1

Тема: «Собирая нити» - 6 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Место: резиденция иль-заанского посланника
Участники: Наафаль ар'Саадир и Дженари ар'Хали

Мы делили апельсин,
Много наших полегло.

Буря миновала, но Азали аним-Рахир все еще не находит места себе и своим находкам.
Вопрос, лучше ли с этим у наставника.

Исказилась наша планета
Я во сне, или сон во мне?
Как ни крути, чего-то главного нету
В облачной стране

2

Re: «Собирая нити» - 6 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

— Это не так, шахъяри, — нехотя, словно Мурат-бей вызывал его на откровенно неприятный и, более того, неприличный разговор, ответил Наафаль человеку, который уже почти целую луну даже во снах не покидал его и олицетворял собой беспредельную жуть и безысходность. Совсем как обитатель подземелий Хели-захрам, как его описывали немногословные в этом вопросе назирайн. Шахъяри Мурат считался при дворе Эзира, иль-хиримского эмира, человеком до последней буквы закона правильным, и потому невыносимым. В Иль-Заане и сам Наафаль находил время и слова, чтобы пройтись по этому поводу. Вероятно, часть его слов до ушей Мурата всё же дошла, потому что с первого дня, когда Наафаль попал под его опеку и учение буквам международного этикета, правилам и нормам, жизнь его была невыносима. Объяснять это природной въедливостью Мурата не хотелось, хотя бы потому что иначе пропадал повод копить обиду, а, значит, появлялась необходимость искать его где-то ещё.
И всё же, до сих пор Наафаль терпел и сведённые от ровного тона Мурата скулы и отвечал ему не менее ровно:
— Нельзя считать знамением небесным то, что было результатом трудов человеческих. Нам здесь не рады, как и времени, что мы выбрали для преодоления морей Жемчужного и Прошлого, это так. Но я не получил всех ответов, с которыми могу явиться пред очи эмиров, да продлят их годы отвернувшиеся от нас боги. Меня назвали голосом Иль-Заана, и мне решать, стоит ли нам возвращаться. И сегодня я говорю, что с эмиров достенет и моего отчёта. Или отправьте его, или отправляйтесь с ним сами.
И всё же посланника прорывало. Его задумчивость, свесившая ноги с его шеи со вчерашнего дня, обретала причудливые формы. Меланхоличность, беспокойство… теперь вот — раздражение.
Выпроводив шахъяри разбираться с делами бумажными, Наафаль подошёл к окну, где сразу под стеклом в крохотном садике цвели розы.
— Входи, душа моя, не мнись у двери, — не оборачиваясь, сказал он вроде и кусту, но совсем не ему. — Сделай мне кофе, и говори. Говори о чём угодно, только не о эмирах, богах или тьме. Моя грудь вот-вот треснет от груза этих камней.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

3

Re: «Собирая нити» - 6 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Пам-пам-пам! - пальцы отбили дробь по притолоке. - Пам-парам-пам! Парам-пам-падим-пам!
Воспитанница сделала реверанс на этринский манер и протанцевала внутрь, кружась, закутанная во что-то пестрое и летящее, качая свертки в руках.
- Я знаю дюжину новых песен из тех, которые поют за окном, но сдается мне, что свет мой и опора не хочет, чтобы я пела. Я могу говорить о розах, они так благоухают после ливня, и о змеях - они после ливня плодятся, и сплетаются в узоры, и заводят змеенышей, я могу говорить о змеях и розах, и о парусах, которые ставят против ветра, о парусах, которые бьются, как живые сердца. И об апельсинах, - ворчала Перышко, зарывшись носом в кофейные зерна, - они здесь стоят бешено дорого, наверняка Черный Лис покусал этот безумный город при его рождении... о, о богах не надо, простите.
Привычный ритуал с жаровней успокаивал, и шемри было легче смотреть на огонь и блеск посуды, чем на лицо Наафаля. Вся эта история с посольством была для него слишком, и, как будто мало было эмиров с их дрязгами, события в Керенне не спешили приносить облегчение.
Для Дженари облегчением был уже всякий разговор на родном языке - она чересчур внимательно слушала этринитов, чтобы говорить, как они, и боялась, что излишне переймет их манеры.
- Об эмирах, богах и тьме Мурат-бей говорит достаточно, я не смею ступать на тропу этого достойного мужа. Еще почтенный Мурат-бей читает мне столичный альманах, это истинно его призвание - озвучивать чужие слова. Но я бы с большей радостью послушала ваши, свет мой и опора. А я купила пирожков, мне подсказали такую пекарню, где сама Хозяйка покупала бы пирожки, будь она здесь проездом - не угодно ли мастеру отведать, пока свежие?
Ну вот опять о богах, что тут делать.
Дженари погладила бумажный сверток, распространявший запах выпечки, самый безобидный из всех, и одернула сползающее серебряное и алое, лежащее на плечах, точно спящая змея - под холодными складками хамаланского шелка бесовка казалась себе странно тяжелой. Если расправить, узоры на ткани были чем-то похожи на завитушки из сказочных и страшных руин в пустыне. В первый же день после парада надо было показать, но все время не до того было.
Видел бы это Мурат-бей. Нет, она даже представить не бралась, что сказал бы Мурат-бей.

