1

Тема: «Вы то, чем мы были, мы то, чем вы будете» - 10 день I дюжины Луны Супругов, 1025 год

Место: Северная Экайра, район Вурхау.
Участники: Ивьен Лордес, Алейта Линьер-нир, Рэйна Алас-Домар.

Вы не знаете, что такое "испорченный обед", если с вами не случалось подобного.

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

2

Re: «Вы то, чем мы были, мы то, чем вы будете» - 10 день I дюжины Луны Супругов, 1025 год

Ивьен подтянул пояс шинели, подхватил простой холщевый мешок со сломаной печатью дипслужбы на завязках, в каких возили почту, и вышел на сухой трескучий альхаймский мороз, провожаемый неодобрительными взглядами. Солдатам сующий бла-ародный нос выскочка в военной шинели поверх цивильного мундира, покрытые жесткой вышивко манжеты которого виднелись из-под коротковатых рукавов шерстяного пальто, не нравился. К армии Ивьен присоединился уже на мармарше и, покидая Иленхайн в спешке, взял, разумеется, самое необходимое, в список которого бобровая шуба не вошла. Замерзнуть дипломату не дали, пожаловав шинелью, тесноватой рослому маркграфу в плечах, а вот шерстяными носками и шарфом юный Хайнрих, известный более как неразговорчивый, а то и вовсе немой Анри, разжился уже в одной из деревне. Не то чтобы белокурому уроженцу севера, предпочевшему вероятное светлое карьерное будущее на чужбине безрадостным перспективам на родине, что-то грозило, скорее Лордес просто хотел избежать обязательных вопросов и подозрений, справеддиво предположив, что победителей не судят, а в противном сучае будет не до того. Но хоть носки, шарф и пуховый платок, поддеваемый под шинель хоть и сделали существование алас-домарца возможным, однако полностью уберечь южанина он беспощадного к чужестранцам курорта не смогли. В отличие от заветной фляжки с верье и со временем заменившей его можжевеловой настойки.
Дойдя до палат, где временно расположили раненных, мужчина, пропустив солдатика с тазом в руках, поймал за локоток одну из сестер-целительниц, что-то быстро шепнув. Девушка кивнула и нырнула под услужливо придержанный полог, а Ивьен коротко поклонился вскоре появившейся на смену хозяйской дочери командору-целительнице.
- Как ваши подопечные, мадонна, смогут пережить ваше недолгое отсутствие в течение пары часов? Мне нужна ваша профессиональная помощь человека, сведующего в расчленении и потрошении.

Хоть нет той силы в нас, что прежде сдвигала небеса, но все еще мы те же.
Ослаблены судьбой сердца, что прежде были тверже стали,
Но воля есть еще бороться и искать… найти и не сдаваться!
3

Re: «Вы то, чем мы были, мы то, чем вы будете» - 10 день I дюжины Луны Супругов, 1025 год

Неспешно вытиравшая руки о живописно окровавленную тряпицу Алейта поглядела на алас-домарца с сомнением.
- Вы что, языка взяли? Тогда просите интенданта, он жилы профессионально тянет.
Рядом с Лордесом, явно нацепившим на себя всю теплую одежду, какую он только смог отыскать, командор Линьер в своем небрежно распахнутом мундире выглядела до беспечного легко одетой, но никаких неудобств от этого явно не испытывала. В какой-то момент целительница выяснила две вещи: во-первых, она гораздо более морозоустойчива, чем полагала ранее, а во-вторых, никакая шуба не согреет так, как здоровый и полезный бег, перемежающийся с физическими нагрузками, каковыми Алейта занималась утра, так что к данному моменту пар от Линьер валил как в прямом, так и переносном смыслах. И ладно бы ее время занимали непосредственные обязанности: в периоды относительного затишья основной головной болью целительницы были отнюдь не умирающие больные, но стоящие не там ящики, недостаток теплых одеял, коек и мозгов у младшего офицерского состава. Если в минуты боя постоянный приток раненых не давал поднять головы, чтобы оглядеться и оценить масштабы неустроенности их походного быта, то в минуты передышки Алейте, окинувшей взором госпиталь, порой хотелось схватиться за голову.
За чью-нибудь чужую. И оторвать ее. А потом оторвать голову кому-нибудь еще, а потом еще - в итоге Линьер, естественно, осталась бы без помощников, но в минуты душевной слабости ей казалось, что потеря невелика, и так все плохо сделано и ничего не работает. И вот в очередной попытке заставить все это работать она уже с утра успела загнать и себя, и весь младший персонал госпиталя настолько, что к данному моменту уже плохо помнила, с чего это все вообще началось и ради чего затевалось. Но по инерции продолжала быть недовольна.
Сестра-целительница поглядывала на Алейту с явной надеждой на то, что командор примет непонятное, но определенно привлекательное предложение Лордеса, и тем самым подарит им всем пару часов передышки; Алейта недовольно косилась на сестру и про себя думала, что сейчас с большим удовольствием кого-нибудь расчленила бы, особенно раз дипслужба дает добро.
- Ну, или, скажем, я могу на пару часов оставить эту юдоль скорби. Для чего я нужна своей империи?

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете