углядеть извинение.
Свою рюмку она пока не торопилась опустошать и, не принадлежа к числу тех, кому нужно чем-то занимать руки, отставила её в сторону. На время, конечно, той ещё придёт час — разговор не обещал быть коротким, пусть даже и начался с главного.
И, пожалуй, последовавших слов Рэйна ожидала менее всего, полагая что к её возвращению будет приурочена тяжёлая артиллерия и порция непробиваемых аргументов, должных взять верх над её упрямством — только упрямством ли — и могущих переменить её решение, то самое, которое, оказалось, было принято. Принцесса внимательно взглянула на отца: прозвучавшее меж сказанного она услышала, оставалось самой сказать то, что сможет продлить неопределённое «пока что» на определённо долгий срок.
— Не единственный, но самый весомый, — заметила она слишком спокойно, чтобы заподозрить, что она действительно такова. Во взгляде мелькнуло неуловимое — не то злость, не то обида, не то слишком схожая с ними грусть, — Я поставлю Империю под больший удар, если соглашусь, — губ искривились в усмешке, в которой веселья не было вовсе, — Не я должна была наследовать, не мне оставлять наследников после. Тогда, скажи, зачем? Чтобы побыть императрицей на месяц? На год? Мой брат жив, — упрямо и капризно произнесла Рэйна, — Рэймин жив, а у тебя достаточно сил, чтобы дождаться... дождаться, когда он будет найден, и передать престол ему.

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.

6

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

На краткий ответ дочери Амьен только склонил голову к плечу, глядя с плохо затаенной грустью в разноцветных глазах. Сторонний наблюдатель наверняка бы был весьма удивлен атмосферой, воцарившейся, когда отец и дочь, оба далеко не спокойные и мягкие люди, оставались наедине. Порой схожесть характеров сталкивала их лбами, но хватало обоих не надолго; а порой наоборот помогала лучше понять друг друга. И время от времени все претензии можно было высказать друг другу после приглашения пофехтовать.
Выслушав Рэйну, герцог откинулся на спину кресла, сцепив перед лицом пальцы домиков и заложив ногу на ногу. На дочь он при этом не смотрел. Вообще никуда не смотрел, просто не мигая уставившись перед собой. Пока что ничего толкового и связного дочь ему не сказала, своими "ответами" породив только больше вопросов. Подняв взгляд на нее, Амьен в крайнем удивлении едва заметно приподнял брови и прищурился.
- Чем конкретно ты поставишь Империю под удар? Опять же, что-то мне подсказывает, что ты не политику сейчас имеешь в виду, милая.
Эта реплика Рэйны ему крайне не понравилась, а регент привык доверять своему чутью. Благо, оно не так часто его подводило.
- Я очень хочу верить, что Рэймин жив, - Амьен потер перебитую переносицу и зажмурил глаза на мгновение. - Ты же знаешь, я не хочу тебя неволить... Но и не он должен был наследовать, а Арьен. Но... да ты сама все знаешь. И это касается и того, почему я так спешу определиться с наследником, Рэйна. Времена сейчас очень не простые, пока да, у меня действительно достаточно сил. Но и Арьен едва ли знал, что ему уготовано.
Сам Амьен чувствовал, что меняется и, возможно, не в лучшую сторону. Он скучал по жене, он скучал по покойному старшему сыну, которому бы жить да жить, а не погибнуть в расцвете лет. Он скучал по дочери, которая постоянно была со своим эскадроном. Но едва ли хоть кому-то регент в этом признался бы. Даже себе. Сейчас у него на то просто нет права.
Неожиданно регент едва заметно и улыбнулся - улыбка коснулась тонких губ и тут же исчезла.
- Почему ты уверена, что твой брат жив?

