1

Тема: «За грёзой от жизни не спрячешься» - 1 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Где: посольство Иль-Заана
Участники: Наафаль ар'Саадир, Риннара Лоретти

Пауза вежливости выдержана, а от посла Иль-Заана по прежнему нет вестей. Посол Амарии вынуждена брать посольство штурмом, чтобы выяснить, в каком состоянии пребывает Наафаль.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
2

Re: «За грёзой от жизни не спрячешься» - 1 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Сердце стучало, застряв в районе горла, готовясь выпрыгнуть. Сердце всю последнюю дюжину то почти останавливалось, то начинало биться так, что грозило вырваться из груди. Сердце не хотело слушать ни доводов разума, ни правил приличия. Трудно было не слушать собственное сердце.
Когда же была выдержана положенная пауза, карета посла Амарии остановилась у иль-заанского крыльца и женщина, облаченная в темно-синий, глубокий, как ночное небо, цвет, делающий ее кожу еще более белой, чем она была на самом деле и аромат, отдающий горечью, поднялась по его ступенькам.
Она не врывалась в его покои, ее спокойная уверенность и легкий напор, украшенный улыбкой, проложили ей путь туда, где скрывалась ее душа от мира.
Она открыла дверь, сделала шаг и замерла.
- Наафаль...

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
3

Re: «За грёзой от жизни не спрячешься» - 1 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Сон не принимал посланника из иль-заанских осколков, но и явь мало чем отличалась от дурной грёзы. Разум восстал против аше-мири, день и ночь его загоняли в место без света и смысла два безумия. Родное помешательство в первые дни служило ему щитом, и наблюдатель-Наафаль, бесчувственный как восковая кукла, писал письма с извинениями, донесениями и распоряжениями. Но у иного, инородного безумия был бесовски действенный таран. Вина. Тогда Наафаль хотел ослепнуть и оглохнуть, не слышать слов и не видеть слов. Вот только как не слышать то, что шепчет мысль? Как не видеть то, что запечатлела память?
В Иль-Заане превосходно знали, как.
В покоях, которые потревожила Риннара, было дымно. Хлыст не повесишь, но полупрозрачные руки радостно принимали в объятия входящего, ложились вечерней истомой на плечи и виски, поили сладковатой дрёмой. Наафаль, во власти этих услужливых пожирателей памяти, смотрел на появившуюся как из-под земли — с его точки зрения — Риннару без интереса, не узнавая и не желая задаваться вопросом, кто и зачем его зовёт.
Выглядел иль-заанец при том сильно лучше, чем можно было ожидать. Или на юге даже с ума умели сходить красиво, или в посольстве были любящие руки, не смущавшиеся следить за Наафалем и принуждать его при необходимости к обрядам цивилизованности, менять рубашку и впускать в комнату слуг.
— Простите мне мой вид, Альма-Саида, — бесцветно сказал Наафаль, не меняясь в лице и всё так же бездумно созерцая лицо Риннары. — И дважды простите, что не смогу сегодня достойно поддержать беседу. И трижды...
На том посланник замолчал, прикрыв веки как от внезапного света.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

4

Re: «За грёзой от жизни не спрячешься» - 1 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Она смотрела на возлюбленного несколько мгновений, оценивая, понимая и принимая его скорбь, скорбь по другой далекой женщине. Она не могла его понять до конца, но и не старалась, достаточно было того, что она понимала его здесь и сейчас.
А затем она попыталась вдохнуть, но лишь закашлялась, закрывая рот и нос рукой - дым показался ей ядом - она слишком хорошо знала, для чего мог предназначаться такой запах. Она сделала несколько шагов к окну, распахнула тяжелые портьеры и потянула за створки окна, впуская в комнату прохладный ветер. Вот теперь можно было дышать, теперь дым утекал по дороге, которую она дала ему.
Ее мало смущало, что она распоряжается на его территории, не спрашивая его мнения, если он будет против - он скажет ей и она уйдет, но только когда он будет в своем уме и рассудке.
Она подошла к нему ближе:
- Наафаль, ты узнаешь меня? - решила все же уточнить женщина, потому что была в этом совсем не уверенна.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
5

