1

Тема: «Книга — начало любого пути» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

Место: публичная библиотека Университета Маллари
Участники: Рэймин Алас-Домар, Астрин де Вер

Читать вредно, это все знают. С книг вечно начинаются неприятности и эти, прости Хозяин, приключения. А уж если еще и умнеть начнешь...

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

2

Re: «Книга — начало любого пути» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Вы ведь не студентка Маллари? - вопрос, по сути, вопросом не был, Рэймин и сам не мог сказать, почему вдруг заговорил с незнакомой девицей, сосредоточенно впитывающей мудрость с книжных страниц (при условии, что она там вообще была, конечно). Скорее всего, просто потому что в последний раз просто так с кем-то разговаривал...
Как выяснилось полгода и еще одну луну назад.
Достаточный срок, чтобы как следует заскучать даже по пренебрежительному фырканью, или чем там нынче модно у юных донн встречать неинтересных сиров.
- Они обычно приходят сюда не читать, - с улыбкой объяснил принц, подумав, не стоит ли ему сделать ноги, пока не поздно, - простите, что отрываю вас от книги, мадонна, но мне захотелось взглянуть в лицо столь редкому здесь зрелищу.
В россыпи разноцветных бликов из витражных окон лицо было вполне достойно любования. Впрочем, он не за этим - но был бы рад даже недоуменному молчанию, определенно.
- Я вас где-то видел, мадонна.

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

3

Re: «Книга — начало любого пути» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

Корешок книги с местами облетевшей позолотой в тиснении звал ее с верхней полки. Астрин опустила взгляд, искательно огляделась: библиотекарь за что-то распекал двух молодых людей, и занятие это, судя по интонации отдельных доносившихся слов, грозило затянуться надолго. Девушка передвинула скользящую по полозьям лестницу, осмотрелась, нет ли поблизости кого-то, кому могли показаться интересными шелковые панталоны с рюшами, и, придерживая юбку, довольно ловко и быстро поднялась почти под потолок. "История Этрина от истоков до наших дней" - "наши дни" закончились, если верить библиографической карточке, лет сто назад - оказалась дальше, чем она предполагала. Спускаться, затем вновь карабкаться, Астрин поленилась, жажда знаний, здесь и сейчас, оказалась сильнее здравого рассудка, и баронесса, опасно балансируя, потянулась к книге. Пальцы выцарапали том с полки, но не ожидавшая подобной тяжести девица чуть было не выронила с таким трудом добытый трофей. Ойкнув и прижав "Историю" к груди, Астрин быстро спустилась и поспешила к дальним столам, подальше от места своего несостоявшегося конфуза. Сев за массивный стол, прибитый к полу и лишь потому, надо думать, переживший не один выпуск сорвиголов разных мастей и статей, она чинно расправила юбку и раскрыла книгу, незаметно для себя подперев щеку кулаком.
Зачитавшись, девушка не то что не услышала чужих шагов, но и на упавшую на стол тень внимания не обратила, поэтому раздавшийся над плечом голос заставил ее вздрогнуть.
- Монсир? - баронесса подняла на мужчину затравленный взгляд, первая мысль была про злосчастные рюши...
Впрочем, быстро сообразила на каком она свете и улыбнулась. Тем более, что "монсиру" улыбаться было приятно. Астрин подобралась, выпрямляясь и стараясь как бы невзначай разгладить на щеке легкий след от костяшек кулака.
- Вы правы, я здесь на добровольных началах. Вы хорошо осведомлены о здешних порядках, монсир, - девушка заложила страницу шелковым шнуром и закрыла книгу, изъявляя готовность прервать свое занятие. Ненадолго. - Привыкнув к богатствам, люди перестают замечать их, вне зависимости от того золото это, или книги, - в ответ на нетривиальный комплимент уши слегка порозовели, а взгляд устремился на раскрытые ладони.
Выражение глаз Астрин сделалось рассеянно-задумчивым, когда она постаралась припомнить, где молодой человек мог ее видеть. Его лицо ей так же казалось знакомым, но память на помощь не спешила.
- Я бываю здесь не так уж редко. К тому же вы могли видеть меня в компании моего брата, сира де Вера. Я не так давно в Керенне. Простите, не зная ваших привычек, я вряд ли смогу вам чем-то помочь.

Её глаза чернее неба зимою,
А руки тонки, словно ласточки крылья,
И голос звонкий как стекло ледяное,
Она идет и не касается пыли.