Исказилась наша планета
Я во сне, или сон во мне?
Как ни крути, чего-то главного нету
В облачной стране

4

Re: «Собирая нити» - 6 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Наафаль почти обернулся к воспитаннице, но услышал о розах и, словно под властью чужой воли, остановился, вернувшись к созерцанию цветов внизу. Он мог бы их возненавидеть и избегать. Так глупец проклинает изображения огня, из которого когда-то попробовал голой рукой вытащить пылающий уголь, за то, что сжёг плоть до кости, выпал из покалеченной руки и запалил подол мирно дремавшей у жаровни подруги. Ему очень хотелось ненавидеть кого-нибудь, возвышая себя над мнимыми или явными виновниками своих несчастий. Розы были хотя бы безответны, но… может быть, у него уже просто не осталось сил даже на это.
Оставалось ждать и искать то звено, без которого всё его предприятие казалось невозможным. Учитель, поедатель букв, пять пар острых ушей и ещё дюжина более или менее толковых, но практически бесполезных людей. Эмиры знали, что именно делать, чтобы мир оставался в том кислом равновесии, которое было им по силам. Скорее бы объявился Изар.
Стряхнув с век тяжёлые думы, Наафаль прислушался к бойкому говору Азали, присмотрелся к её порханию. Пёрышко вдруг стала Бабочкой, и блеск её крыльев отогнал его тяжёлые думы. Уходили они с неохотой, но светлело лицо Наафаля, и слабая улыбка приползла к нему на лицо.
— Что это у тебя, альма?

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

5

Re: «Собирая нити» - 6 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Пирожки, - триумфально и без смущения повторила бесовка. - С яблоком. Пахнут - м-мм, как мечта!
Грациозно сняв джезву с жаровни, она принялась напевать местную песенку, похожую на военный марш. Обычно ей не составляло труда болтать за любым занятием, но в этот раз воспитанница Аше-Мири была на диво сосредоточена и замолкла быстро.
По-хорошему, кости её изнутри грызли два страшных ифрита, и имена их были Любопытство Дженари и Бесполезность Дженари. Ну и, честно говоря, на Наафаля здесь было смотреть нехорошо. Как живая реторта на огне, и огонь тут не потушишь - так хотя бы добавить чего-нибудь, чтоб реакция шла не так. Но когда шемри говорила честно?
Со времен отправки посольства она горела желанием узнать хоть что-нибудь о цели их путешествия, но нелегкая это была задача, когда нельзя являть собственный интерес, чтобы он не выходил за рамки девичьего любопытства. Даже если надежды у них нет, и им грозят неудача и гибель - ну, до этого еще долго. И не повод не выпить кофе.
От чашечки учителя пахло родиной, и резкий аромат возвращал Дженари к себе самой.
Ей хватало запаха.
Прежде чем вооружиться подносом, точно щитом, шемри демонстративно заправила не поддающиеся расчесыванию кудри за уши - размеренно, словно это была часть ритуала.
- И кофе, - безмятежно провозгласила она, обернувшись. - И немного беспокойства, но, клянусь поломанным пером и всеми моими кляксами, в кофе его ни крупинки не упало. И еще уши для любых ваших тревог. Или просто, э-ээ, как уши. Если вам будет угодно их надрать, вот они, всей душой готовы - на то они из меня и растут. Но так-то они все внимание, и высохнут, если не смогут внимать хоть чему-нибудь.
Про пестрый разрисованный кусок этих их Островов на шее, тяжелый, будто... будто не шелк, а в самом деле кусок островов, речи не шло - ну а что говорить, и так все видно.

Исказилась наша планета
Я во сне, или сон во мне?
Как ни крути, чего-то главного нету
В облачной стране

6

Re: «Собирая нити» - 6 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Наафаль вздохнул. Щебет Дженари не сделал его день светлее, а воздух — легче, но он как будто теперь мог всё это вынести. Как будто где-то всё ещё был намёк на то, что его старания не напрасны, и рано или поздно на этом пути появится просвет. Настоящий просвет.
Вероятно, он всё же был малодушен, и брал с собой Дженари не для того, чтобы показать ей настоящую магию или подарить возможность пойти в науку к кому-то более сведущему в благословении Танаит. Ему она нужна была как напоминание не опускать руки.
— Хорошо, — сказал Наафаль, опускаясь на софу. — Тогда я спрошу тебя о другом. Как это попало к тебе в руки?
Лёгкий укор в тоне наставника просил бесовку подождать с балаганом и ответить именно на тот вопрос, что был задан. Он не так много внимания уделял в последнее время воспитаннице, и жалел об этом, когда их короткие беседы прерывались необходимостью снова отвечать головой за вид Иль-Заана в глазах Этрина. Теперь он об этом жалел ещё больше.
— Твои янтарные уши останутся при тебе, они нам обоим нужны сейчас больше, чем все люди этого дома, взятые вместе. Но для начала я бы хотел услышать ответ.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

7

Re: «Собирая нити» - 6 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

С энтузиазмом закивав, шемри сверкнула зубами. Так повелось: чем больше она тревожилась, тем шире делалась улыбка, и нынче та достала до пресловутых ушей, вовсе даже не янтарных. Хотя, может, в иных месторождениях янтарь и бывает пунцовым? И это несмотря на то, что в искусстве уместного краснения Азали была безнадежно бесталанна.
Похвала и милость учителя не успокоили ее сердца, даже наоборот, как и то обещание, что пряталось за ними, но бесовка покорно сияла, как включенный магический светильник. От невозможности сверкать глазами - вся целиком.
- Если свет мой и опора желает скорее знать обстоятельства, и детали его не волнуют, то эту штуку принес злой ветер, другие руки, кроме моих, её с тех пор не касались, и другие глаза, кроме ваших, не видели. Если длиннее, - пожала плечами Дженари, - я нашла это в грязи по воле Лиса и больше ничьей - кто иной не признал бы, но вы знаете, что боги даровали мне зоркий глаз и интерес к барахлу. И я не знаю, что это. То есть, как это называть. А вы знаете?
Дженари, тем не менее, знала, откуда оно, и перед учителем не притворишься, что у неё девичья память - однако признаваться было против правил игры.
Опустившись на колени, она протянула Наафалю поднос с кофе и пирожками, и рассмотреть "это" сверху вниз заодно стало удобнее.
- Это было неправильно? Ну то есть, я вытащила, потому что нельзя, чтобы оно болталось в луже. Мне показалось. А теперь так... точно в храме покрывало с алтаря сперла. Хотя я в жизни ничего никогда! Ну. Вы знаете. Однако завитушки эти... вот, смотрите.
Скособочив плечо и чудом при этом не роняя ношу, она продемонстрировала фрагмент орнамента.
- В махадси были реплики рисунков из забытых руин, - произнесла она с замиранием сердца, которое легко было принять за суеверный ужас, если можно допустить мысль о суеверном ужасе у шемри. - Похоже, да?

Исказилась наша планета
Я во сне, или сон во мне?
Как ни крути, чего-то главного нету
В облачной стране

8

Re: «Собирая нити» - 6 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Поколебавшись между здоровым знанием и блаженным неведением, Наафаль поднял с подноса чашку, определяя тем для себя окончательный ответ. Хитрый взгляд бесовки мог означать что угодно: от в самом деле случайности, вверившей в руки шемри потерянное, до её истового желания считать, что всё было именно так. Для всеобщего блага и собственного неустойчивого душевного равновесия Наафалю полагалось поверить.
— Это дитя земель, куда не ступала нога жителей континентов. К шёлковым плантациям Сайина даже сами Старшие приближаются лишь в полной уверенности, что не несут с собой вреда. Жизнь шелкопряда подобна смеху: столь же недолга, и так же хрупка. Не заметишь, как угаснет. И столь ценной вещи не стоит лежать в грязи, ты поступила верно. Теперь же достойным будет её вернуть владельцу.
Наставник протянул руку и провёл пальцами по плечу Азали, повторяя жестом изгиб причудливого рисунка.
— Пусть тебя не обманывает сходство. Те, кто жили в землях Иль-Заана прежде, и народ Хамалани идут из разных корней. Поставь это и сядь рядом.
В ожидании, пока просьба его будет исполнена, Наафаль сделал глоток кофе. Пряная горечь, растворённая в глубокой ночи, напоминала о ласковых садах Шеффара, окружавших дома мири.
— У меня будет поручение для тебя, очень важное для меня, песня души моей Дженари. Мне бы не хотелось отпускать тебя далеко в этом городе. Но иного выбора у меня больше нет.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

9

Re: «Собирая нити» - 6 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Ваша мудрость золотым шитьем ложится на холст моего невежества.
Бесовка непроизвольно улыбнулась знакомым интонациям. Все совсем как дома.
Этот спокойный голос внушал надежду, что Аше-Мири еще не совсем потерян. Хотя с каждым днем становилось все яснее, что обратно они не вернутся.
Может быть, это будет совсем другое "обратно". Или - уже не они.
Поставив поднос, воспитанница сняла находку с плеч, скрутила в аккуратный сверток и положила рядом. Все эти плетенки, замкнутые геометрические орнаменты, перетекающие один в другой, уже рябили перед глазами - Дженари, перерисовав их, хотела расспросить кого-нибудь в городе, ведь если такие украшения у нелюдей сплошь и рядом, тут это знать должны. Она даже затруднялась сказать, что не давало ей покоя: один общий принцип, одинаковое использование узлов? Они были похожи математически, как старинная чешуйчатая броня и настоящая змеиная чешуя.
Перышко маялась от безделья, да, но лучше самой возиться с бесполезной тайной, чем задавать вопросы, на которые учитель все равно не захочет ей отвечать.
- Но без ткача жизни бабочек все равно будут потрачены впустую, - весело заметила она, стряхивая тапочки и запрыгивая на софу с ногами. - В этом городе все странно, но та нить, что приведет меня обратно к вам, покрепче нитей шелкопряда. Так что зря не тревожьтесь.
Дженари отвернулась от окна, за которым плыли серые облака, и легкая ладошка легла на рукав посла.
Разве может быть иначе?
Тревожно блестящие глаза говорили о внимании лучше любых вопросов.

Исказилась наша планета
Я во сне, или сон во мне?
Как ни крути, чего-то главного нету
В облачной стране

10

Re: «Собирая нити» - 6 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

— Ты пойдёшь в город, Анъя, — тихо сказал Наафаль. Черты его лица заострились, и стены комнаты прогнулись, делая комнату тесной и тёмной, но даже жаровня, вечно тревожащая Наафаля своей неустойчивостью, теперь стояла на дугообразных ножках, нависая над подушками под невозможным углом, но не падала. И не собиралась, по всей видимости, просто Наафаль не умел скрывать свои иллюзии. Или не хотел, сейчас важнее было не выпустить их слова из их тесного круга, нежели заботиться о сохранности видимости нормального пространства.
Продолжить Наафаль помедлил, хотя волшебство не давалось ему малой кровью. Слишком жидкий раствор благословения Танаит тёк по его жилам. Но он смотрел в ониксы глаз Дженари, гладил свободной рукой её волосы, и молчал.
— Ты пойдёшь в город и найдёшь человека такого, как ты и такого, как я. Один раз ты уже видела его на той стороне мира, а теперь мне нужно видеть его, но он может быть в беде или в Зеркальных Залах. О том тебе нужно будет узнать и рассказать мне. На глаза ему попадаться и вступать в беседу не нужно. Мне достаточно знать, как его найти.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

11

Re: «Собирая нити» - 6 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Наваждения и рукотворные миражи неизменно повергали Перышко в восхищение - вот и сейчас.
- Ух ты! - воскликнула она с придыханием, так, что даже Илайна, будь та за стенкой, не усомнилась бы, что наставник всего лишь показывает воспитаннице очередной красочный фокус.
Это было похоже на сновидение наяву.
Как будто они в пустыне, далеко, в тяжелом зное, в уединенной пещере, вели речи о темном и тайном.
Тень, набежавшая на лицо господина, отразилась на лице шемри, и в том, как резко та склонила голову, было крайне мало от прежней неестественно беспечной девчонки. Как-то в ожидании того, что ей доверят что-то серьезное, она не подозревала, что все будет серьезно настолько. Хотя, как говорится, за что боролась...
И не сказать, что не была благодарна.
Как будто теперь пахло не розовым маслом и кофе, а сталью, кожей и кровью.
Досадуя на свою бестолковость, Дженари прижала палец к губам.
- Что еще мне нужно и дозволено знать? - глухо переспросила она, желая по возможности  сберечь время и дыхание Наафаля. - У нас есть друзья? Кто наши враги?
Если бы только она знала, как делиться силой - если книги не лгали, это было возможно, и, не имея стоящих упоминания умений, бесовка нашла бы это самым уместным способом применить доставшийся ей дар, от которого пока было больше шума, чем пользы.
Медленными змейками скользнув по рукаву, пальчики шемри накрыли ладонь посланника, упрашивая беречь силы, и, наперекор летнему времени, рука ее была холодной. Она не слышала, есть ли кто за стеной, но, с прищуром оглянувшись к выходу, звонко рассмеялась, уверяя внешний мир, что все невинно и по-прежнему -  только учитель видел, что улыбка, пристроившаяся в уголке губ, была совсем не веселой. Как будто злой.

Исказилась наша планета
Я во сне, или сон во мне?
Как ни крути, чего-то главного нету
В облачной стране

12

Re: «Собирая нити» - 6 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

— Если он тебя увидит, не скрывайся от него и не беги. Он из назирайн и твой щит — честность и его память, а не лёгкие ноги и благословение Танаит, — сказал Наафаль, не без труда. Речь его стала торопливой, и оттого горечь произнесённых дальше слов скомкалась, неряшливо упала и замаралась, потеряв всякий эффект. — Пусть хранит тебя Шемер. Кроме него да того, кого ты ищешь, у нас здесь нет друзей.
Зачарованное пространство икнуло, спохватилось и выпрямилось. Бесцеремонность мага оскорбила мир, и в отместку он обхватил железными руками голову насильника, неспешно сжал хватку и стал забираться горячими пальцами под череп, разливая внутри костяной коробки всю силу своего негодования. Наафаль резко выдохнул, встречая откат, гладившая Дженари рука упала ей на плечо.
— К чему у тебя лежит душа, радость дней моих? — закрыв глаза, потому что иначе свет лез в них с хирургическим инструментом и намерением завладеть жемчужиной зеницы во что бы то ни стало, спросил Наафаль, как бы продолжая разговор, затеянный давно. — Пока благословенные владыки не требуют моего возвращения, ты вольна избрать себе любого учителя или посещать занятия Маллари.
Хуже глаз болела нежность. Аше-Мири, как и более дальние знакомцы Пёрышка, обманывался её хрупкостью. Она была создана, чтобы её оберегали, а не отсылали на улицы Керенны, опасные даже для тех, кто был рождён на этих стылых камнях. Наафаль тянул до последнего и ещё дольше, вдвое против возможного, вшестеро против необходимого. Но оттого меньше не болело.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven