1

Тема: «А в землянке - людоед. Заходи-ка на обед» - 6 день II дюжины Луны Винограда, 1022 год

Место: Рей, имение Эррандес, окрестности.
Участники: Алейта Линьер-нир, Дельмар.

О гастрономических пристрастиях и добрых соседях.

2

Re: «А в землянке - людоед. Заходи-ка на обед» - 6 день II дюжины Луны Винограда, 1022 год

Солнце только начало лениво цепляться лучами за край горизонта, когда в дверь командора-целителя, гостившей в доме, где прошло отрочество лучшей подруги, вкрадчиво постучались. Собственно, отрочеством здесь было пронизано все: фамильные вазы были повёрнуты сколами к стене, кое-где виднелись следы копоти, задрапированные шпалерами, на одной из которых, с генеалогическим древом, на стороне иверской родни, присмотревшись, можно было рассмотреть нарисованного так и не выведенными до конца чернилами жирного хряка во фраке, подписанного "дядюшка Хилберто", а на этринской половине - тощую горгулью в шали, "тетушку Роаланду" - все это не бросалось в глаза, но до конца следы разрушений пяти гиперактивных детишек бывшего дона, а теперь сеньора или сира Хеннаро устранить так и не удалось.
Стук повторился, а когда дверь приотворилась, Дельмар, улыбаясь немного смущенно, тихо попросил:
- Алейта, ты не могла бы мне подсобить? - и отвел в сторону полу короткой домашней куртки-фигаро, показывая бок, на котором сквозь рубашку уже выступили пятна вполне понятного содержания, рукав тоже был испачкан кровью.
Он проснулся затемно, небо, усыпанное звездами, только начинало зеленеть на востоке, с четверть часа провалялся, пытаясь заснуть, но сон уже вылетел в приоткрытое окно. Тогда инквизитор решил проветриться и съездить к озеру. По еще влажным волосам можно было понять, что купание прошло успешно, а вот что произошло дальше он и сам толком не понял. Нападавший, существо определенно антропоморфное - единственное, что смог разобрать Дельмар в темноте, сбитый с толку внезапной атакой, напал со спины, но святой отец в последний момент сумел выставить локоть и выкрикнуть по-иверски нечто далеко отстоящее от служения Хозяину. После непродолжительной борьбы ночной любитель подглядывать за купающимися мужиками скрылся в лесу так же стремительно, как и появился.
Пока ферранец подвел итоги сражения (разодранное когтями предплечье, прокушенный бок, охеревший святой отец - 1 шт.), пока оделся, пока осмотрелся, рыская по прибрежным кустам при свете тускнеющих звезд и стараясь понять, кем был нападающий, пока вернулся и сидел в своей комнате, пытаясь обработать укус без лишнего шума, подкрался рассвет. Еще немного и по дому начнет суетиться прислуга, потом и члены семьи начнут выползать на солнышко, и вот их то Дельмар беспокоить не хотел.
- Так, ерунда, я не стал бы тебя будить, но кровь почему-то не останавливается.

3

Re: «А в землянке - людоед. Заходи-ка на обед» - 6 день II дюжины Луны Винограда, 1022 год

- Доктор, что это у меня?
- Господи, что это у вас?!

За время короткой паузы между первым и вторым стуком в дверь Алейта умудрилась не только задремать, но и увидеть сон о том, как они никуда не уезжали из Альхайма, и ночует она не в гостеприимном доме ферранских дворян, а в палатке посреди степи, и в оную палатку недружелюбно ломится осточертевший скотина-интендант, которому в жизни всегда чего-то не хватает и он постоянно пытается устранить этот недостаток за счет других. Целительница даже почти успела послать его туда, куда Дельмар Основатель нечисть не гонял, но в этот момент в дверь постучали повторно.
Интендант на пороге превратился в строгую бабушку за столом, задрожал и истаял вместе с отступившей дрёмой. Щурясь сонно и сердито, Алейта медленно села на кровати, обвела рассеянным взглядом небольшую гостевую комнату, задержала взгляд ощипанной ветке винограда, украшавшей прикроватный столик, бросила взгляд за увитое плющом окно, по-птичьи мигнула глазами и неожиданно довольно потянула затекшую шею. Осознание того, что они ни в какой уже не в степи, оказывалось удивительно приятным: после холодности бесплодного севера теплая, живая и яркая Феррана казалась просто благословенным краем, а сама жизнь в ней - подарком, подпортить который не могло даже внезапное пробуждение - а судя по тому, что солнце не успело еще даже подняться над горизонтом, час сейчас был действительно ранний. Бесы знают, что за нужда привела к ее двери кого-то из Эррандесов - а ими этот дом был буквально набит - ибо зная их характер причина могла оказаться как бесспорно веской, так и совершенно пустяковой вроде "мы тут поспорили и нам срочно нужен судья".
То есть хозяева дома наверняка эту причину пустяковой не считали, но тем не менее.
На всякий случай Алейта нашарила брошенный в ногах халат и, сонно кутаясь в него, босыми ногами прошлепала к двери, чтобы осторожно отворить ее. Сквозь узкую щель на целительницу виновато уставилась Альхесида - Алейта удивленно моргнула, и Альхесида тут же превратилась в ее брата, не менее, впрочем, виноватого. Не до конца проснувшаяся целительница понимала смысл сказанного Рэйесом через слово, и в первый момент не вполне осознав, зачем он вдруг начал снимать куртку, даже успела недоверчиво сощуриться, однако вид рваной раны на боку у инквизитора произвел на Алейту удивительное по своей эффективности пробуждающее действие.
Во всяком случае, глаза у нее распахнулись моментально, куда там холодной воде.
- Ух ты ж ё, - выдала свое профессиональное заключение целительница.
И посторонилась, пропуская Рэйеса в комнату.
Все происходящее было достаточно обычно для лекаря, чтобы не вызывать паники, но достаточно неожиданно, чтобы вызывать вопросы. Рана Дельмара, не будучи слишком глубокой, выглядела такой грязной и воспаленной, будто младший Эррандес старательно повозился боком по земле прежде чем прийти к Алейте. Целительница проводила его пристальным и теперь уже совершенно несонным взглядом, и притворила дверь, прежде чем спросить:
- Как тебя угораздило? Куртку снимай.

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

4

Re: «А в землянке - людоед. Заходи-ка на обед» - 6 день II дюжины Луны Винограда, 1022 год

- Как-то так, да, - на удивление бодро согласился священник с диагнозом.
Проходя в комнату, он быстро и профессионально осмотрелся, подмечая и виноградную гроздь, пришедшуюся Алейте по вкусу, и стройные щиколотки целительницы, не прикрытые шелком халата, оценив их по достоинству.
- Как отдыхается? Ну, не считая меня.
Раз уж вваливаешься спозаранку в чужую комнату, будь добр постараться сгладить доставленное неудобство - так учила мать. Дельмар не был уверен в дословности ее слов, но что-то такое она точно имела в виду, так что попытался быть заботливым и хлебосольным по отношению к гостье.
- Меня надкусили, испробовали и признали непригодным в пищу. Правда, я этого очень настойчиво добивался.
Снимая куртку и, чего уж мелочиться, рубашку, пропитавшуюся кровью и начавшую липнуть к ране, Дельмар поведал девушке душераздирающую трагическую историю о неразделенной любви к свежевымытой человечинке плотераздирающего гурмана. Стягивая через голову рубаху, не удержался и скривился - рана, по началу не слишком беспокоившая, начинала вести себя все более скверно. Бок припекало, укус подергивало, а руку щипало, мужчина залил все это безобразие травяной настойкой, которой донна Эньес когда-то регулярно промывала их ссадины и порезы, но облегчения не наступило. И как бы не наоборот... Все познания Дельмара в медицине, относящегося к своему здоровью с истинно мужской халатностью и руководствовавшегося сакральным "само заживет", ограничивались целебными свойствами обслюнявленного подорожника. Мифическими, если верить утверждениям светил этой науки. Так что на поход к врачу, видевшему сны хорошо если десяти метрах от него, созрел лишь когда понял, что дело начинает дурно попахивать.
- В общем, я не решился гоняться за ним сверкая голым... всем, и оно удрало. Зато нашел кое-что другое, - похвастался инквизитор с гордостью и самодовольством мальчишки, поймавшего красивого жука, - покажу потом, если захочешь. Да, было бы здорово, если бы ты взглянула.
Загорелое лицо Эррандеса, следившего за действиями Алейты по-кошачьи, одними глазами, резко посерьезнело, белозубая улыбка померкла.
- Хочу вернуться, тварь опасна, нужно ее найти, пока кто-то еще не пострадал, - он замолчал, с любопытством наблюдая за руками Линьер. - А что ты будешь делать?

5

Re: «А в землянке - людоед. Заходи-ка на обед» - 6 день II дюжины Луны Винограда, 1022 год

- Ну, - Алейта нахмурилась, припоминая, - вообще мы с Сидой собирались на озеро, купаться. Еще была мысль проехаться по виноградникам, а вечером она обещала мне показать какое-то злачное место под названием "Горящие седла"... погоди, или ты о чем?
Она перехватила вопросительный взгляд Рэйеса и удивленно моргнула.
- А. Если ты про вот это, то это я собираюсь лечить. Тут как бы немного вариантов-то.
Любопытный взор Эррандеса явно говорил о том, что он ожидает от целительницы чего-то зрелищного, и Алейте жалко было разочаровывать его в этой надежде, поэтому она, чуть подумав, демонстративно выпустила внушительных размеров когти - и тут же втянула, потому что они в данном случае никак не могли ей пригодиться. Увы, но все зрелищные заклинания достались иллюзионистам, а лекарям остались исключительно действенные, и сейчас, глядя на слабо сочащийся кровью и видимо опухший бок инквизитора, Алейта лениво размышляла, с чего стоит начать - остановки крови или обеззараживания? Картину достойно венчал крупный синяк, расползавшийся вокруг укуса, и наклонившаяся, чтобы получше рассмотреть его целительница, неожиданно замерла и настороженно потянула носом.
- Ты что, - недоверчиво переспросила она, - йеркой ее полил? Или этот твой гурман пытался тобою ее закусывать?
В любом случае выходило, что прежде всего рану нужно промыть, и так как запаса воды и тряпок Алейта на такой случай не держала, то распрямлялась она уже размышляя о том, как бы все это стянуть, не привлекая внимания прислуги.
- Сядь пока, - строго наказала она инквизитору, - и подумай о своем поведении. Я воды принесу.
Вода вполне ожидаемо обнаружилась в купальне. Добытый таз Алейта торжественно водрузила на прикроватный столик, где он сменил небрежно отброшенную в сторону кисть винограда; щедро намочила полотенце, украденное из той же купальни; и, присев рядом с Дельмаром, склонилась к ране, чтобы приняться за кропотливое промывание.
- Зубы похожи на человеческие, - поделилась она с Эррандесом своими наблюдениями, - это мертвяк был что ли?

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

6

Re: «А в землянке - людоед. Заходи-ка на обед» - 6 день II дюжины Луны Винограда, 1022 год

- Милое местечко, - в голосе ферранца послышались ностальгические нотки. - Мне там появляться теперь не по чину, разве что с проповедью... хм...
Эррандес приподнял бровь, украдкой скосив взгляд на собственные пальцы, сжимавшие край столика, на который он облокотился поясницей. Разница, конечно, была существенной, но продолжения не последовало. Он думал, что целительница взмахнет руками, скажет что-то на хамалани и оно все скукожится и отсохнет. Ну то есть не все, а вот конкретно вот это. Когти не засветились, не проникли в его трепещущую плоть безжалостными скальпелями. Гхм. Мягко втянув оружие предков, Алейта приступила к осмотру, чуть ли носом в бок не утыкаясь. Дельмар вдруг представил, как они смотрятся со стороны и что сказала бы Сида, загляни она к подруге.
- Полил, - голос немного дрожал от загнанного внутрь смеха, - только не йеркой. Йерку я бы просто выпил, что, кстати, не такая уж плохая идея. Но не йерку и вечером, ибо питие зелья хмельного с утра раннего дурманит разум, данный нам для решений трезвых, и крадет твердость рук, для честной работы предназначенных. А тот, чей разум и руки творить благо не способны по слабости воли его, есть грешник, Хозяина отвергающий и порицания общего заслуживающий.
Линьер оставила его сторожить разобранную постель и думать. Думать он не стал, своим поведением в общем и целом он был доволен, Дельмар вообще редко когда был собой недоволен и, толстокожий, от уколов совести не страдал. Искусанный инквизитор с тоской посмотрел на кровать, куда с удовольствием бы упал, и решил все-таки последовать врачебным предписаниям и сел. Его, кажется, слегка лихорадило и вообще было как-то странно, но какой настоящий идальго в этом признаться?
Поэтому вернувшуюся Алейту встретила улыбка и веселый прищур "дурных" черных глаз.
- Озеро тебе покажу я, я там припрятал...
Тут ему пришлось сцепить зубы, потому что каждое прикосновение мокрого полотенца к ране отзывалось в боку горячей болью. Вообще-то Алейта так и не выразила желание на что-то там смотреть, но Дельмар, обладавший идеальной памятью, благополучно об этом "забыл". Он очень талантливо забывал то, что ему было не удобно или не соответствовало намеченным планам.
- Жевал меня и драпал он довольно живо, - сквозь зубы с досадой откликнулся Эррандес. - Меня беспокоит то, как легко я отделался. Не то чтобы я жаловался, но нежить обычно тупа и упорна, а я ведь был безоружен. Да и края тихие, давно здесь малефицией не пахло. Но я не специалист, если это все-таки мертвяк, придется выяснять, откуда он взялся. Нам бы брата Ордена Клинка сюда.

7

Re: «А в землянке - людоед. Заходи-ка на обед» - 6 день II дюжины Луны Винограда, 1022 год

- Терпи, - потребовала Алейта с истинно врачебным безразличием к страданиям, испытываемым пациентом в процессе исцеления.
И, видимо, решив, что это звучит слишком резко, прибавила для утешения:
- Это еще ничего, потом больнее будет.
Кем - или чем - бы ни был странный нападающий, выпускал свою добычу он крайне неохотно, раз зубы существа явно нехищного, неприспособленные для удержания добычи, умудрились оставить рваные раны, так что в защиту неизвестного Алейта могла бы сказать, что упорства у него вполне хватало. Кусало он явно чтобы откусить, и не будучи экспертом в подобных вопросах, целительница не могла представить себе никого, кроме нежити, кто вот так запросто попытался бы оторвать зубами кусок мяса от живого человека.
Даже хищное животное напало бы только от очень сильного голода.
Да и в целом жертва выбрана была до крайности неумно: если уж в момент нападения Рэйес как раз "светил всем", то не заметить, что связываешься с мужчиной весьма крупным и сильным, было просто невозможно. Алейта задумчиво покрутила эту мысль в голове, лениво попыталась представить все, чем мог светить брат Альхесиды, представила саму Альхесиду и пришла к выводу о том, что если природа была равно благосклонна к обоим близнецам, то Эррандеса вполне могла атаковать какая-нибудь экзальтированная девица из соображений "так бы и съела тебя".
И со вздохом отбросила окровавленное полотенце в сторону.
- Так, вот сейчас точно будет больно.
Ладонь Алейты осторожно легла на бок Дельмара чуть выше раны. Обеззараживание магией, помимо очевидно неприятного, хоть и несильного отката, имело еще один побочный эффект: жгло оно едва ли не в три раза сильнее, чем любимая настойка сеньоры Эньес, и потому в попытке отвлечь Рэйеса от неприятных ощущений, целительница вслух предположила:
- Я так понимаю, ты даже безоружный не спешил с готовностью подставить ему и второй бок под укус, так что, может, ты его просто спугнул. Их же можно спугнуть, или нет? Ну, или, возможно, его что-то отвлекло - вдруг там в соседних камышах пошла купаться добыча посочнее.
Алейта мельком глянула на свою ладонь, и как ни в чем не бывало беззаботно поинтересовалась, в упор не замечая испарины, выступившей на лбу Дельмара:
- А что ты там припрятал-то?

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

8

Re: «А в землянке - людоед. Заходи-ка на обед» - 6 день II дюжины Луны Винограда, 1022 год

Инквизитор поднял на Алейту осоловевший непонимающий взгляд. Куда удрать? Кто? В рану как будто воткнули ложечку, как в вазочку с мороженым, и неторопливо, этак со вкусом перемешивали. Мысли не то что путались, а просто разлетелись воробьиной стайкой. Усилием воли он заставил себя сосредоточиться на словах целительницы и разжать стиснутые зубы.
- Можно... Мы обычно с нежитью дела не имеем, только... с чародеями, балующимися запретной магией, когда сотрудничаем с Орденом Клинка, но... - Дельмар медленно и осторожно вдохнул, - это можно назвать первым делом. Моим... Нежить атаковала одну из южных деревень, я помогал святым отцам. Их... их мертвяки боялись как огня, - несмотря на боль усмехнулся получившемуся каламбуру, учитывая название ордена святого отца. - Их и молитв. Но там был целый отряд Клинков.
Пальцы отведенных назад, чтобы не мешать Алейте, рук до побелевших костяшек впились в дерево спинки. Стулу очень повезло, что у него не было когтей, как у лечившей его коренной этринитки. Или пытавшей? Потому что на задворках сознания мелькнула мысль, что процесс лечения так, маленькое недоразумение, вынужденная необходимость, чтобы допрашиваемый не откинул копыта раньше времени.
Когда Алейта убрала руку, Дельмар облегчённо прикрыл глаза и с хрустом в суставах распрямил прилипшие к дереву пальцы, тыльной стороной ладони отер влагу со лба. Когда романисты писали про прикосновение красивой женщины, излечивающие любые недуги, они явно упускали кое-что важное. Или там шла речь о материях более тонких, духовных?
- Труп, - не скрывая легкого злорадства оскалился в довольной улыбке инквизитор. - А что еще по-твоему я мог спрятать?

9

Re: «А в землянке - людоед. Заходи-ка на обед» - 6 день II дюжины Луны Винограда, 1022 год

- Ну, не знаю, - Алейта, в этот момент аккуратно складывавшая окровавленное полотенце, изобразила задумчивость, - бутылку ферранского? Целитель, между прочим, цветы не пьет, если ты понимаешь, о чем я.
В ушах слегка звенело от отката.
Не то, чтобы ей действительно хотелось стребовать с Рэйеса какую-то осязаемую благодарность - разве что беззлобно поддразнить в ответ на злорадство. Ну, и напомнить о том, что для человека, поднятого с постели на рассвете во время увольнительной, она проявляла просто удивительное дружелюбие, заслуживающее всяческого признания.
Алейта снова склонилась к теперь уже чистой ране, придирчиво осмотрела ее и, с сомнением наморщив нос, сообщила:
- Я, пожалуй, до конца ее заживлять не стану, шрам останется. Все, больше больно не будет.
По-хорошему, укусы Дельмара только выглядели страшно и после промывания опасны уже не были. В другой ситуации Алейта бы просто забинтовала их и оставила заживать естественным образом, но сейчас для удобства инквизитора, возжелавшего отправиться по следу неизвестной твари, имело смысл по крайней мере остановить кровь и хотя бы немного закрыть рану.
Целительница, под рукой которой сейчас трепетали лечебные нити, бросила задумчивый взгляд за окно, отмечая, что за то время, пока она тут возилась с Дельмаром, солнце уже успело полностью подняться; прислушилась к постепенно наполняющейся звуками, но еще весьма сонной тишине дома; припомнила, до какого часа Альхесида предпочитает спать во время увольнительной...
- Слушай, - внезапно проговорила Алейта, - если ты собираешься сейчас искать своего мертвяка, то я с тобой, мне что-то тоже стало любопытно. Заодно покажешь этот свой труп припрятанный, или чего ты там собирался показывать.
Тихий звон исцеляющего заклинания смолк. Линьер придирчиво оглядела творение своих рук и с коротким кивком поднялась с постели.
- Готово, одевайся. Только постарайся в ближайшие пару дней не танцевать ваши местные задорные танцы, она не до конца залеченная, может опять начать кровить.

