1

Тема: «Вольному воля» - 5 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Место: особняк Амарте Линьер
Участники: Амарте Линьер и Эрвен де Кенси

Есть порывы, перед которыми бессильна логика.
И есть аргументы, перед которыми бессильна воля.

Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?

2

Re: «Вольному воля» - 5 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

У Эрвена де Кенси за плечами были плащ и отвратительное вчера.
Отвратительное вчера началось с гнусной беседы со Звездочетом, продолжилось мерзким разговором с ректором Маллари и завершилось гадким диалогом с матерью, которая умудрилась всего за несколько фраз отправить на второй план и гнусность Зездочета, и мерзость ректора. Эрвен очень надеялся на то, что весь этот гнойный коктейль герметично заперт во вчерашнем дне, однако тот, судя по всему, протекал в день сегодняшний, ибо утро придворного мага началось с натянутой беседы с Веннеем, которому все не давала покоя та досадная история с обрушением зубца стены. Командор, конечно, был вежлив до той степени, когда скулы начинало сводить даже у Кенси, но магу между этих вежливых строк все равно виделось что-то среднее между упреком и подозрением; и первое отчего-то раздражало даже сильнее, чем второе.
Пошел бы тогда и сам включил защиту правильно. И как говорится, если вы все такие умные, то почему у вас ребра сломаны?
Собственно, в особняке меедонны Линьер Эрвен отчасти искал убежища от отвратительного вчера, отчаянно надеясь, что оно своим тлетворным дыханием не разрушит хотя бы того, что ему было важно. Признаться, убежище вполне походило на надежное: передавая плащ удивительно тихим слугам, Кенси не мог не отметить, что особняк Амарте удивительно шел той, как иной донне идет платье. Просторный, светлый и безмолвный; весь пронизанный светом он как-то даже не походил на жилой дом, и проходя просторной анфиладой, Эрвен с некоторым удивлением понял, что именно напоминает ему залитая солнцем тишина здешних галерей - Кереннский собор Супругов. Те же окна в пол, тот же простор, та же благоговейная тишина и та же пустота - слуги меедонны Линьер умели быть какими-то ну очень незаметными, так что Кенси казалось, что он идет в одиночестве, без сопровождающих.
А его, меж тем, вели, и путь мага закончился у сада. Неслышные слуги, поклонившись, растворились совершенно, словно в воздухе истаяли, и на дорожку Эрвен ступил уже один. В напоенном тишиной воздухе тихий хруст гравия под ногой у мага казался каким-то особенно громким, и Кенси все старался ступать мягче, чтобы не шуметь совсем уж непростительно.
Ему почти верилось, что отвратительное вчера неспособно просочиться в эту обитель света и тишины.
- Мое почтение, меедонна. - Эрвен замер чуть поодаль, так, что его и Амарте разделяла клумба белых ирисов, и заложил руки за спину. - Отрадно видеть вас в добром здравии.

Тот терял, ты найдешь,
Тот молчал, ты поешь,
Тот задумал такое,
Так не будет покоя
Уже никогда

3

Re: «Вольному воля» - 5 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Амарте скучала. Кто угодно в такой ситуации скучал бы: шагая из угла в угол, как зверь в клетке, ожидая возможности начать тренировки: она не переносила эту проклятую слабость, испытывала легкое отвращение к иссушенному регенерацией телу, и кто другой уже потерял бы терпение и влез на стену с воем.
Но это была Линьер, поэтому она ждала - разве что, чуть более раздраженно, чем обычно, но умело делая из этого представление, для самой себя в первую очередь. Маленькую живую картину, что-то с Островов, где даже вынужденная скука превращалась в произведение искусства - просто потому что нужно ценить то, что имеешь, и, что самое важное, заставлять других ценить это тоже.
Она и заставляла. Не имея возможности надеть китель - всего пара дней осталась, если верить доктору - отдала предпочтение подаркам матери, превращала медлительность из болезненной в отточенную, точно зная - в какой-то день сможет захлопнуть дверь и унестись в Адмиралтейство, вспоминая эти дни, как страшный сон.
Но, видимо, прошедшей мимо смерти следовало отдать должное.
И гостю тоже, хотя появление в ее доме мастера придворного мага было несколько удивительно, потому что граф Кенси никогда не был любителем светских визитов, и более того, у меедонны были некоторые причины полагать его нелюбителем и ее лично: оба были не из тех, кто прощает пусть даже пробное покушение на свой авторитет, да и еще пара неприятных бесед, и эти слухи о маге и императрице...
- Я рада видеть вас в это прекрасное утро, - медлительность Амартайе, выходящей из-под цветущей яблони, могла бы выглядеть безмятежно. Спустя два шага стало ясно, что это не ветви дерева закрывают ее, но яблоневые цветы, вышитые шелком, стекают по плечам на рукава хамаланского платья, - до доброго здравия, впрочем, далеко. Как для вас прошел этот сомнительный праздник?
Кресло у кушетки слуги уже не убирали, и жест получился... привычным.
- Устраивайтесь, монсир. Что привело вас ко мне?

Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?

4

Re: «Вольному воля» - 5 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Кенси ответил как-то не сразу, и медлительность его явно имела иную природу, нежели неспешность Амарте.
- Сомнительно. - расплывчато описал маг, принимая приглашение присесть с затаенной благодарностью.
Кенси, конечно, повезло несколько больше, чем меедонне адмиралу, поймавшей грудью полдуката свинца - и даже больше, чем регенту, поймавшему всем телом с дюжину рах камней - однако и его состояние на конец приснопамятного парада оставляло желать лучшего. Эрвен помнил очень сосредоточенное лицо лейб-медика, но как-то смутно, и именно эта спутанность воспоминаний говорила в пользу его печального состояния даже вернее, чем сам факт свидания с доктором Оттфридом. В любом случае, сидячее положение маг до сих пор предпочитал вертикальному, и это кое о чем говорило.
- Мне тоже пришлось расстаться с каким-то количеством крови. - счел нужным пояснить Кенси. - Гораздо меньшим, чем вам, но я предпочел бы вовсе обойтись без таких ритуалов.
Им овладевало странное чувство: хамаланская кушетка, цветущие яблони и сама хозяйка дома в шелковом платье; залитый солнцем сад, белые цветы вокруг и тишина - все это сливалось в образ, удивительно Эрвену знакомый, и если полуприкрыть веки, то ему как наяву грезилось, будто он снова очутился на островах, среди тамошних весны и цветения. Кенси как завороженный наблюдал за тем, как Амарте опускается на кушетку - жемчужный шелк струился, переливаясь в лучах солнца, мимолетно очерчивая фигуру женщины и вновь скрывая ее.
Эрвен медленно опустил взгляд, в одночасье наполнившийся задумчивостью.
Поразительно, как хамаланские платья при кажущейся целомудренности могут быть в разы более манящими, чем декольтированные наряды этринских донн.
- А к вам меня привели вопросы исключительно светские. - Кенси с какой-то преувеличенной сосредоточенностью разглядывал собственные когти. - Я полагаю, вопросы о здоровье уже вызывают у вас нервный зуд... поэтому, если вы меня простите, я не буду спрашивать вас о здоровье. Поставлю вопрос иначе: как скоро доктора разрешат вам покидать особняк?

Тот терял, ты найдешь,
Тот молчал, ты поешь,
Тот задумал такое,
Так не будет покоя
Уже никогда

5

Re: «Вольному воля» - 5 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Я извиняю вас охотно и даже с некоторой благодарностью, - размеренно декламировала Амарте, устроившаяся на кушетке ровно с тем же самым облегчением, которое испытывал сейчас де Кенси. От внезапной сонливости закрывались глаза, - но на ваш вопрос, к сожалению, не могу дать точного ответа.
Служанка забрала плащ гостя и, вполне вероятно, прихватила с собой его отвратительное вчера - тоже с целью почистить и привести в порядок. Взамен появилось вино, и, чтобы не нарушать картину, вино было подано в чашах из костяного фарфора.
В чаше, то есть. Что касается самой Амартайе - она все еще пила чай, и даже стала находить в этом некое удовольствие.
- Доктор Иринней обещал мне свободу "через несколько дней". Я не уверена, впрочем, что буду достаточно жива для бурной светской жизни, разве что для заседания Трибунала адмиралтейств-коллегии, и этот бал я не могу проигнорировать, потому что я его открываю. Хотите поучаствовать?
Доброжелательное любопытство в голосе Линьер было тоже довольно отстраненным, хотя, признаться, вопрос мага сбил ее с толку.
С него станется, может быть, он действительно хотел присутствовать на трибунале?

Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?

6

Re: «Вольному воля» - 5 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Про себя де Кенси подумал, что в трибуналах он еще поучаствовать успеет, причем с вероятностью не каким-то праздным зрителем, а центральным персонажем этой постановки. Или второстепенным - это в том случае, если Рауль доиграется раньше своего воспитателя, которого, впрочем, тоже непременно пригласят поучаствовать в бенефисе воспитанника; и мысли об этом всем кое о чем напомнили Эрвену, заставив его мимоходом коснуться пальцами левого запястья.
Не стоит. Не здесь, не посреди этой хамаланской пасторали, да и вообще - не нужно, дурная идея, которой следовало бы оставаться во вчерашнем дне, она там более уместна.
Де Кенси вдруг испытал какое-то странное, гадливое ощущение, будто он пронес скверну в хозяйский храм, и от него маг поспешил избавиться, склонившись к чаше с вином.
Ему снова двадцать пять, и он празднует День Матери на островах.
Хорошее было время.
- С вашего позволения, этот спектакль я пропущу. Дела флота - это дела флота, однако отрадно знать, что вы к ним возвращаетесь. Сейчас в городе, - Эрвен помедлил, подбирая слово, - неспокойно.
Чашу он держал на вытянутых пальцах, склоняя ее то в одну, то в другую сторону, и красное вино перекатывалось по мелким ребрам из белого фарфора.
- Все ищут виновных, и я не знаю, что хуже: если они никого не найдут, или если они найдут не того.
Де Кенси изломал бровь и многозначительно поглядел на Амарте.
- Сегодня утром командор Венней очень прозрачно намекнул мне, что подозревает меня в том, что я преднамеренно обрушил стену. Вы слышали эту историю про обрушение стены?

Тот терял, ты найдешь,
Тот молчал, ты поешь,
Тот задумал такое,
Так не будет покоя
Уже никогда

7

Re: «Вольному воля» - 5 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

К чему он клонит?
Из всех визитов явление придворного мага было самым неожиданным и загадочным. не то, чтобы Амарте думала, будто Кенси явится исключительно плюнуть вслед ее развеиваемому пеплу, но что-то такое предположила бы в первую очередь. А он мало того, что пришел, но и разговаривает так, словно они - старые друзья и у них... такая беседа длиной в несколько десятков лет, прерывающаяся иногда на отлучки ее участников.
- Мне рассказывали, - медленно кивнула Линьер. Она бы потеряла интерес, но настороженность не давала расслабиться и вести светскую беседу. Что-то здесь было нечисто, - не держите обиды на командора Веннея, это его работа - подозревать всех и вся, к тому же, поскольку его подозрения беспочвенны, вам не о чем беспокоиться. Кроме посягательств на ваш авторитет, конечно. Но это можно пережить.
Хотелось сказать "вызовите его на дуэль", ибо не в первый раз ее преследовало желание столкнуть кого-нибудь лбами и понаблюдать. Но ценность обоих для империи была слишком велика.
- Охранной системе замка больше тысячи лет, не понимаю, чего он ожидал.
В этом слышалось что-то, вроде "и это все, с чем вы ко мне явились?".
Нет, визит графа Кенси нисколько не раздражал, но любопытство пробуждало нетерпение, а нетерпение...
- Я тоже рада видеть, что вам уже лучше.

Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?

8

Re: «Вольному воля» - 5 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Она отлично сохранилась для своих лет, - де Кенси задумчиво повел бровью, - и дело тут не в возрасте, она изначально была создана так, что требовала постепенности в задействовании. А времени на постепенность у нас, увы, не было... К тому же, даже если я мог предположить некоторые разрушения, то вот представить себе, что де Рейн решит вдруг поиграть в героизм, я не мог никак. Однако, не то, чтобы меня сильно печалил результат... и не то, чтобы я не сделал чего-то такого снова, если бы мне представилась возможность, даже будь я в курсе последствий.
Придворный маг многозначительно посмотрел на Амарте поверх чаши.
- Что-то такое я и сказал Веннею. По-моему, он посчитал это дурной шуткой.
Эрвен де Кенси малодушничал.
Амарте льстила ему, когда думала, что придворный маг ведет какую-то тонкую игру: ларчик открывался до постыдного просто, и Эрвен просто боялся перейти непосредственно к цели визита, потому что опасался, что вот тут-то их беседа и перестанет быть столь легкой и почти дружеской, а ему так не хотелось портить этот момент. Белые ирисы, кипенный яблоневый цвет, жемчужное платье Амарте, бисквитный фарфор... Наверное, стоило бы так и оставить беседу в русле ничего не значащего светского разговора; допить вино, пожелать хозяйка скорейшего выздоровления и откланяться.
Для таких, как он, тут слишком много света.
Но отвратительный, липкий комок, гулко бившийся о ребра, тянул к земле, не давая подняться на ноги; он требовал - настойчиво и властно, и Эрвен уже так устал от его тяготящей требовательности, что готов был сделать что угодно, лишь бы стало легче.
А вдруг обойдется.
Лицо де Кенси ничего не выражало.
- Однако, есть постановка, которую я бы все-таки посетил. Вы слышали о новой опере сира Фелары?

Тот терял, ты найдешь,
Тот молчал, ты поешь,
Тот задумал такое,
Так не будет покоя
Уже никогда

9

Re: «Вольному воля» - 5 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Чем больше беспокоилась Амарте, тем безмятежнее выглядела - это знала вся ее команда, прекрасно представляли все подчиненные, но остальные были не в курсе, поэтому бытовало мнение, что беспокоиться адмирал вообще не умеет. Кое-кто считал, что она как бы существует в пику маршалу Лордесу, по любому поводу уподобляющемуся взрыву на пороховом складе.
Так или иначе, прямо сейчас Линьер являла собой спокойствие, очищенное до кристальной прозрачности.
На вид, разумеется.
- Слышала. И даже была заинтригована. Я сопровождаю ее сиятельство Айкатрен на премьеру и, несмотря на все обстоятельства, не намерена отказываться от этой идеи. В конце концов, ради ее воплощения мне пришлось кое-кого убить.
Почти все, кто знал Амартайе, решили бы, что это шутка.
- А вас, оказывается, интересует опера?

Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?

10

Re: «Вольному воля» - 5 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Издевку де Кенси проглотил, но настроение, до того безмятежное, испортилось - вчерашний день, видимо все-таки нашел лазейку и сюда, в это светлое сегодня; и Эрвен не без затаенных угрызений совести полагал, что сам проложил им путь сюда.
Он сжал и разжал пальцы левой руки.
- Не любая. Но это произведения сира Фелары обещает быть как минимум скандальным, поэтому мне... любопытно.
Виртуозный отказ на еще невысказанное предложение заслуживал одновременно восхищения и досады - ясно, почему Амартайе считалась выдающимся флотоводцем, и, в общем, сомнений в ее тактическом мастерстве де Кенси не испытывал. Мудрым шагом было бы отступить, не ввязываясь в заранее проигрышную затею, - мудрым, но слишком благоразумным.
Эрвен смертельно устал от собственного благоразумия.
- Ваши методы убеждения как минимум спорны, но если вы утверждаете, что они работают... Что если я тоже пообещаю убить кого-нибудь за право сопровождать вас на премьеру? - Кенси вопросительно поглядел на адмирала. - Учитывая ваше состояние, герцогиня наверняка поймет желание опереться, а не быть опорой. Я предлагаю вам руку.

Тот терял, ты найдешь,
Тот молчал, ты поешь,
Тот задумал такое,
Так не будет покоя
Уже никогда

11

Re: «Вольному воля» - 5 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Амарте подумала.
Помолчала.
И тихо рассмеялась.
- Судьба ко мне... весьма иронична, - невозможно не заметить, что ее приглашение донне Айкатрен выглядело почти так же, и было высказано почти по тому же поводу.
Донне Айкатрен, когда-то отказавшей ей во взаимности, как она сама однажды отказала графу Кенси.
- Увы, монсир. Чужие мертвые тела никогда не могли меня убедить ни в чем, кроме того, что люди смертны. А это не повод менять свои решения.
Вероятно, имело смысл как-то смягчить отказ, например, пообещать... что-то иное, но Линьер вдруг стало любопытно настолько, что она даже открыла полуприкрытые до этого глаза.
Потому что вспомнила об аргументе, с помощью которого добилась согласия герцогини. И теперь ей было очень, очень интересно, есть ли подобные аргументы у гостя.
"Я предлагаю вам руку".
Звучит... двусмысленно.

Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?

12

Re: «Вольному воля» - 5 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Если по отношению к меедонне Линьер судьба была просто иронична, то над графом де Кенси она определенно насмехалась, а он эти насмешки стоически сносил, потому что... Да Шемер его знает, почему. Потому что вчера был отвратительный день и хорошее сегодня хотелось заполучить любой ценой, хотя бы вырвав из горла у насмешливой судьбы; потому что в груди все еще саднило, будто не зажило со злосчастного Утра Парусов; потому что Эрвен де Кенси бесовски утомился сам собой, и потому, что он устал симулировать бессилие только потому, что того требовали законы империи.
Какой вообще прок от магии, если единственная женщина во всей стране, которую ты желал бы пригласить на премьеру, весело отказывает тебе?
Эрвен тряхнул левой рукой, и из рукава ему в ладонь выпала небольшая склянка с темной жидкостью, висевшая на кожаном браслете. Его неудержимо влекло в пропасть, но что-то все еще удерживало от ошибки - остатки совести ли, или самообладания, а быть может, даже самолюбия, потому что сама мысль о таком была до непристойного жалкой...
Но этот бесов липкий комок в груди.
- Может быть, - Эрвен смотрел не на Амарте, но себе в ладонь, - я все-таки могу сделать что-то, что заставит вас поменять решение? Если вас, в отличие от герцогини Таиран, не убеждает убийство.

Тот терял, ты найдешь,
Тот молчал, ты поешь,
Тот задумал такое,
Так не будет покоя
Уже никогда

13

Re: «Вольному воля» - 5 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Следовало с печалью признать, что графа Кенси ничему не научила жизнь, и что отказ Амарте явно был недостаточно... отчетлив. Это было давно, и, строго говоря, Линьер уже не помнила, каким именно он был. Но предполагалось, что маг - человек разумный и настаивать не станет.
А он и не настаивал.
Пару-тройку лет, или около того.
Да уж, действительно, мир полон сюрпризов.
Из вежливости следовало, конечно, еще раз извиниться и пообещать гостю, что она будет к его услугам в любой другой раз, и готова составить компанию пусть даже на прогулке, выразить сожаление и заверить в своей дружбе, но...
Это давало ненужную надежду тому, кто и без нее прекрасно справлялся с сохранением своих намерений.
- Нет, мастер. Нет таких вещей, простите. Еще вина?

Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?

14

Re: «Вольному воля» - 5 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Эрвен не шелохнулся и не ответил на вопрос. Маг неотрывно глядел на собственную ладонь, и пузырек темной жидкости в ней, поймав солнечный луч, на мгновение полыхнул ярким кармином.
Он все делал неправильно, конечно: когда ты идешь на такие вещи, ты должен или иметь соответствующее воспитание, навроде лодаурского, не считающее подобные поступки чем-либо предосудительным; или просто от рождения не иметь совести и не терзаться моральными дилеммами; или сразу отказаться от этих возможностей - сжечь все рукописи, разбить образцы и вместо ночных экспериментов крепко спать. Полумеры в таких вопросах порождают лишь бесполезные душевные терзания.
Но если перед тобой лежит ключ к тому, чего бы ты хотел больше всего на свете, неужели ты даже не протянешь руки?
А если коготок увяз - всей птичке пропасть.
Кенси коротко выдохнул, сжал склянку в ладони и в следующее мгновение через пальцы его потекла щекочущая, колючая сила - не та, которой он пользовался обычно, а нездешняя, чужая, темная лодаурская магия, в сладковатом аромате которой всегда мерещится запах скверны, выветривающийся, впрочем, без следа, едва заклинание сплетено.
В Лодауре таким наверняка владеет каждая вторая сельская бабка. Де Кенси пришлось годами корпеть над книгами и манускриптами, чтобы понять технику настолько, чтобы составить собственное заклинание.
А потом последний элемент сам упал ему в руки.
- Помните, меедонна, как вы просили меня об... услуге? - Эрвен физически ощущал, как заклинание петлей стягивается на запястье. - Я ни о чем не забыл. Я искал и ищу решение, и в его поисках я наткнулся на... еще кое-что. Кое-что, что позволяет мне утверждать...
Кенси вскинул голову, и взгляд его сверкнул ярко и недобро.
- ...есть такие вещи.
Ломать чужую волю - есть ли занятие гнуснее и недостойнее?
Но что есть магия, если не попытка сломать привычную природу, переломить ход вещей в свою пользу?
- Вы не хотите взять свой отказ назад, меедонна?

Тот терял, ты найдешь,
Тот молчал, ты поешь,
Тот задумал такое,
Так не будет покоя
Уже никогда

15

Re: «Вольному воля» - 5 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Признаться, она подозревала, что аргументы могут быть убийственны и неожиданны. Но чтобы так...
Рванув когтями обивку кушетки, Амарте замерла, глядя на пятно солнечного света на плече мага - пятно цепляло взгляд и не позволяло уйти в душную темноту, нахлынувшую извне, распространяющуюся под кожей, будто медленная, липкая и сладкая субстанция. Фу, какая дрянь.
Ядовитый сироп растекался, стучал в виски, застывал белой-белой паутиной, залеплял глаза и рот, на какое-то время перекрыл и так затрудненное дыхание - так, что Линьер выгнулась в попытке вдохнуть хоть что-то. паутина прорастала внутри и медленно отбирала у Амартайе ее собственное тело, внутри которого вдруг оказалось очень, очень неуютно.
"Отпустите".
Слово не произнеслось. Голоса не было. губы отказывались шевелиться.
Паутина не заслоняла взгляда, и женщина сложилась вдвое, только глянув на гостя - это было похоже на истерический припадок, в котором ее разрывало от двух противоречивых желаний: вырвать ему горло и зарыться рукой в рыжие волосы, скинув платье. Это было мучительно, физически больно.
И эта боль немедленно покрылась паутиной.
Нет. Ты не хочешь крови.
паутина подняла ее с кушетки, паутина заставила сделать два неловких, изломанных шага, опустила на белый гравий у ног де Кенси, заставила прижаться щекой к шершавой ткани его костюма.
Однако, голос Амарте был спокоен и слегка насмешлив:
- Теперь хочу. Но не могу, монсир. я обещала. Что угодно другое - пожалуйста.
Будь ей двадцать, уже обещала бы разобрать малефикара на кости и мышцы. Будь ей пятьдесят - коротко напомнила бы о семье и их методах. Ей было почти восемьдесят, и она научилась ждать.
Проклятый сироп под кожей жегся, и его успокаивали только прикосновения мага. В какой-то момент Амарте поняла, что трется щекой о его руку, будто кошка, и тряхнула головой в безотчетной попытке освободиться. Не получилось.
- Я... хочу напомнить... что еще не способна... ни на что, из того, что вы хотите, - каждое слово давалось ей очень, очень тяжело. Но давалось. Хотя и не должно было.

Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?

16

Re: «Вольному воля» - 5 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

И тут Эрвен де Кенси с какой-то особенной ясностью понял, что дни его сочтены - вот с этого самого момента - и нет особой разницы, кто именно и каким образом оборвет его жизнь: сама ли Амарте, вырвавшаяся из власти лодаурского колдовства, ее ли семья, прознавшая о том, что придворный маг империи вытворяет с их дочерью, или непосредственно империя в лице братьев Ордена Меча, выяснивших, с какими силами заигрывает Кенси. Где-то там, за пределами мира, в этот самый момент боги перевернули песочные часы, отмеряющие оставшееся Эрвену время, и только им известно, сколько в этих часах песка.
Потому что есть вещи, которые, случившись, отрезают тебя от всего, что было до того; и их нельзя исправить, и отговориться от них нельзя. Где-то впереди разверзлась пропасть, и Кенси приближался к ней с той же уверенностью и безмятежностью, что и дурак с хамаланской карты.
И как дурак, он в эту пропасть без колебаний шагнет, когда придет время.
Но до того...
Эрвен с плохо скрываемым трепетом погладил Амарте по щеке - прикосновение, о котором он прежде мог лишь мечтать - и осторожно коснулся пальцами изящной шеи, там, где под тонкой кожей билась голубая жилка.
Ему казалось, что кровь в склянке резонирует в такт биению сердца хозяйки.
- Я могу подождать. - обронил де Кенси, не уточняя, однако, чего именно он хочет.
Возможно, он недооценил силу долженствования адмирала. Пусть так - теперь глупое согласие на поход в оперу уже не играло никакой роли, и Эрвен охотно готов был уступить эту честь герцогине Таиран. Зачем оно, в сущности, если можно получить все остальное?
- И более того, я настаиваю на ожидании. Меедонна, вам может показаться, что я желаю вам зла... но это не так. Ваше благополучие очень важно для меня, печально лишь, что мое вас не волнует - и вот как раз эту досадную вещь я и попытался исправить.
Светлые волосы ручейками струились сквозь пальцы.
Подобная сцена часто виделась ему в мечтаниях - хамаланская идиллия, белый свет и белая меедонна... только сейчас все это сильно отдавало запахом лодаурской порчи.
Настолько, что он перебивал даже вкус торжества.

Тот терял, ты найдешь,
Тот молчал, ты поешь,
Тот задумал такое,
Так не будет покоя
Уже никогда

17

Re: «Вольному воля» - 5 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Голову заливало огнем, лицо краской, и Амарте уже не могла припомнить, когда в последний раз с ей такое случалось - то ли полвека назад, а то ли самую малость позже. Кажется, последнему такому воспоминанию она обязана маленьким гранатом на браслете, сейчас неодобрительно сверкающим вишневой искрой в глубине.
Это было и впрямь очень много лет назад.
Тело предавало ее, да с такой готовностью, что Линьер почти видела их, белые нити паутины, вросшие под кожу и управляющие ей, как марионеткой. Хотелось безвольно обвиснуть, только чтобы проверить, так ли это, и поднимут ли ее невидимые руки кукольника, если упасть.
Если вдуматься, в крови островов была сотня преимуществ - например, любопытство. Страх? Никакого. Паника? Увольте, в жизни Амартайе случались вещи и похуже. Унижение? Пусть униженным считает себя тот, кто это делает. Какое-то недолгое время она беспокоилась о том, как пострадают ее долг и служба, но маг ясно демонстрировал, что его не это интересует.
И все же, рассудок, хоть и держался пока, уже предпринимал первые поползновения облечься сладким, как остальной ядовитый сироп, туманом и отключиться. Потому что Кенси, будь он проклят, знал, как прикасаться - Амартайе и в лучшие дни не могла устоять, конечно, если это были не чьи попало руки.
Чей это стон, ее?
Нет, ну это уже позорище.
А, впрочем, бесы с ним.
- Да, у меня есть все основания вам верить, - сообщила Линьер с такой горячностью, что от нее только ядом не брызгало, - вы вообще представляете... что делаете со мной?
Она хотела сказать "освободите меня", но не смогла вытолкнуть из себя даже первые звуки первого слова. План угрожать, обещать и торговаться не срабатывал. Он даже воплотиться не мог.
Амарте закрыла глаза и поймала губами палец де Кенси. Что же, может, это и к лучшему. Пока тело развлекается, ей будет, о чем подумать.
Потом...
Интересно, будет ли какое-то "потом"?

Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?

18

Re: «Вольному воля» - 5 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Что-то определенно шло не так - Эрвен с отчаянием понимал, что допустил где-то ошибку, и что действовать это все должно иначе. Танаит знает, что именно он не рассчитал, хотя, положа руку на сердце, он мог бы ответить себе, что, только ответ этот Кенси отнюдь не льстил, потому что выходило, что не рассчитал он самого себя. Тихий омут всегда так обманчив, и даже если плещется он внутри тебя, ты рискуешь забыть, что прячется на дне вод.
Вода...
Кенси на пару мгновений полуприкрыл веки.
Он не отказался бы сейчас от ледяного душа - глупости у него отлично получалось творить и на трезвую голову, и добавлять к этому поступки, совершенные в состоянии измененного сознания, Эрвен категорически не желал, а действия Амарте не отрезвлению ну совсем не способствовали. На короткое мгновение магу даже показалось, что она делает это из мести - а что, с достойной дщери дома Рэйниат сталось бы, эти змеюки умудряются ужалить даже вывернувшись из-под ноги.
По-хорошему, надо было встать и уйти, но Эрвен медлил, не убирая руки, и когти мягко скользили по бархатистой коже щеки.
- Я не просто представляю, меедонна... Я могу вам объяснить. - маг облизнул пересохшие губы. - Ваша кровь, меедонна, она с секретом. Таким темным, недобрым секретом, отдающем порчей и малефицией. Поэтому строго говоря... это не я делаю что-то с вами, это вы делаете что-то с собой. Я лишь направляю силу в нужное русло. Вы вряд ли оцените - по многим причинам - изящность этой вещи, но она одновременно и объект, и источник... Амарте.
Лицо меедонны внезапно оказалось очень близко - Кенси пробежал по нему взглядом, склонил голову на бок и обдал щеку Амартайе горячим дыханием, прежде чем попросить вкрадчиво.
- Не сейчас. Я... не хочу этого.
Вздоха было мало в груди.

Тот терял, ты найдешь,
Тот молчал, ты поешь,
Тот задумал такое,
Так не будет покоя
Уже никогда

19

Re: «Вольному воля» - 5 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Графу де Кенси, практикующему магу, не последнему профессионалу в империи и, на минуточку, придворному - а выживание при дворе это вам не что попало - так вот ему следовало бы больше доверять своей интуиции, потому что ему совсем не казалось. Месть - она бывает разная, а мать учила еще маленькую Амарте, что порой лучший воспитательный эффект получается, если исполнить желание наказуемого в полном объеме.
Да, в Доме Рэйниат знали толк в мести и, на самом деле, это было только начало.
Все, что она сейчас могла себе позволить и, одновременно, самое лучшее.

И... ну хорошо, просто иначе этот огонь было не унять. Линьер вовсе не хотелось мучиться, будто пьяница без выпивки, чужим желанием, от которого кожа кололась изнутри.
Потом она подумает, что с этим сделать. И как с этим жить. Возможно, будет чувствовать себя отвратительно, но, скорее всего, не слишком. А сейчас пальцы де Кенси оставляли на щеке раскаленные следы, и Амарте задумчиво провела языком по подушечке указательного прежде, чем отпустить.
- Вы, наверное, не понимаете, Эрвен, - благожелательно сказала меедонна, пока когти ее свободной руки полосовали наверняка дорогую рубашку гостя, - вас никто не спрашивает. Я хочу.

Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?

20

Re: «Вольному воля» - 5 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Такого заклинание определенно не предусматривало - Кенси даже несколько растерялся от удивления, а растерявшись, поплатился своей рубашкой, на глазах превратившейся в лохмотья. Это в некотором роде предрешало исход: Эрвен печально оглядел лохмотья, и с коротким вздохом принялся их стаскивать - не расстегивая, просто разрывая ткань до конца.
- Мадонна, - укор, который маг явно пытался вложить в голос, совершенно терялся из-за сбивчивого дыхания, - ну и что вы делаете? Как, по-вашему... я пойду домой?
Поход домой, впрочем, сейчас казался предприятием бесконечно далеким и неважным; как, впрочем, и все запланированные на сегодняшний день встречи, и, наматывая на пальцы светлые волосы меедонны Эрвен думал, что, наверное, надо их отменить. И еще хорошо бы завтрашние, но "завтра" тоже казалось сейчас очень отдаленным временем, и думать о нем категорически не хотелось.
Думать вообще не хотелось, да и не получалось толком - все мысли заглушали стук крови в висках и сердца - в груди.
Кенси медленно склонился к Амарте; горячее дыхание скользнуло по щеке к виску, замерло у уха, и шелестящий шепот, казалось, сплетается сам, из шума дыхания.
- Отшлите слуг.
Клыки коснулись нежной кожи за ухом одновременно угрожающе и осторожно.
В мечтах все было не так, конечно - но так оно хотя бы было.

Тот терял, ты найдешь,
Тот молчал, ты поешь,
Тот задумал такое,
Так не будет покоя
Уже никогда