1

Тема: «Высокая дипломатия» - 1 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Место: Особняк сеньоры Лоретти
Участники: Риннара Лоретти, Наафаль-ар'Саадир, Конрадайн Рихтен, Лорайе Арьеса

Раз в луну посол Амарии собирает у себя в особняке послов других иностранных держав на дружеский ужин. О чем говорят за закрытыми дверями для непосвященных остается загадкой, но этими ужинами пренебрегают очень редко.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
2

Re: «Высокая дипломатия» - 1 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Вечер обещал быть чарующим - закатное солнце окрасило небосвод в багряные краски, они играли на лепестках цветов в особняке, создавая впечатление, что розы забрызганы кровью. Когда гости соберутся, солнце уже закатиться за горизонт, слуги зажгут свечи и задернут тяжелые шторы, но сейчас хозяйка позволяла себе вдоволь насладиться игрой света и цвета на стенах и цветах собственного жилища.
В этот день она ждала троих гостей - небольшой круглый стол (возможно, гости будут сидеть так близко, что смогут случайно касаться друг друга локтями) стоял в тесном эркере, никаких слуг на таких ужинах не предполагалось - разговоры ведущиеся здесь должны были оставаться достоянием ушей только их участников.
Запах, стоящий в комнате, был немного горьким и на удивление свежим, он не туманил разума, не пробуждал ни страстей, ни инстинктов, напротив, он очищал сознание и открывал глаза, заставляя ум работать четко и трезво.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
3

Re: «Высокая дипломатия» - 1 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Море, как истинная женщина, никогда не предстаёт наблюдателю в одном наряде дважды. Никогда не живший у воды Наафаль молчаливо соглашался со своим вздорным предком Риаром ар‘Саадиром. Две дюжины дней он каждый день видел уходящую в небо воду, но приходящие на ум строчки шли волнам лишь в сопровождение, как музыка к напевному сказанию, старому слогу времён шаха Ирсана. Сейчас же, в тех же стенах, что полдюжины дней назад сдвигали границы мира до одних только глаз сеньоры Лоретти, слова царили прологом к ещё несостоявшейся беседе.
— Боги не подарили людям тех слов, что могут выразить мою радость от новой встречи с вами, сеньора, — приветствовал он хозяйку миража поклоном. — С вами ходит моя удача, мне хотелось встретиться с вами раньше, чем с голосами Севера и Запада. На моей земле не принято привлекать внимание к этому знаку, потому что носящие его — всегда на виду, и я хотел преподнести его вам лично.
Распрямившись, Наафаль протянул сеньоре руку. На пальцах его, намертво прицепившись к булавке, сидела золотая стрекоза с узорчатыми переливающимися опаловыми крылышками и чёрными ониксовыми глазами.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

4

Re: «Высокая дипломатия» - 1 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Она улыбалась и эта улыбка была предназначена только ему - не вежливая, сдержанная, а искренняя, чуть смущенная, радостная, такая какую можно было позволить себе только пока остальные послы задерживались.
- Я рада снова видеть вас... - взгляд, чуть смущенный, почему-то чуть укоризненный, она смотрела иль-заанцу в глаза, даже не сразу увидев украшение в его руках, но увидев ее глаза поменяли выражение, укор оттуда пропал начисто, остался лишь яркий восторг - женщины перед искусно сделанной драгоценностью, девочки - перед новой игрушкой. - Она прекрасна...
Пальцы сеньоры Лоретти коснулись стрекозы и случайно - руки посла, ее державшей.
- Вы... поможете ее прикрепить? - улыбка чуть лукавая, показывающая, что ее хозяйка понимает всю неприличность этого предложения.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
5

Re: «Высокая дипломатия» - 1 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Наафаль замешкался, подозревая в улыбке сеньоры Лоретти шутку. Шутку, которую по эту сторону океана любой кавалер воспримет как должное и не станет понимать сказанное буквально. Посланнику не хотелось предстать Риннаре в ещё более смешном свете. Но нет, дочь Амарии смотрела всё так же, и ожидала его действий, и Наафаль, ответив на улыбку немного отеческой иронией, очень ловко посадил стрекозу на платье сеньоры, почти не касаясь её кожи. Выдержав испытания сталью герцогской руки, водой курфюрстин и льдом древнего Старшего, Наафаль, меж тем, ощущал, что с Риннарой ему говорить всего сложнее.
Фокус, достойный небольшой публики, удался, но Наафаль ещё длил мгновение, стоя слишком близко к сеньоре, и отступил, унося с собой аромат её духов как плату за брошь.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

6

Re: «Высокая дипломатия» - 1 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Курфюрстин задумчиво смотрела в окно кареты на проплывавшие мимо дома. Закат, горевший над крышами, был красивый. И тревожный. В свете последних событий, тревога стала постоянной спутницей Конрадайн, не отпуская ни на мгновение. Предстоящий ужин в резиденции сеньоры Лоретти также не смог прогнать тревожные мысли, но, во всяком случае, обещал скрасить этот вечер приятным обществом, а быть может - и новостями.
На ступеньках дома эдле Рихтен на мгновение остановилась и подняла глаза. Небо пульсировало темной кровью, солнце почти зашло за горизонт. Ощущение тревоги отчего-то притупилось, почти исчезло, словно ее забрал закатный багрянец. Курфюрстин глубоко вдохнула пахнущий розами вечерний воздух и вошла в распахнутую слугой дверь особняка.
- Добрый вечер, - Конрадайн скупо улыбнулась хозяйке и иль-заанскому послу. - Сегодня красивый закат, не правда ли? Словно по небу разлилась чья-то кровь. - Эдле чуть прикрыла глаза на мгновение и произнесла, словно извиняясь: - Кажется, сегодняшний вечер располагает к образным сравнениям.

7

Re: «Высокая дипломатия» - 1 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Курфюрстин Рихтенская определенно знала, что сказать в такое время.
Лорайе опять засомневался, нет ли у неё родственников в Лодауре.
Хамаланский посол явился последним, не настолько, чтобы заставлять себя ждать, но и не настолько, чтобы демонстрировать хоть какую-то заинтересованность.
Если Старшие начнут спешить - что-то точно не так с этим миром.
Зачарованная обувь не выдавала шагов, поэтому он успел заметить выражения лиц амарийки и иль-заанца, прежде чем его явление в дверях вслед за послом Альхайма отвлекло внимание. Возникший позади северянки высокий силуэт вызывал мысли о стражах - или о нависающей тени рока, это кому что увидится. Позволив даме пройти, хамалани бесстрастно оглядел сцену будущего представления, подготовленную хозяйкой вечера.
- Мое почтение глубокоуважаемому собранию. Вечер чудесный, - добавил он доброжелательно, соглашаясь с курфюрстин, но глядя на ар'Саадира, и рассеянно погладил кончиком пальца ближайшую розу. Не лепестки - шипы.
- И общество ему под стать.
После слов эдле Рихтен это могло бы звучать зловеще, но выражение его лица было слишком уж нейтральным и исключало любой подтекст.
Не сказать, чтобы он не любопытствовал, но это ждало.

как заплачет сестра моя жизнь —
отойди, говорю,
не сестра ты мне больше.

8

Re: «Высокая дипломатия» - 1 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Бесконечно долгий взгляд было сложно разорвать и пусть даже гости что-то заметили, почему на краткое мгновение это стало неважным. На мгновение глаза сеньоры закрылись, за этот краткий миг она вернула себе самообладание и только тонкие пальцы коснулись стрекозы на груди, погладив ее крылья.
- Эдле Рихтен, тан Арьеса, - хозяйка вечера обернулась к ним в следующий же миг. - Я рада, что вы почтили своим вниманием мой дом в этот чудесный вечер. Эдле, закат безусловно прекрасен, хотя кому-то может показаться, что этот цвет слишком тревожен. Можно было бы задернуть шторы и не видеть его, но мне показалось, что не стоит лишать вас красоты этого зрелища.
Хозяйка говорила по-этрински, что было правильно и логично - им всем этот язык был равно чужой.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
9

Re: «Высокая дипломатия» - 1 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Вырываясь из совершенно неуместных мыслей, властных и несговорчивых, Наафаль поднял взгляд к алому шатру заката. Это помогло мало, но позволило сохранить лицо и лишнее мгновение не показывать его остальным гостям сеньоры Лоретти. Едва открывшись, эта книга захлопнулась, поэзия оборвалась, уступая место прозе.
Посерьёзнев, Наафаль обернулся и учтиво приветствовал послов Альхайма и Хамалани поклоном. Молчаливым, дабы не перебить хозяйку. Только после её слов он сказал:
— Этот цвет обещает благой день, как и ваш приход предвещает хороший вечер и беседу.
В улыбке тана чудилась усмешка, стуке каблуков эдле — предупредительность. И всё, что мог противопоставить этому Наафаль — приветливость и безмятежность. Они и шли в ход.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

10

Re: «Высокая дипломатия» - 1 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Красота зачастую идет об руку с тревожностью, - негромко заметила эдле в ответ на замечание хозяйки дома, - но от этого ею не перестают восхищаться.
От предстоящего вечера веяло легкой неопределенностью, ведь все же ужин в кругу дипломатов - это тоже своего рода сражение, словесная баталия, даже если присутствующие настроены дружественно и доброжелательно. Конрадайн оглядела небольшой круглый стол, перевела взгляд на послов. По их лицам, разумеется, не прочитаешь мыслей и намерений - безмятежный иль-заанец, вежливая улыбка на лице амарийки, как всегда загадочный для курфюрстин хамалани. И она сама - со спокойным ожиданием во взгляде. Достойное общество, так что, пожалуй, несмотря на всю свою неопределенность, вечер обещает быть интересным.

11

Re: «Высокая дипломатия» - 1 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Четвертый приглашенный прошел внутрь бесшумнее видения.
Видение все так же напоминало лицом иллюстрации из книг об основании Этрина и сверкало киноварной рыжиной волос, оттенком до боли напоминающей пресловутый закат - это было одно из немногого, что осталось в его облике прежним от предыдущих встреч с амарийским послом и её гостями.
Лорайе Арьеса в этринской одежде, которая ему внезапно странным образом даже шла, сощурился, глядя на посланницу Альхайма.
- Это всего лишь свет, - обронил он задумчиво, - свет все же лучше темноты. На востоке в это время совсем темно, с других сторон - немногим лучше... Наша сиятельная хозяйка, - хамалани обернулся к дочери князя Фьорина и спрятал улыбку в воротник, - предусмотрительна в выборе окон.
Кровавый свет с запада освещал дом и гостей сеньоры Лоретти.
Посол Хамаланского королевства с отсутствующим видом разглядывал розы на стенах, точно видел их впервые, прислушивался к едва слышным шагам прислуги за стенами, в очередной не пойми какой по счету в жизни раз страстно желал уметь обращаться тенью, и размышлял, что если бы он решил не символизировать совсем, ни капли, ему бы пришлось не только молчать - как минимум испариться или лишить зрения всех присутствующих.
Тоже, кстати, мысль: свет - предмет полезный во всех отношениях.
На платье посланницы Амарии трепетала крылышками золотая стрекоза, знак, которого ему давно не приходилось видеть, тем более по эту сторону моря, и хамалани задержал взгляд на ней - настолько, чтобы хозяйка тоже заметила.
Но ничего не сказал.

как заплачет сестра моя жизнь —
отойди, говорю,
не сестра ты мне больше.

12

Re: «Высокая дипломатия» - 1 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Амарийка перехватила взгляд хамалани и ее улыбка чуть изменилась, из просто-вежливой она стала благодарной, благодарной за то, что тан промолчал.
- Прошу вас, присаживайтесь, господа, - ее рука плавно указала на уставленный явствами стол. - Я надеюсь, что моя предусмотрительность распространяется не только на окна, но и на выбор повара, он обещал сегодня превзойти самого себя.
Она посмотрела в окно, туда, где горел кровавый закат:
- Я буду вынуждена заранее извиниться перед моими дорогими гостями, обычно я стараюсь не докучать делами и новостями слишком сильно на наших обедах, но сегодня я буду говорить много и долго. И много о делах, - она скользнула взглядом по гостям, задержавшись на каждом и каждому был уготовлен свое особый взгляд, предназначавшийся только для него.
Риннара сделала несколько шагов, оказываясь за спинкой одного из стульев и дожидаясь, пока остальные гости выберут себе места.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
13

Re: «Высокая дипломатия» - 1 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Наафалю нечего было извинять светлейшей дочери амарийских земель, из присутствующих только курфюрстин могла бы рассказать об обычном течении приватных встреч у сеньоры Лоретти. Ни Иль-Заан, ни Хамалани уже много десятков лет не держали в Этрине постоянных представительств. Только одни — из силы, другие — из слабости. Наафаль был благодарен сеньоре за её слова. Они помогли ему встать в стороне от самого себя, загнанного чувствами и обстоятельствами в угол. Сам он встал в стороне от Риннары, по левую руку от неё, но лишь затем, чтобы по этринскому этикету предложить место эдле Рихтен.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

14

Re: «Высокая дипломатия» - 1 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Позволите за вами поухаживать? - островитянин легко, будто в танце, положил руку со втянутыми когтями на спинку стула Риннары, которую показательно молчаливый иль-заанец показательно игнорировал.
Словно зеркало, Лорайе отражал и сдержанность северянки, и стену любезности Наафаля, и внезапную деловитость госпожи Лоретти, и, словно в воде, они сливались и обволакивали его непроницаемой второй шкурой.
Миниатюрная амарийка со стороны должна была казаться на его фоне вовсе ребенком, и примерно такие чувства она у него и вызывала.
А дети такой хитрый предмет - за ними нужен глаз да глаз.
Дети. Все они, даже курфюрстина, по человеческим меркам уже на пороге старости, и несмотря на то, что сама успела обзавестись детьми - а статус матери в глазах Лорайе всегда делал смертных женщинами, а не девочками, даже будь они при этом совсем юны. Если бы Король знал, как тан Арьеса будет себя чувствовать в этом обществе - чем-то средним между выставленной напоказ экзотической зверушкой и затейником на детском утреннике, обязанным рассказывать сказки... в общем, Король мог бы злорадствовать.
Лорайе знал, какая роль из двух ему больше по душе: сказки рассказывать он не умел никогда и даже не имел желания, особенно сказки про добрых Старших, которые придут и всех спасут. Как представителю королевства и, на минутку, выразителю воли владык, ему никто не мешал посмеиваться, глядя, как в песочнице кого-то колотят совочком по голове и ломают чужие куличики.
Никто не мешал послу Островов молча потешаться со стороны, но это не значило, что ничто не мешало Лорайе, сыну Ворона - и это было достаточным поводом, чтобы желание нести чепуху под видом полунамеков, намеки под видом чепухи, и всячески развлекаться в своем обычном стиле его покинуло.
Потому он, тряхнув стариной, предпочитал быть экзотической зверушкой, и в этом качестве чувствовал себя вполне уютно.
- Вам не за что извиняться, сеньора, - приглушенно добавил хамалани, и раскатистое мурлыканье в его голосе не чудилось. - "Есть время празднику, и есть время заботам" - так говорят в Этрине. Поправьте, если ошибаюсь.

как заплачет сестра моя жизнь —
отойди, говорю,
не сестра ты мне больше.

15

Re: «Высокая дипломатия» - 1 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Она с благодарностью приняла заботу посла Островов - Риннара опустилась на свой стул с изяществом достойным проявленной учтивости. Дождалась, пока все послы рассядутся, все так же по очереди внимательно смотря на каждого, достаточно долго, чтобы рассмотреть те реакции, которые они показывали, но достаточно коротко, чтобы взгляд мог показаться неучтивым.
- Прошу вас, коллеги, оценить старания повара, - подавая пример, она взяла с ближайшего блюда кусок сыра - причем, руками - вопиющие нарушение приличий для амарийки. Жест, абсолютно естественный для хамалани.
Время утекало сквозь пальцы все быстрее и быстрее, глядя на свои руки, она будто бы наяву видела крупицы его песка. Но танец дипломатии не может начаться без вступления, без соблюдения ритуала, без намеков и знаков.
- Ни для кого не секрет, что мир стоит на пороге большой войны. Ее уже не избежать, но в моих интересах сделать так, чтобы на ней пролилось как можно меньше крови, - Амария не хотела воевать, она не умела и не любила это делать. Если бы была возможность, Амария бы осталась в стороне. Но посол Амарии не будет говорить сейчас этого. - Сады моей родины уже топчут захватчики.
Последнее было относительно свежей новостью и вряд ли кто-то из ее гостей обладал такой информацией, но скоро это уже перестанет быть тайной только для своих.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
16

Re: «Высокая дипломатия» - 1 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Время спешить, как и время праздника в словах Старшего, ушло. Любезность иль-заанца требовала неспешности, и Наафаль с видимым одобрением оценил заслуги повара перед миром и человеческими слабостями собравшихся. В его глазах время для доброй беседы и взаимного убеждения в почтении было не достаточно. Недостаточно для того, чтобы почувствовать себя в коже дипломата из Иль-Заана.
— Вы хотите сказать, светлая госпожа, что ненасытный зверь Иверской империи переступил границы королевства? Как давно и как далеко?

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

17

Re: «Высокая дипломатия» - 1 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Улыбка, с которой Лорайе собирался разъяснять эдле некоторые особенности застольного этикета Островов, за несвоевременностью сгинула.
- Глубоко сочувствую вашему народу, почтенная сеньора. Была ли война объявлена?
Голос хамаланского посла, обернувшегося к хозяйке, был тихим, мягким и образцово нейтральным - с такими же интонациями он мог бы просить передать соль.
Или советовать обратить внимание на соус, лучше подходящий к началу всемирного хаоса.
Он мог скрывать и воодушевление, и досаду, он мог вообще ничего не скрывать - казалось бы, есть ли ему особое дело до передела карты материков? Острова были, и Острова будут всегда, и ущерб торговле - дело не столь значительное, чтобы обратить на себя внимание Короля.
Но маленькая амарийка хорошо держалась, и в намерения тана не входило мешать ей это делать.
Наступив на хвост другим, чуть более занятным, но неуместным вопросам - куда? какими силами? насколько рассредоточены? - Лорайе аккуратно поинтересовался:
- Они уже выдвигали какие-либо требования?
Впрочем, его любопытство, растворенное в вежливом интересе, как яд в воде, относилось вовсе не к иверскому вторжению. Внимательный взор, устремленный на хозяйку, казался благожелательным - разве что самую чуть щекотал.
Как кончик когтя у горла.

как заплачет сестра моя жизнь —
отойди, говорю,
не сестра ты мне больше.

18

Re: «Высокая дипломатия» - 1 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Война не была объявлена, - в голосе княгине Лоретти была нота отчаянья, нота отчаяния не посла, а дочери своего отца.
Острова были, есть и будут, тан дома Арьеса будет так же смотреть быть может на ее внуков, если они когда-нибудь у нее будут, и вполне равнодушно на карту континента, с которой сотрут саму память о цветущей Амарии.
Она чуть развернулась к послу Иль-Заана, отвечая на его вопрос, по возможности, сухо и четко, голос ее не дрожал, но был чуть надломленным, слова давались ей с трудом:
- В самых последних донесениях говорилось, что вражеские войска дошли до Фьорина. Они стоят у стен города и требуют его капитуляции, - ее губы сжались в тонкую напряженную линию. - Простите, мне трудно говорить об этом, я потеряла брата. Они продвигаются через территорию Амарии, не распыляя силы, к ее сердцу. Фьорин не выстоит против них.
Она вновь обратила свой взор на хамалани, он должен был быть умоляющим, несчастным, сломленным, но она смотрела прямо и спокойно, быть может, она тонула, но не опускала флаг:
- Они требуют капитуляции, тан.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
19

Re: «Высокая дипломатия» - 1 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Все, что можно было выжать из улыбок, слов и обещаний, было выжато. В конце вечера, Риннара чувствовала себя так, будто бы это не она выжимала, а ее выжимали и это было не так уж далеко от истины.
Когда гости разъехались из ее дома - закат уже давно догорел. На небе висел огрызок луны, придавая очертанием домов за окном такой вид, будто бы их вырезали из черной бумаги и наклеили на стекло, создавая декорацию для театра теней.
Сделано все, что можно было сделать. Оставалось ждать. Говорят, что дипломатия бессильна, когда уже зазвучали голоса пушек. Сейчас амарийка как никогда раньше осознавала свою беспомощность.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...