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

10

Re: «А в землянке - людоед. Заходи-ка на обед» - 6 день II дюжины Луны Винограда, 1022 год

- Я буду молиться за тебя.
В голосе инквизитора не слышалось обычной иронии, однако, зная его нрав, можно было предположить, что он по обыкновению шутит. С другой стороны такими вещами святому отцу шутить не пристало и недооценивать подобное обещание было никак нельзя - в иное время молитвы того, кому благоволит Хозяин, могли стоить очень дорого. Впрочем, бутылку ферранского он присовокупит,  отчего-то же нет.   
Дельмар слегка пожал плечами и согласно кивнул, шкура не казенная,  с интендантом до хрипоты не спорить и разборок, выматывающих нервы и склоняющих ко греху убийства, что "так и было", не устраивать. А так разве что девица какая полюбопытствует да мужики в тестах насмешничать станут. Он с интересом провел пальцами по нежной розовой коже, стянувшей края раны.
- Не плясать?.. Девки будут плакать. Здорово, - протянул Дельмар,  впечатленный.  - Теперь я понимаю, почему Альхесида вечно таскает тебя с собой. Прости, это была плохая шутка. Ты золото, спасибо. Буду ждать тебя у конюшни.
Накинув куртку, он прижал к груди скомканную рубашку и выскочил за дверь. Перешагивая скрипучие половицы, добрался до своей комнаты, быстро переоделся, сунул под мышку обернутые ремнем палаш с пистолем и поспешил вниз. По дороге заглянул к дочери: малышка спала, выпростав из-под одеяла смуглую ножку. Дельмар печально улыбнулся и осторожно подался назад.
По-хорошему надо было сообщить о случившемся в Рийн, чтобы оттуда уже направили специалиста, но размеренность деревенской жизни уже не казалась такой чарующей, как по началу, и толкала на поиски развлечений.
Дельмар оседлал белую кобылу Алейты, приложил палец к губам и подмигнул понятливо заухмылявшемуся в ответ конюху и вывел лошадку во двор, где обгладывал коновязь так и не расседланный Пикаро.
- Ты точно хорошо себя чувствуешь? - обеспокоенно спросил Эррандес у подошедшей целительницы.
Теперь, когда он уже добился своего, инквизитор вдруг вспомнил про наличие у него совести, но лучше поздно, чем никогда.

11

Re: «А в землянке - людоед. Заходи-ка на обед» - 6 день II дюжины Луны Винограда, 1022 год

- Точно, - уверенно тряхнула головой Алейта.
И тут же лукаво сощурила глаза, насмешливо интересуясь:
- А что, решение поехать с тобой кажется тебе настолько странным?
За то время, пока Дельмар собирал вещи и седлал лошадей, целительница успела умыться, одеться и привести себя в порядок: еще недавно растрепанные со сна волосы ее теперь были заплетены в гладкую косу, а не слишком подходящий для выездов халат сменил белый кавалерийский мундир - не самый новый и чистый, один из тех, что не жалко было ободрать или, скажем, пожертвовать на бедность недружелюбному мертвяку.
Оружие, кстати, Алейта тоже взяла с собой - чтобы в случае возникновения непредвиденных сложностей она могла сделать нечто более полезное, чем просто спрятаться за широкую спину инквизитора.
Целительница понятия не имела, зачем во все это ввязывается - вернее всего, из любопытства, ибо принимать участия в загонной охоте на нежить ей доселе не приходилось, и кто-то бы сказал, что к счастью, а вот Алейта явно считала это упущением.
Вставляя ногу в стремя, целительница успела подумать, что Альхесида по их возвращении наверняка надуется на обоих.
- Нам надо постараться обойтись без приключений, - серьезно сообщила Алейта, - иначе твоя сестра нам житья не даст своими рассказами о том, как мы никогда не берем ее на веселые прогулки.
Вьюга под ней, от предвкушения скачки пребывавшая в игривом настроении, переступала ногами и выигибала шею, пытаясь играть с наездницей в свою любимую игру "перетяни повод", за что получила ощутимый тычок в шею, за которым, однако последовало примирительное похлопывание.
- Не хулигань. - строго потребовала Алейта. - Сейчас поедем.
Солнце на ладонь поднималось над горизонтом, когда инквизитор и целительница выехали за ворота.
- Вообще, в этом что-то есть такое исторически правильное, - размышляла вслух Линьер, - в том, что Дельмар идет гонять нежить.

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете