1

Тема: «Вот такой богатый внутренний мир» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

Участники: Рийеф Арьеса, Рауль Рейнеке.

В излишне яром желании понять, какие кошки скребутся на душе у друга, немудрено постичь совсем иных тварей, мирно обитающих в совсем другой душе. Ноги бы ещё унести при этом.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

2

Re: «Вот такой богатый внутренний мир» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

Намерения у Рауля были самые что ни есть благородные, но вот исполнение в который раз было сомнительное. После злосчастной оперы Рауль целую ночь гонял мёртвого лодаурца и искал Сиду так, как не искал бы никто другой. Хотелось по крайней мере знать, что за вшивый бес увёл госпожу из оперы. Но то ли Сиды не было в живых, то ли она не спала ночами, то ли над ней сидел кто-то мордрейкоподобный с молитвами Хозяину, который и оберегал её сон от таких вот сноходцев. Если «такие» вообще существовали, конечно.
Так и не выспавшись толком, Рауль и следующую ночь посвятил скачке на лодаурце, но с целью куда более простой. Канцлер озаботился, чтобы в замок было не попасть, а оброненные Рэймином слова Рауля огнём жгли. Ладно он не ведал, что принц пропал, пока блуждал по диким местам и знать не желал ничего про Керенну и её беды. Зря не желал, конечно. Но теперь-то он был рядом. Просто вот так сразу его не впускали и требовали бумагу от самого принца, а то и просто посылали, незамысловато и вежливо. Когда там Рэймин обнаружит, что его добивается воспитанник придворного мага, Рауль не ведал, а знать хотелось уже сейчас.
Он бы и пролез в монарший сон, выведать, что такое на душе у друга творится, да вторую ночь подряд заставлять душу из сил выбиваться оказалось не так-то просто. Поначалу Раулю недосуг было оглядываться, куда их с лодаурцем занесло, он яростно прижимал к рыхлой земле дух мертвеца до тех пор, пока бороться не перестал. Потом он ткнул когтем в основание шеи человекоподобной фигуры, глубже, пока палец весь не вошёл в плоть, и стал сминать мятежника, будто он был из ваты, в один маленький комок.
И вот теперь-то он огляделся. И с самого начала понял, что попал. Не туда — это мягко сказано.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

3

Re: «Вот такой богатый внутренний мир» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

В мире, старом и скучном, неприятно правильном, оставалось мало хорошего.
Вот, например, сны.
Во сне Рийеф возвращался домой, в те самые прекрасные времена, когда он был беспечен и делал, что хотел.
Так обычно думают о детстве.
Но не в его случае.

От тропинки в сторону тянулась россыпь брусники - если приглядеться, слишком красной, если принюхаться, слишком сильно пахнущей железом. Капли-ягоды дрожали на листьях, усеивали мох, и дальше, по бурелому и кукушкину льну, тянулись темными мазками, накрывая кое-где вырванную с корнем траву.
Кто-то отчаянно цеплялся за жизнь.

Рийеф, по колено в тумане, наклонился над телом - из распоротого горла уже вялыми толчками вытекала кровь, пузырясь где-то на порванной трахее - окунул пальцы и задумчиво распробовал.
Подцепить когтями и волочь домой, дальше, по настоящей и ненастоящей бруснике, ежась от срывающихся с веток капель: он здесь такой, холодный дождь конца лета. Потом съесть, пока теплый.

Он выпрямился рывком, оглядываясь по сторонам.
Пахло неправильно.

– Врача! Здесь человеку не оч!
– Че с ним?
– Хз.
– Ок.

4

Re: «Вот такой богатый внутренний мир» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

Рауль узнал местность. Угрюмая поступь тумана по тёмным волнам леса, жирная земля, жадная до крови и плоти, быстро сдирающая с мёртвых всё до костей. Рауль не мог назвать эти места родными, они не занимали какого-то особенного места в его сердце, но они и ему частенько снились. В начале Рауль так и решил: затея провалилась, сон нашёл его сам, и теперь как хочешь крутись, а в путешествие не отправишься. Но как-то не так всё было. И где бы найти такого мастера, который мог рассказать, как определить это «не так», и что оно значит в месте, которое сам Рауль нашёл случайно? Даже на Хайле таких не было. Вот к слову, если уж это чудой сон...
Госпожа Ханнала грезит о своих холмах? Много ли в Керенне лодаурцев, в конце концов?
Рауль растёр в пальцах ком земли вместе с сизой травинкой, остро пахнущей дыханием идущей по твоему следу смерти. И лес вокруг стал прозрачным, а через мгновение снова обрёл плотность, но был уже другим. И рядом, совсем рядом, на расстоянии брошенного оскорбления стоял Старший. Зверь.
Рауль припал к траве и жадно, дрожа невесть от чего, следил за тем, как зверь склоняется над своей добычей, как блестит кровь на его когтях. И запах будоражил сильнее, чем первое знакомство с женщиной, и он хотел... отбить? обмануть и утащить? Пожалуй, и то и другое, но в противовес вступало дикое же восхищение, не совместимое с настоящим страхом быть замеченным. Он хотел быть рядом. Или нет. Он хотел быть в одиночестве, но — так же. Правильно. Убить и стать на его место. Рауль с проворностью белки взобрался на дерево и оттуда стал прикидывать, как бы так, без зла и ненависти, когда Старший вытянулся во весь рост и обернулся. Рауль понял, что заведомо невозможные планы строить стоит только в порядке праздных брехливых мечтаний и сюжетов для романчиков. И что стоило валить очень давно. А теперь — поздно, но это не страшно.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

5

Re: «Вот такой богатый внутренний мир» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

Рийеф с любопытством созерцал человеческого детеныша, сидящего на ветке, потом даже подошел к стволу и приник к коре щекой, улавливая частицы запаха, которые пощадила сосновая смола. Некоторое время казалось даже, что он так и уснул, прислонившись к стволу, пока хамалани разбирал, что же это такое сидит наверху.
И почему у него запах такой знакомый.
Рийеф царапал кору, обтирая о нее руки и чистя когти, оставлял глубокие метки, со значением поглядывая на верхолаза снизу, потягиваясь, как делали бы это медведи, или огромные рыси, обитающие у орсалиннских озер, и всем своим видом даже не намекал, но прямо говорил - "ты еще жив только потому, что мне лень взбираться к тебе".
На деле же он медлил, потому что запах сверху озадачивал его.
Потом целитель вздохнул и негромко рассмеялся, превращаясь из Зверя в... другого зверя.
- Слезай, маленький, - мягко предложил Ирье, складывая руки на груди, - забираться в чужой сон было крайне невежливо с твоей стороны, это ведь все равно, что подглядывать. Если ты спустишься, я убью тебя очень быстро и небольно.

– Врача! Здесь человеку не оч!
– Че с ним?
– Хз.
– Ок.

6

Re: «Вот такой богатый внутренний мир» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

Щенячий восторг, переполнявший Рауля, нехотя потеснился, с той же величавой медлительностью, с какой Тот сдирал кожу с дерева. Заглянувший на освободившееся место животный страх оказался с восторгом полностью солидарен — тот, внизу, был властен прекратить эту сказочку о котёнке и рыси в любой момент — и потому посчитал ситуацию вовсе недостойной внимания. Рауль подобрался ближе к основанию ветки, на которой сидел, и облизнулся, радостно разглядывая сверху синие глаза Старшего.
— Слезу, — кивнул котёнок, не сдвинувшись с места. — А ты со мной поделишься?
Требовать всего человека, и кровь Старшего в придачу, Рауль всё-таки не стал. Даже совсем наоборот, проникнувшись добрым взглядом зверя, Рауль показал ему коготь, на котором тихонько мерцал свёрнутый в комок лодаурец.
— Тогда и я с тобой поделюсь.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

7

Re: «Вот такой богатый внутренний мир» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

Рийеф поднял брови, машинально продолжая царапать ствол.
- Фу, какая гадость, убери, - слова давались ему с трудом, - может, поделюсь, посмотрим, спускайся.
Он не собирался обманывать человеческого детеныша, но и в самом деле не знал - никогда не видел, как люди едят других людей, и собирался посмотреть. А вот от того, понравится ли ему зрелище, зависело дальнейшее существование незваного гостя.
Что вообще за беспорядок, ходят по чужим снам, как к себе домой.
- Спускайся, или я за тобой поднимусь, - спокойно предупредил хамалани, - ты же не думаешь, что я не могу, да?

– Врача! Здесь человеку не оч!
– Че с ним?
– Хз.
– Ок.

8

Re: «Вот такой богатый внутренний мир» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

Рауль качнулся на ветке назад, вперёд, как очень непоседливая и очень тёмная декоративная птичка, ровно с тем же вдумчивым, но отвлечённым интересом рассматривая Старшего. Куда именно убрать тут "эту гадость" он себе слабо представлял, разве что отбросить его вовсе. Вроде бы, добраться потом до себя самого можно и без него, но уж больно не хотелось расставаться.
Не позволив Старшему заскучать, Рауль решился. Искра с его когтя расплылась каплей светлой краски в чане воды, а сам он в мгновение ока оказался перед Зверем. Там, куда так и не пришёл раулев лентяй-страх, обнаружилась редкостная покладистость, до этой минуты знакомая только паре человек: графу де Кенси и отставному командиру первого кавалерийского полка Этринской армии, некогда освободившего мальчишку от цепей.
Но Старшего он всё равно обходил по дуге, и не показывая ему спину, но больше от того, что ни мертвец, ни что либо в этом лесу не обладало той же магнетической силой.
Рауль почти не помнил свои руки целыми, но тут он очень захотел, и живот мертвецу пропорола рука, не уступающая рийефовой ни количеством, ни длиной когтей. Выдрав тёмный ком крови и мяса, Рауль отступил от тела, с удовольствием отлавливая падающие с руки капли. У крови здесь не было вкуса. У крови здесь было только чувство, воспоминания бесцветной травы, выросшей под стёсанным временем камнем, прибитого дождём в грязь пера. И собственный раулев интерес, нездоровый и тоскливый. Что будет, если съесть часть чужого сновидения, где кровь не кровь, а чужая память, чужие чувства. И вообще можно ли после такого жить.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

9

Re: «Вот такой богатый внутренний мир» - 3 день III дюжины Луны Парусов, 1024 год

Рийеф спокойно наблюдал, больше потому, что ему было уже интересно, как далеко в своем нахальстве зайдет мелкий смертный колдун. И смотрел, запоминая - не лицо, конечно, мало ли какое у кого может быть лицо в чужом сне. Но у него были и запах, и цвет его мыслей, и манера двигаться, и отблески эмоций, ни с чем не сравнимый особенный рисунок, который так легко узнать потом.
Не то, чтобы он решил тратить свое время на поиски следа.
На охоту, которая не даст крови.
Но если вдруг однажды встретит - то не ошибется.
- Я надеюсь, тебе было вкусно, - оскалился Зверь, припадая к тропе, - а теперь, маленький... беги.

– Врача! Здесь человеку не оч!
– Че с ним?
– Хз.
– Ок.