1

Тема: «Допрос без пристрастия» - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Место: Замок Рассвета.
Участники: Солейн Мордрейк, Рэйна Алас-Домар, Лорайе Арьеса.

Когда всё странное, казалось бы, минуло, пришла пора получать ответы, что порождают новые вопросы, проблемы и волнения.

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.

2

Re: «Допрос без пристрастия» - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Доклад от инквизиции пришёл, и почему он сделал это ногами разыскиваемого инквизицией же рыжего брата Ордена Клинка, Рэйну мало волновало — пусть вначале обещанный свет прольёт, а потом можно будет задаваться вопросами о причинах, последствиях и путях исхода, если они потребуются; ещё меньше её беспокоило лишь желание Мордрейка немедленно видеть регента — в день, когда всё рушилось с поистине грандиозным размахом, план Солейна не был исключением: он не мог знать, что Его Высочество ранен, и что говорить ему придётся с ней самой.
— Пропустить его! — негромкий голос принцессы заставил прекратить противостояние со стороны гвардии. Чего им, однако, не хватало, так это решительности и беспрекословности.
— Но, Ваше Высочество его разыскивает Инквизиция. Приказано сразу же...
— Сейчас вам приказано немедленно его пропустить, остальные распоряжения на его счёт не должны вас волновать, — не повышая голос, резко оборвала офицера Рене, и убедившись, что дальнейших возражений не последовало, а доблестные гвардейцы расступились, кивнула Рыжему. — Следуйте за мной.
К регенту она его, конечно, не повела. Ближайшей комнатой оказалась библиотека; проверив, что она пуста, принцесса вошла внутрь, остановилась напротив Солейна, скрестив руки на груди, и только тогда прерывала молчание:
— Мордрейк, — она всегда называла друга детства по фамилии, когда была зла. Сейчас же Рэйна была очень зла — не на него, конечно, а вообще, — слышала, тебя обыскались вся столичная рать, и вот ты здесь. Я рада, что ты цел. Но к делу — отец пострадал, и не сможет пока тебя выслушать. Это сделаю я. Рассказывай.
Она надеялась, что упоминание о её пострадавшем родителе не заставит Рыжего сразу же перейти к вопросам о де Вере, сведений о судьбе которого она так и не получила, но полагала, что те не замедлят себя ждать.

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.

3

Re: «Допрос без пристрастия» - 3 день Луны Парусов, 1024 год

- Рейна, - когда они остались одни и дверь за ними захлопнулась, он мог называть ее так. Было видно, что он продолжает мысленно подпрыгивать на одном месте и бежать куда-то, куда он очень торопился и только неимоверная сила воли удерживает этого человека на одном месте.
- Это очень долгая и нудная история, а у меня очень мало времени... - он покосился на окно. - Я обещал сдаться инквизиции до заката. Иначе бы меня не отпустили. Я расскажу тебе суть, а с подробностями - уже у регента. Чтобы не пересказывать несколько раз.
Он перевел дух, но было видно, что он хочет говорить совсем о другом, что его мучает другой вопрос, но глядя на Рейну что-то ему подсказывало, что если он получит на него ответ, он уже не сможет думать ни о чем другом.
- Я был в городе, когда начался град. Недалеко от порта. И побежал к источнику запаха, который всегда появляется при дурном колдовстве. Я добежал до доков, обнаружил в одном из них колдовской туман и человека корчащегося от боли. Я выдернул человека оттуда и град прекратился. И тут меня взяли инквизиторы.
Ему казалось, что он говорит очень последовательно, понятно и логично.
- Рейна, скажи... где отец? Мой отец?

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
4

Re: «Допрос без пристрастия» - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Рэйна очень хмуро посмотрела на своего рыжего друга — его счастье, что он был привычен к таким вот её взглядам, концентрация недовольства в которых превышала допустимые пределы выдержки раза в четыре и являлась поистине фамильной — от герцогов Рейнских.
— До заката ещё достаточно времени, я дам тебе лучшую лошадь, отменю приказ инквизиции, если потребуется. Но мне нужна не только суть, Солейн, мне нужно знать всё. Сейчас в этом проклятом богами городе командование сосредоточено на мне, и решения принимаю я, не регент.
От последовательного, понятного и очень логичного рассказа Мордрейка Рене захотелось дать ему орден за прекращение града и кулаком в глаз за виртуозное упущение деталей — впрочем, всю ярость она всё ещё планировала спустить на причину развернувшейся трагедии, только потому от последнего воздержалась, а первого у неё ещё не было. Но будет.
— Кто этот человек, Мордрейк? Он был один? Его тоже взяли инквизиторы?
Принцесса до последнего откладывала ответ на вопрос Рыжего, засыпая его своими, но прервалась, понимая, что, если бы от неё скрывали правду об отце, она бы разодрала тому человеку горло когтями.
— Сол, он... Ирар и герцогиня Таиран спрыгнули со стены в море, когда рухнул щит. К ним на помощь немедленно был направлен барон Оттфрид и маги. Я ещё не получала новостей от них, но знаю, что они сразу же выдвинулись вниз.
Она поймала Мордрейка за руку, чтобы он не вздумал бежать в неизвестность, зная, что так бы поступила она сама.
— Послушай, новости будут, они живы — твой отец не поступил бы так не будучи уверенным, что это их спасёт, а не погубит, — а мне нужны ответы. Мой отец тоже пострадал от этого проклятого града.

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.

5

Re: «Допрос без пристрастия» - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Рэйна почувствовала, что он дернулся в ее руке и некоторое время бежал на месте, затем остановился, хмуро посмотрел на нее и тихо попросил:
- Отпусти.
Вдох. Выдох. Обычно это помогает, помогает удержать рвущееся наружу сердце, не дает ему выскочить, проломив ребра, обычно. Сейчас не помогло. Только удержаться на месте, не вырвать руку из ее ладони, не смести стражников на выходе, чтобы ринуться самому искать отца.
- Отпусти, я не убегу.
Дышать, ровно и спокойно. Убивать сейчас некого и незачем. Там - в доке было проще. Была цель.
- Этого человека доставят в Храм. Мои... братья, - он горько усмехнулся, вспоминая сцену у дока. - Они доставят и изучат. Колдовство творилось там, в доке, творилось им или при помощи него. И закончилось, когда я прекратил его агонию.
Он поднял взгляд на Рейну, честен с ней так же, как и она с ним.
- Там был твой брат. Принц Реймин.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
6

Re: «Допрос без пристрастия» - 3 день Луны Парусов, 1024 год

В первой мгновение Рэйна лишь сильнее сжала руку Солейна, едва не выпуская когти. Ей не хотелось причинять ему боль, но, возможно, та стала бы отрезвляющей. Благо, Рыжему этого не потребовалось.
Принцесса поглядела на него недоверчиво, но вначале ослабила хватку, а потом и вовсе отпустила, видя, что тот находит в себе силы оставаться на месте. Слушала она внимательно, кивнула на слова о Храме и колдовстве, не пропустила эту горькую усмешку, а потом... Потом Мордрейку пришлось снова ощутить на своём предплечье судорожно сжатую ладонь Рене, которая искала не то поддержки, не то того, кто удержит теперь её.
— Рэймин?! — лицо наследницы исказилось, обнажая эмоции — от непонимания до незамутнённой разумом ярости. — Это точно он? Он что-нибудь говорил?
«Им или при помощи него» гулко стучало в голове, но ничего не объясняло.

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.

7

Re: «Допрос без пристрастия» - 3 день Луны Парусов, 1024 год

- Насколько я знал его... да, это он, - Мордрейк стерпел ее хватку не поморщившись. - Он просил о помощи. И приказал отпустить меня, когда меня арестовывали. Его послушали. Как ты думаешь, это та новость о которой я должен доложить даже раненому регенту?..
Он накрыл ее руку своей и слегка сжал.
- Рене... Прости, у меня правда мало времени и инквизиция на хвосте.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
8

Re: «Допрос без пристрастия» - 3 день Луны Парусов, 1024 год

В тишине библиотеки голоса разносились хорошо, даже слишком, прочие звуки - тоже. Скрип двери был не хуже удара грома.
- Ваше Высочество, к вам тан Арьеса. По поводу... спасения утопающих.