Открой те раны, вылечи их снова -
Пусть сложатся они в судьбы узор

7

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Рэйна продолжала въедливо вглядываться в лицо отца, ожидания продолжения, — дурная привычка, ей говорили, людям не нравится, но когда это её волновало? Внешне она оставалась невозмутимой в своём спокойствии, которому лишь немного, совсем незначительно, что и понять было непросто в каких нюансах, противоречил тон голоса, когда она наконец заговорила:
— Хотя бы тем, что мне не стать и в половину такой Императрицей, какой была мама, и правителем, каким являешься ты, — уголок губ дёрнулся в искажённой улыбке, которая тут же исчезла, — И, верно, не политику — собственное мнение. Я знаю свой предел, и иногда превозмочь его не помогут даже самые верные и талантливые советники.
Не о пределе физических или моральных сил говорила она, только о том, что она не могла бы дать Империи, будучи коронованной: консорта и, как следствие, наследников. И, пожалуй, не лукавила, ставя свои предпочтения превыше долга перед Этрином, — во всяком случае, представляя их за второй повод своего несломленного сопротивления, ничем неискренности не выдавала.
Лишь свела брови ответом на мысли о братьях.
— Теперь — он, — сказала Рэйна чуть резче, чем следовало, — Ты сам — первый, кто принял это моё решение тогда, не будь противником ему сейчас. Никто из нас не знает, что ему уготовано: ни я, ни ты, — но сейчас я точно знаю, чего не хочу.
Принцесса перевела дыхание и, глядя всё также пристально, едва ли не мигая, одновременно с ответом чуть пожала плечами:
— Я доверяю своему чутью. Можешь счесть это нелепым, но если он был бы мёртв, я знала, — Рэйна затихла, несколько секунд в задумчивости прикусывая нижнюю губу, пока не продолжила, — Кто бы стал хранить мертвеца от тайны быть обнаруженным? Живых обычно оберегают тщательнее. Иначе чем можно объяснить то, что маги не говорят ничего определённого. А ещё я просто хочу верить, и мне этого достаточно.
Она наконец-то отвела взгляд: за окном была весна, где-то много дальше её эскадрон, а здесь — только проблемы, с которыми так не хотелось оставаться наедине. Не потому ли она сбежала прочь полгода назад.

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.

8

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Может быть помнишь, но перед тем, как присоединиться к Стальному Корпусу, я закончил юридический факультет Маллари. Так вот, через пару лет я уже практически ничего не помнил из права. Слова типа «цессия» и «коносамент» для меня были страшнее, чем для некоторых из крестьян. Но со временем и по необходимости знания вернулись, да еще и в компании. Было бы желание, Рэйна. Меня вообще никто не готовил к тому, что когда-то приму власть в Империи, ты же родилась в правящей семье, хочешь ты того или нет, у тебя это в крови. Во время службы, как и многие вояки, сидя в после боя в палатке где-нибудь на границе Альхайма, двор я просто презирал. Так этот твой довод в зачет не принимаю.
Не самая приятная реплика была смягчена отцовской улыбкой. С детьми Амьен на улыбки был щедр как ни с кем, в то время, что едва ли кто-то из внешнего окружения вообще хоть раз видел улыбающегося регента. Впрочем, на слова дочери о брате де Рейн согласно кивнул.
- Я верю тебе и твоему чутью, потому как знаю, что это. Но пообещай мне, дай слово офицера и моей дочери, что если ты поймешь, что Рэймин мертв, то скажешь мне.
Всякая мягкость пропала из облика Амьена с этим словами. Он чуть подался вперед в кресле, не отрываясь и не мигая, но чуть прищурившись, глядя на Рэйну. Сейчас перед ней уже был не любящий отец, а регент Империи, герцог де Рейн. И можно было не сомневаться, что нарушенного слова он не простит даже дочери.

Открой те раны, вылечи их снова -
Пусть сложатся они в судьбы узор

9

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Рэйна кивнула, по-прежнему глядя в сторону, слушала же внимательно, улавливая все интонации. Принцесса помнила, и прошлое отца являлось примером для неё, — но не желала, чтобы оно стало её будущим; она знала, что надуманный или нет, этот повод возымел бы слабое действие на Амьена, — и пока не продолжала настаивать.
Переменам в голосе отца Рэйна не удивилась и, словно отвечая на его движение, резко перевела взгляд от буйства зелени за окном, которое притянуло её внимание, к регенту, и, смотря прямо в глаза, произнесла:
— Вот тебе моё слово офицера и дочери. Если я это пойму, ты узнаешь первым. Более того, обещаю, что, если будет найдено подтверждение его смерти, я дам согласие короноваться, — тяжестью на сердце отзывались эти слова, но, право, когда долг перед Империей был лёгок, — Но пока есть хоть капля надежды, бремя правления будет лежать на тебе. Я могу только оставаться рядом. И не обещаю, что надолго.

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.

10

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Выслушав ответ дочери, регент еще некоторое время внимательно всматривался в ее лицо, а потом согласно кивнул. Пока что они все выяснили, и продолжать тяжелый разговор смысла не было.
Амьен поднялся с кресла и мимоходом коснулся раскрытой ладонью щеку дочери. В дальнем углу кабинета стояло фортепиано, нахождение которого в кабинете регента для большинства было загадкой. Подойдя к сиденью, герцог поднял черный кожаный скрипичный футляр и отдал его Рэйне. В футляре обнаружилась скрипка красного дерева, на которой принцесса еще училась играть, но взрослому человеку также должна была прийтись впору.
-Сыграешь со мной? Последний раз я играл твоей матери, скоро уже забуду, как к клавишам подходить.

Открой те раны, вылечи их снова -
Пусть сложатся они в судьбы узор

11

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Рэйна ответила на прикосновение улыбкой, столь же краткой, сколь длилось мгновение, — не иначе, от отца переняла, — и с лица та исчезла быстрее, чем стала осязаемо заметна, но во взоре не угасла: с завершением разговора о высокой чести быть коронованной тяжесть с сердца отступила, прибрав с собой ощущение «бежать скорее отсюда». На этом фоне утро становилось, действительно, ясным, а возвращение — приятным.
Ещё большей радостью обернулось предложение Амьена помузицировать. С той некоролевской стремительностью, что сопровождала её в такие моменты, Рене, покинув кресло, приблизилась к регенту, чтобы подхватить футляр из его рук, распахнуть и тут же отставить в сторону пустым.
— Я не могу этого допустить, — почти серьёзно сказала она спустя полминуты, уже увлечённая заботой о своём инструменте.
В кабинете слабо запахло смолою, а вслед, когда смычок коснулся первой струны, пространство наполнилось музыкой и словно ожило: хотя здесь никогда более не будет Энессы, её супруг и дочь могли играть в честь памяти и друг друга. Правда, пока Рэйна играла лишь по имя проверки чистоты звука; пение скрипки скоро оборвалось, и принцесса, не меняя позы, произнесла:
— Начинай, я подхвачу.

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.

12

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Сев за инструмент, Амьен некоторое время наблюдал, как Рэйна настраивает скрипку. Словно вернулся в прошлое, когда дочь была еще совсем маленькой и поводы для ссор у них были куда как мельче. Например, когда принцесса не желала заниматься.
Сцепив пальцы в обратный замок, регент резко выбросил руки вперед, хрупнув суставами, и пару раз сжал кулаки для разминки. Помнится, когда его только начинали пытать в детстве игрой на пианино, сильно намучился с постановкой рук из-за когтей. Энесса любила, когда супруг играл ей и пел, - голосом словно из бочки, - а сам герцог старался не распространяться о том.
На пару секунд уставившись на инструмент, Амьен внезапно ухмыльнулся и взял первые пару нот, которые принадлежали явно одному из любимых кавалеристами романсов. То есть, еще трезвыми кавалеристами, потому как в иных случаях конная братия предпочитала скабрезные куплеты.
Вскоре кабинет заполнили звуки скрипки и фортепиано, объединившиеся в довольно бодрую мелодия, текст к которой, правда, был не так уж и весел. Зато был близок и дочери, и отцу, которым приходилось хоронить друзей и сослуживцев.
- Ну, теперь твоя очередь, - хмыкнул отец, когда смолкли оба инструмента.

Открой те раны, вылечи их снова -
Пусть сложатся они в судьбы узор

13

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Музыка имела особую власть над принцессой: очаровывая, та позволяла забыться, давала мыслям течь в такт и тон, порой неспешно или стремительно и надрывно. Рене любила скрипку, — больше слушать, чем играть, но кто бы поверил в это, глядя с каким волнительным наслаждением она музицирует, — и петь, когда оставалась вдалеке от людей и условностей: её песни были только для ветра, свободы и четырёхногих любимцев. Но больше прочего она ценила моменты, сродни нынешнему.
В иные времена замку Рассвета приходилось всеми своими древними стенами сдерживать натиск буйного детского любопытства наследницы, но даже того оказалось недостаточно: они не сумели укрыть от Рэйны всего, и иногда, совсем редко, так, что значимость этих мгновений нельзя было измерить ни алмазами, ни скакунами, ей удавалось услышать как Амьен играл и пел для матери, думая, что делает это для одной Энессы. Даже повзрослев, принцесса украдкой заставала их двоём — за музыкой, конечно, — и сейчас мысль, что тому вовек не суждено повториться, неприятно отозвалась в сердце.
Принцесса отвела смычок и опустила руку, пару мгновений в задумчивости покачиваясь на грани баланса: чуть вперёд, затем чуть назад.
— Пусть будет так.
За словами последовали первые звуки того вальса, что так любила императрица и под который много-много лет назад впервые танцевала сама Рэйна. Слившаяся воедино мелодия фортепиано и скрипки уже не пробуждала тоску — лишь память о минувших днях.

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.

14

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

В первые моменты, когда Рэйна начала играть, де Рейн вздрогнул и не сразу подхватил мелодию. Со смертью императрицы в Замке Рассвета стало куда как тише, а на вкус ее вдовца и вовсе мертвенно. Самому ему не хватало… душевности что ли, дабы поддерживать светскую жизнь в Замке. По крайней мере, не сейчас. Людям постоянно нужно было что-то от него нужно, но едва ли бы кто-то обратился к регенту по доброй воле, будь у них выбор. И ему очень хотелось надеяться, что Рене сможет хотя бы несколько оживить довольно мрачный теперь Замок Рассвета.
Под этот вальс, композитора которого де Рейн не помнил, они когда-то давно танцевали с Энессой первый вальс в качестве женатой пары. Под него впервые танцевала на балу сама Рене… Под конец мелодии он уже едва касался пальцами клавиш инструмента, хотя в этих самых пальцах гнул подковы без особого труда. А когда музыка и вовсе смолкла, бессильно опустил руки.
Просидев так пару минут, повернулся на сидении, выпростав ноги из-под инструмента, и протянул руку к дочери:
- Подойди, милая.

Открой те раны, вылечи их снова -
Пусть сложатся они в судьбы узор

15

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Рэйна знала, на что обрекала их своим выбором, но это казалось мучительно приятным: словно лишь обнажив едва затянувшиеся раны, можно было ощутить себя донельзя живой и эмоционально целой. Но мелодия смолкла, почти что оборвалась, и вслед за ней, удар за ударом успокаиваясь, в сердце затихла пробужденная памятью буря.
— Прости, — тихо произнесла Рене, опуская смычок и скрипку. Она угадывала состояние отца, даже не видя его, а теперь, взглянув, на самом деле ощутила прилив вины: у неё хотя бы был он, эскадрон и то, что ещё можно назвать свободой, у Амьена не осталось даже его императрицы. Но её извинения, нет, не за исполненный вальс — за тот побег полугодовой давности, всё равно прозвучали самую малость недовиновато, как для человека, который привык не совершать ошибок, за которыми следует их признание.
Принцесса отложила инструмент на ближнее кресло и, приблизившись к отцу, обхватила ладонями его протянутую руку. Так и замерла, глядя на родителя сверху, безмолвная и прямая как стрела.

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.

16

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

За те годы, что герцог Рейнский оставил службу в кавалерии, руки его не помягчели и не ослабли. Несмотря на то, что дочь тоже была дамой не изнеженной, регент одной рукой мог обхватить обе ее. Приняв ладони Рэйны, Амьен сначала некоторое время просто смотрел на нее снизу вверх, - хотя и сидя он был ненамного ниже дочери, - а после притянул к себе ближе и порывисто обнял свободной рукой за талию, прижавшись белой головой к плечу. Жест настолько человеческий и теплый, что увидь кто, не поверил бы.
О, как же он скучал. Амьен и раньше любил дочь, пожалуй, сильней, чем сыновей. А сейчас Рене была для него еще и единственным, что хоть как-то связывало с Энессой. Мужья только требуют от жен сыновей, которые бы стали наследниками, но дочерей пуще готовы баловать и прощать им все. Вот и герцог сейчас был готов забыть и простить дочери все, что угодно за одно только доброе слово.
Наконец отпустив руки дочери, регент осторожно взял ее за плечи, стараясь не поранить когтями, и долго всматривался в лицо. Неожиданно грустно усмехнувшись, провел раскрытой ладонью по щеке Рэйны, и не спешил теперь руку убрать.
-Ты похожа на мать даже больше, чем думаешь, - едва слышно пробормотал он.

Открой те раны, вылечи их снова -
Пусть сложатся они в судьбы узор

17

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Иногда Рене позволяла себе забыть, что в её мире, — том, который она так стремилась свести к возлюбленной кавалерии, исключив многое прочее, — ещё оставались те, кто видели в ней не командующую, не офицера, не друга, не любовницу и даже не принцессу и наследницу императрицы. Вдали от Керенны это и прежде получалось легко: в письмах из дома и обратно редко звучали эмоции и часто — факты, за словами не стояли все эти жесты, улыбки и взгляды, ярче иного напоминающие, что она ещё дочь для одних и сестра другим. Теперь всё было иначе. Не то чтобы Рэйна предпочитала выбирать пути наименьшего сопротивления обстоятельствам, но со смертью матери забывать — или хотя бы отрицать память, — действительно казалось проще и безболезненнее.
Потому что, когда в дело вступали те самые жесты, улыбки, взгляды и родственные связи и другими эмоциями звучали слова, хотелось бессильно зарыдать от всего разом. А Рене так отчаянно старалась держаться. И у неё была целая минута, чтобы вернуть самообладание, пока длились объятия. Принцесса высвободила одну руку и провела ею по выбеленным волосам отца; так и стояла, с закрытыми глазами, ласково гладя Амьена по голове.
На последовавшие слова улыбнулась одними губами, в то время как всё остальное выражение лица это улыбке противоречило.
— Большинство видят во мне тебя. Я сама вижу в себе тебя. Увидеть маму можешь, наверное, только ты один, — она на мгновение прижала ладонью его руку на своей щеке, — Но я бы хотела, чтобы так оно и было.
Рэйна всё-таки попыталась улыбнуться искренне, но, провалив попытку, нашла другой способ выразить всё то, невыразимое: что она рада быть сейчас с ним, что он единственный мужчина на всём свете, кого она любит и будет любить, и многое и многое другое. Опустив руки отцу на плечи, принцесса склонилась к нему, — если то незначительное движение можно было так назвать, — и коснулась губами его щеки.

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.

18

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Амьен спокойно принял ласку дочери, украдкой глядя на ее борьбу с собой. Что Рэйна его любит, герцог знал всегда, несмотря на этринскую эмоциональную сдержанность. Но подобных минут между ними не случалось давно. Даже когда умерла Энесса. Пожалуй, с тех пор, как дочь была совсем мала и бежала к засидевшемуся за работой отцу рассказать про страшный сон. Дочь выросла и страх за нее вместе с ней. Когда Рэйна в первый раз пошла с бой со своим эскадроном, за сотни миль от баталии генерал де Рейн носился кругами и чуть не рвал на себе волосы от бессилия. Энесса была несколько спокойней и супруг не стал ей рассказывать, как сшибаются две силы, как визжат кони, кричат люди и под сталью расходится живая плоть. Но Боги хранили их любимую дочь.
-Знаешь, все чаще мне хочется вернуть время назад, - признался регент. – Когда вы трое еще были детьми.
Амьен вздохнул и, тяжело опершись рукой о крышку фортепиано, поднялся на ноги. Положив руки дочери на лицо, регент поцеловал Рене в лоб и отвел той волосы с лица. Неожиданно мягко улыбнувшись, де Рейн склонил голову к плечу, глядя на Рэйну сверху вниз.
-Помнишь, как впервые взял тебя в седло? Мать едва с ума не сошла тогда.

Открой те раны, вылечи их снова -
Пусть сложатся они в судьбы узор

19

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Отец вздыхал, а у Рене мысли о детстве вызывали ухмылку, и довольно весёлую. То время было полным простых радостей, беспечности и безрассудства; если бы в чьей-то власти было оборачивать годы вспять, она бы не отказалась вернуться туда, чтобы попроказничать чуть больше, пошуметь чуть громче, немного дольше побыть единственной проблемой Замка Рассвета и, возможно, лишний раз заехать кулаком в слишком схожее с её лицо брата, да посильнее.
— Когда я на балах пыталась прикидываться Рэймином, пока матушка не отучила от этой привычки? А гостей это забавляло. И меня тоже.
Рэйна не отводила взгляда от лица отца, но теперь сдерживала уже не тоску, а усмешку, не ко времени проявившую себя под воспоминания о счастливой поре. Будь сейчас меньше печалей и проблем, она бы и не желала сменить возраст на более нежный.
— Конечно, помню. О, как она тогда волновалась. Говорила, что слишком рано и слишком опасно, что не удержусь. А я её совсем не слушала. Ты же утверждал, что я справлюсь и мне понравится, и я этому верила, — губ коснулась улыбка, — Ты и оказался прав. А она... мама всегда боялась за нас, и похоже, что не зря.

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.

20

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

-Зато Рэймина - не очень, - довольно неожиданно рассмеялся в голос Амьен. - Бедняга так на тебя сердился.
Амьену въявь вспомнил все проделки детей. Не сказать, чтобы Арьен и Рэймин росли тихонями, но единственная дочь могла дать форум им обоим вместе взятым. Как-то уж так вышло, что все трое сыновей герцога, в том числе и Эстелайн, граф Тал-Реньят, оказались больше похожи на матерей, буйства отца не унаследовав. И всех троих характеризовали, как "приятных молодых людей". Которых, тем не менее, не стоило злить. Рэйне же боги доброй ложкой отмерили отцовской злонравности и фамильной упертости. Возможно и ей с годами удастся подчинить себя самой же себе.
В детстве отец частенько рассказывал детям истории из военной молодости - про Альхайм и Иль-Заан, про их деда - Верховного Маршала Империи Этрин Диана де Рейна. Но восприняла эти повести, кажется, только Рэйна и оттого отец охотней всего учил именно дочь тому, что умел лучше всего - драться.
-Да... - задумчиво протянул герцог и внезапно порывисто обнял дочь, крепко прижав ее к себе, что той едва ли можно было вырваться. - О-о, милая, как же я тебя люблю...

Открой те раны, вылечи их снова -
Пусть сложатся они в судьбы узор

21

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

— Было бы на что, — Рене широко улыбнулась, чуть поморщив при этом нос; теперь она не считала должным скрывать пробудившееся настроение, и была рада, что оно передалось отцу в этот час, полный тоски и памяти, — Я создала ему прекрасную репутацию среди девиц, между прочим, мог бы и поблагодарить, — почти фыркнула принцесса, разыгрывая старую обиду на новый лад.
Да, действительно, тогда всё казалось простым: обиды не были серьёзными, проблемы решались исключительно по-родственному, — только вот у младших детей герцога и императрицы были разные представления об этом «по-родственному»: Рэйна считала, что драка вполне в понятие укладывается, Рэймин не всегда был с ней согласен. Обычно это всё-таки заканчивалось с кулаками, которые оказывались ещё и весомым аргументом в решения споров, — в детстве Рене была бесконечно далека от дипломатии.
— Ох, — только и произнесла принцесса, пойманная в крепкие отцовские объятия; в голосе звучал смех, — чувствую насколько. И — ты же знаешь? — это взаимно.
Рэйна чуть отстранилась, насколько это вообще было возможно:
— А теперь расскажи, что происходит в столице. Мне известно про покушение, но я не знаю почти никаких подробностей. Кого мне полагается ненавидеть?

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.

22

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Амьен, не разжимая рук, отклонился назад, чтобы посмотреть на веселящуюся дочь.
-Да, это самое честное признание в любви, что мне довелось слышать, - снова усмехнулся регент.
Поцеловав дочь лоб, в висок, де Рейн все же нехотя выпустил Рене из объятий и, скрестив руки на груди, словно не знал, куда их теперь девать, привалился к фортепиано. Пожав плечами, он почесал нос, лукаво улыбаясь из-под руки, прикрывавшей лицо.
-Хотя, с другой стороны, любящая дочь первым делом спросила бы: «Как ты, отец, после покушения, не пострадал?»
Регент теперь уже откровенно веселился, глядя на Рэйну. Говорил он, разумеется, шутя. И едва ли дочь этого не понимала. Махнув рукой, словно прося не беспокоиться, Амьен фыркнул.
-Явно не эдле Конродайн Рихтен, которую в этой ерунде пытаются обвинить. Посол не кажется дурой, а ситуация идиотская от и до. Эти трое калек умудрились даже не добраться до меня. Так что складывается ощущение, что кому-то была выгодна такая нелепая попытка покушения, чтобы бросить тень на посла.

Открой те раны, вылечи их снова -
Пусть сложатся они в судьбы узор

23

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Наследница понимала лучше многих, когда отец был серьёзен, а когда шутил — даже если при этом вовсе не менялся в лице, — видела это и сейчас, но от возможности ответить ему со всей полнотой искренности не отказалась.
— Если бы ты пострадал, я уже знала. И тогда страдали бы те, кто к этому был причастен. Так или иначе, — она улыбнулась, ласково и нежно, почти невинно, как и должна улыбаться по-настоящему любящая дочь. И, Хозяин свидетель, она ничуть не преувеличивала, вряд ли это, в свою очередь, не понимал регент Империи.
Продолжив стоять напротив почти не шевелясь, Рэйна выслушала отца, кивком подтверждая, что это мнение она полностью разделяет.
— Альхайму и отдельным его представителям? — почти утвердительно, но спросила она.
Принцесса была наслышана о политике правящей партии северного королевства, об их занятных притязаниях, а потому возможному участию в псевдопокушении не сильно удивилась.
— Что говорит эдле Рихтен? Где она сейчас? — продолжала расспрашивать Рене.
Она желала быть в курсе столичных событий, и, если для кого-то это были новые моды, оперы и чужие романы, то Её Высочество волновали проблемы государственной важности, пусть она и делала вид, что всё это находится бесконечно далеко от сферы её интересов. Интересов — да, но не необходимости.
— И я слышала, что прибыло посольство Хамаланского королевства. Что их сюда привело?

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.

24

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Амьен сделал вид, что поверил в попытку дочери прикинуться примерной девочкой и только хитро выгнул бровь в ответ на ее улыбку. Что Рене любит отца, никому не приходилось сомневаться. Но, наверное, беда всех отцов в том, что им хочется, чтобы дочери всегда были маленькими и приходили к ним, если вдруг что-то идет не так, а не бросались, очертя голову с шашкой наголо. В этом плане Амьен де Рейн был, пожалуй, самым несчастным отцом за все времена.
-Я лично полагаю, что да, но сейчас ни за что нельзя поручиться.
Герцог снова указал рукой дочери на кресло - вести подобные беседы на ногах было странно.
-В одной из башен Замка, - ответил Амьен, усаживаясь обратно в кресло. - С ней беседуют наши дипломаты - мне кажется, что инквизиторы слишком... пристрастны в этом вопросе.
Следующий вопрос дочери заставил регента поморщиться - слишком больной была тема.
-Хамаланцы... В своем роде, их привела сюда эдле Рихтен. Не совсем верно, но все же. - Де Рейн поудобней угнездился в кресле и взял в руки пустую рюмку, из которой недавно пил йерку, и задумчиво повертел ее в руках. - Видишь ли, у эдле Рихтен есть племянник - Нортвин фон Линс, возможно, вы даже знакомы. А Нортвина есть друг - принц Энахайе. И когда наши инквизиторы с изяществом кузнеца, чье основное занятие - ковка гвоздей, арестовали курфюстин, предприимчивый молодой человек дал деру, видимо, дабы не попасть под раздачу. А принц оказался внезапно преданным другом и, очевидно, не печется о душевном равновесии родителей, так как дал деру вместе с фон Линсом. А Владыкам очень не вовремя захотелось узреть любимое чадо...
В довершение тирады регенты развел руками, по-прежнему не выпустив рюмку, словно говоря: "Вот, собственно, и все".

Открой те раны, вылечи их снова -
Пусть сложатся они в судьбы узор

25

Re: «Возвращение» - 1 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Рэйна выслушала всё молча, с видом максимально приближенным к серьёзному; нахмурилась и чуть покачала головой при упоминании старых знакомых имён, начиная подозревать, что без участия ещё одного известного ей лица, рыжего и безрассудного, тут, конечно, не обошлось; потом выдохнула, одним глотком выпила прежде отставленную йерку — вот и пригодилась — и констатировала:
— Идиоты.
Судя по всему, относила она это и к предприимчивым молодым людям и нелюдям, и к инквизиторам, и к некоторым представителям северного соседа разом — последним для получения такой характеристики даже не требовалось подтверждения их вины.
— Младший Мордрейк тоже случайно оказался преданным другом? — мимоходом поинтересовалась Рене, прежде чем продолжить.
Дела это не меняло, к дипломатам, кроме де Вера, фактически отношения не имело, регент даже мог не знать о судьбе Солейна, но любопытство требовало уточнить количество безбашенных в известной ей компании.
— Итак, хамалани прибыли за Эньеном, посол Альхайма в башне... Знаешь, в последнем есть что-то поэтическое, только не хватает очень длинной косы и особо ретивого поклонника.
Её Высочество откинулась в кресле и со внимательной участливостью посмотрела на отца.
— Скажи, если я могу помочь тебе со всем этим, если могу сделать что-нибудь. Исключая согласие короноваться, разумеется, — клыкасто улыбнувшись, добавила она. — Сейчас я хочу быть поддержкой для тебе, отец. Поэтому я вернулась.
Следующие слова звучали обещанием.
— Поэтому пока буду нужна, я останусь в Керенне и не уеду обратно.

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.