Re: «За грёзой от жизни не спрячешься» - 1 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Наафаль следил за её действиями, не осуждая. От суждений и оценок он был так же далёк, как смерть его супруги и сына, не переживших преждевременные роды, от получения письма, о том сообщающем. Наафаль перебрал пальцами по резной кости чубука и с тихим вздохом положил трубку рядом с кальяном. Раздражение подсказывало, что в явлении Риннары не обошлось без Дженари. В ином случае её не пропустили бы к послу, однозначно распорядившемуся по поводу визитов. Безумие видело в ней союзника, столь же беспощадного, как тяжёлая кавалерия Этринской империи. Желания стремились прочь от мокрых тряпок ветерка, брошенных летним днём через открытое окно, обратно в дымное тяжёлое равновесие. Разум решал, стоит ли сделать попытку выдержать вежливый тон, и не будет ли падение со скверно слушающихся ног более жалким, чем грубое положение внизу, на подушках.
Потянувшись, Наафаль поймал руку женщины в ладони. Горячая, как уголёк, и нежная, как щека ребёнка, она на долгую секунду завладела всем вниманием Наафаля.
— Я узнаю тебя, госпожа души моей, — сказал он, поднимая взгляд, примороженный, словно и к нему подобрался иней, побивший рыжие волосы посла. — Риннара, я действительно...
Слов, чтобы продолжить мысль, у него не нашлось.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

6

Re: «За грёзой от жизни не спрячешься» - 1 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Она присела рядом с ним на колени, плюя с храма Супругов на приличия, тревожно вглядываясь в его лицо. Она сжала его руку, затем поднесла к губам и поцеловала пальцы.
- Не надо. Не говори этого, - она как будто знала, что именно любимый хочет сказать ей, и все ее существо восставало против напоминаний о том, что небо все-таки рухнуло на землю, и возможно по ее вине. Ее задача была склеить из осколков то, что еще можно было спасти.
Она раскрыла ладонь мужчины и прижала к собственной щеке - бархатистой и прохладный, как тот ветер, что ласкал их своими прикосновениями.
- Я боялась за тебя.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
7

Re: «За грёзой от жизни не спрячешься» - 1 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Слова опять терялись. Но если в храме лицедейства они шелухой осыпались с истинного невысказанного, оставшегося на откуп действиям, то сейчас они бледнели, истончались только для того, чтобы обнажить прискорбную пустоту.
Осторожно, будто резкое движение могло разбудить его душу, убаюканную ядом дурманящей смеси в кальяне, Наафаль убрал руку от лица Риннары и отвернулся. Бессмысленная победа, давшаяся немалой кровью, ненужная ни ему, ни миру, ни Риннаре. Только его страху, после злосчастного — благословенного! — взрыва присыпанного солью Её слов, а теперь выросшего в безотчётный ужас. Он как наяву видел пепел на своих пальцах, и все доводы разума, громкие и меткие как пороховые артиллерийские орудия Иль-Заана, тонули в его жирной тёмной туше.
Он не ответил.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

8

Re: «За грёзой от жизни не спрячешься» - 1 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

- Прости, - она выглядела искренне огорченной своими словами и действиями. - Но тебе надо просыпаться...
Она хотела добавить что-то еще, но все же промолчала. Риннара поднялась на ноги и стала открывать одно за другим все остальные окна в его комнате, впуская в нее холодный ветер, самой ей быстро стало холодно, но это было не важно. Подтверждая заговор с Дженари, спустя несколько минут слуги внесли воду в кувшинах, горячую и холодную, кофе, нарушая все иль-заанские традиции, приготовленное прямо на кухне, а так же лимоны, нарезанные тонкими ломтиками.
Посол Амарии дождалась, пока слуги вышли из комнаты и опустилась опять на подушки рядом с Наафалем.
- Посмотри на меня, пожалуйста.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
9

Re: «За грёзой от жизни не спрячешься» - 1 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Могильное пристанище Наафаля наполнила жизнь. Сложно было сказать, ненавидел он людей, входивших в покои, или был им благодарен. Тех, за кого цеплялся его взгляд, он изучал скорее со смиренной обречённостью. Да и та скоро пропала, когда Риннара разобралась с окнами и принесла ему тепло своих рук и перебивающий даже запах дурмана аромат цветов. Вздохнув, как студент перед дверью экзаменатора, Наафаль поднял на Риннару осмысленный взгляд, чересчур блестящий для человека в самом деле здорового.
— Ты — милосердие без берегов и границ, души моей душа. Зачем ты здесь?

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

10

Re: «За грёзой от жизни не спрячешься» - 1 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

- Спасти тебя от тебя самого, - она подняла руку и провела по его волосам, убирая со лба упавшие пряди.
Затем, отстранившись на некоторое время, она опустила шелковую ткань, лежащую рядом с сосудами в холодную воду и коснулась ею щек и лба Наафаля, осторожно, как мать, которая ухаживает за больным ребенком. Впрочем, смотрела она на своего возлюбленного примерно таким же взглядом.
- Мне нужно было прийти раньше...
Она подняла чашку с кофе и протянула послу Иль-Заана, впрочем, не отдавая сразу, а готовая поить его из рук, если понадобиться. Кормить, поить, приводить в порядок, но только не видеть больше этого взгляда, который смотрел в пустоту и не видел ни окружающего мира, ни ее саму.
От этого взгляда хотелось выть, бить посуду и швыряться в окно стульями - эти эмоции были чужды княгине Лоретти, поэтому она с некоторым удивлением смотрела на себя со стороны.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
11

Re: «За грёзой от жизни не спрячешься» - 1 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Музыкальное сопровождение
[mp3]http://pleer.com/tracks/4817367l2Nm[/mp3]

Безответность Наафаля могла бы быть покорностью ребёнка, но она была родной сестрой того согласия, с которым он принимал заботу Дженари. Матерью им была смесь альмарских трав, бережно собранных и высушенных на солнце, перенёсших долгий путь через море Жемчужин только чтобы сгореть в керамической чашечке и дымом-дрёмой уйти в воду.
И всё же усилия Риннары возымели действие. Власть, которую имела над душой Наафаля эта женщина, была сравнима с властью дурмана. Он и сравнивал их. Не раз. Не два.
— Мне нужно спасение? Нужна ли закату защита от ночной темноты? Свет моего сердца, если ты хочешь спасения моего и своего, не приходи.
Наафаль говорил торопливо, глотая окончания слов, как будто Риннара могла улететь в окно вместе с дымом, раствориться, не успев его дослушать.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

12

Re: «За грёзой от жизни не спрячешься» - 1 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

- Я уйду, если ты протрезвеешь и скажешь мне тоже самое, и я тебя поверю. Если ты скажешь, что ты хочешь этого, -  ее взгляд потускнел, как будто бы он его погасил и ей стало по настоящему больно, она уронила руку и опустила голову.
- Но прежде я хочу убедиться, что ты жив и будешь жить дальше. И сможешь... - она перевела дыхания, она явно хотела сказать что-то еще. - Жить.
Она поднялась на ноги, сделала несколько шагов, будто бы пытаясь согнать с себя это ощущение безнадежности. Ветер трепал темно-синий подол, разгоняя остатки дурмана.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
13

Re: «За грёзой от жизни не спрячешься» - 1 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Слова Риннары пробудили в пристойно выглядящей рухляди, нынче изображавшей посла Иль-Заанских эмиратов, неудержимый смех. Он падал комьями, шлёпался под ноги Риннаре крупными хлопьями киселя, и очень скоро перешёл в сдавленный кашель. И Наафаль замолчал.
— Человека убивает не то, что заставляет его сердце остановиться. Моё ещё бьётся и будет биться, Риннара. Будет. Но будет ли оно жить?.. Моя госпожа, бросал ли кто-нибудь свою жизнь в яму скорпионов и змей не ради спасения твоей души или жизни, но ради твоего тайного желания? Жемчужины, без которой золотой обруч остаётся драгоценностью, но что-то всё равно теряет?
Наафаль не продолжил. Слова встали ему поперёк горла. Но он в самом деле не знал, все годы не знал, как жить с этим даром, и как вернуть его. Какой хитростью? Какими словами? Какой надеждой?
Теперь вопрос стал не важен, но только сильнее стал разъедать разум, в котором находился.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

14

Re: «За грёзой от жизни не спрячешься» - 1 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

"И когда окружающие снова станут понимать, чего ты от них хочешь", - про себя подумала амарийский посол, но так как воспитание в ней всегда брало верх над иронией, она не сказала этого вслух.
- В твоей руке кофе, выпей его, пожалуйста, - она грустно улыбнулась и посмотрела в распахнутое ею окно, на купола храма Супругов, возвышающиеся над городом, ее руки лишенные украшений, кроме одного единственного кольца, скользнули по шелку платья, сцепив пальцы на животе.
- Я никуда не уйду. Прости. Это выше моих сил, - она развернулась к нему, смотря на то, что чашка, которую она дала в руки так и осталась в них нетронутой, опустилась рядом на колени и мягко поднесла сосуд к его губам.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
15

Re: «За грёзой от жизни не спрячешься» - 1 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Ему настолько важен был ответ, что он готов был настаивать, и повторять его до исступления. До тех пор, пока она не скажет... или пока не уйдёт, посчитав его сумасшедшим. Но усилия посла Амарии не были бесплодны, и Наафаль устыдился своей речи, своего состояния, своей немощности. И виной тому был не наркотический дым, он мог бы поменять лицо и убедить Риннару, что нет причин для опасений. Он лишь не мог сказать себе, зачем. Единственная цель, которую он преследовал половину жизни, обрывалась в витиеватых заверениях в сожалении о судьбе Айшэ и оставшегося без имени наследника. И то, чего он в самом деле хотел... то, чего он в самом деле теперь хотел, вело не к прощению, но к хаосу.
Наафаль смотрел на кофе в своей руке, и на его чёрной поверхности видел смерть эмиров, одного за другим, на стенах их же высоких дворцов, с переломанными костями и... руки Риннары утопили эти мысли. Наафаль мягко удержал её пальцы и сам сделал глоток. В голове не прояснилось, но время окончательно вышло. Всё ещё стыдясь себя, Наафаль смотрел в сторону.
— Что сейчас за день? — в дыму его не интересовало, ночь или полдень, сутки прошли или год. Хорошо бы столетие...

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

16

Re: «За грёзой от жизни не спрячешься» - 1 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

- Сейчас первый день первой дюжины луны Штилей, - терпеливо ответила она, дождавшись пока глоток кофе достигнет разума возлюбленного, - тысяча двадцать четвертого года, - на всякий случай уточнила она.
Она отставила чашку в сторону, боясь, что Наафаль ее просто выронит, окунула в теплую воду салфетку и вновь омыла его лицо, сначала теплом, потом холодом, потом снова теплом, осторожно и ласково касаясь кожи пальцами, пытаясь вложить в это мимолетное прикосновение всю нежность и сочувствие, которые были в ней.
Риннара взяла с подноса гребень, который лежал там же и коснулась им волос иль-заанского посла, медленно и терпеливо расчесывая рыжие пряди, не потому что считала, что Наафаль безобразно лохмат, а потому что знала, что это помогает мыслям очиститься.
Закончив с этой процедурой, она убрала гребень и достала из пояса платья маленький флакон, быстрым движением поднесла его к носу любимого и открыла. В нос ударил горький и кислый аромат, который мог бы быть неприятным, но наркотический дурман отступил почти мгновенно, оставляя за собой странную ясность мысли и трезвость взгляда.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
17

Re: «За грёзой от жизни не спрячешься» - 1 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Меньше, куда меньше, чем он желал. И куда больше, чем он мог себе позволить. Мир, некогда равнодушно прошедший мимо опустевших в считанные луны Островов, шествовал дальше, отмеряя часы ровным шагом. Где-то там всё ещё жили люди, которым время было ещё более в тягость. Где-то там ждали люди, голосом которых он себя назвал. Наконец, совсем рядом, так, что можно было ощутить тепло тела и аромат духов, ждала женщина, которая стоила всех эмиратов, ещё не распавшихся и ещё не рождённых. Наафаль зажмурился, чувствуя, как глаза от горечи заполняются влагой, и в следующий раз посмотрел на Риннару с удивлением, привязанным лишь к этому миру и к этому моменту.
Вынув флакон из пальцев женщины, Наафаль взял её руку в свои. Это было молчаливым обещанием более не искать забвения. В дурмане не было боли, дурман охотно поддерживал переломленный хребет вдовца. И всё же...
Наафаль вздохнул и сказал:
— Я буду это помнить.
Солнце восходит в полночь. Может, не потому, что ему так захотелось. Может, потому что так надо. Потому что глупые люди назначили время восхода полночью.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven