1

Тема: «Врачебные ошибки» - I дюжина Луны Штормов, 1025 год

Место: ледяной ад.
Участники: пьют.

Когда работы много, а времени на сон - мало, главное - смотреть в будущее с оптимизмом, не терять присутствия духа и бутылка верье, припрятанная под койкой.

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

2

Re: «Врачебные ошибки» - I дюжина Луны Штормов, 1025 год

[nic]Телор Амарис[/nic][lz]Если не вылечу - подниму[/lz]

Порой он задумывался, есть ли вообще в Империи хоть один медик, который бы не баловался некромантией, пока другие не видят. Наверняка да, но Телор до принятия нового закона предпочитал много знакомых не заводить, чтобы лишний раз не поставить под угрозу собственную безопасность. А теперь привычка играла с ним дурные шутки.
Вопреки общественному мнению, некроманты отнюдь не некрофилы (ну ладно, не все), и от трупов маг никогда не приходил в восторг, независимо от того, насколько они были свежие. Тем более, не радовался, если пациент превращался в труп прямо на операционном столе, поэтому приходилось прикладывать все свои профессиональные навыки - первые профессиональные, если можно так выразиться.
- ...иглу. Лигатурную. Нить на два. Спирт. зажим.
- Мастер, а почему вы не...
- Заткнись.
За стенами шатра бушевала метель, в метели бродили чьи-то умелые поделки, и вот еще, почему Телор отчаянно не хотел новых трупов - чтобы не поставлять материал неизвестному умельцу. И так раздолье.
А раненый тем временем упрямо делал все, чтобы в непрекрасный момент оказаться снаружи и тоже неуклюже переваливаться в снегу, изображая сломанную марионетку.
Злобную, вечноголодную марионетку.
- ...Зажим сюда. Контролируйте дыхание.
Сердце в развороченной грудной клетке все еще билось, во многом благодаря ассистенту - вчерашнему выпускнику Маллари - и его старательному, хоть и не слишком тонкому колдовству. В самый раз то, что нужно. Ассистент, впрочем, закапал кровью из носа уже и себя, и пол, и немного даже генерала Карье, которому, к счастью, было совершенно всё равно.
- Между прочим, - уныло заметил мастер Телор, маг-целитель, некромант и несостоявшийся (пока) преподаватель свежеоткрытой кафедры некромантии в Маллари, - будь это какой-то рядовой, беса с два бы мы здесь собрались такой компанией. отволокли бы в сугроб и положили, а тут, гляди, важная птица. Так что, короче, лапоньки, эта сволочь тут сдохнуть не должна. А если сдохнет, я его лично подниму и отправлю вперед на лошади. Все равно от генерала толку примерно как от качественного мертвяка, и сидеть красивый в седле он тоже может.
Санитары поодаль нервно переглянулись. Ассистент посмотрел прозрачным взглядом и...
- ...! - коротко резюмировал Телор, проводив взглядом обморочного беднягу, - Есть здесь маги?

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

3

Re: «Врачебные ошибки» - I дюжина Луны Штормов, 1025 год

- Не орите, - строго сказал Анейрин, - вот что вы орете? Только других пациентов пугаете.
Алейта с любопытством поглядела на коллегу и покрутила в замерзших пальцах перо. С ее точки зрения, пациент вполне имел право возмущаться наличием посторонних предметов у себя в ноге - ее бы тоже такая мелочь расстроила - но выражать свое недовольство мог бы и потише. От крика капитан-майора закладывало уши, и тряпичные стены колыхались, казалось, не от холодного ветра снаружи, но от его хорошо поставленного баритона: шутка ли, две минуты орать на одной и той же ноте, не прерываясь! Возможно, капитан-майору стоило бы не воевать, а петь в опере - однако в данный момент, обе жизненные перспективы его оказывались под вопросом, потому что нога капитан-майора, которую безжалостно кромсал хирург, была причудливо изукрашена черно-фиолетовыми гангренозными разводами. Отнять ее до колена было бы простейшим решением - но Анейрин справедливо полагал, что расставание с конечностью капитан-майора расстроит, и честно пытался эту конечность сохранить в максимально неизменном состоянии.
Ну, насколько это было возможно.
- Боль временна, - наставительно вещал Анейрин, невозмутимо орудуя скальпелем, - а нога вам на всю жизнь останется. Если останется.
Ассистентка хирурга часто икала, но пока держалась: тщедушная, веснушчатая, вечно испуганная девочка, она всего несколько дюжин назад была спешно переведена из маркитанток в медсестры, когда обнаружилось, что у нее, оказывается, есть магический дар. Обучена его пользованию она была постольку поскольку - ровно так, чтобы не поднять ближайшее кладбище из-за печали по неверному ухажеру - но старшая госпитальная сестра мигом взяла юное дарование в оборот, и сейчас дарование вполне сносно обеспечивало капитан-майору некоторое обезболивание.
Не полное, очевидно, но выбирать не приходилось.
- Я вам рот завяжу, Матерью клянусь. - Анейрин, очевидно, начинал сердиться. - Смените хоть тональность, сил уже нет.
Сам Анейрин магом не родился - зато стал отличным хирургом, и если бы Алейте вдруг пришлось вверять свое покореженное тело кому-либо, она бы без колебаний отдалась ему.
Как бы странно это ни звучало.
В угол позади хирурга целительница забилась, чтобы попытаться в относительном спокойтсвии заполнить проклятущий госпитальный журнал - который командор-целитель вопреки всем неурядицам все-таки старалась исправно вести - но, как видно, с местом дислокации прогадала почти так же, как их генералы.
В пространство между холщовыми стенами просунулась растрепанная голова санитара.
- Командор Линьер, там...
- Меня тут нет, - веско проговорила командор Линьер, прикрываясь госпитальным журналом.
- ...там генерал Карье помирает, чтоб он сдох. Ассистент все. Свободного не найти. Вы ж колдуете, командор?
Капитан-майор под скальпелем Анейрина взял какую-то особо высокую ноту и наконец-то сменил тональность.
Рыженькая сестричка икнула три раза подряд, и крик капитан-майора поутих.
Алейта сунула госпитальный журнал в соседний ящик и, скинув с плеч чужой мундир, что грел ее все это время, поднялась на ноги.
- Веди. Давно помирает? Режет кто?
- Мастер Телор. Да как притащили, так и...
- Плохо, - сказал за спиной Алейты Анейрин, не отвлекаясь от гангрены, - если у Телора помирает, то плохо.
- Он пациент, его дело помирать. Веди давай.
Она успела подхватить умирающее тело ровно в тот момент, когда душа его обладателя уже, наверное, видела перед собой сияющий вход в Зеркальные залы, и тем самым, наверное, ее порядком расстроила: заслуженный генералом отдых был, казалось, так близко!
Но вот еще, все работают, и он пускай не прохлаждается.
Грудная клетка генерала поднялась и опала; потом поднялась снова и опала снова.
- Мозг, вроде, пашет еще, - вместо приветствия сообщила Алейта, - вроде, даже как надо, но без гарантий. Здравствуй, коллега.

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

4

Re: «Врачебные ошибки» - I дюжина Луны Штормов, 1025 год

[nic]Телор Амарис[/nic][lz]Если не вылечу - подниму[/lz]

- Мозг? У Карье? Смешно, - без энтузиазма прокомментировал доктор Амарис, в этот момент сшивающий крупный сосуд, и от того особенно ворчливый, - я его видел относительно здоровым, и поверьте, высшая нервная деятельность там, как у большей части офицерского состава, даже рядом не ночевала. Бабы, драки, палаши - вот предел его интересов.
До ответного приветствия Телор не снизошел.
Доктор Линьер явилась очень вовремя, потому что в третий раз приводить ассистента в себя было бы уже бесчеловечно, да и небезопасно, а полный сил и куда более опытный второй маг вполне имел шанс продержаться до конца без особых последствий для здоровья.
- Раз уж вы здесь, тогда шить заканчиваем. Как насчет хорошо поколдовать, коллега? - здесь бы посветить энтузиазмом, но не получилось. Больше всего на свете Телор хотел две вещи: выпить и сдохнуть, причем, в любой последовательности.
Мрачно вытерев подтекающую из носа кровь, целитель снял перчатки и развел руки в стороны: в воздухе повисли протянувшиеся от пальцев голубоватые нити, подобно щупальцам или усикам насекомых, нащупывающие что-то в открытой ране и путешествующие по рваным ее краям. Они ныряли вглубь сосудов, оплели сердце, и можно было видеть, как осторожно, участками, стягиваются ткани и края сосудов.
- Если бы я... не стал магом... выступал бы в цирке. С марионетками. С ними проще, - ворчал Амарис, потому что не мог не ворчать. Генерал изредка начинал хрипеть, и само по себе это было добрым знаком, - а вот расскажите мне пока, что у вас там так орет в соседнем шатре? У нас здесь чуть головы не лопнули.
Не то, чтобы интересно, но надо же чем-то себя занять, иначе, долго любуясь на копошение нитей, и занимаясь только ими, можно запросто сойти с ума. Было в этом прекрасном и действенном заклинании всё же что-то крайне тошнотворное.
Даже более, чем ходячие трупы снаружи.
- Как у вас с иллюзиями, кстати?

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

5

Re: «Врачебные ошибки» - I дюжина Луны Штормов, 1025 год

- Это капитан-майор Тавиль, будущая звезда кереннской оперы, - охотно представила голосистого пациента Алейта, одновременно подхватывая на себя часть нагрузки от сияющих нитей, - хромая, правда. Анейрин ему уже половину стопы искромсал.
В ушах моментально начало шуметь, и Алейта недовольно повела плечами, будто пыталась стряхнуть с них тяжесть чужого отката - даже разделенный на двоих он ощущался неприятно и сулил долгую мигрень потом, когда все закончится; а уж поддерживать заклинание в одиночку было бы задачей совсем непростой, однако про себя целительница восхитилась легкости, с которой Амарис смог создать исцеляющие нити.
Частота, с которой плохие люди оказывались хорошими магами, внушала какое-то даже опасение.
Телор Амарис ворчал слишком часто и упоенно, чтобы считаться хорошим человеком; а еще Телор Амарис не любил здороваться, чужие советы, ассистентов и в целом людей, за что среди коллег почитался заносчивым снобом и в то же время был нежно любим Алейтой, видевшей в Телоре одновременно родственную душу и кару Хозяев на голову младшего медицинского персонала, которому эта кара уже давно полагалась.
Телор о симпатии со стороны командора Линьер не знал, и оттого с ней не здоровался ровно так же, как и со всеми остальными.
Из-за ширмы показалась унылого вида сестричка, окинула обоих целителей и комок светящихся щупалец безразличным взором и бесцветно поинтересовалась:
- Ассистенты есть?..
- Вон лежит, если хотите.
Медсестра проследила взгляд Алейты, оглядела наспех сложенного на носилки бедолагу и, нимало не изменившись в лице, развернулась и вышла.
Светящиеся синие щупальцы походили на медузьи, и оттого вызывали у командора Линьер какое-то странное восхищенное отвращение.
- Так себе, - запоздало ответила она на вопрос коллеги, возвращаясь к прерванному разговору, - с визуальными особенно так себе. А что?
Пальцы ее правой руки то сжимались в кулак, то снова разжимались, и спящий генерал дышал в ритм - среди целителей это считалось неизящным, но у Алейты сейчас было гораздо больше забот, кроме как казаться виртуозным мастером своего дела. Со стороны входа в шатер то и дело врывались порывы ледяного воздуха - это сновали туда-сюда санитары - и за хлопками ткани можно было различить обрывки песни, которую кто-то старательно выводил вдалеке.
Мертвяков привлекут. А хотя, с другой стороны, те и так сами приползут, без песен.

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

6

Re: «Врачебные ошибки» - I дюжина Луны Штормов, 1025 год

[nic]Телор Амарис[/nic][lz]Если не вылечу - подниму.[/lz]

- Тоже мне, звезда, - флегматично заметил Амарис, - одна нота, и та фальшивая.
К капитан-майору он никакого сочувствия не испытывал ровным счетом, как и ко всем высокопоставленным военным, мнение о которых уже высказал в начале беседы, и не то, чтобы его действительно сильно интересовали причины, по которым тот орет, но...
- ...между прочим, у меня тут четверо с тяжелой контузией, и им бы отоспаться, пока очередной бой не начался. И если у вас нет должного обезболивания, хоть бы выпить ему дали. Вон, местного самогона стакан. Ну или дайте уже по голове, лучше пять контуженых, но тихих, чем один такой... тенор.
Нити делали свое дело, сердце билось мерно, не в пример работе ассистента, Телор отвлекся, чтобы вытереть рукавом пот, выступивший на лбу и, кажется, над верхней губой. Широкий мазок крови на тыльной стороне ладони показал, что последнее решение было так себе.
Командор Линьер была невыносимо занудна, но зато отлично делала свое дело. С кем-то другим пришлось бы или шить дальше, теряя много часов, или носовым кровотечением дело бы не обошлось. Командор Линьер была - для своего возраста - профессионалом, и поэтому Телор обошелся без сердитой лекции на тему необходимости изучать другие разделы магии. Осталось короткое:
- Тогда неважно, - произнесенное тоном, которым общаются с детьми и животными, - было бы неплохо, если бы кто-то мог визуализировать происходящее внутри, потому что я могу рассмотреть не всё. Но одновременно не потяну, значит, что обойдемся так.
Медленно тянущиеся минуты сложились в час, потом во второй. К началу третьего на груди Карнье осталось нечто, напоминающее неглубокую рваную рану.
- Это пусть зашьют. Любой криворукий сможет, - брезгливо заметил Амарис, бесцеремонным пинком отправляя стул в сторону доктора Линьер, - присядьте-ка. На вас лица нет. Хуже мертвяка выглядите.
Стул был один, поэтому некромант опустился на пол. В голове шумело, будто он сам поймал камень в голову.
- Что-то ваш этот первый голос заткнулся. Сдох, надеюсь.

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

7

Re: «Врачебные ошибки» - I дюжина Луны Штормов, 1025 год

- Не дождетесь, - вяло огрызнулась Алейта и устало опустилась на не слишком дружелюбно предложенный стул, - потеря мизинца ноги пока не смертельна.
Она стойко проигнорировала все комментарии мастера Телора относительно своей внешности - хотя бы потому, что не сомневалась в их правдивости. Ее отвратительнейшим образом мутило, и перед глазами неотвязно плясали черные мушки, так что навряд ли Алейта сейчас могла похвастаться румянцем во всю щеку и задорным блеском глаз. Хотя, с другой стороны - кто мог бы после двухчасовой операции?
Командор Линьер устало потерла ладонями лицо.
- Так. - сказала она.
Самоуверенность мастера Амариса, хоть и небеспочвенная, всегда вызывала определенное раздражение; и если обычно Алейте удавалось держать удар, то сейчас, на больную голову, она ощущала непреодолимую потребность сделать некроманту неприятно в ответ.
В идеале, конечно, огреть табуреткой по голове, но увы - мастер Амарис был кадром слишком ценным, чтобы обходиться с ним столь топорно. Это тоже слегка раздражало - будто некромант специально, дабы досадить ей, Алейте, стал профессионалом того уровня, на которого уже нельзя было поднять табуретку.
- Так. - повторила Алейта.
И отняла руки от лица.
За то время, пока она просидела в темноте собственных ладоней, к генералу Карнье успели прислать того самого "криворукого", пришествие которого предсказывал Телор: Алейта устало оглядела нервного, молоденького хирурга, что под по-змеиному пристальным взором Амариса потел и не мог попасть ниткой в игольное ушко. Санитары и медсестра чуть поодаль изображали бурную деятельность, перекладывая теплые одеяла с носилок на носилки, и явно надеялись, что или хирург поскорее закончит, или мастер Амарис наконец уйдет.
Сквозь то и дело приоткрывающийся полог входа было видно, как закатное солнце оставляет на снегу длинные розовые полосы.
- Йерки. - решительно потребовала командор-целитель от санитаров, которые в четвертый раз складывали многострадальное одеяло. - Йерки, а потом мы пойдем на обход. Мастер Амарис, я прошу вас сопровождать меня.

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

8

Re: «Врачебные ошибки» - I дюжина Луны Штормов, 1025 год

[nic]Телор Амарис[/nic][lz]Не вылечу - подниму.[/lz]


Мастер Амарис воззрился на доктора Линьер, как на душевнобольную - впрочем, для окончательно сбрендившей, та высказывала удивительно, удивительно разумные идеи, Ну вот, вроде требования принести йерки, которую доставили, конечно, во фляжке, где оставалась едва ли половина содержимого. Йерку полагалось беречь, но не в таких вот случаях. Телор даже вежливо подождал, пока выпьет коллега, чтобы потом как следует глотнуть и передернуться по привычке. Занюхивать рукавом при донне он счел непристойным, даже если донна залихватски употребляет... это.
- Обход? Ни за что.
Судя по лицу командора Линьер, она собирается это утверждение оспорить, но у мастера Амариса свои способы прекращать споры, поэтому он поднял руки, как бы сдаваясь, в ответ на хмурый светло-...серый? голубой? взор, а потом... потом опускает их, сложив в не очень сложный жест по дороге.
Измученному магу - любому - и того хватит.
- Знаете, - сказал некромант, когда медсестра снова заглянула в операционную, - командор Линьер очень устала. Дотащите ее до койки.

- Обход, гребена мать, - ворчал он, оставшись наедине с дурацкими записями коллеги, - обход! Что за холерный бес... Что тут вообще написано? Как курица ла... как обычно, короче.
И пошел делать обход.
К его середине ужас и непонимание накрыли госпиталь. Две медсестры ревели друг у друга на плече, один раненый экстренно выздоровел и запросился на передовую, а журнал обходов украсился заключениями, вроде "симулянт", "острая мозговая недосаточность", а так же зарисовками и короткой, но емкой тирадой относительно состояния инструментов. В остальном всё было заполнено так педантично, что даже страшно становилось - и становилось, только, в основном, младшим целителям, которым пообещали всякого, если впредь начальник госпиталя будет сам ходить с обходами.
- ...Кто пишет похоронные? Почему командор Линьер? У вас что, бездельников не найдется, или они все и буквы тоже складывать не умеют?
В ответ ему молчали и громко ненавидели.
Не то, чтобы Амарис когда-то об этом беспокоился, а мешок живительных наставлений у него был всегда наготове, что до Линьер, она была или слишком занята, или слишком мягкосердечна, чтобы его прописывать.
Но Линьер-то спала сном младенца.
А к моменту пробуждения его дежурство закончилось.

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

9

Re: «Врачебные ошибки» - I дюжина Луны Штормов, 1025 год

- У мастера Амариса очень хороший почерк. - сдержанно похвалила Алейта.
Лежащий перед ней госпитальный журнал был заполнен до пугающего скрупулезно, и придраться можно было только к иллюстрации на полях - изображавшей, очевидно, бедственное состояние их хозблока - которой в журнале находиться не полагалось.
Иллюстрация, кстати, была выполнена в безупречной графической технике, будто мастер Амарис впридачу к Маллари закончил еще и Академию изящных исскуств. С другой стороны - а почему бы и нет? Задумываясь, Алейта понимала, как мало она, в сущности, знает об их штатном некроманте, так что в конечном итоге Телор мог оказаться кем угодно, вплоть до пропавшего принца Арьена. Это объяснило бы великосветские замашки, абсолютное нежелание считаться с чужим мнением и святую уверенность в том, что он и только он знает, как будет правильно.
Наверное, стоило сказать коллеге спасибо за несколько часов безмятежного сна, но отчего-то не хотелось. Телор вообще умудрялся так делать добрые дела, что его за это совершенно не хотелось благодарить, и учитывая проницательность некроманта, Алейта склонна была прослеживать в этом или хитрый умысел, или глубокий врожденный дефект личности.
В любом случае Амариса хотелось ударить; и когда командор-целитель явилась к нему из снежного бурана с больничным журналом наперевес, казалось, именно это она и намеревается сделать - но Алейта только демонстративно хлопнула записями по импровизированному столику в палатке у некроманта.
- Я искренне благодарна за помощь, - сформулировала все свои ругательства целительница, - и одним обходом вы подняли нам статистику выздоровлений процента на два; но не могу не спросить, какого хера вы творите, мастер.
Закутанная в бесстыдно украденный у кого-то теплый плащ Алейта выглядела до крайности раздраженной, и красный нос ее воинственно торчал из поднятого до ушей мехового воротника.
- Вам вообще знакомо такое понятие, как субординация? Где вы до этого служили, в какой должности?
К ночи на перевале разыгралась жуткая метель, и к палатке мастера Амариса Алейта брела почти вслепую, едва различая, куда идет, и оттого рискуя забрести не туда и замерзнуть в сугробе - но брела упрямо и непреклонно, потому что есть в жизни вещи, что выше страха и потребности в пошлом комфорте; и желание дать в морду бесстыдному некроманду было одной из этих вещей.
- Почему первое, что я вижу, когда просыпаюсь - это зареванную сестру-хозяйку? Вы серьезно грозились зашить ей рот? Это недопустимо! Почему я, бесы дери, просыпаюсь, хотя не собиралась засыпать?! Вы выгнали троих солдат на мороз в нижнем белье! Откуда во втором шатре появилось три ящика спирта? Сестры три раза стерелизовали все инструменты из страха, что вы заставите их есть гангрену капитана Фурье! Для чего вы запугиваете мне младший персонал? Зачем вы били доктора Динатара медицинским справочником?!
Алейта коротко выдохнула, порывисто опустилась на топчан, заменявший Телору то ли стул, то ли стол, то ли вообще все предметы мебели и решительно стукнула по второму пеньку бутылкой верье, что все это время скрывалась под ее меховым плащом.
- Доставай стаканы.

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

10

Re: «Врачебные ошибки» - I дюжина Луны Штормов, 1025 год

[nic]Телор Амарис[/nic][lz]Не вылечу - подниму.[/lz]

- В последний раз я "служил" в должности декана медицинского факультета Маллари, - с достоинством отвечал Амарис, откладывая в сторону книгу, которая никакого отношения не имела к медицине и называлась как-то, вроде "Страшные истории о малефикарах и проклятиях", - а что, я, не дай Хозяйка, похож на военного? Какой кошмар и деградация.
Благодарность он по привычке проигнорировал, в основном, потому что не имел понятия, как на нее отвечают, кроме посыла по известному адресу, исполнять который в адрес командора Линьер не хотелось. Командор Линьер, между тем, решила свалить на его голову весь ворох глупых вопросов, который придумала по пути.
- Ни малейшего понятия не имею, - раздраженно бросил некромант, - может, потому что она приперлась будить вас и жаловаться? Да, грозился, и жалею, что не исполнил угрозу, сколько можно трындеть? Эти ваши трое солдат втихую пили, пользуясь тем, что никто не видит, доктор Динатар кретин, неспособный отличить аппендицит от несварения желудка, а медсестры дуры, вы вообще видели, на что похожи инструменты? Что касается спирта... хм. По волшебству. Они появились по волшебству, такие дела. И еще по волшебству исчезли двое рядовых медслужбы. Связь улавливаете?
На самом деле магия состояла в том, что два веселых санитара воровали расходники и продавали на сторону, умудряясь даже лекарственные настойки втюхать рядовым, как средства от вшей и просто выпивку, причем, порой одни и те же. Санитаров полагалось бы повесить без суда, но маг дал им немного времени, и вот - по волшебству - всё вернулось на место, а два дезертира погоды не сделают, тем более, что за пределами лагеря им будут рады.
Нет, лучше бы они дождались веревки, в самом деле.
- Что касается запугивания младшего персонала, при всем уважении, доктор Линьер, - на обращении Амарис сделал крайне ядовитое ударение, - вы для своего возраста прекрасный профессионал, но начальник госпиталя вы крайне... херовый. Наверное, это хорошо, каждый должен заниматься своим делом. Плохо то, что вас в грош не ставят и делать нихрена не хотят, а вы, вместо того, чтобы устроить разнос, взвалили на себя все и тащите в одиночку, как дура. И ждете, когда издохнете по дороге. Думаете, вас героиней сочтут, или что? Да вот ни беса, спасибо, если похоронят. Ну, может, медальку нацепят, она вам очень пригодится при лечении нервных срывов, переутомления и истощения. Если, конечно, еще будет смысл лечить. А так вынесут, положат в сугробчик и расскажут, как вы были ко всем добры и внимательны. Отличная перспектива, ага? А стаканов нет у меня. Кружка вот есть. Одна. Я, знаете, гостей не люблю
Попытку перейти на "ты" он тоже проигнорировал. Это означало, наверное, какой-то новый уровень общения, на который некромант переходить не собирался.
- Зато солонина где-то была. Сейчас...
Сундучок с запасами послушно выдвинулся из-под койки. Конечно, так закусывать верье было просто преступлением перед природой, но кого в таких условиях волнуют подобные тонкости.
Накромант печально осмотрел ритуальный нож, нашел его чистым и принялся за нарезку.

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

11

Re: «Врачебные ошибки» - I дюжина Луны Штормов, 1025 год

- Хорошо. - сказала Алейта, уставившаяся прозрачным взглядом в спину некроманта. - Хорошо.
Желание доказывать коллеге свою правоту пропало у нее где-то между его признанием в бытии педагогом и именованием ее дурой, потому что именно в этот момент к командору Линьер пришло ясное осознание всей бесполезности этой затеи, а если бы она хотела зря посадить голос - она бы пошла и просто наглоталась снега, коего вокруг было вдоволь. Снег, к слову, сейчас был бы очень кстати, потому что смирением так и не пришло спокойствие, и по невозмутимой роже некроманта все так же хотелось врезать стулом - поэтому Алейта сбросила с плеч теплый плащ, глубоко вдохнула пару раз и решительно огляделась вокруг.
- У вас есть перо и бумага? Дайте перо и бумагу.
Злость надлежало прямо сейчас превратить в нечто конструктивное; потому что напиваться в состоянии крайнего бешенства - затея плохая, и грозит привести к гораздо худшим последствиям.
А напиться Алейта намеревалась, с Телором или без него.
Впрочем, дожидаться, пока доктор Амарис соизволит откликнуться на ее просьбу, она не стала и, решительно поднявшись на ноги, по-хозяйски принялась рыться в ворохе бумаги на том, что, видимо, заменяло некроманту стол. Телор, занятый нарезанием солонины, помешать ей не успел - Алейта довольно быстро выудила чистый листок и чернильницу с пером и, примостившись на краю стола принялась что-то оживленно писать.
- Знаете, доктор, - с тем же нажимом проговорила целительница, - я стала начмедом не оттого, что хотела получить эту должность; и даже не оттого, что считаю себя исключительно компетентной, а оттого, что предыдущие двое умерли. Довольно неожиданно, да; а Ее Высочество отчего-то полагает меня хорошим организатором, и отказать ей довольно сложно, особенно когда она приказывает. И потом, если работы много, и она стоит, и больше некому за нее взяться, тебе поневоле приходится брать дело в свои руки, но!
Алейта на мгновение оторвалась от писанины и многозначительно подняла перо.
- Но теперь, когда вы открыли мне глаза на мою вопиющую несостоятельность, я поняла сразу две вещи: во-первых, начальник медицинской части из меня никудышный; а во-вторых - вот прямо здесь, под моим носом был человек куда более компетентный, который наверняка знает, как надо, поэтому вот.
Целительница размашисто закончила строчку и торжествующе подняла планшет с бумагой, демонстрируя некроманту написанное.
- Вот мое прошение об отставке с должности начмеда. И тут же - рекомендация на ваше имя, к которой, я уверена, Ее Высочество непременно прислушается. Я желаю вам всяческих успехов на этом поприще, коллега. Вы закончили с солониной? Тогда наливай. Давайте первый - за нового начмеда?

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

12

Re: «Врачебные ошибки» - I дюжина Луны Штормов, 1025 год

[nic]Телор Амарис[/nic][lz]Не вылечу - подниму.[/lz]

Доктор Амарис какое-то время молчал, и на лице его рисовалась запредельная печаль существа, которое только что разочаровалось во всей вселенной.
- Я ошибся, командор Линьер, - медленно сказал он, - вы не "как дура". Вы дура самая настоящая. Вам говоришь "прекратите волочь всё на себе", а вы устраиваете истерику с фарсом, достойную пятнадцатилетней барышни, вот это ваше "ах так, тогда делайте все сами" можете засунуть себе в... декольте. Я вашу работу делать не намерен, раз уж Ее Высочество оказала вам свое высочайшее доверие, и всё такое, а раз уж вам угодно игнорировать мои просьбы на этой работе не загнуться к херам собачьим, то продолжайте. Только не надо устраивать мне истерики, я не та аудитория, серьезно.
Раздраженно отбросив в угол бумагу вместе с планшетом, некромант бухнул верье в кружку и половину тут же выпил залпом, непристойно занюхав рукавом. Есть совершенно не хотелось, несмотря на то, что он даже не мог припомнить, когда делал это в последний раз. Кажется, прошлым вечером?
- Ваша очередь,  - выдох, - и за первую тоста нет, так что пейте уже молча.
Почему-то он действительно разозлился, и холерный демон бы знал, что именно так задело, но алкоголь всегда такие моменты сглаживал, потому доктор Амарис даже не стал продолжать, как обычно это делал, если что-то не переставало беспокоить.
А хотя...
- С чего вы вообще взяли, что меня каким-то образом привлекают ваши обязанности? Вам угодно возиться с кретинами, вы и возитесь. Таким, как вы, доктор Линьер, это удобно и приятно, саморазрушение, гиперответственность, прочая чушь, мне будет вас, конечно, жаль, но потом. Когда вы перестанете спать, есть и начнете подыхать на ходу. А сейчас не жаль, потому что загоняете себя в это сами - вы же у нас такая вежливая, такая самоотверженная, такая милосердная, что если люди не делают свою работу, вы самоотверженно сделаете ее за них. Если это называется "хороший организатор", то я - куртизанка Хозяйки, и если так считает Ее Высочество, то мы нахер останемся в этих горах! А, да что там. Пейте уже. И не стойте на ногах.
Амарис опустился на койку, весьма неприличным образом скидывая сапоги при даме. Снаружи выл ветер - кажется, опять метель, и утром им снова предстоит откапывать лагерь, и непонятно, когда они уже покинут трижды проклятый перевал: бои затянулись, не спуститься, ходили слухи, что к альхаймцам идет подкрепление, но даже это не выматывало так, как бесконечный снег.
Хотя бы здесь было тепло, хотя иногда казалось, что он больше никогда в жизни не согреется.
- И не забывайте закусывать, у меня мало желания тащить вас на себе обратно.

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

13

Re: «Врачебные ошибки» - I дюжина Луны Штормов, 1025 год

- Давайте, - сказала Алейта, на которую накатывало какое-то нездоровое и злое веселье, - давайте, считайте истерикой любой мой поступок, который вам не нравится.
Темп Амариса она подхватила легко, столь же бодро допив оставшееся в кружке, и ровно так же залихватски занюхала выпитое рукавом. По горлу прокатилось обжигающее тепло - Алейта зажмурилась, мотнула головой и коротко выдохнула, смахивая с глаз слезы.
- Я не желала этой должности, не радовалась ей и оттого не слишком ей дорожу. Я не считаю, что вас привлекают мои обязанности и, откровенно говоря, мне все равно; зато они отвращают лично меня: я врач, а не управляющий, меня вся эта беготня по госпиталю с ценными указаниями только отвлекает от дела. Мне проще сделать самой не из милосердия, а потому что меня затрахали бесконечные объяснения - и если есть тот, кто на них готов; тот, на кого эту ответственность можно переложить и кто лучше себе представляет организацию больничного быта, то я только рада. 
Ей, в отличие от Амариса, стремительно становилось жарко, и вслед за некромантом, небрежно сбросившим сапоги, она скинула сначала теплый плащ, а потом и мундир: верье в крови грело лучше, чем тонкое сукно на плечах; и, подумав, Алейта последовала примеру хозяина палатки и сняла и сапоги тоже.
Она устроилась на пеньке, заменявшем ей стул, подтянув под себя скрещенные ноги, и в этом неустойчивом положении чувствовала себя неожиданно комфортно - пенек чуть пошатывался, когда целительница тянулась вперед к бутылке и закуске, но Алейте виртуозно удавалось сохранять равновесие.
- Вы слишком много на себя берете, если думаете, что конкретно ваше мнение о моей работе для меня важно настолько, что я готова ее бросить по первому вашему слову. Дело не в том, что вы сказали обо мне, а в том, что рассказали про себя.
Алейта подняла бутылку - кружка наполнилась еще раз. В стены палатки холодный ветер швырял пригорошни снега, будто кто-то ладонью стучал по ткани снаружи.
- Вы сами только что признались в наличии бесценного организаторского опыта на посту декана - разве можно найти кандидатуру лучше? Короче, подберите бумагу, доктор Амарис, она вам пригодится.
Она задорно подмигнула некроманту поверх кружки и затолкала в рот кусок солонины.
- Если бы я не знала вас, я бы решила, что вы обо мне трогательно беспокоитесь. Вы тоже не пренебрегайте закуской, доктор. У меня на эту ночь есть планы получше, чем держать ваши волосы за углом.

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

14

Re: «Врачебные ошибки» - I дюжина Луны Штормов, 1025 год

[nic]Телор Амарис[/nic][lz]Не вылечу - подниму.[/lz]
- Мои волосы? Не льстите себе, - хмыкнул некромант, - я пил без закуски тогда, когда вашей матери еще в проекте не было, так что как бы наоборот не вышло.
Он, кажется, больше не злился, только махнул рукой, устраиваясь поудобнее и с интересом наблюдая за процессом разоблачения доктора Линьер, и даже не посоветовал в свою очередь не увлекаться - не столько потому, что ожидал обратного, скорее из здравого опасения за здоровье начмеда. Так ведь и простудиться недолго, хоть пьяным и море по колено.
- Ну а если вы не готовы, так и не бросайте, - неожиданно даже для себя незло сказал Амарис, - понимаете, вы не хотите - да, ну так я хочу не больше вашего, но вас назначили - и если бы мы все бросали то, что делать не хотим и у нас не получается, то никогда бы ничему не научились. Собственно, я не родился ни некромантом, ни деканом, ни даже злобным обмудком не родился. И вы тоже начальником госпиталя до этого никогда не были, но, в самом деле, это не повод.
Он вздохнул, с некоторой иронией разглядывая целительницу, которой верье сразу пошел впрок. Командор Линьер даже, в кои-то веки, стала похожа на живого человека, а не на снежную куклу, а ведь порой на ее принадлежность к роду человеческому не намекал даже румянец. И улыбаться она тоже умела, какая занятная новость.
- Ваши планы закончатся вместе с верье, его не так много, вы ведь не собираетесь после этого воровать из госпиталя спирт? Или ваши планы включают в себя поход к маркитанткам? Я пас, предупреждаю сразу.
Не то, чтобы Амарис пренебрегал женским вниманием.
Хотя, вранье. Пренебрегал, и еще как. Прежде всего, молодость минула слишком давно, чтобы  некоторые физиологические процессы все еще были интересны сами по себе - по крайней мере, настолько, чтобы не разбирать, с кем этот процесс осуществлять. И когда.
С возрастом как-то начинаешь ценить возможность помыться и чистые простыни, а порывы страсти отложить до момента, когда всё это может их дополнить.
Мать Великая, о чем он вообще думает?
- Я о вас беспокоюсь, кроме шуток, - почти без сарказма подтвердил маг, - если вы кончитесь, у меня станет вдвое больше работы, ну не считать же доктора Динатара достойной заменой вам, да? До сих пор не понимаю, где он взял свой диплом.
Опять же, по правде, Ирдан Динатар был вполне себе неплохим целителем, дело свое делал, раны зашивал, людей лечил, а что ошибался - так это нормально в его возрасте. И, если бы не Алейта Линьер, Амарис бы даже это признавал время от времени, но дело в том, что Ирдана Динатара было, с кем сравнить, и сравнение не было в его пользу.
К тому же, он всегда терял дар речи при виде некроманта, будучи человеком незлобивым и бесконфликтным, чем Амарис беззастенчиво пользовался и тиранил несчастного, как мог, сам себе объясняя это необходимостью воспитывать в докторе силу воли. До сих пор, кажется, воспитал только стойкий нервный тик.
Это многое говорило о педагогическом таланте бывшего декана.
- Кроме того...
Маг настороженно замер, прислушиваясь.
- Там кричат.

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

15

Re: «Врачебные ошибки» - I дюжина Луны Штормов, 1025 год

- Возраст в этом вопросе играет только против вас, - не упустила возможности уколоть Алейта, тем более, что некромант явно гордился прожитыми годами, - приобретенная устойчивость к алкоголю - это миф.
Она по-птичьи балансировала на своем пеньке и, судя по непривычно радостной физиономии, явно была довольна направлением, которое принимала беседа. Если бы кто спросил Алейту - она бы тоже сказала, что верье пошел впрок некроманту: спиртное удивительным образом делало его менее злоязычным, и на некоторое время начинало казаться, что с доктором Амарисом можно общаться ровно так же, как и с нормальным человеком; а умиротворенный целитель представлялся интересным собеседником, поэтому новость о том, что их тихое застолье беззастенчиво прерывают в самом начале Алейта восприняла с крайним недовольством.
- Ирдан не доучился, - сообщила она, нехотя слезая со своего насеста и разминая затекшие ноги, - его отчислили за что-то, о чем он отказывается рассказывать, но я так поняла, там была какая-то некрасивая история. Он уехал в Джердан, лечил там скот и джеррцев - которые, на мой взгляд различаются несильно - и умудрился снискать любовь и первых, и вторых. Потом началась война, и он по идейным соображениям бросился к рекрутерам. Сначала его не взяли, но он там чуть ли не ночевал, поэтому все решили, что целители нужны и взяли его медбратом.
В ногах бегали колкие мурашки - Алейта еще немного потопталась на месте и направилась к выходу.
- Он вообще-то до сих пор медбрат, просто все забыли уже. К какому-то моменту все смешалось, а он шил отменно. У него с постановкой диагнозов проблемы, но это от недообразованности. Вот взяли бы его под крыло, глядишь, отличный хирург бы вышел.
Целительница высунула голову на улицу - и тут же пожалела: за то время, пока они препирались с Телором, начинавшаяся метель успела перерасти в настоящую снежную бурю, поэтому первым делом ей прилетело в лицо снопом колючих снежинок. За бураном невозможно было различить ничего - кричать с равным успехом могли выпивающие у костра и умирающие от лап зомби - но тревогу не трубили, и шум не нарастал; и Алейта, слепо пощурившись какое-то время в белое марево, снова нырнула в теплую палатку.
После короткой и недалекой прогулки логово некроманта казалось почти уютным, а сам некромант - практически дружелюбным хозяином.
Да, по такой погоде к маркитанкам тащиться будет несподручно. А ведь говорила всегда мудрая Альхесида:"Не обманывай себя, бери две"...
Эх, жаль, ее сейчас нет.
- Бесы разберут, - честно призналась целительница в провале разведывательной миссии, - вроде, не бой. Никого не видно и, вроде, не трубят. Да ну, если бой, мы первые узнаем.
Она вернулась к пеньку и, утвердившись на своем месте, и требовательно протянула руку за кружкой с верье.
- Вы меня переоцениваете. - постановила Алейта, возвращаясь к прерванному разговору. - В госпитале довольно и хороших врачей, и работы и мою кончину вы, скорее всего, заметите только спустя дюжину дней, когда, наконец, поднимите голову от чужих кишок. Я не хочу учиться, Телор. То есть так - это не то, чему я хочу учиться. Я не планирую быть начальником - а вот вам бы к лицу был мундир старшего офицера... кстати, доктор!
Целительница вдруг округлила глаза, будто в голову ей только сейчас пришел любопытный вопрос.
- Как декан медицинского факультета Маллари дошел до службы такой?

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

16

Re: «Врачебные ошибки» - I дюжина Луны Штормов, 1025 год

[nic]Телор Амарис[/nic][lz]Не вылечу - подниму.[/lz]

- Не приобретенная, а сохраненная, - педантично поправил мастер Амарис, - но вам не понять с высоты ваших юных лет, пейте себе спокойно.
Не то, чтобы он действительно понимал, с чего вдруг начался этот чудный вечер и не менее чудный разговор. Что вообще могло сподвигнуть Алейту Линьер прийти к полузнакомому коллеге с бутылкой верье и скандалом, быстро переходящим в задушевную беседу? До задушевных бесед Телор охотником не был, и более того, всегда их избегал.
Внезапных коллег тоже.
Но, может быть, дело в том, что  пора от этой привычки избавляться? Он больше не преступник, не кандидат на ближайший костер, и всё, что он делает - законно.
Даже странно как-то. Но, похоже, что вопросы она задает совсем не для того, чтобы отправить в руки Инквизиции - которой больше нет - а потому что просто интересно.
Даже странно как-то.
- Иногда, знаете, приходится выбирать, или ты занимаешься дальше своими изысканиями, или ты декан, - без какой-либо иронии сказал некромант, почесывая щетину на подбородке, - я выбрал первое, еще и потому, что стал стареть, и не испытывал желания превратиться в кого-то, подобного профессору Веннерду, если вы знаете, кто это... Потом было много всего, но в конце я пришел на вербовочный пункт. А назначение подождет. Быть деканом совершенно не весело, еще менее весело, чем быть начальником госпиталя, вы просто не представляете, доктор Линьер, что такое научное сообщество изнутри. И студенты - ужаснее толпы нерадивых студентов только толпа возомнивших о себе преподавателей. Хотя, конечно, Маллари... я всё еще скучаю. Простите, вам, должно быть, неинтересно.
Он заговорился, конечно. Верье всему виной, верье и неожиданность.
- Если я возьму его под свое крыло, выйдет отличное чучелко, - маг покачал напиток в бутылке, проверяя, сколько осталось, - у него при виде меня руки трясутся и голос пропадает, как по мне, так для хирурга это непростительно. Занимался бы уже своими джеррскими ослами... любого вида, глядишь, и толку больше.
Ворчал уже без энтузиазма, потому как история действительно привносила нечто новое в облик доктора Динатара. Лучшим профессионалом тот не становился, но заслуживал некоторого снисхождения - правда, снисхождение Телора имело свои оттенки, не всегда понятные окружающим.
- Хорошо, что там не дерутся, - с некоторым облегчением заключил он, в упор глядя на гостью, - вы бы накинули что-нибудь, доктор Линьер. У вас шнуровка довольно слабая на рубашке, и, знаете, зрелище приятное, но несвоевременное. Отвлекает. Между прочим, как женщина с вашей фамилией попала в медицину? Разве вам не полагается сейчас носить черный китель и стоять за штурвалом какой-нибудь очередной "Рэйны"?

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

17

Re: «Врачебные ошибки» - I дюжина Луны Штормов, 1025 год

- А вы не смотрите в вырез чужой рубашки, - проговорила Алейта, сопровождая наставление до неприличного насмешливым взглядом, - это невежливо.
Поправить одежду она, конечно, даже не потрудилась, но признание некроманта до некоторой степени даже льстило: если уж Телора, повидавшего много женских тел - причем исключительно в медицинском смысле - каким-то образом отвлекала от раздумий ее грудь, то, возможно, она не так печальна, как целительница, еще с Маллари завидовавшая впечатляющим формам Эррандес, привыкла думать.
Ну, или это верье. Причем скорее всего это верье - однако в Алейте его было ровно столько же, сколько в ее собеседнике, и это притупляло рефлексию.
Она задумчиво поболтала остатки напитка в бутылке и с печалью пришла к выводу, что заглушить ее совершенно не получится - алкоголя не хватит; но оттого лишь ценне становился короткий момент бесстыдного просветления, что Алейта сейчас испытывала.
- Полагалось, - охотно согласилась целительница со словами Телора, - но я положила на полагающееся. Точнее как, за меня положила жизнь, потому что я бы и рада была носить черный мундир вместо белого, но у меня обнаружилось... что-то вроде морской болезни. Нельзя мне на корабли, словом, меня это убьет. Папенька, естественно, были в ужаснейшей печали, но потом родился брат, и это его слегка успокоило. Что, дескать, династия не прервется и все такое.
Верье из бутылки переливалось в кружку, а кружка переходила туда и обратно, и солонины на столе оставалось все меньше.
- Я думала, что делать - унылой замужней бабой с детьми быть не хотела, мне хотелось делать что-то полезное; у меня был дар, и я пошла в Маллари на лечебное. На самом деле, я пошла бы, даже если бы дара не было. Просто шила бы людей руками, как Ирдан вон. Ну, а армия - это было как флот, только на земле... такой флот для неудачников, ха. Кому кораблей не хватило. Никто ж тогда не знал, что мы прямо воевать будем. Прямо вот так.
Она указала кружкой на выход из палатки, и расшнурованная рубашка еще чуть-чуть сползла с плеча. Сейчас Алейта уже плохо могла различить, шум ли голосов доносится снаружи, или это метель гудит между шатров: сознание становилось приятно ватным, и мало что извне могло пробиться к нему, зато изнутри рвалось много всякого. Целительница старалась следить за тем, что делает и говорит, но по мере того, как уменьшалось количество верье в кружке, присматривать за собой становилось все ленивее.
- Профессора Веннерду кто ж не знает! - внезапно вернулась Алейта к ранее сказанному Телором. - Это ж просто звезда кафедры - он нам читал про поглощение и все упрямо пытался продемонстрировать, как у него от отката из жопы кровь идет.
Она весело зафыркала, припоминая.
- Мать Хозяйка, вот это номер был! Лезет он платком себе в штаны, а мы просто в ступоре сидим, и меня еще Сидос все за руку щиплет:"Ты это видишь?! Ты это видишь?!", - а тут вбегает секретарь кафедры и такой:"Мастер Веннерду, вы опять?!" И его скручивают преподаватели, а он все орет что-то про силу натурализма... ой, что за балаган был.
Кружка вернулась к Телору.
- Вам в любом случае надо начальствовать. - отсмеявшись, миролюбиво проговорила Алейта. - Вы как коллега так себе, простите за прямоту. А вот начальник из вас хороший бы вышел.

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете