1

Тема: «Вопрос не из легких» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Место действия: особняк герцогини Таиран в Керенне.
Участники: Айкатрен Эсколара и Солейн де Ланфор

Утро Парусов оставило после себя неизгладимые воспоминания и мокрый кашель, и канцлер с интересом послушает и то, и другое в исполнении герцогини Таиран.

    Сила в бессилье,
    Воля в неволе,
    Все так бестолково
2

Re: «Вопрос не из легких» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Цветов, направленных герцогине Таиран, в которых, по расчетам канцлера, должен был утонуть особняк прелестницы, Сольену, кажется, было недостаточно, и он, проезжая мимо небольшого магазинчика, остановился, чтобы выбрать для любительницы оперы еще один букет - лучше и краше, чем все отправленные ранее вместе взятые. Магазинчик, конечно, был несколько потрепанный вчерашними событиями, как и все в городе, включая самого канцлера, но мужчина ехал к благородной даме и искренне считал, что ему стоит сосредоточиться на приятном. Например, на архаичном вине из его закромов, которые, если будут благосклонны Хозяева, им с донной Эсколарой удастся распить в знак ее грядущего выздоровления.

Вообще состояние дел и его друзей, в особенности доны, регента да де Вера, серьезно печалили маркиза де Ланфора. И если сорванные фейерверк с балом вчерашнему «катаклизму» он был готов простить, то вот присутствие на его скором дне рождения сборища калек - это, конечно, была уже печаль несусветная. Ладно, герцогиня. Ее прекрасные глаза уже сами по себе украшают любой праздник. Но Амьен с его сломанными ребрами и де Вер, который и без того танцует лишь по праздникам, ― это была трагичнейшая из драм, достойная сцены Императорского театра. Вот попадись ему этот Фелара!.. По его душу есть уже целых два заказа!..

Наконец, экипаж остановился. Продолжая размышлять о печалях грядущего, тяготах настоящего и визитах, которые предстоит нанести в будущем, Сольен сунул в руки, отворившие дверцу, пышный букет и ловко выпрыгнул на землю. Перчатки, брошь на галстуке... цилиндр лучше оставить в прихожей... Де Ланфор проследовал за слугой и лишь в самый последний момент перехватил у него цветы. Прекрасные цветы ― для прекрасной донны. Улыбка маркиза тоже была прекрасна. Что называется: под стать ситуации. Немного обеспокоенности вкупе с надеждой и попытками приободрить ― то, что надо для дамы, решивший искупаться в море в несколько не подходящий для того сезон.

3

Re: «Вопрос не из легких» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Вообще-то герцогиня никого не принимала.
О том, что она никого не принимает, Айкатрен еще два дня назад сообщил доктор Оттфрид, сразу после того, как донна Эсколара оказалась в спасительной лодке; и если поначалу герцогиня была настроена на спор с лейб-медиком, то по прошествии суток ее пыл поубавился, а уважение к врачебному таланту Данне, напротив, резко возросло. Будь Айкатрен чуть глупее и чуть упрямее и проигнорируй она предписания доктора, то сегодня наверняка валялась бы в бреду и беспамятстве - и это донна Эсколара очень хорошо представляла, просто умножая на три свое нынешнее состояние; не из рук вон плохое, но все еще печальное. Надрывный кашель отзывался болью в груди, и весь мир вокруг Айкатрен воспринимала через пелену легкой лихорадки, туманившей взор и выкручивающей суставы.
В этом свете цветы, присланные обеспокоенным канцлером, дарили герцогине мало удовольствия. Она даже не могла полной грудью вдохнуть их аромат, чтобы не закашляться, да и вообще немного радостей в жизни может сравниться с чудом легкого дыхания - это Айкатрен сейчас понимала особенно ясно; как и понимала она, что канцлер, явившийся практически вслед за своими цветами, скорее всего, обеспокоен первую очередь за себя и свой грядущий день рождения, который мог быть серьезно испорчен кровохарканием дорогой гостьи.
Или хромотой регента. Интересно, а регенту Сольен цветы послал?
Однако особые друзья пользовались особой благосклонностью и могли рассчитывать на особое отношение, поэтому ради визита де Ланфора Айкатрен даже нашла в себе силы подняться с постели, и прибывшего маркиза встречала в парадном платье, но возлежащей на хамаланской кушетке, а за вальяжностью герцогини почти нельзя было угадать болезненности. Если только по лихорадочно блестящим под полуприкрытыми веками глазам, да непривычно тихому голосу, которым донна Эсколара произносила:
- Счастлива лицезреть Вас, Ваша Светлость.
Щеголеватый маркиз казался пришельцем из какого-то другого места, чуждого этому миру духоты и горьких настоек.
- Вы простите мне, если я не буду подниматься?
Протянутая гостю рука требовательно замерла в воздухе.

    Сила в бессилье,
    Воля в неволе,
    Все так бестолково
4

Re: «Вопрос не из легких» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

― Это я счастлив лицезреть вас, Ваша Светлость, ― поспешил не согласиться де Ланфор, галантно склоняясь к вытянутой ему навстречу руке.
Терзать даму, в особенности столь восхительную, как донна Айкатрен, ожиданием поцелуя было бы вопиющей бестактностью, а кожа, которой коснулись губы маркиза, пылала и, к сожалению, не в любовной лихорадке.
― Вы же знаете, дорогая, вам я готов простить все. Ну... разве что, возможно, за исключением вашего нового увлечения по прыжкам в воду. Я пока не успел навести справки, у скольких ваших друзей в виду этой пугающей шалости остановилось сердце, но убежден, такие есть, ― Сольен укоряюще вздохнул и примостил принесенный букет на уголок кушетки. ― Это ― вам. Не знаю, насколько цветы способны компенсировать столь энергичной особе возможность прогулки по городу, но раз вас нельзя вынести в оранжерею, то почему бы не перенести оранжерею к вам? Она будет хотя бы радовать глаз, а вы ― будете радовать нас своим скорейшим выздоровлением. Какими успехами оно, кстати, может похвастаться?

5

Re: «Вопрос не из легких» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Лучше в воду, чем в Зеркальные Залы. - сухо высказалась Айкатрен, прижимая правую ладонь к груди отнюдь не в попытке сохранить у сердца поцелуй канцлера: под ребрами рождался нестерпимый кашель, и герцогиня старалась не дать ему волю, потому что это означало бы довольно долгую паузу в разговоре.
Приступы все еще были весьма продолжительными.
- Однако ради справедливости стоит сказать, что в это увлечение меня "втянул" Ирар, - донна Эсколара постаралась произнести это как можно мягче, дабы сгладить ненамеренную резкость предыдущего высказывания, - и Хозяин свидетель, я не могу держать на него зла за это. Ваши цветы прекрасны, все до единого, считая те, что вы прислали вчера... Итиль, поставь их в вазу.
Расторопная служанка моментально оказалась подле герцогини, чтобы подхватить букет с изголовья.
- Что-нибудь еще, Ваша Светлость?
- Да, принеси, Его Светлости... - Айкатрен вопросительно посмотрела на Ланфора, но закончила вполне уверенно, - рийнского. А мне... лиора.
Служанка глянула на герцогиню с сомнением, но спорить не решилась и исчезла так же быстро и незаметно, как и появилась. Донна Эсколара проводила ее несколько затуманенным взором, а потом снова перевела взгляд на канцлера.
- Я могу с вами разговаривать. - ответила она наконец на его последний вопрос. - И по утверждению сира Оттфрида, это немалое достижение. Он предрекал мне горячку и бред, если я не стану следовать его предписаниям... и я не хотела проверять его правоту, поэтому сразу им последовала...
Приступ кашля, который Айкатрен все-таки не смогла сдержать, был сомнительным подтверждением ее слов. За то время, пока герцогиня пыталась с ним справиться, успели принести и вино, и настойку; служанка обеспокоенно покружила вокруг госпожи, но была отослана за дверь движением руки, и герцогиня бессильно откинулась на спинку кушетки, чтобы перевести дух.
- Ох... Сольен, мне любопытно... не чувствуете ли вы себя лишним... среди нашего лазарета. Я слышала... Его Высочество выглядит еще хуже. Это правда?

    Сила в бессилье,
    Воля в неволе,
    Все так бестолково
6

Re: «Вопрос не из легких» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Прыжки в Зеркальные Залы? Если бы прыгающим туда удавалось потом «вынырнуть» с той же степенью везения, которая выпала на долю де Вера и Айкатрен, тут можно было бы поспорить, что лучше... или точнее ― что любопытнее. Если же прыгать в Зеркальные Залы единожды и с концами, то какое же это тогда увлечение? Одноразовое что ль? Одноразовое увлечение «увлечением» называться не достойно, если оно не увлечение дамой. Дважды на одну даму лучше не наступать, знаете ли. А на некоторых дам лучше и вовсе не наступать никогда...
Обо всем этом де Ланфор подумал, но спорить не стал. Герцогиня и дипломат интересны не только своими увлечениями, но и сами по себе. Колоритные фигуры, знаете ли.
― Справедливости все той же ради, ― вместо этого заверил канцлер, присаживаясь в кресло, ― я уже рассказал нашему другу, почему прекрасных донн следует втягивать не в море, а... например, в башню. И почему бы неплохо втягиваться туда и самому. Всасываться, я бы даже сказал. Помните, была там одна? Миленькая и симпатичненькая такая башенка... Но я безмерно счастлив, что предсказания сира Оттфрида не сбылись, а вы ― к нему прислушались.
Канцлер вежливо протянул донне кружевной платок, но, в остальном, продемонстрировал деликатность.
Появившаяся и некоторая время крутившаяся между маркизом и герцогиней служанка, которая была почти как меч из известных легенд, только служанка, внесла на некоторое время в беседу еще одну паузу, а чуть позже ― и напитки. Пока Итиль хлопотала о создании большего уюта для фона беседы, де Ланфор ненавязчиво разглядывал платье донны и, вспоминая вопрос Кати, начавший разговор, думал, как же хорошо, что герцогиня и в самом деле осталась лежать на кушетке, а вместе с герцогиней ― все эти вдохновляющие складочки и драпировка платья, которые так и просились с ложа если не на пол, то, по крайней мере, сразу на холст и в музей.
― Напротив, дорогая моя, ― Сольен улыбнулся и, стоило служанке исчезнуть, сам деловито принялся разливать напитки. ― Среди вашего лазарета я чувствую себе незаменимым и бесценным, потому что, находись я в таком же заточении под надзором врачей, от скуки мы изнывали бы все вместе. Так-то хоть кто-то может нагрянуть к вам и внести некоторый элемент хаоса вместе с некоторыми новостями в ваш дом.
Еще Сольен бы добавил, что у него есть прекрасная возможность полюбоваться талантами их юной принцессы вблизи, но решил, что не стоит сыпать соль на рану даме. Тем более разговорами о другой даме, пусть и их будущем Императорском Величестве.
― Полагаю, вы не о нашей принцессе, а об ее отце, ― канцлер протянул Кати ее настойку. ― Выглядит он вполне себе снова, я видал его и в худшем виде. Но вот ведет себя он преотвратно. В следующую нашу встречу с регентом я непременно поставлю ему в пример вас, ибо где это виданно бегать, прыгать и скакать со сломанными ребрами?
Сольен то ли жаловался на безрассудство регента, впрочем, уже ставшее известным довольно широкому кругу, то ли им возмущался. Однако легкий флер театральной наигранности, без труда читаемый в его интонациях и выражениях, намекал, что Амьен жить будет, а вот пугать своим внешним видом придворных больше, чем раньше, ― вряд ли.

7

Re: «Вопрос не из легких» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Наш регент, - заметила Айкатрен, благодарно принимая из рюмку с настойкой из рук у Сольена, - и переломы-то свои заработал беготней и прыжками. Я слышала, он закрыл своим телом хамаланского посла... каково это по-вашему?
Донна Эсколара задумчиво покачала лиор в рюмке - тот пахла остро и терпко, и Айкатрен не сразу отважилась залпом выпить настойку. Горло обожгло огнем, а на глаза навернулись слезы - тут пришелся кстати услужливо предложенный канцлером платок - и несколько мгновений герцогиня не могла не только говорить, но дышать, а потом жжение стало медленно расходиться, уступая место теплу, и Айкатрен очень надеялась, что ему удастся на время вытеснить из груди кашель.
Она медленно отняла платок от лица и выдохнула.
- Мой покойный отец... считал ее лекарством от всего. - сочла необходимым пояснить герцогиня. - Не знаю, может... не лучшее решение, и так все плывет... но хуже точно не станет. А в ту башню я втолкнула Ее Высочество, да и вообще туда была очередь желающих... всосаться. У нас просто не было бы времени добежать, когда все это начало падать.
Айкатрен снова откинулась назад, глядя на канцлера из-под полуприкрытых век.
- А что, кстати, хамаланский посол? Перед тем, как мы спрыгнули, я видела, как он упал. Надеюсь, Амьен покалечился не из-за попытки спасти труп?

    Сила в бессилье,
    Воля в неволе,
    Все так бестолково
8

Re: «Вопрос не из легких» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

― Это... смело, ― должен был признать канцлер. ― Но смелость, как известно, чревата не только восхищенными взглядами толпы, но иногда и более трагичным исходом. Выбирая между жизнью посла и Амьена... Впрочем, как хорошо, что ничего подобного мне выбирать не предстоит! Ваше здоровье, мадонна!..
Де Ланфор поднес с губам бокал и сделал небольшой глоток, в который раз про себя думая, что смелость красит офицера, а политика ― рассудительность. Амьен был офицером, теперь он ― регент империи и, признаться, в сложившихся обстоятельствах канцлер точно знал, в пользу чьей жизни сделал бы выбор, только к чему говорить о таких вещах вслух?
― Ммм... чудесный букет! ― похвалил напиток Сольен. ― Чувствуется выдержка. Я не то, чтобы очень большой поклонник сухих вин, но нынче ведь и жизнь не сахар! Ах, если бы только в самом деле содержимое наших бокалов могло спасти от всего!..
Канцлер подмигнул герцогине и сделал еще один глоток, надеясь, что Ее Высочество, раздавая награды, не забудет и прелестнейшую Айкатрен.
― Посол? А что ему станется? Нет, он вполне себе живой, ― немного скучающе констатировал канцлер. Послов он не любил в первую очередь из-за их политического статуса. Они могли быть сколько угодно милы и образованны, но переходить в общении с ними дорогу де Веру Сольен считал не вежливым, а это портило решительно ВСЕ. Нет, ну в самом деле. Только вздумаешь пригласить кого-то из них к себе на ужин, а перед глазами уже маячит барон и подозрительно смотрит, смотрит... ― Он, правда, тоже немного покалечился и одно время страстно желал знать, кто во всем этом виноват...

9

Re: «Вопрос не из легких» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Я понимаю его возмущение. - Айкатрен сбросила с плеч шаль: то ли от температуры, то ли от настойки ей становилось душно. - И с удовольствием поучаствовала бы в поисках, будь у меня сейчас силы. Вы не знаете, удовлетворил ли посол свое любопытство?
Комплимент де Ланфора собственным винам звучал по меньшей мере забавно, и Айкатрен было даже немного любопытно, говорит ли в нем искреннее восхищение, или же он просто считает необходимым в любом случае похвалить продукт родных краев - впрочем, любопытство это было не настолько сильным, чтобы задать вопрос вслух.
Судя по тону, которым канцлер описывал положение дел, оно было не так плачевно, как герцогине казалось, возможно, под влиянием болезни, и это радовало бы, если бы добрые новости приносили облегчение от любого недуга.
С другой стороны, они хотя бы не усугубляли, и этого хватало.
- Кто-нибудь еще пострадал? Из тех, кто... считается.

    Сила в бессилье,
    Воля в неволе,
    Все так бестолково
10

Re: «Вопрос не из легких» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Вообще-то Сольен предпочитал считать всех, хотя большим поклонником арифметики никогда и не являлся. Ведь Финнаре придется извлечь некоторое количество средств из государственной казны в пользу пострадавших ― произведений городской архитектуры, людей и кораблей. Потом эти средства придется возмещать, даже если донна Риердан полагает их незначительными, а это либо столь же незначительный рост налогов (а его заметят те, чьи доходы тоже незначительны),
либо иные дополнительные источники, в отношении которых сперва следует пораскинуть мозгами, а затем, наверняка, и бумажками. Ах, еще ведь есть репутация! Которая, кстати, тоже пострадала и, несомненно, больше всех остальных, что весьма печалило лично канцлера.
― Вас интересуют только люди? ― на всякий случай уточнил он, одновременно и надеясь, что ему-таки выпадет случай поплакаться о скоропостижной кончине старого-доброго общественного мнения, и сомневаясь в этом. Причем скорее даже сомневаясь. ― Если да, то предлагаю все-таки их не считать. Все люди страдают, в большей или меньшей мере. Без страданий, полагаю, нам просто скучно жить, а случившееся в порту открывает бескрайние возможности для страданий. Ваши сыновья сейчас, наверняка, страдают, беспокоясь о состоянии донны Линьер, а я ― об умственном состоянии некоторых членов венценосного семейства. И в том, и в другом случае речь о людях, но и в том, и в другом случае люди будут жить и даже, наверняка, вполне счастливо.
Маркиз принял одухотворенный вид и, припомнив сияющие глазки принцессы, когда та излишне осторожно перечисляла, кого хотела бы встретить на приёме у Ланфора, лишь больше уверился в грядущем счастье. Грянуло бы оно только поскорее и исключило бы между делом этот деликатный вопрос с невесть зачем откуда-то взявшимся полоумным принцем, о котором Сольен очень осторожно почти-проговорился.