1

Тема: «Подводные камни» - 6 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Место: особняк Амарте Линьер
Участники: Амарте Линьер, Терийе Иринней

Хамаланскому лекарю приходит пора уходить, но некоторые вещи не дают ему покоя.

Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?

2

Re: «Подводные камни» - 6 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Дом адмирала напоминал Терийе остров, отдельное место со своими правилами и порядками, и тихие и белые его залы от живущего своей жизнью города снаружи отделял барьер посущественнее ограды.
От того, что де Кирна пустил ко дну его собственный остров, на чужих не делалось уютнее.
Меедонна Линьер тяготилась и заклинанием связи, и появлением в доме посторонних, это ощущалось - но пришелец и сам чувствовал себя чужеродным грязным пятном в этих белоснежных галереях.
Тогда выбора не было, и он уже извинился, но все равно ощущал, будто сделал что-то не так.
Пока оно держалось, хамалани вел подробный журнал, фиксируя наблюдения: как сложно поначалу дышать за двоих, как необычно делить голод на двоих, как чувствуется, когда в одной груди на двоих зарастает одна рана на двоих... как все меняется, когда связь слабеет.
Недавно он обещал, что сумеет расторгнуть узы к сегодняшнему дню.
По сравнению с этим прочее не имело значения, однако чем дальше, тем больше ему являлась правдивость данной учителем клички, не поддающейся нормальному переводу на здешний язык.
Ринней, да, "окруженный шипами".
И шипы не обязательно остриями наружу.
Молчаливый слуга ушел вперед, докладывать, и Терийе подумал, что эти вот их почтительность и опасливый трепет перед хозяйкой внезапно и поразительно ему знакомы - но это смешно, сравнивать слуг адмирала и людей с пиратского корабля.
За окнами шумело не море - дождь, и, проходя мимо них, он знал, что ему пора в этот дождь, и он уже слишком задержался.
- Меедонна, - в голосе доктора Ириннея, не поднявшего голову из поклона, было не больше эмоций, чем в том самом дожде, - добрый день. Как вы чувствуете себя сегодня?
Он уже говорил, что прежде не было нужды спрашивать, кроме соображений вежливости - Терийе просто знал, потому что чувствовал себя ровно так же.
Почти.

Today I have seen the dragon.

3

Re: «Подводные камни» - 6 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Как себя чувствовала меедонна - она и сама затруднилась бы ответить, потому что, с одной стороны, ей казалось, что она только что сбегала до Экайры и обратно, в качестве бонуса волоча за собой "Святую Илларию" на колючей проволоке. А с другой, впала в мечтательно-блаженное состояние без всякой рефлексии так, будто считала эту прогулку самой продуктивной в своей жизни.
Меедонна была даже вполне радушна, насколько это определение можно к ней применить, и созерцала дождь из кабинета, пользуясь тем, что второй из ее гостей отправился домой что-то там проверить.
А про первого она, в целом, за последние сутки подумала только сейчас.
Была бы это не Амарте Линьер, она бы, наверное, покраснела.
Очень сильно.
- Неплохо, - наконец удалось ей соединить свои смутные ощущения в одно очень нейтральное слово, - благодарю вас, почтенный мастер. Не будет ли вам удобнее перейти на родной язык? Прошу вас, располагайтесь. Кофе?
Когда не знаешь, как себя чувствовать и не можешь понять, как вести - на помощь приходит этикет и церемониал.
Устав еще, но здесь не до того.
В юности она бы шарахалась от доктора, как от огня, после подобной истории, но сейчас уже не то время, да и Линьер казалось, будто целитель тяготится связью не меньше, а потому она сочувствовала, насколько могла, и все пыталась понять, чем может отплатить за пусть и зря, но возвращенную жизнь.

Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?

4

Re: «Подводные камни» - 6 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Ринней имел мнение, такое окончательное хамаланское мнение, из тех, что хрен оспоришь, что из Иль-Заана не происходит ничего интересного, кроме интересных болезней, и не сказать, чтобы приключения эскадры Кирнского это мнение поколебали.
Но ночь выдалась та еще, зелья на дороге не валяются, и вообще, старая привычка - бери, пока дают.
Пара лун на необитаемом острове может внушить почтение к любым маленьким радостям цивилизации. Пара лет - тем более.
- Кофе - отр... кхм, творение Шемера, - лекарь лучезарно улыбнулся, все же переходя на хамалани. - Но не помешает, буду очень признателен.
Церемониал и пафос Колючке были противопоказаны.
Ладно, не давались, но не будем о грустном.
Кроме всего, меедонна Линьер была права - на этринском он изъяснялся не слишком благозвучно, и отчасти поэтому посетители дома его не видели, слуги - не трогали, милейшую адмиральскую внучку, внезапно коллегу по ремеслу, он пассивно избегал, и во время, свободное от исполнения врачебного долга, Терийе напоминал себе приблудившуюся зверюгу, и не факт даже, что домашнюю.
Единственную, которая тут в принципе могла водиться - потому что вот в этом кресле он никак не мог представить себе, скажем, кота.
Теперь ясно, зачем ему кот - чтобы помнить, в чем между ними разница.
Целитель заспанно щурился и моргал; еще немного, и это стало бы неприличным.
- Сегодня, - сказал он невыразительно, - вечером, если все пойдет гладко, мне безопасно будет вернуться на борт. Я хочу сказать, теперь я счастлив, что попал к меесиру де Кирна, и мы успели прийти к параду. Мне просто... неспокойно.
Терийе пожал плечами.
- Что теперь будет с ним?

Today I have seen the dragon.

5

Re: «Подводные камни» - 6 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Как и любое творение Шемера, он имеет свои приятные стороны, - сдержанно улыбнулась Амарте, жестом отправляя за искомым кого-то невидимого. Спросил бы кто, она бы не смогла ответить, как так получилось, но со слугами они существовали в параллельных мирах, и хозяйка не смогла бы вспомнить ни одного имени и ни одного лица.
Ну, кроме домоправителя, но тот, конечно, кофе не носил.
В этих условиях она не так уж беспокоилась о пребывании чужака в стенах своего дома - как только стала выздоравливать. Во-первых, какое-то время чужаком мастера Терийе назвать было нельзя. Во-вторых, его можно было доверить... дому и успокоиться. А сейчас он, к тому же, принес добрые вести.
- Вы зря волнуетесь, - Линьер говорила очень ровно, и хамалани в ее исполнении слегка шелестел, как говорили в Рокайне, - самое-самое худшее, что может случиться с меесиром Финнаром - это понижение в звании, но, кроме шуток, никто не станет это делать сейчас, на пороге войны. Да, мы проведем заседание трибунала, скорее затем, чтобы к его... хм... к его словам прислушались не только мы, но, возможно, церковь и Высочайшее Семейство. И все. Хотя меня гораздо больше беспокоит его собственное состояние, чем предстоящий трибунал, да.

Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?

6

Re: «Подводные камни» - 6 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Проводив глазами служанку, Терийе выпрямился в кресле и сцепил руки на коленях. Что-то в воздухе этого дома заставляло держать спину прямо.
Кто бы ни занимался муштрой здешних слуг, он был в своем деле искусен, а Терийе безмерно уважал искусство в любых областях.
И взгляд на адмирала Линьер вызывал у него гордость за пристойно выполненную работу, а предмет разговора - волну глухой досады.
- Я смутно подозреваю, что вы не о диагнозах, - оживленно начал Колючка. - Но это единственное, о чем я могу судить, а физически он здоров, и, если будет есть, как человек, вернется в форму. Что до остального - я не священник и не близкий друг. Но он что-то потерял.
Терийе с усмешкой покачал головой.
- Кроме кораблей. И это я еще не знаю, как ему понравилось быть подозреваемым в покушении на Вас. Меня к нему допустят, меедонна адмирал?
Он уже извинялся за состояние, в котором капитана застал визит Амарте. Отнять отраву у ребенка - святое дело, но капитан Финнар по человеческим меркам уже вполне способен был отвечать за себя. И определенно не был безумен.
Иначе он не был бы капитаном.
Все время плавания Ринней безмолвно, как слуги в этом белом доме, появлялся, снимал последствия возлияний и, не дожидаясь проклятий, исчезал на охоту, чтобы добыть хоть немного чистой еды: очистить провиант от той невидимой дряни, что прилипла ко всему на борту, он не мог.
А способ наверняка был - и никогда раньше Терийе не чувствовал так остро, насколько мало знает. Это должно было как-то его задеть, но уязвить Колючку было сложнее, чем ранить море.
Когда "Морская звезда" пошла ко дну, он хотел отомстить - ну просто потому, что это была та еще лохань, но что свое - то и лучшее, а вместе с ней пропали годы работы и все образцы. Однако, выбравшись на палубу "Милости Синтиль", он ясно понял, что лучшей местью было бы ничего не делать - а ничего не делать Терийе не умел.

Today I have seen the dragon.

7

Re: «Подводные камни» - 6 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Амарте нахмурилась, созерцая потолок.
- Увы, на наших постах нам приходится помнить не только о личной чести. Я прекрасно понимаю, что он ни в чем не виновен, включая покушение на меня, но здесь нужен трибунал, прежде всего, не для того, чтобы соблюсти устав, а чтобы все остальные тоже поняли нашу позицию. Я объясняла ему.
Адмирал покачала головой, не притрагиваясь к своей чашке кофе, чуть ли не из воздуха соткавшейся на столе. Кофе в костяном фарфоре, мед, красный перец из колоний, и...
- Веру. Он потерял веру. Так бывает с людьми, до самой зрелости избегавшими предательств. И я все еще надеюсь, что его это не сломает, потому что я люблю своего друга, но сломанный вице-адмирал мне не нужен. Да, вас пустят к нему, разумеется. Вам достаточно просто сказать, что я так приказала. Я могу что-нибудь сделать для вас лично?
Амартайе сделала небольшую паузу, которую разрывало тихое постукивание когтей по чашке. Сформулировать было почему-то очень тяжело.
- Я предполагаю, вы скажете, что ничего не нужно. И вы исполняли свой долг, или что-то в этом роде. Это правда. Но мне нравится моя жизнь, какой бы она ни была, и я благодарна. К тому же, полагаю, не самый... простой пациент. Так что - или вы скажете, или будем считать, что я вам должна.

Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?

8

Re: «Подводные камни» - 6 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Полагаю, я не самый удобный врач, меедонна. Одно уравновешивает другое.
Ощущения присутствия, личности, вообще чего-то живого, от целителя, замершего в кресле, исходило не больше, чем от самого этого кресла.
Много меньше, чем от служанки, промелькнувшей и исчезнувшей, как блик на воде.
Доктор Иринней смотрел за окно, в серые облака, и очень тщательно подбирал слова.
- В любом другом случае я бы исполнял свой долг, но ваше спасение... необычно. Представьте - если бы ваш адъютант случайно не включила громкую связь? Если бы я был в доме капитана, а не на борту? Если бы успел на полминуты позже? Слишком много совпадений. Я не слишком набожен и сам не знаю, что об этом думать, но, если вы кому-то за это должны - не мне одному.
Хотя ему было, о чем просить.
Глотнув душистого варева - нет, если где и пить кофе, то только в этом доме - он глубоко вдохнул.
- Кстати о долгах. Я говорю, что меесир спас мне жизнь, и он явно понимает "жизнь" как "шкуру", но это не так. И залатать шкуру легче, чем вернуть долг такого рода.
Народу на корабле, впрочем, надо было как-то все объяснить, потому ни они, ни капитан ничего не знали - однако Колючка кое-что умел и наверняка выжил бы и в открытом море, не связываясь с военным флотом Этрина. Кота разве что было жаль, тот бы не выжил точно.
Но это стало бы не единственной потерей.
- Я знаю, чего хотели бы он и его люди - добиться справедливости и отомстить.
Белый фарфор вертелся в белых пальцах - Ринней все никак не мог оставить чашечку в покое.
- Но я хочу, для начала, чтобы моя работа не пошла Шемеру под хвост. Вы мне нравитесь живой, а эти господа, что хотели вас убить, вряд ли передумали и покаялись. Надеюсь, расследование продвигается?

Today I have seen the dragon.

9

Re: «Подводные камни» - 6 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

Амарте задумчиво пожала плечами:
- Видите ли, теоретически этим должна заниматься Инквизиция. Но у меня есть неприятное ощущение, что Инквизиция... пренебрегает своими обязанностями. Я же в расследование не полезу, не до того, в этом деле мне важно только то, чтобы вице-адмирал юга не был признан в этом виновным. А он не будет,  - адмирал продолжала хмуро постукивать когтями по столу и чашке, вторя шелесту капель за окном, - вообще, признаться, это очень, очень странная история, мастер.  И кажется, что отнюдь не я в ней главный герой.
Только вот непонятно, кто именно. Попытка подставить Кирнского? Так она ни в какие ворота не лезет, даже если не будут собраны никакие доказательства его непричастности - а они будут, слишком много свидетелей того, что вице-адмирал не покидал свой дом, к тому же, он не силен не то, что в малефиции, в бытовой-то магии уровень его где-то на уровне пола... подвальных этажей... - так вот, даже если это все будет проигнорировано дознавателями, обязательная клятва в присутствии братьев Горящей Ветви снимет с него подозрения.
Тогда зачем? Что именно пытается затянуть неведомый враг и в чем запутать?
- Я бы предположила, что все это ради того, чтобы мы не спешили в колонии, мастер, - продолжала Линьер так, будто все свои размышления до этого высказывала вслух, - но это значит, что они совсем не в курсе ситуации. Увы, к сожалению, даже если в колониях сейчас пытаются призвать шайтана, им некому будет помешать. У нас под носом куда более неприятные вещи происходят.

Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?

10

Re: «Подводные камни» - 6 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Чтобы лучше понять их планы, стоит представить, что Вас нет в живых. Нельзя было предвидеть удачу бесовки и... меня.
Гость кивнул, молчаливо благодаря за то, что дочь дома Рэйниат делится с ним мыслями, и прикрыл глаза: тьма на на той стороне век была куда привычнее строгого кабинета меедонны и ее взгляда. Во тьме мерцали яркие точки, нечеткие контуры, точно фосфоресцирующие силуэты подводных тварей, меняющие форму и размер, похожие на горящие нити и звездные ожерелья.
У которых нет имен, кроме тех, что им дал Колючка.
У "Милости Синтиль" нет другого врача, кроме него, а он сидит тут, попивая кофе.
- Колонии могут быть телом болезни, - проговорил он, не открывая глаз, - но голова ее - здесь. Или здесь, как минимум, ее рука. Не знаю, было ли спасение "Синтиль" нарушением их замысла, или ее отпустили. Но по тому, что я успел понять, мне кажется, меедонна, что Керенна... больна. Я не лекарь подобному, для этого есть ваша... королевская стража? Да, Инквизиция. И не вправе интересоваться ходом расследования, но - прошу, если я смогу быть полезен, вспомните обо мне.
С преувеличенной осторожностью поставив чашечку на стол, Ринней оглянулся на окно.
От голоса замершего в кресле хамалани дохнуло каким-то ископаемым холодом.
- Я был заперт тут, но кое-что знаю.
Имена кораблей он произнес по-этрински:
- "Экайра", "Ирбис", "Рассвет". Две дюжины и еще пятеро.
Просто потому, что они были смертными. А смертных убивает то, что проходит даром таким, как он.
А он сидит здесь и говорит.
- Я должен идти, почтенная меедонна. Но прежде...
В последние ночи вообще творилось неведомо что: то есть понятно что, даже весело, но при этом Колючке показалось, что "какое-то семейное проклятие" прибавило в силе, и, как адмирал умудрялась при этом радоваться жизни, было загадкой. Больше он уловить не смог, потому как связь уже ослабела, а порчу на меедонне он чуял, но на целителя та отчего-то не перешла.
Ему осталось лишь это ощущение незавершенности узора - то, что одолевает перфекциониста при виде неидеальной окружности или слова с пропущенной буквой, только частью этого был он сам.
- То, что не было соединено полностью, непросто разъединить - это вопрос соответствия объектов, обычно он не возникает, но тут могут быть проблемы из-за вашего проклятия, - Терийе сощурился, пытаясь ощутить нить, связывающую его с женщиной напротив. Хотя, конечно, никакая это была не нить: связь, подобная этой - не статичный сгусток магии, но процесс обмена, и именно потому убрать канал, по которому продолжают течь потоки, сложнее, чем проложить его и потом их запустить.
  - При расторжении может понадобиться сделать на него поправку, к тому же недавно оно будто бы усилилось. Для вашего же благополучия я хотел бы лучше понять, с чем имею дело.

Today I have seen the dragon.

11

Re: «Подводные камни» - 6 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Если бы я сама знала больше, мастер.
Амарте запрокинула голову, в попытках сформулировать ответ, а пока подбирала слова - можно и о первой части беседы:
- Этим займутся святые отцы, мастер. Все мы должны заниматься своими делами, и я не вникаю в ход расследования, кроме как тогда, когда нужно найти свидетелей и предоставить помощь. Мне некогда. Но я не забуду ваше предложение. А вы не забудьте мое - мне нужен корабельный врач, и если случится так, что вы будете искать новый борт, на "Илларии" вас ждут. Что касается остального...
Под шум дождя Линьер понимала, что, внезапно, очень хочет спать. И не очень - говорить. Все было очень, очень лень:
- Все, что я о нем знаю, это то, что передается оно в семье моего отца и, похоже, хм... похоже, до меедонны Иви о нем ничего не знали, да и сама она или успешно с ним боролась, или тоже не была проклята. А потом началось. У меня иначе, чем у остальных, просто очень больно и кошмары. А вот Алейта, моя двоюродная внучка, страдает иначе и, я думаю, ее симптомы куда типичнее.

Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?

12

Re: «Подводные камни» - 6 день II дюжины Луны Парусов, 1024 год

По чести говоря, Колючка не питал ничего похожего на желание исцелить все больное и вычистить все грязное в пределах досягаемости, однако привык делать свою работу на совесть.
И именно потому не замахивался выше своего уровня.
- Хорошо, я мог бы обсудить это с мастером Алейтой, если она захочет, но сейчас некогда выяснять его свойства, - констатировал он, теряя интерес. - Похоже на лодаурскую порчу - это вы, с вероятностью, уже слышали. С ней двух одинаковых случаев не бывает. Пока важно то, как оно мешает снять мои чары - тем более, против этого они бесполезны.
Лекарь искоса поглядел на хозяйку, которой как будто передалось его состояние, и сделал еще один глоток кофе. Благородная горечь напитка и дождь за окном заставляли помышлять о странном.
Колючка сосредоточенно раздумывал, где потерялась порча: на том конце, даже не начав передаваться, или на этом, не сумев отразиться на нем, хотя на хамалани оно обычно действовало так же, как на смертных. Две разных картины на выходе, две разных помехи, две разных формулы - но исходный ритуал разрыва уз в любом случае уже не годился.
Без сложностей, видимо, не судьба.
Адмирал вряд ли оценила бы парадокс, но эти чары связи и порча были отдаленно похожи в тотальности своего действия, оттого и требовали времени для распутывания.
- Есть еще один путь, - подытожил целитель. - Долго, но безопасно. Будете готовы - вызовите меня.
В отличие от порчи, эта паутина сплеталась извне, и с ней можно было много чего сделать.
Вообще удивительно, насколько тонкой может быть грань между исцелением и проклятием.
Терийе оправил отворот рукава, стряхивая несуществующую пылинку.
Предложение адмирала пахло пороховым дымом, делом и отсутствием размышлений, в Керенне пахло сгущающимися неприятностями и полной неизвестностью. Много чужой смерти - против, возможно, его собственной или чего-то похуже: неравенство посложнее того, что с порчей и связью.
Но все узлы надо развязывать по порядку.
- Если после этого вы еще захотите видеть меня на флагмане, я в вашем распоряжении. Но сейчас я не вправе заглядывать далеко вперед.
Только очень далеко.
Там, где было море.

Today I have seen the dragon.