Лорайе полагал, и небезосновательно, что умеет ждать. Но сейчас, когда его удерживала на ногах лишь кровь его отца, и только память о его настоящей цели давала силы для терпения, каждая минута покоя и бездействия означала риск, что следующей картинкой в архиве памяти за этот день станет выплывающий из мутной пелены облик императорского лекаря. В лучшем случае.
Повезет, если еще за этот день. Повезет всем.
Отрешенно прислушиваясь к голосам за стеной, Лорайе представил, что сделают с гвардейцами, если он просто и бесцеремонно зайдет, пока еще может, знал, что остановить его даже теперь не вышло бы, представлял лицо Рэйны Валоры, слышал как наяву шипение: "Что вы себе позволяете?" - и знал, что скажет в ответ, и мысли вестника от Инквизиции, который все это засвидетельствует, и даже смутно представлял, что скажет обо всем инквизиция, а также де Вер, до которого оно тоже дойдет, потому что как же иначе. Он повертел картины в голове - сцена была совершенно прекрасна, восхитительна, достойна всякого запечатления и даже небольшого кровопролития, и так далее, и тому подобное.
Это сработало - следующим пунктом повестки оказалось сообщение, что принцесса велела его впустить, а не поцелуй с каменным полом крепости.
Это всегда помогало.

Вошедший выглядел так, словно побывал в неплохой драке, и бледное лицо нелюдя являло собой занятное сочетание строгости и злого веселья.
- Прощу прощения, грандсеньора. Вижу, я невовремя.
Голос его, по сравнению со всем остальным, не мог быть более нейтральным.
На свою перевязанную руку и бинты на голове хамалани не обращал внимания, будто так всегда было - видимых признаков боли или неудобства не усмотрел бы никто.
Юноша рядом с принцессой-наследницей, похоже, тоже успел поучаствовать в чем-то нескучном, и меч на поясе держал не для красоты, хотя кровью от него не пахло, пахло внезапной безнадежностью - Лорайе насмотрелся на подобное достаточно, чтобы определить.
Он полуобернулся к двери в знак того, что задерживаться не стремится.
- Монсир, мое почтение, - ненадолго остановив взгляд на собеседнике принцессы, он чуть наклонил голову - на большее все равно способен не был. - Лорайе Арьеса, посол Островов, к вашим услугам. Грандсеньора, если пожелаете, я удалюсь.

как заплачет сестра моя жизнь —
отойди, говорю,
не сестра ты мне больше.

9

Re: «Допрос без пристрастия» - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Рэйна медленно кивнула.
— Да. Пойдём, расскажешь ему всё. С инквизицией на хвосте можно разобраться, — заметила она, не подозревая, что обязательства Модрейка были несколько более весомы, нежели простое обещание. — Но по этому поводу у отца тоже будут вопросы.
Она собиралась прежде сама спросить про Нортвина и Энахайе — где один принц, там и второй, а Солейн умудрялся так или иначе быть связанным с обоими, — но её прервал скрип открывающейся двери. Вошедший гвардеец застал Её Высочество уже взявшей себя в свои руки и отпустившей чужие; любые сведения о спасении утопающих были как нельзя кстати, и, бросив короткий взгляд на Рыжего, она велела пустить посланника с Островов. Тот выглядел лучше, и не в последнюю очередь благодаря оказанной ему врачебной помощи: бинты, конечно, шли немногим, но кровь, заливающая лицо, и того меньше.
— Прошу, останьтесь, тан Арьеса, — остановила его Рэйна. Сейчас она желала получить вести, и ей было безразлично, принесёт ли их маг, гвардеец, посол или сама Хозяйка. — Скажите, есть ли новости о сире де Вере и герцогине Таиран?

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.

10

Re: «Допрос без пристрастия» - 3 день Луны Парусов, 1024 год

- Ты не сможешь разобраться с инквизицией! - Солейн махнул рукой. - Я им Хозяином поклялся, что вернусь.
Только теперь он понял, что немного увлекся и продолжает говорить в присутствии постороннего на темы, не предназначенные для посторонних ушей и честно попытался смутиться. Смутиться, впрочем, все равно не получилось, вместо этого он приветственно наклонил голову.
- Солейн Мордрейк, брат Ордена Клинка, - он улыбнулся, решив все-таки не добалвять "разыскиваюсь Инквизицией, а потому очень тороплюсь". - Буду по гроб жизни благодарен за сведения об отце.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
11

Re: «Допрос без пристрастия» - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Нетерпение принцессы стоило немедленного успокоения.
- Грандсеньора, лодка из Замка повернула обратно. Выловили обоих, и, если глаза мне не солгали, оба живы. К слову, из-за них я направил к гавани кое-кого из своих спутников и теперь не имею возможности отозвать. Могу ли я просить Вас о дозволении, если это возможно, воспользоваться содействием здешних магов и передать им, чтобы отправлялись в Замок? Я подозреваю, что целитель с Островов здесь может быть полезен.
Лишним не было и обратиться со всем этим к Её Высочеству лично: дочь регента командовала парадом теперь - и этот, как ни забавно, шел лучше, чем предшествующий.
Пока он говорил, посланник Хамалани прошелся вдоль стены, словно бездействие его угнетало, и это скользящее движение, напоминавшее рыскание хищника по тесному вольеру, не слишком вязалось с его потрепанным состоянием. Посол остановился между Солейном и дверью, глядя на юношу с рассеянным любопытством.
И улыбнулся - едва заметно.
Да, Шемер свое дело знает.
- А вы, монсир, - продолжил тан Лорайе, рассматривая его сквозь библиотечную пыль, переливающуюся в свете из далекого окна, - отчего вы решили, будто я знаю что-то о вашем отце?
Глаза его блеснули, точно у зверя, затаившегося перед прыжком.
Точно он увидел подходящий зазор в прутьях клетки.
- Как бы то ни было, сир Мордрейк, один общий знакомый у нас точно есть.
Фраза повисла в воздухе, между ними, в потоках кружащихся пылинок.

как заплачет сестра моя жизнь —
отойди, говорю,
не сестра ты мне больше.

12

Re: «Допрос без пристрастия» - 3 день Луны Парусов, 1024 год

На слова Солейна Рэйна кивнула — скорее неодобрительно, чем согласно; теперь она хорошо понимала причину его спешки и, увы, ничем не могла помочь: даже будь она ныне императрицей, над клятвами именем богов любая власть оказывалась бессильна, ей ли это не знать.
Слова тана, последовавшие запредставлением Мордрейка, она слушала с неукоснительным вниманием, чуть склонив голову к плечу; кажется, стоило расслабленно выдохнуть уже после первых его фраз и вычеркнуть из наметившегося в мыслях списка тех, о ком следует беспокоиться, хотя бы двоих, но Её Высочество прежде желала получить подробную информацию о состоянии герцогини и барона — разумеется, не от нелюдя, — а потом уже вносить коррективы в свой список, если их вообще вносить придётся.
На просьбу посла наследница ответила положительно:
— Я распоряжусь, — сказала она, коротко кивнув. Хамаланский целитель, действительно, мог быть полезен хоть спасённым де Веру и Айкатрен, хоть вот даже самому тану, пусть о нём и успели позаботься.
Мало ли, что могло случиться. Иногда хищников приходится усмирять, если на то хватает сил, но в некоторых случаях непременно кто-нибудь да страдает.
И Рене, чуть изогнув бровь, наблюдала за посланником Островов, занявшим стратегически важное положение между Солейном и дверью, и думала — ничего хорошего она, конечно, не думала, сразу поняла, что стоило вмешаться прежде, чем состоялось их знакомство, но было поздно. Фразу про отца оставила на совести Рыжего, который не нелюдь: захочет отвечать — его право, не её, — а сама выступила чуть вперёд.
— Тан Арьеса, надеюсь, беседы о вашем общем знакомом могут подождать? Все вопросы, с ним связанные, будет прояснять Инквизиция. В присутствии представителей дипломатической службы.

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.

13

Re: «Допрос без пристрастия» - 3 день Луны Парусов, 1024 год

- Благодарю, - тан Лорайе на согласие принцессы отозвался столь же кратко, и в этом было что-то кроме. Что-то не иное, но большее, нежели дежурная благодарность, требуемая этикетом. Но, чтобы понять точнее, нужно было быть хамалани.
Достаточно ли быть хамалани на четверть? Глядя на Рэйну, дочь Энессы, он не стал бы однозначно ставить против. Это мало зависело от доли людской крови - желание слышать.
Способность слышать.
Услышав все остальное, он вздернул бровь - скорее недоверчиво, чем укоризненно. Принцесса ведь не могла всерьез предположить, что он стал бы... даже думать об этом было непристойно, по чести говоря, и мысли всем строем совершали поворот кругом, только чтобы не сделать ни шага дальше - потому что дальше было, за неимением лучшего обозначения, грязно. Однако...
- Ваше Высочество, - он склонил голову в знак формального согласия, все же на мгновение болезненно поморщившись, - я сам много больше Вас надеюсь, что это может ждать. Даже сейчас, когда надежды взяли за обыкновение идти трещинами и рушиться.
Он демонстративно посмотрел в сторону окна, за которым лежал город: там был и беглый принц, там же где-то были и виновники нынешних бедствий - кого там только не было, все ли из них оказались бы расстроены последними событиями?
Посол криво улыбнулся, хотя насмехался он явно не над присутствующими, и вздохнул. Он хотел бы верить, что выйдет отсюда сам, а не свалится под ноги принцессе - даже не дожидаясь, пока та на волне неведомых ему новостей не примет за угрозу и его тоже.
Переводя дыхание, тан спокойно взглянул в лицо Солейну.
Командир "Метели" в мундире, Клинок при оружии и нелюдь, которому всегда стоило стараний выглядеть невоинственно, а сейчас он на это сил не имел: со стороны это все могло бы напоминать военный совет - возьми наблюдатель на себя смелость предположить, что они все на одной стороне. Но так ли это, из них точно знал лишь один.
И прямо сейчас это мешало.

как заплачет сестра моя жизнь —
отойди, говорю,
не сестра ты мне больше.

14

Re: «Допрос без пристрастия» - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Солейн удивился, он осознал, что впервые за сотню лет два собеседника ухитрились не дать ему вставить в свой диалог ни слова, те кто знал Мордрейка, посчитали бы это неплохим достижением. Солейн чуть приподняв брови наблюдал за маневрами Старшего, за взглядом, который он бросил на окно за спиной Мордрейка - Рыжий может быть умел не очень хорошо слушать, но он умел смотреть и видеть, что было немаловажно.
Он положил руку на рукоять клинка - не угрожающе, а привычно, будто бы это было самое удобное место для его пальцев, вздохнул и провел ладонью по своим вконец растрепавшимся волосам:
- Мой отец - Ирар де Вер. Именно о нем я спрашивал, и я благодарен за сведения. И один общий знакомый у нас действительно есть... - он помедлил, поймал взгляд хамалани. - Когда мы расстались, с ним было все в порядке. Сейчас, я полагаю, он у дамы.
Он пожал одним плечом и тоже посмотрел в окно, там далеко за пределами замка виднелся Храм и смотрел он именно на него. Он видел этого Старшего впервые в жизни, но рассчитывал, что у Арьесы достаточно опыта, чтобы понять, что есть вещи которые не стоит говорить в слух, даже будучи на одной стороне, по крайней мере, пока ситуация не прояснится хотя бы частично. Солейн хотел дать понять и принцессе, и послу, что перспектива допроса его друга Инквизицией его не прельщает и отвечать перед братьями он собирается исключительно в одиночку. На закате. Когда удостоверится, что со всеми, кто ему дорог все в порядке.
- Ваше высочество, мое время утекает. Я хочу успеть увидеть отца, - он медленно перевел взгляд на Рейну.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
15

Re: «Допрос без пристрастия» - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Её Высочество сохраняла не безмятежность, но спокойствие — сдерживаемое скорее, чем сдержанное, однако его уже не могли переменить ни действия, ни интонации. Слова тана Лорайе были услышаны — все, и поняты тоже все, возможно даже правильно, — и её слово было сказано. В своём желании всё сделать правильно, как то требовали обстоятельства — а это касалось известий об обоих принцах, — принцесса не считала себя неправой, а потому лишь чуть склонила голову, не отводя взгляда от посланника Островов и не меняя выражения лица; она не желала ни угроз, ни недоразумений, и сама по большому счёту ничего сверх сказанного в виду не имела: никто не собирался противостоять кому бы то ни было или натравлять на Эньена всю Инквизицию и устраивать допросы с особым пристрастием, но поскольку Солейна в любом случае ждали соответствующие вопросы в череде других, справедливо было полагать, что его внимательно выслушают представители дипломатической службы. Им и искать Энахайе, если сам не найдётся — у той же дамы, например. А тану получать результаты, если они будут.
Рэйна не стала присоединяться к созерцанию видов Керенны, открывающихся из окна; она молча наблюдала за двумя рыжими собеседниками, одним воинственнее другого, гася в себе желание немедленно выдвинуться в город. Прежде, безусловно, стоило поговорить с регентом и канцлером, им понравятся новости.
— Тан Арьеса, мы вас покинем. Надеюсь, ваши спутники скоро к нам присоединятся. Если потребуется любое содействие — я к вашим услугам, — Её Высочество коротко кивнула, по-военному откланявшись ему уже во второй раз. — Брат Мордрейк, пойдёмте к Его Высочеству. Обещаю, это не займёт много времени.
Уже на выходе Рене отдала распоряжение к любому из магов замка, кто первым будет встречен порученцем, тем самым исполняя просьбу посла Островов. Про другой их разговор — о лучшем лекарстве, которое стоило разделить на двоих, — она тоже помнила, но этим известиям сейчас было не место и не время; им придёт пора, когда станут ясны детали. И принцесса надеялась, что этот час близок.

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.

16

Re: «Допрос без пристрастия» - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Доктору Оттфриду следовало гордиться тем доверием, которое к нему испытывал Солейн - не иначе без явления юноши сиру де Веру никак не жить.
Хотя кто знает.
Сходства между ними не было никакого, даже намека на родство, но Клинок говорил с такой убежденностью, что для догадки особой прозорливости не требовалось.
Энахайе об этом, правда, не писал.
Энахайе много о чем не писал; тот, кто был в этом, и не только этом, повинен, находился прямо здесь, и никогда не верил в восстановление безнадежно разрушенного.
Для этого нужно чудо, не меньше.
Чудеса, конечно, случаются.
О том, что для чуда порой бывает нужно кого-то убить, в благочестивых книгах не пишут.
- Интересно, монсир. Вы хотите лично убедиться, что с вашей семьей все в порядке, но отказываете в этом праве мне... - Лорайе насмешливо кивнул. - Я запомню. Передавайте сиру де Веру, что я его даже из Залов достану, поэтому пусть до этого не доходит.
Тан Арьеса хотел бы полагать, что принцесса знает, что делает, и все действительно завершилось, и что Мордрейк тоже говорит правду. Но - если они ошиблись, они сами об этом узнают и сами первыми пожалеют.
Если бы он мог тревожиться за племянника, он бы начал это делать раньше. Года эдак на три.
Если бы он мог тревожиться вообще.
Если бы осталось, чем.
Солейн Мордрейк наверняка увидит отца живым, и принцесса Рэйна тоже вряд ли в ближайшее время останется сиротой, и нельзя сказать, чтобы посланник Хамалани не понимал их чувства.
Лорайе помнил, помнить - это все, что он мог, и давешние черные облака, вызванные дурной магией, напоминали еще сильнее.
- Друзья моей семьи - мои друзья. Мне надо идти, Ваше Высочество, - он склонил голову и тоже вышел, оставляя за собой след из вихрей золотистой книжной пыли.
Если не останавливаться, точно не упадет.

как заплачет сестра моя жизнь —
отойди, говорю,
не сестра ты мне больше.

17

Re: «Допрос без пристрастия» - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Мордрейк слегка поклонился послу Хамалани, отдавая дань вежливости. Может быть, он и хотел добавить что-то еще, может быть слова Лорайе даже задели его, но что-то подсказывало Солейну, что Энахайе не обрадуется, если Солейн скажет больше и он промолчал.
Он вышел вслед за Рейной в глубокой задумчивости, которая впрочем не мешала ему волноваться, волноваться об отце, об Энахайе, о Нортвине, который без него обязательно вляпается в какую-нибудь историю.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.