1

Тема: «Моря гладь и шум волны» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1025 год

Место: На берегу моря, за пределами порта, а возможно и города.
Участники: Солейн Мордрейк, Фьори Моранди

Амарийская сеньора приглашает на свидание в неожиданном месте, очень ждет встречи и желает странного.

Мчится время, минуты,
Утекает сквозь пальцы песок,
Сквозь меня летит свет
Со скоростью света.
2

Re: «Моря гладь и шум волны» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1025 год

Если уши Фьори Моранди и были предназначены для чего-то богами, то точно для сбора новостей, особенно тех, которые по идее совершенно не касаются любопытной амарийской сеньоры. Стоило ей услышать краем уха, что в город вернулись братья Ордена Клинка, она тут же написала одному из них письмо. Правда встречу назначила только через день, надо же дать сиру выспаться перед тем, как тащится общаться с донной чуть ли не за город. Фьори категорически не хотела, чтоб им помешали, а потому выбрала уединенный маленький пляж в приемлемом по ее мнению удалении от порта.
Сама она пришла сюда намного раньше и прекрасно провела время. Вначале выкупалась совсем без ничего, не мочить же в воде новое платье, цвета морской волны с вышивкой цветочками. А там где никого нет, стеснятся понятно дело некого.
Потом, уже обсохнув, одевшись обратно и употребив треть содержимого корзинки с едой, которую она разумеется не забыла взять с собой, с полчаса решала пришедшую в голову задачу, интегральным исчислением, выводя математические формулы на песке палочкой. Осталась крайне довольна собой, решение вышло красивым.
Потанцевала модный в этом сезоне танец с воображаемым партнером, потом кидала камушки сидя на большом валуне. Это ведь так весело, кинуть левой рукой один камень, а правой второй, так чтоб он догнал первый, они столкнулись и плюхнулись в воду, такая вот у нее в детстве была веселая игра, да и сейчас помогала скоротать время.
Назначенное время уже почти пришло и она стала опасаться, что Солейну будет лень сюда выбираться, что просто решил не приходить, да мало ли чьи прекрасные глаза могли помешать святому отцу прибыть на встречу.
Но долго сомневаться и волноваться было не в ее характере, поэтому сейчас Фьори стояла на валуне и, закрыв глаза, пела по-амарийски, во всяком случае слова если прислушаться были амарийские. А вот мелодия абсолютно чуждая ее родине, скорее уж иль-заанская или может даже хамаланская, отчего казалось, что девушка поет на каком-то несуществующем языке.

Мчится время, минуты,
Утекает сквозь пальцы песок,
Сквозь меня летит свет
Со скоростью света.