1

Тема: Данне Оттфрид, старший медик Имперского Надзора

1. Имя:
Данне ар'Вернон Оттфрид.

2. Возраст:
44 года.

3. Род деятельности:
Барон Оттфрид, старший медик Службы Его Императорского Величества Надзора.

4. Семья:
родители, братья\сестры: отец Вернон Оттфрид, мать Эрена Оттфрид-а-Марэн.
супруг(а): -
дети: малолетняя воспитанница Вендис.
другие родственники: -

5. Почитаемые божества:
Супруги, также в почете Танаит и Илайна.

6. Характер:
Спокойный, благодушный, с хорошо развитым чувством юмора и такта - такой, каким полагается быть хорошему врачу. Не страдает от завышенной самооценки, скорее уж наоборот, результаты своих действий оценивает довольно скептично и вообще нет предела совершенству, но на удачно выживших пациентов поглядывает не без внутреннего удовлетворения. У Оттфрида легкий нрав и великая страсть к облагодетельствованию всех, кто того заслуживает, однако как этринит далек от философии всепрощения и к врагам отчизны, расплодившихся как в пределах собственно отчизны, так и за ее пределами далеко не так мягкосердечен. Надежный, вызывающий доверие, не любящий перекладывать заботы и ответственность на чужие плечи и твердо придерживающийся собственных принципов. Кроме того, Данне не привык колебаться и решения принимает быстро, успевая взвесить "за" и "против". Совестливый, порой чрезмерно, и в поисках искупления большей частью надуманных грехов зашел бы бес знает куда, если бы Данне вовремя не придерживали на виражах друзья, которых у доктора не так много. В остальном человек разумный, склонный к критичекому мышлению, но не сбрасывающий со счетов интуицию. Как и любой деятель науки и влюбленный в выбранную профессию человек, нередко увлекается, забывая о существовании иного мира, где принято наносить визиты, отвечать на письма и бездарно тратить время на прочие глупости. Впрочем, блеск в глаза говорит о его способности совершать внезапные поступки, удивляя других и удивляясь самому. Живет скромно, иные аристократы сказали бы аскетично, хотя давно может себе позволить куда лучшие условия, но привычка - вторая натура.
Честный человек, к сорока годам так и не научился прилично врать, как и не бароном родился, стыд-позор. Зато, стараясь держаться в стороне от политики, приобрел навык "не понимать" намеков, в этом он практически виртуоз. Впрочем, на Оттфрида как на политичеки-активное лицо давно махнули рукой.
6.1. Привычки: долгое время носил очки пока не поправил зрение при помощи магии - осталась привычка поправлять отсутствующие "окуляры", потирая нос пальцем; когда нужно себя чем-то занять, строит карточные домики или сооружает пирамидки и противовесы из того, что под руку подвернется.
6.2. Фобии: навидавшись оторванных конечностей и ранений в живот, больше всего, пожалуй, боится остаться калекой и мучительной смерти.

7. Описание внешности:
Высокий, достаточно хорошо сложен, в движениях чувствуется энергия деятельного, полного сил человека. О доли крови Старших говорят не только клыки и когти, но и резкие, четкие черты лица, и иссиня-черные волосы, вопреки моде остриженные коротко, что доставляет куда меньше неудобств в профессиональной деятельности и, кроме того, требует меньше времени для ухода. Прямой нос, крупные, серые, глубоко посаженные, выразительные глаза и приятная, хоть и сдержанная мимика. Однако красавцем Данне не назвать в первую очередь из-за крупного нелепого подбородка с заметной ямочкой, к тому же у джерданца смуглая кожа, что особенно бросается в глаза рядом с бледнокожими соотечественниками.
В одежде, как и во всем прочем, скромен и неприхотлив, но держит платье в неизменном порядке - неопрятный врач, как и дворянин, не вызывает ни доверия, ни уважения.

8. Способности:
общие способности: выпускник двух факультетов Маллари, доктор медицинских наук, одаренный хирург, хорошо рисует, играет в карты и даже не всегда проигрывает, но предпочитает шахматы. Знает амарийский, хамалани - в той степени, которой требует профессия, немного иверьесский.
физически и боевые способности: неплохо владеет шпагой, но стреляет куда лучше, хороший всадник.
магические способности: бакалавр магии преобразования.

9. Биография:
Когда Данне покинул Джердан, оставляя за спиной опостылевшее баронство, где не жили - прозябали, ему виделся мир открытых дверей и ждущая его, баронета Оттфрида, череда возможностей. Столица быстро познакомила провинциального юношу с нелицеприятной реальностью, лишний раз напомнив, что удача любит дерзких и наглость - второе счастье. В тот день удача улыбалась разбойникам и голодранцам, ограбившим и поколотившим заплутавшего наследника древнего рода, у которого и отбирать-то было собо нечего, за что ему всыпали дополнительно. Но мир не без добрых людей: потрепанного страдальца, в лучших традициях сказок, приютила добрая булочница. Какое-то время Данне, поступивший все-таки в Маллари на медицинский факультет, в благодарность учил ее детишек грамоте и чтению, а когда получил следующее пособие из дома, снял комнату над пекарней.
Учился старательно и с полной отдачей, прекрасно понимая, насколько от этого зависит его будущая судьба - в отличие от более удачливых и богатых сокашников, ни на фамильное наследство, ни на связи при дворе будущий барон рассчитывать не мог и должен был полагаться только на себя. И избегать темных переулков, конечно.
Завершил обучение с отличием, но от предложенного места, весьма многообещающего, внезапно и к удивлению менторов отказался, записавшись в армию. Есть подозрение - не без влияния на глупое молодое сердце и томившийся любовной мукой разум благородной донны, отдающей предпочтение военному мундиру.
Служил в Иль-Заане, там же от знакомого, служившего в другом полку, узнал, что донна не дождалась, когда Данне совершит свой подвиг, и выгодно вышла замуж, ввергув молодого врача в тоску и уныние, от которых его быстро избавило заботливое в отеческой суровости и нетерпении к слабости командование. После завершения войны был переведен в Алас-Домар, где, можно сказать, состоялся как профессионал. Раненого на учениях капитан-командора де Вера по порядку полагалось оперировать полевому хирургу, да того рядом не оказалось, и не терпящую отлагательства операцию пришлось проводить молодому помощнику. Гордиться, впрочем, нечем: "резекция" только звучит мудро, откромсать часть легкого и сделать человека инвалидом - то еще начало карьеры. Когда жизнь пациента оказалась вне опасности, Данне впервые в жизни напился - в компании деверовского коня.
Ирар де Вер комиссовался, Оттфрид еще какое-то время продолжал службу, затем ушел в отставку, чтобы продолжить обучение. Получил докторскую степень, выучился на бакалавра магии преобразования, даром что укрощенный в детстве магический дар мог стать подспорьем в работе. Однако частную практику вести оказалось не так-то просто - к молодому незнакомому врачу не спешили толпы страждущих, а арендную плату и зарплату ассистентке-студентке нужно было платить вовремя.
В час душевной слабости Супруги послали ему испытание, с которым к тому времени уже барон не справился. Он, безусловно, не мог не отличить ранение, нанесенное на расстоянии, от самострела, и должен был сообщить властям, но в великой нужде не устоял перед зовом презренного металла и пошел за сделку с совестью. Оценивший солидарность врача криминальный элемент рассказал о Данне дружкам, считая, видимо, что оказывает тому услугу, и все покатилось под горку - стремительно и неуклонно.
Чувство вины, однако, грызло честного гражданина без устали, и медицинский спирт пришлось закупать чаще обычного. Бесы знают, до чего это Оттфрида довело бы, но в один воистину прекрасный день их взяли с поличным - только что перебинтованного преступника и рефлексирующего доктора. Почти сутки бедный барон провел за решеткой бок о бок с обладателями таких рож, что его собственные недавние клиенты казались агнцами, а затем свет заслонила высокая фигура со смутно знакомым лицом и притворилась удивленной: "О, барон! Я вас везде ищу, а вы вон где".
Ирар ар'Кинир де Вер на самом деле умел быть благодарным, выведя Оттфрида из мрака камеры предварительного содержания и заблуждений к вершинам горним. Вдыхая свежий осенний воздух полной грудью, Данне пообещал себе, что начнет честную жизнь, что больше никогда и ни за что... в общем все то, что обещают себе грешники, избежавшие заслуженной кары. Что самое удивительное, в отличие от многих, на самом деле никогда и ни за что, разве только в интересах следствия и с ведома, точнее с указания де Вера. И спирт с тех пор закупается в строгом соответствии с заполненными декларациями.
Карьера пошла в гору. Личный медик барона, куратор медицинских экспертиз в департаменте, а затем и лейб-медик ее императорского величества. Не обошлось без радости и на сердечном фронте, хотя когда студентка из Иверьессы буквально упала к нему в руки в самом настоящем обмороке, Оттфрид не мог предположить, чем закончится эта встреча. Данне был счастлив, как может быть счастлив мужчина, имеющий любимую работу, верных друзей и расположенную нему женщину. И за любимой-то работы, полагая, что все вокруг счастливы так же, как он, забыл, что жизнь - движение вперед, и не заметил, как расположение женщины перевесила ее любовь к родине. Он не сразу сообразил, чего лишился - было грустно и обидно, но барон как последний дурак сам проводил Эвридис Иньесту в обратный путь, не чая уж больше ее увидеть. А когда понял, что его чувства были чем-то большим простой симпатии и привязанности, решил, что так оно лучше и проще, жить будет холостяком, умрет в одиночестве и так ему и надо. И им всем тоже!
Утешился привычным образом - с головой уйдя в процесс познания человеческого внутреннего содержания через его внутреннее содержимое. Не так давно призрел в своем доме девочку с улицы, все еще не оставляя надежды пристроить ее в хорошую семью.
После коронации Рэймина I, устав от двора, подал прошение о переводе в новосозданную Службу Его Императорского Величества Надзора, во главе которой встал давний друг и протектор де Вер.

10. Ваши пожелания и планы на игру:
Отыграть этакого доктора Уатсона.

2

Re: Данне Оттфрид, старший медик Имперского Надзора

Личная хронология

До 1024 года

• «Природа человеческая» - 4 день I дюжины Луны Волн, 1012 год
• «Болезни и их последствия» - 8 день II дюжины Луны Туманов, 1018 года