1

Тема: «И ты тоже не кури» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Место: Керенна, Левый берег, трактир "Кудряшка".
Участники: Сида Эррандес, Алейта Линьер, желающие присоединиться.

Две кавалер-донны искали веселья и развлечений. И, что характерно, нашли их - но этого ли они на самом деле хотели?

- Девушка, почему мы с вами еще не знакомы?
- Бог бережет тебя, глупое создание.

2

Re: «И ты тоже не кури» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Осторожно! Тут серьезно повышается общеигровой градус пошлятины и сквернословия.

Вообще, вечер выдался мирный и безмятежный, если можно так назвать день после неудавшегося праздника в одном помещении с мрачными моряками, пьющими ром за здоровье адмирала, в одном углу и неуместно веселящейся городской стражей в другом. То есть, кавалер-доннам было плевать на уместность их веселья, но...
А посреди всего этого кавалер-донны пили и играли в карты в лучших традициях начала любой увольнительной, все шло, как по накатанной, и любой, кто хоть чуть-чуть знал Алейту и Сиду, знал, чем все кончится.

- ...ничего не имею против твоего члена, - с чарующей хрипотцой в голосе сказала донья Альхесида своему партнеру по картам, закинув ноги на стол. Партнер по картам удовлетворенно кивнул, будто ожидал этого с самого начала, и с кивком явно поспешил, потому что Сида безжалостно закончила, - но видишь ли, парень, у него есть о...нный недостаток. Вот это бездарное чмо, прикрепленное к нему с другого конца. Так что извини. Давай деньги и пошел вон.
- Что... ты... сказала, шлюха? - подозрительно тихо переспросил статный представитель императорской гвардии, медленно поднимаясь из-за стола. Эррандес воззрилась на него с раздражением человека, вынужденного не первый раз повторять урок нерадивому студиозусу.
- Ты что, твою мать, глухой? вынь хер из уха, его в штанах носят... или это чужой? Алейтаа-а-а! Глянь на придурка, а туда же, мундир нацепил!
Дальнейшее упомянутая командор-целитель остановить не успела бы при всем желании. Даже будь оно. С этого момента время рассыпалось на такие картинки, которые, возможно, позднее станут популярны.
Моряки заинтересованно оглянулись на звук.
Кулак гвардейца впечатался в столешницу.
Столешница, заботливо пнутая доньей Эррандес, врезалась ему краем в самое дорогое.
Сида взвесила в руке канделябр и взяла почти сабельный размах.

- Охереть! - жизнерадостно восхитилась Альхесида, когда канделябр опустился в первый раз, закапывая все горячим воском, - а я уже испугалась, что будет скучно!

- Девушка, почему мы с вами еще не знакомы?
- Бог бережет тебя, глупое создание.

3

Re: «И ты тоже не кури» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Веселье стражников было... раздражающим, и по расшатанным нервам замученной самокопанием и уже вполне себе нетрезвой Лири било не хуже, чем таран в бок подставившегося корабля.
И, на самом деле, выпивки уже практически хватало, чтобы превратить это веселье в что-то более... конструктивное.
Но, к её удивлению, пока она размышляла над вариантами начала - прекрасная донна (в процессе в её глазах ставшая еще прекраснее), игравшая с одним из гвардейцев, завела планируемую свалку куда непринужденнее и эффектнее, чем она смела мечтать.
С интересом проследив за началом, она отсалютовала бокалом и, не поддержав повисшую паузу, серьезно сообщила:
-Донна, вы временно убили в нем последнюю сносную, хм, сущность...
И, боюсь, заодно и смысл жизни.
Поразмыслив, она смерила неприязненным взглядом багровеющие лица стражников и с удовлетворением заключила:
-Пожалуй, за это стоит выпить.
И, непринужденно подхватив одну из бутылок, украшавших её стол, направилась к столику с таким видом, будто и вправду имела в виду именно и только это.

4

Re: «И ты тоже не кури» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

На придурка Алейта глядеть не желала и вообще предпочла бы не видеть ничего из происходящего здесь, а сверх того - не пытаться представить гвардейца с торчащим из уха половым органом; однако образ был столь красочен, что упорно заползал под полуприкрыте веки целительницы. Линьер-нир лениво попыталась стряхнуть его взмахом ресниц, но не преуспела и, решив со вздохом, что врачевать все же следует причину, а не симптом, подала знак хозяину заведения.
- Рому, монсир. Мне нужно прополоскать мозги.
В отличие от Альхесиды, она не сомневалась в том, что скучно не будет. В принципе, Алейта искренне не понимала, откуда вообще в голове у подруги берутся такие опасения, потому что скучно им не было никогда, и на вкус целительницы это веселье порой было уж совсем чрезмерным, так что она не отказалась бы проводить свое свободное время чуть менее интересно. К примеру вот канделябр - это явно было со зла. Алейта прикинула в уме нанесенные гвардейцу травмы, пришла к выводу, что пока ее помощь никому не требуется и откупорила ром.
- Дукат на брюнетку. - привычно озвучила она.
Упоминание о золоте заставило заинтересоваться ссорой даже тех, кто старался держаться в стороне от конфликта.
Линьер-нир равнодушно отхлебнула рому, нимало не поморщилась и предостерегающе свистнула второму вояке, который, пользуясь увлеченностью Эррандес, осторожно пытался обойти ее сбоку.
- Лапонька, на твоем месте я бы воздержалась. Этот ход даже более потасканный, чем твоя мамаша, и чтобы предсказать его, не надо быть Королем-Пророком.
В глазах гвардейца полыхнуло что-то нехорошее.
Свистнула извлекаемая из ножен сталь.
Алейта равнодушно отхлебнула еще рому.

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

5

Re: «И ты тоже не кури» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Противник попался достойный - в случае Сиды это означало, как минимум, то, что гвардеец был похож на нечестивую помесь большой пушки и древней осадной машины. Ежесекундный риск улететь в стену очень бодрил, а донья Эррандес была сильная, но... не в пример легче, чем господин в пурпурной перевязи.
В принципе, все шло хорошо, пока этот господин в ответ на более или менее безобидное замечание Алейты взял и схватился за палаш, да так споро, что Альхесида даже не успела ничего ответить рыженькой морячке, которая
а) явно знала толк в хороших развлечениях
б) жаждала выместить на ком-нибудь все неудачи имперского флота. И нашла хорошую кандидатуру.
Сида не возражала, у мальчика явно был потенциал, и его хватило бы на всех.
- Э, парень, - вежливо обратилась к противнику командор Эррандес, - ты что, трахнулся? В смысле не это, а башкой? Ты ку...
Секундой позже лезвие палаша в щепки разнесло столешницу перед носом у Алейты - прямо там, где лежала рука Сиды. Ну, раньше лежала, но реакция у Эррандес была, как у любого мага огня, привыкшего к тому, что секунда проволочки может означать обширный ожог... всего.
- Опачки, - слова "страх" хозяйка руки не ведала, но удивление на ее лице было каким-то даже обиженным, потому что легкие развлечения явно перерастали в серьезные проблемы, ибо гвардейская компания споро похваталась за оружие, демонстрируя, что в этой их столице то ли не были знакомы с этикетом приличной трактирной драки, а то ли просто были плохо воспитаны.
А если кроме шуток, то все это было странно и очень странно.
Даже очень пьяный военный такого себе не позволит. Ну дуэль еще, но кровавое побоище... ну ладно, один потерял остатки разума от вина, но чтобы сразу шестеро?
- Девочки, у нас серьезн... ну ладно, у нас просто проблемы, - отступая, оценила обстановку Сида, медленно вытягивая саблю из ножен. Гвардеец шел на нее и, в принципе, тут бы его и успокоить огненным шаром, но...
Но командору Эррандес по описанным выше причинам не улыбались ни трибунал, ни разжалование, ни другие последствия.
- Меедонна, Линьер, не стреляйте, - очень серьезно предупредила Сида, - мальчики шутят.
Хотя всем было понятно, что шутки кончились.

- Девушка, почему мы с вами еще не знакомы?
- Бог бережет тебя, глупое создание.

6

Re: «И ты тоже не кури» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Миленько. - меланхолично откликнулась Линьер, взвешивая на руке пистоль. - А я не шучу.
На короткое мгновение ее передернуло: Алейте показалось, что "меедонна" было обращено к ней, а шуток про отщепенца морской династии целительница не понимала уже давно и вполне осознанно, потому что всему есть предел. Вскинулась она, впрочем зря: мгновение спустя Алейта уже приметила, что к ним каким-то непостижимым образом присоединилась рыжая бесовка, так что в итоге они были не одни против всего мира, а просто втроем против толпы разъяренных гвардейцев.
Не то, чтобы это переламывало ситуацию в их пользу, но поддержка со стороны всегда приятна.
Алейта прицелилась и выстрелила: на соседнем столе разлетелась вдребезги бутылка рома, а гвардейцы вздрогнули и сбили уверенный шаг.
- Запишите на мой. - громко попросила Линьер-нир у трактирщика.
И прибавила наставительно, демонстрируя нападающим второй пистоль:
- Это чтобы никто не решил, будто я не умею им пользоваться.
Удивительно, но вроде бы более рассудительная Алейта в данном случае была куда неосмотрительнее своей подруги, потому что ни трибунал, ни разжалование ее не пугали. Трибунал и разжалование существовали где-то там, далеко, а вот толпа недобро настроенных военных прямо сейчас и здесь надвигалась на Алейту; и если между ними и ее жизнью стояло только гипотетическое разжалование, Линьер-нир готова была решительно его подвинуть.
Чтобы не мешало прицеливаться.
- У меня еще три. - сообщила она союзницам голосом, напряжение в котором могла бы прочитать только знавшая ее много лет Эррандес. - И я просто напомню, что тактическое отступление бегством не считается. Даже маршал Эсколара отступал.

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

7

Re: «И ты тоже не кури» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Солейн Мордрейк мог с чистой совестью гордиться. Чему-то он своего друга после долгой войны с нерадивостью последнего всё же научил, что явно должно было составить весомую строчку в его послужном списке. А вот Нортвину если и было чем гордиться, то только тем, что эдлеров в гвардейских мундирах, которых он нашёл вместо экипажа для себя и Эньена, он как следует разозлил. И злость эта при первой попытке пошевелиться и осознать себя единым целым в душной пыльной темноте неведомой дыры, отдалась в рёбрах ноющей болью. Ударов в грудь, оставаясь на ногах, Нортвин не получал. Это он помнил точно. А вот что было дальше — не очень.
Значит, стоило судить из худших предпосылок. Судить набитая пылью голова не желала. Она желала жалеть о сведённых и стянутых кистях рук, об избитом всём и более всего — о том, что всё плохо. На третьем круге фон Линс решительно выволок на свет конструктив. Дано: пыльная, кисло воняющая лучше не знать чем дыра, хорошо накрученные на руки верёвки, еле слышный шум где-то там. Мирный такой. С-собаки драные. Шестеро на одного.
Злость на Нортвина повлияла благотворно. Во-первых, ему резко расхотелось себя жалеть и захотелось жить. А во-вторых, мысль быстро переросла в план действий. Хотя в темноте можно было без особых изменений выколоть себе глаза, хуже бы не стало, и на ощупь она качалась в непредсказуемом направлении, в ней угадывались какие-то бочки, ящики, на ящиках были металлические полосы, тело бунтовало и просилось на пол, но фон Линсу уже хотелось освободить руки и как следует навалять альхаймцам в этринских мундирах. Уж больно по-родному они ругались, когда Нортвин пытался от них отбиться. И... ладно, с «навалять» может не сростись, но хотя бы бежать Нортвин был обязан. И немедленно, пока шум где-то там наверху не стал снова тихим гулом. За барыш передрались, что ли?
Нортвин не предполагал это выяснять. Он только грамотно применил метод рычага и пару чисто инженерных решений, за пришествие которых в мир он не жалел благодарностей в адрес золоторукой Темары, и от верёвок освободился. А потом попробовал найти выход. И только теперь понял, что это не корабль, а качка — результат веского удара по голове.
— Чтоб вас бесы при жизни ядрами кормили, — тихо, выругался Нортвин и ухватился за что-то, что оказалось лестницей.

Я – обезумевший в лесу Предвечных Числ!
Открою я глаза: их чудеса кругом!
Закрою я глаза: они во мне самом!
За кругом круг, в бессчетных сочетаньях

8

Re: «И ты тоже не кури» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Удивленно заморгав от такого вопиющего нарушения кабацкого этикета, рыжая, помрачнев, поставила на первый подвернувшийся столик уже припасенную по чей-то крепкий череп бутылку.
Впрочем, спустя мгновение мрачная мина сменилась на удивление недобрым оскалом, мало напоминающим улыбку: ситуация нежданно-негаданно покатилась по до тошноты знакомой колее напрочь неправильного вечера - и, в кои-то веки, она была только за.
"Если это и покушение - то невероятно топорное... Впрочем, плевать".
Молниеносно выхватив из-за пояса два пистоля и уставив их в сторону самых ближних к своим нежданным соратницам врагов, шемри хищно-ласковым тоном пояснила:
-Если кто дернется - бой будет не шесть, а три на три, потому что разрядить пистоли мы успеем, а вот промазать по таким тушам не сумеем. Хотите такого равного боя, мальчики?
И, боком, крабьей походкой переходя к стихийно образовавшемуся фронту, с накопленной за все эти безумные дни и, наконец, почти прорвавшейся ненавистью процедила сквозь зубы:
-Отошел от меедоны и бросил клинок, животное, или на счет три в твоей башке все-таки появится содержимое...

9

Re: «И ты тоже не кури» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Все шло как всегда, привычно, по накатанной. Сколько Альхесида помнила свою дружбу с Линьер-нир, так и было: в определенный момент они словно менялись местами, командор Эррандес становилась до зубовного скрежета разумна и расчетлива, а вот целительница теряла все берега, границы и моральные установки, сам Шемер ей становился не брат, а последствия она начинала признавать только в виде не очень заметных следов от уничтоженных трупов.
Сида подозревала, что это в Алейте так причудливо проявляется хамаланская кровь.
Рыженькая морячка тоже спокойствия не добавила и всеми силами намекала на драку. Изящно, что и сказать, сама Эррандес так не умела, и от этого уважала людей, способных в таких случаях выражаться цензурно.
Она-то даже не пыталась.
А вообще, соратницы... соблазняли.
На дурное.
А Сида никогда не могла устоять против искушения.
- Ну, ... вашу мать, ну что вы скучные такие все, - пожаловалась Сида вслух, пока гвардейцы, видимо, колебались, - ладно я понимаю, эти, конем траханные, там, видимо, до мозга достало и что-то повредило, но донны, вы мнетесь со своими пистолями, как шлюхи в первую ночь работы - вроде и член уже видели, а откуда начинать непонятно. Щас покажу.
Длинные пальцы Эррандес вспороли воздух - показалось даже, что со свистом.
Или свист был позже, когда добела раскаленный огненный шар врезался в пол под ногами гвардейцев - точно рассчитанная траектория его полета заставила взрывную волну сбить с ног нападающих, не задев веселящихся донн.
В остальном же Сида плашмя не умела, поэтому кроме гвардейцев заклинание снесло люстру, несколько столиков, хозяина заведения и дверь кладовой, за которой обнаружился бледный, слегка помятый и засыпанный строительной пылью господин со светлыми волосами и довольно раздосадованным лицом.
Строительной пыли досталось всем, даже тем, кому уже хватило дыма и копоти.
- Вот это я люблю, мать вашу! - восхитилась Эррандес, - что, уроды, мне попасть в следующий раз?
"Уроды" отреагировали неожиданно и обидно - тут должна была начаться хорошая, качественная свалка, но вместо этого зачинщик обернулся на обитателя кладовки и заорал что-то на альхаймском.
Кажется, это было "бери его и бежим".
Именно так они и попытались сделать.

- Девушка, почему мы с вами еще не знакомы?
- Бог бережет тебя, глупое создание.

10

Re: «И ты тоже не кури» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Образности мышления Альхесиды можно было бы позавидовать, если бы все ее метафоры не вращались вокруг пары органов и одного конкретного процесса. Алейта было хотела внести уточнение в созданный Эррандес образ, но, подумав, решила оставить его как есть, потому что подробный разбор вопроса, почему аллюзии на неопытных жриц любви в данном случае неуместен и занял бы слишком много времени.
- Меня угнетает количество слов "член" на кубическую неру воздуха. - лишь сухо высказалась целительница. - Мне кажется, что скоро они материализуются, посыплются на нас с небес, и нас всех задавит... хер!
Последнее слово неожиданно не заканчивало фразу, но было адресовано нападающим и сопровождало грянувший выстрел, после которого один из гвардейцев упал как подкошенный.
- Хер вам. - серьезно закончила целительница. - Белобрысый наш.
Убивала она с удивительным для лекаря спокойствием.
Исключительно из природного упрямства Линьер-нир намеревалась не дать нападающим уйти, и личность незнакомца тут играла мало роли - главная проблема заключалась в том, что Алейта уже закусила удила, и азарт ее было попахивал разжалованием, но в свете открывшихся обстоятельств Линьер-нир надеялась отделаться гауптвахтой.
Ибо с каких пор гвардия так виртуозно владеет альхаймским, что переходит на него в своих внутренних разговорах?
Поведение противников вообще более всего походило на торжественное вручение доннам лицензий на убийство, и Алейта не собиралась отказываться от такой чести.
- Донны, - она замешкалась, перекидывая заряженный пистоль в правую руку, - валите их. Но один чтобы остался в живых. Языком будет... если ты понимаешь, о чем я.
И подмигнула Альхесиде, похабница.

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

11

Re: «И ты тоже не кури» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

-Может и засыплет, это уж от начальства зависит. Главное - не по макушку, к остальному я привыкла.
Серьезно отозвалась шемри, хищно наблюдая за разворачивающимся дурдомом.
Еще и альхаймский...
Рыжая, окончательно поняв, что дело нечисто, отрицательно мотнула головой и без малейшего сомнения разрядила пистоль в колено переднего отступающего, окончательно превратив тактический маневр в безобразную кашу.
-Нужны пленные, в идеале - все. Инквизиции нужно как можно больше объектов допроса, донна - так что, меедонна маг, если эти ублюдки не остановятся - бейте чем-нибудь вроде Вихря Ножей по ногам.
Пояснила она, и перехватив заряженный пистоль сгибом локтя так, чтобы дуло смотрело на внезапного гостя, начала быстро перезаряжать второй.
-А вы, уважаемый, заходите без резких движений, представьтесь и расскажите, почему за вами охотятся гвардейцы..
Милая улыбка и безупречно вежливый тон в сочетании с направленным в грудь дулом пистоля (а из присутствующих вряд ли кто сомневался, что морячка не успеет выстрелить) и холодно-изучающим взглядом вязались... неплохо.
Примерно как сама плюшевая шемри с парой своих пистолетов.
В отличии от проступившего в этом взгляде спустя некоторое время сомнения:
-...Тем более я вас, вроде бы, где-то уже видела.

12

Re: «И ты тоже не кури» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Первый подход остался за дверью, но Нортвин убедился, что замок на ней стоит механический и ничего особенного из себя не представляет. Примитив, годный только для очистки совести. Всё равно лучшим сторожем этой дыры был стоящий здесь смрад. Наскоро осмотрев это чудо инженерной мысли, Нортвин прислушался к происходящему за дверью. Конфликт стремительно набирал обороты и вот-вот обещал перейти в очень громкую и бестолковую стадию, хорошо подходящую для бегства. С течением подобных мероприятий Нортвин имел возможность познакомиться в компании Солейна, и хотя тогда это казалось знанием бесполезным, нынче Нортвину стоило занести в список благодарностей другу ещё и это. Хотя, это как посмотреть на его попытку отбиться от господ соотечественников: как на достойный отпор или как на ноющие рёбра.
Так или иначе, вопрос благодарностей любого рода стоило отложить. Двигаясь уже даже не на ощупь, а по памяти, Нортвин отошёл от двери, чтобы найти что-нибудь подходящее на роль отмычки, но тут дверь решила его не дожидаться и сама ворвалась внутрь в шлейфе из пыли, мусора и дыма. Нортвин не успел порадоваться своевременному отходу. Не успел огорчиться, что оказался против света, у всех на виду и без малейшего представления, куда бежать. Но успел смертельно обидеться. Чего ему сейчас не хватало для достойного завершения дня - так это стать ещё чьим-нибудь. Достоинства нового плена в рассмотрение, разумеется, не попали чисто по техническим причинам.
Тоже по техническим причинам, но уже иного толка, Нортвин не стал рассматривать угрозу рыжей шемри. Мундир этринского флота успокаивал его ничуть не больше облачения донн-кавалеристок, и всё это вместе было где-то на одном уровне с этринской гвардией, Инквизицией, и вообще этринских военных любого фронта: тайного, внутреннего, морского, сухопутного, божественного. А выстрелить из магического пистоля из такого положения крайне затруднительно, если ты не Ирранар. А у тех бесов не водилось.
В общем, безоружный и совершенно деморализованный Нортвин никуда ходить не стал. Он рухнул. В сторону от двери, в тень, и пусть там себе разбираются как хотят. У него будет доска, первый сунувшийся получит её.

Я – обезумевший в лесу Предвечных Числ!
Открою я глаза: их чудеса кругом!
Закрою я глаза: они во мне самом!
За кругом круг, в бессчетных сочетаньях

13

Re: «И ты тоже не кури» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Ну, ...., - обиделась Сида на весь белый свет. Сначала она хотела было сообщить Алейте, что хорошего этого самого органа никогда не бывает много, но передумала, с некоторым мрачным удовлетворением разглядывая последствия взрыва, выстрелов, и раскомандовавшуюся шемри. Флотские, что с них взять, они вечно думают, что мир крутится вокруг них.
Белокурая принцеска в кладовой тем временем решил до конца играть донну в беде и бездарно сымитировал обморок, видимо, чтобы не отвечать на инквизиторские вопросы рыжей. Так же бездарно сымитировал, как Сида иногда... нет, не сейчас.
- Я подум... - веская фраза, которая на языке разговора с начальством обычно означала "идите в жопу, пожалуйста", застыла в воздухе, потеряв где-то последние два слога. Установившийся паритет оказался недолгим, и, чуя сладковатый запашок, Эррандес понимала с некоторой печалью, что неведомая гребаная херня в обличье кереннских гвардейцев с альхаймским выговором имела в распоряжении, как минимум, одного лодаурского колдуна.
- Стреляйте, стреляйте! Пленных не брать! Я не знаю, кто из них колдует, - мысли путались, раскинув руки, Альхесида колдовала очищение, пока зеленоватые плети, поднимающиеся из пола и видимые только ей, не оплели ноги соратниц окончательно. И в этот момент "гвардейцы" кинулись в атаку.
А снять с них кем-то быстро поставленный щит Эррандес уже не могла.

- Девушка, почему мы с вами еще не знакомы?
- Бог бережет тебя, глупое создание.

14

Re: «И ты тоже не кури» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

От этого щита и срикошетила следующая выпущенная Алейтой пуля - целительница чертыхнулась сквозь зубы и поспешила отступить назад, чтобы выиграть немного времени и успеть обнажить клинок. Как и Сида, она чуяла чужую магию, расползающуюся по помещению: не звонкое этринское колдовство, но беззвучный лодаурский туман, который нельзя услышать и можно только почуять. И Алейта чуяла - запах стоячей торфяной воды - и знала, откуда он исходит: маг предусмотрительно прятался за спинами своих более боевых товарищей, но целительница полагалась не на зрение.
Она поднырнула под руку первого из противников и со всей силы приложила его рукоятью палаша в висок. Тот не упал, но пошатнулся и потерял равновесие, зато Алейта получила возможность разглядеть...
- Сида, вон он, вон!
Колдун держался в стороне, стараясь делать вид, будто он вовсе не с нападающими, и от крика целительницы недовольно встрепенулся, не прекращая, однако, колдовать.
Последний выстрел Алейты ушел "в молоко" - стрелять с левой руки было сложно, да и ей не давали нормально прицелиться - и Линьер-нир с коротким проклятием отшвырнула ставший бесполезным пистоль.
- Вон тот маг, вали мага!
Зазвенела сталь - в фехтовании Алейта никогда не проявляла исключительных талантов, зато демонстрировала исключительную изощренность, и альхаймец коротко взвыл, когда в его правую руку вошли когти этринитки.
Бесчестно, да, но у них тут не показательный поединок, а трактирная драка. И будто гвардейцами переодеваться было честно.

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

15

Re: «И ты тоже не кури» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Сконфужено хмыкнув при виде реакции... жертвы?, рыжая мысленно обозвала себя идиоткой и совсем было направилась в сторону кладовки, но крик-предупреждение волшебницы заставил её остановиться и перехватить пистоль - вот только фиаско со стрельбой её белокурой подруги ясно показало всю ценность её приготовлений.
Зло прошипев сквозь зубы короткое, но очень смачное описание колдуна из арсенала одного талантливого на такие вещи матроса и пряча один из пистолей за спину, она, с отвращением нюхая все более наполняющийся еле заметными миазмами странной магии воздух, с бессильным раздражением глядела по сторонам - и вдруг, зацепившись взглядом за все еще стоящую на столике бутылку, прикинула что-то в уме предвкушающе прижмурилась.
Подхватив её за горлышко и прикинув расстояние, она запустила её в сторону колдуна.
Тот, продолжая свою работу, лишь усмехнулся: мерзавец явно знал пределы прочности своего щита...
Вот только за секунду до удара шемри, пакостно ухмыльнувшись, выхватила спрятанный было пистоль и метким выстрелом разбила бутыль - и, мгновенно всаживая в подставленную голову заряд второго пистоля в надежде на то, что отвлекшийся колдун не смог удержать щит, не смогла сдержать странного, непонятного, наверное, и ей самой то ли вскрика, то ли удовлетворенного кряка, наблюдая, как тот хватается за глаза.
К сожалению, не шелохнувшийся мерзавец и не подумал упасть замертво, заставив девушку тут же расстроенно вздохнуть.
Впрочем, на плече его, как она заметила спустя миг, начало расплываться темное пятно.
Главным, впрочем, было не это, а то, что воздух мгновенно стал куда чище - и рыжая искренне надеялась, что уже предупрежденной армейской волшебнице какой-то доморощенный колдунишка окажется на один зуб...
...К сожалению, отвлекшись на эту магическую эпопею, рыжая прозевала подбежавшего "гвардейца" - и, чудом отбив его удар подставленным пистолем, уберечься от длинной и глубокой царапины по боку, закончившейся в довольно неприятной ране в бедре, не смогла.
Неуклюже отпрыгнув назад, она с бессильной яростью бросила искореженный пистоль в колено своему противнику и, зажав ладонью бедро, запоздало выхватила палаш.
"Не зря говорят - Отец не любит идиотов... А это был смертельный идиотизм."
На нечаянных соратниц наседало по двое противников - а значит, надежда в бою с этим верзилой была разве что на то, что многопрадед, как всегда до этого, спасет своего непутевого отпрыска...

16

Re: «И ты тоже не кури» - 4 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

За дверью снова стало шумно, и Нортвин решил, что доска ему не понадобится. Всё же, по трезвому рассуждению, против магии и пистолей она выглядела даже не смешно. Скорее умилительно, а это определение Линсу уже на зубах навязло, и довольно давно.
Теперь же, если у кого-то из участников за поясом не затерялось дополнительного оружия, против Нортвина была только магия. Ситуацию в целом это не поправляло, но хоть что-то. От обилия нелепейших неудач, валящихся на шею скопом Нортвин порядком устал, и теперь был готов видеть положительные стороны даже в совсем нерадостных вещах.
Выглянув из-за косяка, Нортвин удостоверился, что господа этриниты и «этриниты» вновь заняты друг другом. Это давало призрачную надежду, так что, потратив лишние полсекунды на то, чтобы стянуть с досок чьё-то оружие, Нортвин под прикрытием опрокинутого стола в темпе двинулся к выходу, практически на пинках и именем Темары заставляя себя двигаться в то время, когда хотелось лечь и умереть. А хотелось. Очень.
У самого выхода резко отпустило. Где-то там кто-то очень громко закричал от боли, но Нортвин не стал оборачиваться. Ему возвращение его и без того невеликого духа было только на руку: между последней точкой укрытия и свободой ему пришлось идти по открытому месту, предоставляя всем желающим возможность обнаружить своё намерение ретироваться. Это расстояние Нортвин преодолел в рекордные сроки.

Я – обезумевший в лесу Предвечных Числ!
Открою я глаза: их чудеса кругом!
Закрою я глаза: они во мне самом!
За кругом круг, в бессчетных сочетаньях