4

Re: «Книга — начало любого пути» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Я закончил Университет, - Рэймин пожал плечами, - и вряд ли с тех пор здесь что-либо изменилось.
Взгляд у юной донны был поначалу такой, что принц чуть было не принялся в спешке осматривать себя на предмет появления неучтенных клыков, когтей и трупных пятен, а потом, грешным делом, чуть не свалил все на свой глубокий траур - он и сам порой сторонился людей в темно-синем, было в этом что-то суеверное, будто чужая беда могла заразить.
Но с облегчением понял, что ищет скрытые мотивы не там и не в то время. Просто нечего внезапно подходить к девушкам со спины, и все хорошо будет.
- А, вот в чем дело, - этринская мода последнего времени прекрасно приучала смотреть доннам в глаза, даже если это очень сложно, и Рэймин никогда не испытывал с этим трудностей, - вы очень... очень похожи на брата, даже не знаю, комплимент ли это, пожалуйста, не бейте меня этой книгой, она, кажется, тяжелая... скажем, на лучшую версию сира Ирара, если бы она была.
Кажется, он что-то упускал из виду. Вот у его сестры никогда с этим проблем не было.
- Ох. Простите, мадонна. Мое имя Рэймин, и, если я ничего не путаю, вы - Астрин, тщательно скрываемое от двора сокровище.

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

5

Re: «Книга — начало любого пути» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Так монсир утверждает, исходя из собственного опыта, - брови насмешливо изогнулись.
Девушка спокойно выдержала пристальный взгляд, не чувствуя ни малейшего дискомфорта - спасибо брату. После его взглядов Астрин было море по колено и горы по плечо, восхищение в глазах могло заставить ее изучать носы туфель, но прямые взгляды наоборот провоцировали ее на ответ, единственно возможный - встречать их со всем возможным самообладанием. Правда, следующие слова мужчины заставили ее удивиться. Астрин не могла назвать родственников, менее походивших друг на друга, чем они с Ираром. И упаси Хозяйка от подобного сходства. Видимо, что-то поменялось в ее лице, так как брюнет поспешил смягчить свой приговор. У баронессы вырвался неподобающий в библиотечной обители смешок.
- Бить я вас не стану, вы верно предположили, что книга тяжелая, так что это было бы для меня затруднительно. Я отомщу вам по-другому: расскажу все брату. Его должно позабавить подобное сравнение. Либо же я знаю Ирара и, что стало бы самым неприятным, себя намного хуже, чем мне хотелось бы.
Любитель "редкостей" представился, Астрин пару мгновений молчала, вглядываясь в черты его лица, и начала стремительно бледнеть. Когда он произнес свое имя, в ее голове как будто щелкнул замочек. В стране могла быть не одна сотня Рэйминов, но вряд ли хоть кто-то из них столь же сильно походил на принцессу Рэйну. Девушка порывисто встала, чуть не опрокинув стул.
- Ваше Высочество! Простите, я должна была...
...что? Предположить, что в библиотеке на нее набредет наследник престола? Узнать? Узнать, пожалуй, должна была. Догадаться хотя бы по внешности, хотя вблизи видеть принца ей не доводилось. Но уж слишком неожиданным было место и предмет разговора. Пришло время изучать туфли и подол платья.
Хорошо сокровище! Смеется над принцем, да еще и угрожает. Брат бы и в самом деле "позабавился". Доживать ей года в деревне, вышивая маки и пася козочек.
- С вашего позволения, Ирар очень занят, особенно в последнее время.
Напоминать о произошедших трагедиях непосредственному их участнику тоже было не очень благоразумно, но Астрин была слишком сметена, чтобы понять это до того, как слова слетели с губ.

Её глаза чернее неба зимою,
А руки тонки, словно ласточки крылья,
И голос звонкий как стекло ледяное,
Она идет и не касается пыли.

6

Re: «Книга — начало любого пути» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

Рэймин очень вовремя отступил от вскочившей девушки, ибо рисковал получить очаровательной макушкой в подбородок, что было бы, конечно, тоже знаком внимания, но не лучшим из возможных. Проследив направление взгляда донны Астрин, он тоже заинтересованно воззрился на ее обувь.
- Знаете, - наконец сказал он, - мне тоже кажутся интересными носки ваших туфелек, такие милые ленточки.  А давайте мы сделаем вид, что вы меня не узнали?
С момента "пробуждения" принц чувствовал себя очень странно, переходя от состояния человека, у которого все болит к состоянию того же человека, только принявшего обезболивающее зелье. Когда ты знаешь, что все болит, но ничего не чувствуешь - и, как для всех таких людей, все, случайно встреченное красивое или интересное, оказывалось, пусть мимолетным, но все-таки спасением.
А тут спасение норовило удрать.
Куда это годится?
Он даже не осознавал, что поступает, возможно, как кот, прижавший мышь лапой к полу: "давай поиграем". Возможно, впрочем, потому что донна Астрин вовсе не была похожа на беззащитное существо, как бы отчаянно ни трепетала ресницами.
- Понимаете, - попытался честно объяснить Рэймин, - я тут выяснил, что полгода ни с кем не разговаривал просто так, и вообще понятия не имею, что все это время делал, а мир успел необратимо измениться, и вот я хожу, как дурак, ищу места где все по-прежнему, и пытаюсь не сойти с ума. Я, в общем, не очень хотел лгать и представляться другим именем, страшно не люблю это дело, но надеялся, что вы... ну, например, близоруки, или что-то в этом роде, и сочтете меня просто каким-то чудаком. Хотя, конечно, кощунство считать донну с такими глазами близорукой, но... Хозяин, что я несу...

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

7

Re: «Книга — начало любого пути» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

Астрин огладила юбку, но проклятая так и не скрыла ленточных бантов. Подняв взгляд, робко улыбнулась, надеясь, но все еще опасаясь. Однако принц не разразился бесовским смехом и не предпринял попытки откусить дерзкой донне не менее дерзкий нос. Он даже, как будто, и сам был смущен, а сбивчивость его речи придала ей уверенности в себе, вызвав куда более искреннюю улыбку.
"Бедный! - думала она. - Как это невыносимо, проснуться однажды, и осознать, что жизнь продолжается и с твоим исчезновением. Все мы понимаем это, но абстрактно, в глубине души пребывая в уверенности, что без нас мир существовать не в состоянии. Что бы я чувствовала на его месте?" Астрин попыталась представить и с ужасом поняла, что этот случай не оставил бы в ее жизни заметного следа. Ну, сменилась бы весна осенью, розы бы завяли, да и то вряд ли - прислуга в доме брата была очень внимательна, даже ее немногочисленные знакомые не придали бы ее исчезновению внимания, решив, что донна отправилась во владения восстанавливать подточенное столицей здоровье. Теперь все ее действия, все ее решения выглядели столь незначительными... Ну, хоть наследника развлечь сгодится.
Отогнав нахлынувшее уныние (Астрин вообще не была свойственна меланхолия), девушка кивнула и жестом руки пригласила молодого человека присоединиться к ней за столом.
- Конечно... Монсир. Когда наш разговор прервала игра света и тени, сыгравшая со мной злую шутку, мы как раз говорили о схожести и разнице родственников, - баронесса хотела сказать сказать что-то о Рэйне, но вовремя вспомнила, что заданные правила этой странной игры исключают наличие у Монсира как имени, так и сестры. - Вот вам еще один случай убедиться, что между мной и братом гораздо меньше общего, чем вы могли предположить. Вы очень несправедливо - и незаслуженно - назначили себя чудаком. Знайте же, что я чудаками считаю тех, кто может говорить только о деле и долге, - пока она говорила, ее поначалу вынужденная веселость уступала место врожденной непосредственности. - Впрочем, если все мужчины двора такие же ученые мужи, как мой брат, я не стану удивляться вашим заблуждениям. Ирар непременно назвал бы меня легкомысленной и поверхностной, но я предпочту заслужить его осуждение, чем лишить себя удовольствия непринужденной беседы. Теперь можете мне возражать. Вам не повезло, вы искали чего-то привычного, а нашли меня.

Её глаза чернее неба зимою,
А руки тонки, словно ласточки крылья,
И голос звонкий как стекло ледяное,
Она идет и не касается пыли.

8

Re: «Книга — начало любого пути» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

Приподняв брови, Рэймин с некоторым удивлением выслушал тираду девушки, потом осторожно почесал когтем подбородок. Надо было выразить благодарность, но раз уж она приняла правила этой игры, то и ему нарушать их не след, поэтому оставалось только продолжать беседу.
- Во всяком случае, прямо сейчас я познаю то, как по-разному могут выглядеть люди в глазах других людей, - осторожно улыбнулся он, - монсир де Вер, конечно, умный человек, но мне никогда не казался занудой или "ученым мужем". или тем, кто мог бы обозвать легкомысленной и поверхностной юную донну. Может, он вас боится?
Устроившись за библиотечным столом, принц взмахом руки приманил с полки книгу, но раскрывать ее не стал.
- Не то, чтобы я собирался спорить, но и общего у вас гораздо больше, чем предполагаете вы. Например, глаза. Звучит банально, но...
Прервавшись на полуслове, великий князь Джердан медленно повернулся в сторону, провожая взглядом проходящего мимо студента, и, когда он снова взглянул в лицо донны де Вер, то был озадаченно-хмур.
- Простите, мадонна... у вас когда-нибудь бывало так, что вот вы точно знаете, что человек мертв, а он мимо проходит?

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

9

Re: «Книга — начало любого пути» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Боится? Зачем ему меня бояться, я ведь не иверская пошлина, - улыбнулась донна.
Само предположение, что ее может бояться человек, которого она и сама ощутимо опасалась, Астрин удивило. То, что его считают приятным человеком, баронессу не смутило: Ирар всегда был вежлив, внимателен, даже предупредителен, но ей чудилось в нем что-то мрачное, холодное, заставлявшее чувственную и открытую Астрин смотреть на него предвзято. Возможно, причина крылась в той пропасти (с высоты девичьего взгляда - глубочайшей), что их разделяла или в старом бароне, портреты которого она видела в имении, взиравшего строго, пристально и, как ей казалось, с неприязнью на дочь от брака левой руки своей любимой жены. Вероятно, она подсознательно переносила часть своих чувств к портрету на сына барона.
- Просто вы хорошо знаете сира де Вера, но плохо - меня, - лучше заблаговременно создать о себе чуть утрированное впечатление, чтобы на его фоне затем выглядеть лучше - подобный прием для взбалмошной девицы часто становился спасительным. - Все познается в сравнении.
Уголки губ дрогнули в как бы виноватой улыбке. Астрин заинтересовано наблюдала полет книги от полки к столу, не столько заинтересованная процессом левитации, сколько названием на корешке. Принц наверняка выбрал том случайно, но ей нравилось проводить параллели подобными мелочами и событиями, выискивая в них знаки судьбы. К сожалению, ракурс был не слишком удачным, а совсем уж откровенно обнаруживать свое любопытство ей не хотелось. Его Высочество вдруг отвлекся, странным взглядом проводив одного из студентов, лица девушка разглядеть не успела, проводив довольно безразличным взглядом чужой затылок. Вопрос Рэймина застал ее врасплох.
- Простите, я, кажется, не совсем понимаю...
Это часть причудливой игры или наследник говорит с полной серьезностью? И если последнее, не отразилось ли его исчезновение на психике серьёзнее, чем предполагали лейб-медики? Вдруг кто-то толкнул ее под левый локоть. Кто-то невидимый и бесспорно рогатый, с пакостным характером и привычкой сбривать юных донн с правильного пути. Астрин слегка подалась вперед, заигравшись и забыв, с кем разговаривает, и заговорщески прошептала:
- Можно за ним проследить. Если он пройдет сквозь стенку, мы будем знать, что вам не показалось. Ну а если мы нагоним его в аудитории... что ж, нам будет стыдно, но душевное спокойствие того стоит.
Дурацкое это предложение было продиктовано тем, что ей вообще стало казаться, будто все это ей снится. Внезапная встреча, особенности беседы, странный вопрос - все это вместе с живым воображением подталкивало к мысли о нереальности происходящего.

Её глаза чернее неба зимою,
А руки тонки, словно ласточки крылья,
И голос звонкий как стекло ледяное,
Она идет и не касается пыли.

10

Re: «Книга — начало любого пути» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

Воспитание матери не прошло даром, Рэймин все еще неплохо владел собой, хотя, после всего произошедшего, сильно в этом сомневался.
Ну, во всяком случае, он был способен взять себя в руки. Очень быстро. И даже улыбнуться новой знакомой, поднимаясь и предлагая ей руку:
- А мы не скажем ему, зачем за ним шли, и стыдно не будет. Ну, во всяком случае вам. А мне будет, но не очень, я вообще довольно бессовестный.
Тем временем Лорье Темар уже скрылся за углом, в последний раз тускло сверкнув довольно потертыми нашивками на университетском мундире. Сколько помнил сокурсника принц, они были такими всегда, потому что ничего нового на Лорье никто никогда не видел: канцлерского гранта хватало только на учебу и учебники, может, еще оплатить жилье, но уж точно не шиковать. Он и выпить с веселой студенческой компанией никогда не ходил. Но был умен, упорно учился и обладал внушающим уважение Даром - если бы Лорье был еще и дружелюбен, его бы, как пить дать, любили, и уж точно ему не пришлось бы отказываться от вечеринок по причине отсутствия денег.
Но господин Темар был...
- Скотина он был, в общем, - беззлобно завершил великий князь, вещающий это печальную историю донне де Вер, которую явно тянуло на приключения, - знаете, бывают такие люди, вроде ничего прямо совсем злого не сделал, а такой мерзкий, просто сил нет. И каждое слово - вот прямо как плюнул. Что только ни случалось при нем, и всегда он ни при чем, но всем понятно. А потом он умер.
Рэймин остановился, тормозя их небольшую "пробежку" и осторожно выглянул из-за угла, пытаясь при этом сделать вид, что так и надо. В целом было ясно, что шпионская карьера будущему императору не светит, да и вообще зрелище было еще то.
- Мы все подумали, что его кто-то прибил, не выдержав. Но нет, природа сама позаботилась - сердце, или вроде того. Проверка была...

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

11

Re: «Книга — начало любого пути» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

Астрин промолчала, не считая нужным говорить, что ей в любом случае будет стыдно. За обоих сразу. Девушка с готовностью поднялась, рука у принца была сильная и жесткая, горячая и очень... живая - во сне такую не нащупаешь. Вряд ли Астрин могла сейчас представить что-то более реальное, чем эта рука, а значит все это и впрямь взаправду: и принц, и призрак, и игра в шпионов. Хотя после рассказа Рэймина стало понятно, что тот ее не разыгрывает, в шатающийся по коридорам здания, где его так не любили при жизни, бестелесный дух она не верила. Солейн довольно часто ее "пугал", рассказывая за ужином орденский байки и огребая за это салфеткой, и баронесса не то чтобы не находила поводов уличить его во лжи, просто не могла представить всю эту мерзость к ней, Астрин, применимую. Рэймин наверняка заметил похожего на покойного студента и, толком не рассмотрев, дорисовал в воображении образ, а затылки в Этрине у многих похожи. Субъекта, по всей видимости, неприятного, но было бы странно, если бы после всего случившегося наследнику мерещились балерины или хорошенькие цветочницы.
- Умер? - растерянно переспросила де Вер, ожидавшая куда более таинственного и страшного конца рассказа.
Любопытная девица, ничтоже сумняшеся, заглянула за угол из-за высокого во всех отношениях плеча, вдвоем они представляли собой прекрасную аллегорию самоуверенности. То есть попыталась заглянуть. Несмотря на свой рост, превосходящий большинство известных донн как минимум на ладонь, переплюнуть будущего повелителя ей было не суждено. В процессе Астрин случайно толкнула молодого человека под локоть, как будто поторапливая, и тут же отшатнулась, снова зарумянившись. Как хорошо, что коридоры почти пусты, наверное, начались занятия.
- А разве умершие своей смертью возвращаются? - прошептала она, прижимаясь к стенке.
В крови просыпался азарт, вспугнуть приключение громким голосом не хотелось. Несчастного студентика ей жало не было, в своей неосознанной эгоистичности и беспощадности ко всему, выбивающемуся за пределы рыцарства, свойственных юности, ей было жальчее Рэймина и его товарищей, переживших несколько неприятных минут по вине бедняги Темара, не сумевшего простить своим однокашникам их родословной и безбедного детства.

Её глаза чернее неба зимою,
А руки тонки, словно ласточки крылья,
И голос звонкий как стекло ледяное,
Она идет и не касается пыли.

12

Re: «Книга — начало любого пути» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Э... - Рэймин наскоро припомнил краткий курс малефицистики, который им читали на кафедре магии разрушения, и осторожно почесал когтем нос, - бывает. Во-первых, от собственной злости. Во-вторых, если их кто-то другой поднял. Но этот-то живой! Я же вижу.
Две характерно темные (в нескольких смыслах сразу, сказал бы кто-то более мудрый, если бы за этим наблюдал) головы очень украшали собой интерьер, торча из-за внушительной дубовой створки навечно распахнутых дверей.
Ничего не подозревающий объект охоты тем временем подошел к постаменту с бюстом ректора Хальвара, оглянулся и внезапно очень легко повернул его вокруг своей оси. Резная панель на стене тихо-тихо отъехала в сторону, и студент скользнул в темноту.
Рэймин в этот момент понял, что машинально придерживает донну де Вер за талию, и встал лицом к лицу с дилеммой - сделать вид, что так и нужно, и, может быть, не получить пощечину, или быстро убрать руку и извиниться. И, может быть, получить ее. Но сделать выбор быстро не смог, а потому решил примирить оба решения.
- Простите, пожалуйста, - шепотом сказал он, слегка краснея, но руку убирать не торопился, пока повод не пришел сам собой, - я даже не знал, что здесь есть тайные ходы.
Растерянность на лице принца была совершенно неподдельной, когда он взглянул на Астрин, пребывающую в пылу азарта.
- Знаете, - осторожно добавил великий князь, - я до последнего надеялся, что ошибся. И сейчас он встретит друзей или преподавателя. И они его как-то по имени назовут. В общем, ничего странного. А тут... Я, наверное, пойду следом. Мне кажется, вам не стоит.

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

13

Re: «Книга — начало любого пути» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

Астрин смущенно замолчала. Все ее познания о призраках носили публицистический и даже романтический характер, ибо почерпнуты были из романов - несомненно хороших, но обладающих относительно сомнительной научной ценностью.
Она тоже видела: туловище, две ноги, две руки, голова, два уха. Не просвечивает, тень отбрасывает, некрасиво шаркает. Абсолютно обычный, невыразительный и какой-то серый парень. Был бы, если бы не...
- Злобный брат-близнец?
Слова сорвались с языка прежде, чем разум сомкнул уста. Астрин осеклась и отвела взгляд, надеясь, что Высочество сказанных шепотом слов просто не разберет. Правду говорят: "язык мой - враг мой". Счастье, что Высочеству есть на что направить внимание - преследуемый только что провернул казавшуюся монументальной, с монументальным же выражением на мраморном лице, скульптуру. Точно не призрак, призрак бы просочился сквозь стену. Жаль. Украдкой разочарованно вздохнув (при всем скептицизме сказки все же хотелось), Астрин не сразу поняла, за что Рэймин извиняется.
- Н-ничего... - пробормотала девушка, с удивлением рассматривая мужскую руку на своей талии.
Надо же, даже не почувствовала. Что делать? Отстранится - может оскорбиться. Хотя вряд ли... да и не хочется! Она начинала понимать девиц, жить не могущих без мужского внимания - чувство защищенности приятно успокаивало. Понимать, но не одобрять, а потому для острастки начала костерить  про себя себя же. Помогало плохо, потому что, когда Рэймин все-таки убрал руку, проснулась досада, за которую она еще долго будет себя ругать. Размечталась!
За внутренними девичьими переживаниями она на некоторое время утратила интерес к странным событиям. А теперь, под угрозой остаться в пустом коридоре одной, вдруг не столько обиделась, сколько испугалась. Кинжалов и удавок баронесса боялась больше привидений.
- А вдруг у него есть сообщники и они нас видели?! - тонкие пальцы вцепились в рукав фрака, брови решительно сошлись над переносицей. - Я иду с вами, Ваше Высочество, или начинаю кричать, и пусть в дыру лезут те, кому государство за это платит жалование.
Шантаж - оружие нечестное, но когда женщины сражались честно?

Её глаза чернее неба зимою,
А руки тонки, словно ласточки крылья,
И голос звонкий как стекло ледяное,
Она идет и не касается пыли.

14

Re: «Книга — начало любого пути» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Пожалуйста, не надо! - испугался Рэймин, совершенно беспомощный перед женским шантажом. Маленькая баронесса то ли где-то специально тренировалась, а то ли обладала особым талантом.
К тому же, если она сдержит свое слово и закричит, вряд ли они спугнут "призрака", уже удравшего в тайный ход, скорее набежит полный коридор студентов и преподавателей из аудиторий, будет скандал - к счастью, они оба не студенты Маллари, поэтому их не исключат. Но вход в библиотеку для обоих будет закрыт. И всем будет плевать даже на то, что он принц и наследник престола, так-то.
Последним аргументом было то, что будет очень стыдно.
Поди еще потом докажи, что вы тут наедине стояли в пустом коридоре и девица кричит только потому, что нельзя не кричать, раз уж пообещала.
В принципе, с "теми, кому государство платит" идея была хороша. Но им Рэймин все еще не слишком доверял, по понятным причинам.
- Хорошо, вы пойдете со мной. Но обещайте держаться рядом и быть очень осторожной! - сурово (или ему так казалось) сказал великий князь, сдвигая брови, и шагнул вперед, задвигая за спину Астрин.
Бюст повернулся все так же легко, с шорохом отодвинулась стенная панель и вот - узкий, темный, очень пыльный коридор в стенах, по которому, на сколько хватало света от подвешенного Рэймином в воздухе магического светильника, тянулась цепочка следов.
- Никого нет.
Проем с таким же шорохом закрылся, оставляя обоих "шпионов" в островке белого света посреди темноты.

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

15

Re: «Книга — начало любого пути» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

Признаться честно, скажи Рэймин о "последнем аргументе" и столкновение интересов было бы решено в его пользу. К счастью для Астрин он не счел нужным упомянуть о такой очевидности, считая, что она входила в расчеты коварной донны, сама же девушка думала о том, что эта толпа сможет принцу помешать, но не о том, какое мнение о них сложится.
- Я не доставлю вам проблем, - клятвенно пообещала Астрин, отпуская чужой, изрядно помявшийся рукав, - Буду вести себя тихо-тихо и не отступлю от вас ни на шаг. Только не оставляйте меня здесь одну...
"Суровый" принц не впечатлил - мама умела смотреть и говорить страшнее, что не мешало энергичной дочери продолжать шкодничества. Другое дело, что в этот раз она и не собиралась лезть на рожон: любопытство в Астрин мешалось в равной мере со страхом, служившим лучшим из строжайших охранников. Вступая в черный провал и посматривая вперед из-за Рэйминова предплечья, она вдруг остро осознала - еще яснее, чем к коридоре, - что это уже перестало быть игрой.
Руки снова потянулись вцепиться в казавшийся незыблемым локоть наследника, но в последний момент спохватилась, что ее спутник - маг, а значит руки у него должны быть свободны. Баронесса упрямо мотнула головой и забрала в кулачки ткань юбки, дабы не поддаться искушению и не влезть под руку в самый неподходящий момент.
Каменная створка вернулась на место, готовая поспорить монолитностью с крепостной стеной. Астрин обернулась, успев попрощаться с отрезком как и прежде пустующего коридора, надеясь, что это не последнее, что она видит в своей жизни.
- Было бы странно, если бы ваш знакомый остался нас дожидаться, - стараясь говорить бодро тихо отозвалась де Вер.
Если только все это не было ловушкой, в которую они так любезно угодили четырьмя ногами. Нагнетать обстановку девушка не решилась, не хватало еще, чтобы его высочество принял ее за паникёршу.

Её глаза чернее неба зимою,
А руки тонки, словно ласточки крылья,
И голос звонкий как стекло ледяное,
Она идет и не касается пыли.

16

Re: «Книга — начало любого пути» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

- В общем, да, - Рэймин поднял мерцающую сферу повыше, покривился и отрегулировал свечение так, чтобы оно стало ровнее и прекратило нервировать своим трепетанием. как свеча на ветру, честное слово, а все почему? Потому что у мага нервы ни к бесам.
Сам-то он лез бы сюда с крайним любопытством, и вряд ли испытывал бы какой-либо страх, даже после всего, что снилось по ночам, и даже после того, что он на себе обнаружил, посмотревшись в первый раз в зеркало после того, как очнулся.
Рэйна, такая, какой он ее знал когда-то, хорошо помнила, что у осторожного и практичного брата полностью отключался инстинкт самосохранения, как только включалось любопытство.
Но за спиной у него была донна Астрин, и тут наследник престола внезапно похолодел, представляя себе отвратительную картину: как из темноты за спиной что-то хватает ее, отрывая от него, и утаскивает прочь. Непременно бесовски хохоча.
Вот это было неприятно.
- Встаньте ря... хм... я даже не знаю... не стойте за спиной, пожалуйста, - попросил Рэймин, - там непонятно, что, я беспокоюсь.
И по привычке предложил правую руку, как обычно не делали маги и военные - по причине необходимости иметь ее свободной.
Но ему-то что, он все делал левой. И ей же сейчас поднимал заклинание выше, под потолок, освещая короткий отрезок коридора, сделанного прямо в стене, узкого и пыльного, по которому тянулась цепочка размазанных следов и... исчезала в стене.
- Однако...
В коридорчике стремительно становилось душно.

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

17

Re: «Книга — начало любого пути» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

Астрин уже далеко не так решительно, как четверть часа назад, взяла принца за руку, стараясь, следуя его просьбе, держаться сбоку и в то же время не мешать. Воздух был сухой и теплый, от запаха камня и пыли засвербело в носу. Девушка прикрыла нос платком и задержала дыхание, перебарывая чих, но в этот самый момент волшебный светлячок лучами выцарапал из темноты тупик. За звук, получившийся от приглушенного удивленного вскрика и сдерживаемого чиха, ей стало бы стыдно, если бы не было так страшно. С внезапной силой обманчиво хрупкие пальцы, тем не менее привыкшие удерживать повод стремящегося сорваться в галоп коня, бесконтрольно сжали ладонь Рэймина. Широко раскрыв глаза, она начала медленно считать до десяти, постепенно беря себя в руки. Все-таки студент сквозь стены не ходил, но выбраться отсюда сумел.
- Извините. Я в порядке, - ровным и спокойным, как ей хотелось верить, но все же напряженным голосом тихо проговорила баронесса, разжимая пальцы, и смущенно улыбнулась. - А здесь жарко, правда?
Странное ощущение - и жарко, и холодно. Де Вер механическим движением дотронулась до яремной впадины, как будто проверяя, не повязан ли там затянувшийся шарф. Дышалось с трудом, наверное, из-за нахлынувшего и отступившего приступа паники.
- Здесь нет второй головы, - попыталась пошутить, ободряя саму себя, Астрин.

Её глаза чернее неба зимою,
А руки тонки, словно ласточки крылья,
И голос звонкий как стекло ледяное,
Она идет и не касается пыли.

18

Re: «Книга — начало любого пути» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Вторая голова, - сосредоточенно откликнулся Рэймин, поддерживая шутку, - это не всегда хорошо. Иногда только порождает раздор и бессмысленные конфликты.
Он плел сеть заклинаний, разыскивая хоть какие-то следы выхода - удивительно, но их не было. По крайней мере, пока, и магия не определяла следов чужой.
А воздух кончался.
Принц оперся спиной о стену, машинально и совсем не аристократично вытирая текущую из носа кровь рукой. откат искрами рассыпался в глазах, усугубляемый духотой.
- Я сейчас что-нибудь придумаю, - пообещал наследник престола с таким выражением, будто уже приносил клятву Владыке Владык перед алтарем храма, - мы все равно отсюда выберемся. Вы же не боитесь, правда?
Конечно, она боялась.
Он и сам не то, чтобы нет.
Но она держала его за руку, и Рэймин накрыл ладонью тонкие пальцы, неожиданно холодные для такой мерзкой дыры - это указывало на недостаток воздуха еще лучше, чем частое, поверхностное дыхание, которым сейчас грешили оба.
- Вы можете мне немного помочь, мадонна Астрин?

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.

19

Re: «Книга — начало любого пути» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

Астрин улыбнулась, как смогла, - шутка и в самом деле была смешной, несмотря на обстоятельства - не смешные. Она прислонилась к стене рядом с Рэймином, уже не думая о том, что станет с платьем. Бесы бы с ним, в самом деле, скажи ей, что ловушка откроется, если она пойдет домой голой, баронесса бы пошла. Потому что грудь сдавливала не паника - это воздух заканчивался. Клетка оказалась герметичной и они с принцем в ней, как две букашки в банке. Захотят - откроют крышку и выпустят, а могут поставить куда-нибудь в угол и позабыть, а то и булавкой потом к куску картона пришпилить.
Под носом у Рэймина остались "усы", кровь в неверном свете лучистого шарика казалась черной. "Это откат. Он колдовал, но ничего не получилось, поэтому и молчит. Чтобы не пугать".
- Вот, - девушка достала из незаметного кармашка в юбке сложенный вчетверо платок, чистый, даже не орошенный слезами над какой-нибудь античной трагедией, - возьмите. Вам плохо?
Она не знала, насколько сильно влияет на людей откат, среди родных магов не было, вроде бы это индивидуально... Тепло от его руки говорило, что они все еще живы, на долго ли? Для экономии кислорода стоило бы помолчать, но тишина была невыносима.
- Это я виновата, - прошептала Астрин, не слыша последнего вопроса. - Если бы вы меня не встретили, то разминулись бы с этим... этим... И я должна была остаться в коридоре, тогда можно было бы позвать на помощь. А теперь вы здесь и...
Горло сперло. Она завела принца в западню. Она убивает будущего императора. Вот прямо сейчас, обвиняя себя, она приближает его смерть.

Её глаза чернее неба зимою,
А руки тонки, словно ласточки крылья,
И голос звонкий как стекло ледяное,
Она идет и не касается пыли.

20

Re: «Книга — начало любого пути» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

Рэймин вздохнул. Внутренне он протестовал и хотел оспорить каждое слово, но понимал, что с каждым его словом воздуха остается все меньше и меньше.
Меньше и меньше.
А она не выразила согласия, и без него...
С другой стороны, разве спасенная жизнь не искупает?..
Мысли путались, а, значит, следовало поторопиться. Великий князь с трудом оторвался от стены, ему даже в какой-то момент показалось, что там какие-то шипы, или крючья, за которые зацепился сизый гражданский мундир Альтерии. Но нет, это была просто слабость.
- Тише, - сказал он. Сфера погасла, в полной темноте - вот странно, в полной темноте он помнил, где искать ее губы, и не промахнулся - для первой встречи почти что подвиг.
...или знак.
После всего происходящего он больше не будет достоин носить этот мундир. Если вдуматься, были другие способы, но куда менее приятные и куда более кровавые, и Рэймин
никогда не позволил бы себе
Ну что ты врешь, еще как бы позволил.
Но не в этот раз. А пока чужая сила рванулась навстречу - в этой стране такое называли малефицией, и, узнай кто, вероятно, он не то, что никогда не взойдет на трон, он просто закончится очень скоро, может, не на костре, но в подвалах Замка Рассвета. Впрочем, плевать.
Помогите мне, мадонна Астрин.
Всего немного вашей силы.
Чтобы спасти вашу жизнь.
Моя мне - не знаю, дорога ли теперь.

Не отрываясь, Рэймин подхватил на руки девицу.
И потом полыхнуло, и от грохота заложило уши. Свет от взрыва сменился светом дневного солнца, а грохот - испуганными криками.
Великий князь Джердан медленно опустился на пол среди обломков, не выпуская из рук донну де Вер.
- Я подозревал, - сказал он, едва шевеля все еще окровавленными губами, - что в вашем поцелуе какая-то особенная сила. Но чтобы так?

К чему к чему, а к дворцовым трюкам
ты мог привыкнуть ещё в инфантах.
Расчесть хотя бы азы карьеры
монарх обязан уметь вслепую.