1

Тема: «Женское лицо дипломатии» - 3 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Место: дом Риннары Лоретти
Участники: Риннара Лоретти и Эвридис Иньеста

История об издёвке судьбы и всех Богов разом: сеньора дуайен и посол Амарии должна вводить в курс дел в Этрине представительницу посольства Иверьесы.

2

Re: «Женское лицо дипломатии» - 3 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Дипломатические правила есть дипломатические правила — большинство из них оставались действующими даже на время войн, что следовало учитывать и исполнять; и донья Иньеста следовала и исполняла: так по прибытии в чужую иверцам, но почти родную для неё империю  Эвридис сама вызвалась переговорить с нынешним дуайеном в Этрине — она понимала, что это необходимость, которую не следовало избегать, даже несмотря на то, что говорить предстояло с амарийкой, последней из Лоретти.
Будучи дипломатом по натуре и образованию большим, нежели дон де ла Форка, Иньеста шла на этот шаг совершенно осознанно: она опасалась, что столкновение Риннары и Родриго в условиях вынужденной беседы лишь приумножит проблемы — и не так важно, чьи именно. Нельзя сказать, что она ждала чего-то конкретного от герцога или амарийки, но всё же считала своим долгом предупредить даже незначительную вероятность того, что подобный разговор перерастёт в локальную войну.
Иверка помнила, что у слов, у действий, даже взвешенных и обдуманных, всегда была своя цена.
Поэтому госпоже Лоретти она писала сама, от имени своего и лица посольства, которое представляла; поэтому она выражала почтение и прибыла точно в обговоренный час, чтобы ничем не продемонстрировать своего неуважения и пренебрежительного отношения, которых и не было.
Донья Эвридис действовала согласно неписанным правилам.
И именно поэтому она, посланница воюющей Иверьесы, была живым воплощением нейтралитета: она не её страна, не армия, не решения её императора и не всегда решения посла, но всё-таки представительница, которая должна была выполнять свою миссию.
И она выполняла.
— Сеньора Лоретти, я высоко ценю возможность встретиться с вами, — распрямившись из реверанса, выверенного в каждом движении, Иньеста заговорила на этринском, обойдясь без приятных в обычное время попыток оказать почтение представителю другой страны, говоря на его родном языке. В лице женщины не было написано ни единой лишней эмоции.