1

Тема: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Один из главных праздников Империи, день всяческого веселья для столицы, балов, зрелищ и фейерверков.
Главным зрелищем, конечно, будет проводящийся утром военно-морской парад, самый большой и самый пафосный в году, демонстрация имперской мощи и гордости государства за своих моряков.
Ну, и по традиции - что-нибудь, да случится.

Участвуют все желающие. Настоятельно рекомендую в первом посте обозначить место своего пребывания на начало утра, чтобы мастер мог сделать выводы и вести эпизод.
Очередность произвольная!

Чему вовсе не быть, так того не сгубить,
А чего не сгубить, тому нету конца на Земле

2

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Луна Туманов, как по заказу, отступила и унесла туманы с собой - поэтому люди, собравшиеся затемно на набережных Керенны, встречали самый золотой из всех весенних рассветов, такой, словно столица сама решила принарядиться к Утру Парусов.
С тех пор, как неверная серость предрассветных сумерек только-только сменила ночную темноту, в порту и на набережных собирались торговцы закусками, фейерверками и вином, потом подтянулись первые гуляки, потом всадники. Кареты с гербами были последними - высшая знать традиционно собиралась на стене Замка Рассвета, а те, кто не удостоился такой чести, предпочитали наблюдать за парадом, не выходя из экипажа.
Хотя и не всегда. Например, в прошлом году некая донна в белом муслине и маске, в которой кое-кто признал... впрочем, не будем об этом, чтобы случайно не запятнать сиятельных имен - оговоримся только, что донне этой надлежало в тот момент быть где-то неподалеку от Ее Величества - так вот, донна эта, потребовав пропустить ее к гранитному парапету, встала на него весьма ловко и, с платком в руках, стояла, к всеобщему восторгу, изображая Хозяйку Провожающую, пока "Святая Иллария" замыкала парад. Так что горожане с нетерпением ждали не только явления кораблей Империи во всей своей впечатляющей красе, но и того, чем ответит им город. Ежегодные фейерверки и работа магов-иллюзионистов уже не казались чем-то особенным.
По традиции Утра Парусов, все участвующие в параде корабли стояли у причалов, затем по очереди снимались, поднимали паруса и выходили из бухты, проходя мимо той из стен Замка Рассвета, что была обращена к открытому морю, и на которой монарх (или регент) принимал парад, по традиции же желая им счастливого пути - поскольку праздник этот символизировал открытие навигационного периода, который уже не первый век на деле начинался куда раньше.
Последним порт всегда покидал флагман.
Как только из-за горизонта, опережая само солнце, показалось розовато-золотое рассветное сияние, под всеобщий вздох и приветственные крики первым причал покинул линейный корабль "Ирбис", разворачивая черные паруса. Следом за ним тут же развернулся фрегат "Ланин": моряки Империи любили не только хорошую драку, но и покрасоваться, поэтому одной из особенностей парада Парусов было умение отшвартовываться строго по очереди, не создавая при этом пауз, и создавая таким образом странное и немного жуткое зрелище, когда огромные корабли под черными парусами выглядели, будто взлетающая стая птиц, уверяющая в своей крайне обманчивой легкости.
Парад начался.

Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?

3

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Под золотым сиянием раннего утра на стене Замка Рассвета собрался свет знати Империи и лица, особо проявившие себя в минувшем году. И впервые принимать парад Утра Парусов выпало на долю герцога де Рейна, который стоял сейчас на обращенной к морю стене Замка в облачении герцогского достоинства - черный камзол с золотым шитьем. Это было и комплиментом флоту, и соблюдением траура, согласно которому регент отказался от церемониальной мантии (которую, признаться, ненавидел всей душой), и от орденов. Плащ с меховым обшлагом, однако, Амьен не смог себе отказать в удовольствие надеть через одно плечо, как носили в Корпусе.
Народу на улицах столицы собралось немерено, всем хотелось убедиться, что, несмотря на невзгоды, Империя по-прежнему сильна. Возгласы радости и восторга горожан достигли даже высоких стен Замка, стоило первому из кораблей развернуть черный парус. Площадка стены была полностью занята гостями парада, Амьен стоял у самого края, чтобы его хорошо было видно морякам между зубцов стены. Вот напротив встал первый из кораблей парада - линкор "Ирбис", и регент, резко щелкнув каблуками сапог, ударил себя в плечо жилистым кулаком и выкинул руку вверх, салютуя морякам.
- Да сопутствует линейному кораблю "Ирбис" благословение Хозяйки! - разнесся над столицей усиленный магами бас регента.

Открой те раны, вылечи их снова -
Пусть сложатся они в судьбы узор

4

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

После нескольких дней, проведенных фактически взаперти, на стене Замка Рассвета дышалось особенно хорошо. Просто от ощущения какого-то действия, движения. В апартаментах, выделенных арестованному послу, было, конечно, не то чтобы тесно, но эдле Рихтен, урожденная фон Линс, с детства не любила, когда что-то ограничивало ее свободу, поэтому несколько комнат, в которых ее разместили, оказались слишком маленькими, чтобы Конрадайн чувствовала себя в полной мере комфортно. Впрочем, в инквизиторских застенках определенно было бы хуже, поэтому на самом деле грех было жаловаться на великодушие регента.
Тем не менее, стоять на стене и ждать начала парада было несоизмеримо приятней, нежели снова рисовать знакомые до последнего камня башни рихтенского замка, и курфюрстин с удовольствием смотрела на корабли. Возможно, в делах военных и уж тем более морских она понимала мало, но это не мешало получать удовольствием, равно как не мешали и молчаливые фигуры гвардейцев за спиной. Последние не только не нервировали, но и заставляли чувствовать себя в относительной безопасности. Хорошенько все обдумав после вечернего разговора с регентом, Конрадайн пришла к выводу, что курфюрст Ирхен сейчас представляет для нее куда большую угрозу, чем сир де Вер и герцог де Рейн. Зачем-то найдя взглядом фигуру последнего, заслоняемую спинами кого-то из приглашенных гостей парада, эдле Рихтен перевела глаза на покидающие причал корабли.

5

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Вот кто точно не скучал, так это де Вер. Во-первых, когда не ты организовываешь зрелище, наслаждаться им гораздо проще и приятнее - не в пику адмиралу будет сказано. Впрочем, глава дипслужбы зрелища если и организовывал, то предпочитал, чтобы в неизвестности оставалось не только имя режиссера, но и сам факт режиссуры, да и спектакли от этринских дипломатов обычно были гораздо менее безобидны.
И уж точно их не посмотреть с удобного места на стене.
Поэтому Ирар считал утро прекрасным. Праздник же. Дышалось, в кои-то веки полной грудью, может, от свежего морского ветра, а может, от того, что сюда запрещали приносить трубку, и временно, но исполнилась мечта доктора Оттфрида - де Вер не курил. Это обеспечило ему общество донн, потому что в другом случае он не рискнул бы докучать им дымом.
- ...этот обычай, - де Вер негромко делал пояснения для эдле Рихтен, в конце концов, кому, как не "главному дипломату" занимать общением посла Альхайма, - переселенцы принесли с Островов, он сейчас возрожден на Хамалани. Сегодня там тоже празднуют Утро Парусов, полагаю, Дом Рэйниат демонстрирует нечто потрясающее. Обычай связан с началом мореходного сезона - на Островах к этому моменту только-только успокаивались бури, трепавшие архипелаг всю зиму и начало весны, и не позволявшие кораблям без слишком большого количества магии выйти из порта, а Старшие считали неприемлемым спорить с Хозяйкой. Здесь же, во время правления династии Этрийе, зимы были куда суровее, замерзала река и почти весь залив, так что к Утру Парусов все как раз освобождалось от льда. Потом несколько течений изменило направление, и в итоге мы имеем Луну Туманов... а Утро Парусов теперь, скорее, символ, потому что мореходный сезон, бывает, что и не закрывается вовсе. Я не утомляю вас, эдле?
По другую сторону от посла была Айкатрен, которая всегда могла занять альхаймку беседой иного толка, и хотелось бы надеяться, что она тоже не скучала. Ирар терпеть не мог, когда люди скучают, они от этого теряли бдительность и инстинкт самосохранения.

6

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

— Ничего не вижу, — пожаловался Нортвин Солейну и взобрался повыше на водосток, про себя проклиная высокорослых нелюдей, закрывших от альхаймца весь обзор на причалы со сверкающими бортами кораблей. От всей красоты ему доставался лишь такелаж, да и тот — частями. А ближе не подобраться. Дальше начиналось оцепление, огораживающее зевак от церемонных господ, нарекающих корабли уже давно известными всем заинтересованным именами. Для таких же, как Солейн и Энахайе, существовал Нортвин, который с высоты своего ненадёжной опоры, наконец, смог заглянуть поверх голов этринитов.
— Вон тот зелёный! Это «Медуза»! В ней изменили геометрию корпуса, и поставили дополнительные шесть пушек! А там карминовая «Крепость»! Чудовищный проект! Мне Линьер хотел голову откусить, когда я предложил металлический корпус! И не пустил в разработку, но броню всё равно сделали, только на самых важных площадях! Медленная махина, но выдержит полный бортовой залп чуть ли не в упор!
Дальше последовала слишком короткая, чтобы быть приличной фраза на альхаймском, и Нортвин быстро соскользнул вниз. Всё в его виде говорило о шухере, если выражаться языком масок.

Я – обезумевший в лесу Предвечных Числ!
Открою я глаза: их чудеса кругом!
Закрою я глаза: они во мне самом!
За кругом круг, в бессчетных сочетаньях

7

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Исемира вышла на балкон своего дома, вдыхая полной грудью свежий морской воздух, в самый последний момент перед появлением кораблей. На крыше, помня прошлые годы, расположились несколько слуг, чья работа была отгонять желающих залезть, но которые, по сути, получили себе едва ли не лучшее место для наблюдения парада.
Толпа внизу неразборчиво гудела, и вряд ли тем, кто не успел занять первые ряды, было хоть что-то видно. Посмотреть на Утро Парусов собралось огромное количество народа - кажется, даже больше, чем в последние годы, хотя Исемира не могла сказать наверняка. Сама она начала наслаждаться парадом после покупки этого дома на набережной с его изумительным балконом, где сейчас и стояли донна Адари и Айра, так восторженно пищавшая при виде кораблей, словно видела их в первый раз. Айра была любимой служанкой донны, которой за её расторопность и внимательность вообще прощалось слишком много.
- Чёрный, чёрный! - не сдержалась она, едва не прыгая от восторга и показывая на горделиво выходивший линкор. Корабль был и правда великолепен.
"Это "Ирбис", - подумала Исемира и поплотнее запахнула зелёный платок на шее. Не хватало ещё простудиться на таком ветру. Названия кораблей она успела выучить за те годы, что наблюдала Утро Парусов, и с лёгким нетерпением ждала появления главного героя парада - флагмана имперского флота. Уж насколько Исемира не разбиралась в корабельных делах, парад всегда завораживал её, а особенно момент появления последнего из кораблей.

8

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Забавно, но увешанная бриллиантами примадонна и простая портовая торговка наблюдали за парадом с примерно одной высоты, только одна стояла на балконе своего дома, а вторая уселась на портике чужого, чьи хозяева не оказались столь же прозорливы, как донна Адари, а быть может их просто не было дома. Кто знает, может, они сейчас стоят где-то там, в первых рядах, или даже пуще того - смотрят на водную феерию сверху, со стены Замка Рассвета... Лори понятия не имела, кому именно принадлежал особняк на набережной, но мысленно благодарила добрых людей за удобное место в ложе. "Ложу" она, правда, делила с еще несколькими такими же дерзкими зеваками - все они забрались сюда по методу фон Линдса, при помощи водосточной трубы и небольшой доли ловкости, и все на всякий случай ожидали, что их могут в любой момент отсюда согнать, поэтому держаться старались тоже поближе к водостоку. Лорейн же, то ли как самая бесстрашная, а то ли как самая беспечная, расположилась на самом краю портика и упоенно грызла яблоко, болтая ногами, и поглядывая в сторону акватории.
Выпендреж морячков на нее особого впечатления не производил - кораблей в жизни Тармель и так доставало, каждый день она их видела столько, сколько сегодня покажут на параде - но зрелище во всяком случае было занятное; а более всего Лори нравился дух праздника, витавший сегодня в воздухе Керенны. Вся эта вереница разодетых людей, и смех отовсюду, и продавцы сладостей на каждом шагу - это ж чудо что. Сама она порядочно теряла в выручке, выбирая на этом празднике жизни место наблюдателя, а не торговца, но про себя Лори решила, что потом наверстает, а пока хоть одним глазком посмотрит на начало парада. Ну, вот хоть бы пока яблоко догрызет, а потом пойдет торговать.

Никто не сделает шаг, не вспомнит, не заплачет.
Она сидит у окна и просит об удаче.
Она, как солнца свет, ей девятнадцать лет, кругом глухие стены,
А в ней сошлись змея и волк, и между ними то любовь, а то измена.

9

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Солейн не пытался забраться повыше, его невысокий рост в их положении был явным спасением, в толпе высоких нелюдей его было не разглядеть, хотя быть может отец и ищет взглядом его пылающую огнем безмозглую башку. Рыжий понимал, что сейчас высовываться не время, поэтому весь восторженный монолог Нортвина дергал его за штанину, чтобы тот спустился с водостока.
Это без сомнения важное дело не мешало любоваться на дам, которые вышли на балконы. В другой раз он был рискнул схлопотать горшком или чем-нибудь покрепче и попытался, ухватившись за выступающие части фасада, оседлать перила балкона госпожи Исемиры, составив ей непрошеную компанию - дамы всегда занимали его больше, чем корабли, но сейчас был явно не самый подходящий момент, чтобы привлекать внимание тех, кто стоял на стенах замка.
Когда Нортвин все-таки соизволил слезть со своего насеста, Рыжий смотрел на него крайне раздраженно:
- Тебя кто-то увидел?

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
10

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Скучать Айкатрен было некогда.
Утро Парусов герцогиня Таиран воспринимала скорее как работу, чем развлечение: у каждого свои обязанности, и меедонне Линьер сегодня полагалось командовать кораблями, регенту - принимать парад, а донне Эсколара - стоять подле последнего и являть собой образец имперской красоты, и если кому-то казалось, что занятие это не требует усилий, то ему... казалось.
Донна Эсколара, однако, не подкачала: сшитое на заказ и специально по случаю платье удивительным образом сочетало в себе простоту кроя, сложность драпировок и способность вопреки всем этим драпировкам подчеркнуть точеную фигуру герцогини. Цена хамаланского шелка, пошедшего на наряд Айкатрен, устремлялась куда-то в поднебесье - и это без учета золотой вышивки, подражавшей рисунку на одеждах Старших, и роскошной шали - зато этринская герцогиня выглядела эффектно даже не фоне хамаланского посла, которого в своем платье отлично дополняла. Мелочь, а приятно: туалет был заказан до того, как стало известно о прибытии посольства с островов, и Айкатрен по-женски радовалась своей прозорливости.
Она прищурившись наблюдала за маневрами кораблей в гавани, и вряд ли кто подозревал, что улыбку, игравшую на губах донны Эсколара, вызывало вовсе не зрелище, разворачивавшееся под стенами Замка, но воспоминание о том, с каким восторгом вчера сыновья наперебой рассказывали о визите на корабль адмирала и о подготовке к параду. Влюбленность их в Амарте была безоговорочной, а между строк читалась надежда когда-нибудь вновь взойти на борт "Святой Илларии"... хорошо бы, правда, узнать, какие у самой меедонны остались впечатления от их визита.
Рев регента заставил Айкатрен поморщиться и едва заметно вздохнуть - приветствие кораблей будет длиться какое-то время, и вот это, по мнению герцогини, была самая скучная часть. Она с некоторой завистью покосилась на Ирара - тот, во всяком случае, нашел себе собеседницу и какое-то развлечение на время поименного перечисления всех судов империи.

    Сила в бессилье,
    Воля в неволе,
    Все так бестолково
11

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

В этот торжественный час и наследница стояла рядом с регентом, безмолвно наблюдая за началом парада.
Вряд ли это знание было достоянием общественности, но Рэйна действительно любила Утро Парусов. Очень любила. Внимательный мог бы заметить, что год от года к концу Луны Туманов или в первые дни следующей она оказывалась в Керенне, и тому всегда была причина, которая не давала повода заподозрить принцессу в предательстве своей верности другой стихии: конечно, в столицу её призывали дела, обязанности и только они; если же это был отпуск, а не суровая необходимость, то всё указывало прямо, косвенно и во всех направления, что одна любовь к родителям и уважение к традициям Империи — должно же это когда-то проявляться — удерживают её в Замке Рассвета и не оставляют выбора. Будь Рене склонна театральничать, для закрепления эффекта изобразила бы из себя мученицу, но, к несчастью, дешёвых драм она не любила, предпочитая им искусство в двух других ипостасях — либо совсем высокое, либо совершенно незамысловатое; её роль на этом празднике была столько же проста — человека, которого сюда привели обязанности и долг, а желание в списке причин не значилось, ну или оказывалось где-то в третьей дюжине.
Но факт оставался им, и был таким: почти иррационально та, которая любому средству хоть передвижения, хоть боя предпочитала если не лошадь, то коня, и готова словом и делом доказывать, что из всех войск одна кавалерия стоит два этих ваших флота, обожала наблюдать за парадом кораблей. Для себя Рене однажды объяснила это любовью к подобного рода церемониям, демонстрации военной мощи Империи, ну и, наконец, возможностью явиться на официальное мероприятие в парадном мундире, а не принцессой при платье и армии сопровождающих. Её эти причины устроили, других же её чувства не касались.
И где их увидеть: лица всех были обращены к бухте или собеседникам, и, казалось, некому заметить восторженный блеск в глазах Её Высочества и вот-вот готовые обнажиться в улыбке клыки.
Протрубил голос отца, заглушая все прочие звуки, и Рэйна стала ждать появления фрегата «Ланин», покуда не отводя взгляд от чёрных парусов «Ирбиса».

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.

12

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

мастерский пост, внимание!

Над палубой "Святой Илларии" висел морок - точная, но очень увеличенная копия того, за которым сейчас наблюдали на капитанском мостике - так что команда могла спокойно наблюдать за ходом парада. Два мага, держащие видение, время от времени сменялись, и даже по самым точным подсчетам выходило, что, к тому моменту, как их дежурство пойдет по второму кругу, флагман уже должен будет поднимать паруса.
И настроение у всех было... приподнятое. Отчасти тому способствовали парадные мундиры, отчасти - тот факт, что после окончания официальной части можно будет праздновать по-своему, а еще отчасти - потому что нудная подготовка к зрелищу осталась позади.
На капитанском мостике Линьер и ее офицеры смотрели парад с высоты птичьего полета, потому что именно там и парила зачарованная магами команды чайка. "Ирбис" как раз разворачивался в гавани, а вслед ему уже спешили "Рэйна" и неразлучное патрульное звено - "Мейрат", "Буревестник" и "Воля".
- А вы были правы, - сказала адмирал старшему корабельному магу, глядя, как тройка безупречно входит в поворот, ни на ин не изменив интервала между кораблями, - с меня дукат.
- Полтора, меедонна, - меланхолично отозвался офицер, - там восемнадцать к одному было, если мне память не изменяет...
- Я выпишу вексель.
- Э, нет. Опыт общения с донной-лейтенантом Калдар научил меня брать наличными. Однако, меня расстраивает тот факт, что я верю в ваших подчиненных больше вас. Может, пора рийнского?
- Успеете еще, господа, и рийнского, и верье, и по девкам... вот дождемся финального фейерверка...
В общем, атмосфера на капитанском мостике царила несколько напряженная, но не, чтобы прямо-таки искрило. Каждый раскат магически усиленного приветствия регента проходящим судам вызывал непроизвольный спокойный кивок у всех на "Святой Илларии" - дескать, ага, еще один пошел.
Пока Линьер не подняла брови, хмуро ткнув свернутой картой в угол "полотна" иллюзии.
- Вот это еще что такое?
Старший корабельный маг озадаченно потер подбородок.

Туча наползала откуда-то с юга, низкая и черная, буквально задевая брюхом воду, такая, что сразу становилось ясно - просто штормом здесь не обойдется. А самое интересное, что тучи этой здесь быть не могло, не зря же магам Альтерии каждый год платили весьма приличные деньги за солнечную погоду и попутный ветер во время парада?
А ветер тем временем над городом затих, и принялся бесноваться в гавани. На кораблях патрульного звена убавили парусов, идеальный треугольник разошелся и ушел в разворот: капитаны сделали нелегкий выбор между нарушением церемониала и сохранностью своих судов, идущих прямо в надвигающийся шторм.
На стене, на разноцветные вымпелы и ленты, на платья, фраки и мундиры упали первые тяжелые капли дождя.

Не дождавшись ответа, адмирал взялась за переговорную трубку - вполголоса произнесенная команда была подхвачена внизу магами и прозвучала над гаванью:
- Парад остановить. Линейному кораблю "Север" и всем, следующим за ним, оставаться у причалов.

В городе первый порыв ветра чуть не сорвал платок с донны Исемиры, а потом принялся за платья горожанок.
Капли зачастили.
Затем первая градина чуть не выбила глаз Солейну, а первый десяток градин пробил тент торговца мороженым.
А потом градины превратились в приличные и довольно острые куски льда.

- Корабельным магам поднять щиты!

- Ну твою мать, ну выпили рийнского, - прозвучало откуда-то из-за спины Амарте. Она не возражала. собственно, что тут еще скажешь.

Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?

13

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Расцветающего утра как не бывало. Черная туча взялась словно бы из ниоткуда и решительно развеяла праздничный дух парада. Капитанов кораблей никто не посмел бы упрекнуть в нарушении церемониала парада, благо у тех хватило ума спасать и корабли, и людей. Первый удар града пребольно саданул регента в плечо, не прикрытое плащом.
-Всем магам в городе поднять щиты над людьми! - раздался последний рык герцога над городом.
От такого града не любая крыша могла спасти. Сам Амьен махнул де Веру, чтобы тот укрыл эдле Рихтен, скорее машинально, чем действительно полагал, что Ирару нужны какие-то указания. За Рэйну отец не переживал - глупо было бы. А, может, и оскорбительно для будущего генерала, рванись отец ее спасать. Кивнув дочери, Амьен одной рукой прикрыл голову, второй стянул с себя плотный плащ и рванулся к донне Айкатрен, чтобы отдать.
-Сиры, позаботьтесь о доннах, - рыкнул герцог, не обращаясь ни к кому конкретно.
С кораблями было предоставлено разбираться морякам. В умениях капитанов и адмирала Линьер сомневаться тоже не приходилось. Сам герцог, подобно капитану на корабле, покидать стену не собирался, пока рядом оставался хотя бы один человек. Гвардейцы уже распахнули двери в башню, чтобы люди могли укрыться, но пройти разом вся толпа бы не смогла.
-Без толкотни, без толкотни! - пробасил регент, стоя теперь над магом, спешно плетущего щит над площадкой. Когда очередная градина съездила магу по голове, тот охнул и начал оседать. Выругавшись себе под нос, Амьен рванул его за воротник, поднимая на ноги и тут же сразу подмял между собой и стеной, дабы тот быстрее справился с заклятием. Затылок де Рейн прикрыл рукой и град больно колотил по спине и плечам. К нему было шагнул кто-то из гвардейцев, но регент махнул рукой, отгоняя, ругаясь, сквозь шум, чтобы тот помогал людям выйти.

Открой те раны, вылечи их снова -
Пусть сложатся они в судьбы узор

14

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Лейтенант Калдар несла стражу.
Ну, во всяком случае, так это могло бы называться официально.
На деле это выглядело, как расслабленное подпирание переборки около входа на капитанский мостик (и, если быть честным, им оно и являлось).
С чуть отстраненным одобрением рыжая любовалась на парад и задумчиво взвешивала в руках фляжку с вином.
С одной стороны, совесть пить однозначно запрещала, с другой - после сумашедших дней подготовки расслабиться хотелось ужасно, тем более что субординация подсказывала, что трезвой с мостика адмирал не выйдет в любом случае...
Диллема решилась совсем... неправильно: вынырнувшая из трюма компактная группа людей целеустремленно направилась к шемри.
С отработанной сноровкой спрятав компромат, рыжая пригляделась и с удивлением узнала в приближающейся компании отряд из абордажной команды.
"Странно... Откуда они тут? Абордажников же отпустили в отгул с начала подготовки флота..."
И тут Лири прошиб холодный пот: приближающаяся команда была как раз теми, кто должен был охранять адмирала в день сорвавшегося покушения, к тому же в их остекленевших глазах нельзя было прочитать ни одного намека на мысли.
Судорожно дернувшись за оружием, рыжая мысленно в три колена прокляла свою расслабленность и, распахнув дверь, заорала во всю глотку:
-Тревога, напа...
Увесистая рукоядь палаша с неприятным стуком успокоила её чрезмерную бдительность и отряд абордажников в полной тишине бегом рванулся внутрь.

15

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

В общем, на параде было шумно, как... на параде.
Стоящий поблизости де Вер, которого краем уха все же было слышно, говорил верно - Рэйниат обычно отводили душу, как могли, но Лорайе уже видел все не по одному разу. Ничего нового никогда - на Островах новое бывает редко. Здесь хотя бы было иначе, и он, пожалуй, спросил бы у де Вера кое-что, но отвлекать его от северянки было неуместно. Хамаланский посол держался наособицу и разве что кидал долгие многозначительные взгляды на шефа дипслужбы - но пока хранил молчание.
И смотрел довольно благожелательно.
Лорайе любил церемонии - те придавали миру упорядоченность и осмысленность, и утро было прекрасно, а ветер - свеж, несмотря на то, что гремящая речь регента терзала чуткий полузвериный слух и ввинчивалась в виски - иллюзионисты не беспокоились об изяществе, и никто не представлял, в какой чудовищный итог, смешиваясь с шелестом магии, перерождался усиленный голос Амьена в острых ушах посланника.
Он готов был спорить, что, если бы де Рейн мог и имел право его не пригласить - не приглашал бы.
А посланник стоял и щурился на солнце, и выглядел. Даже так - Выглядел. Что еще оставалось.
Нет, еще - ему не нравилось, что площадка ничем не прикрыта, и, да, о чем Этрийе думал, когда это все строил? Здесь, считай, некуда выходить, кроме как в воду вниз головой. И магу здешнему веры не было - тан Арьеса не считал самого себя за мага, но глаз на их племя имел наметанный.
Пожалуй, теперь стало ясно, как они в этом городе умудрились потерять целых двух принцев.

А потом небосклон потемнел, словно собравшись поспорить цветом с парусами "Ирбиса".
И почти так же потемнел взгляд посланника.
Первой мыслью его было, что этринское письмо там, за морем, получено, и вот это - ответ.
Буря шла с юга. Возможно, с Островов.
Пожалуй, Король был в состоянии это устроить, другой вопрос - стал бы?
Но пусть с источником разбираются маги.
У Лорайе, сына Гвенайе, были свои обещания.
Хамалани шагнул вперед, подальше от прочих, неуловимым движением стряхнул верхние пышные облачения, чтобы не путались, и быстро бросил за спину:
- Не мешайте.
В конце концов, это была часть работы королевской стражи, хотя обычно выпадала другим, но что поделать? Он шептал, глядя в небо, точно разговаривал с дождем, и длиннопалые руки привычными, отточенными движениями заплетали узор.
Ему редко приходилось прибегать к чему-то масштабному, тем более в одиночку, и Лорайе отчасти сомневался, выйдет ли все как должно, но что удержит, сколько нужно, не сомневался, потому что знал свой предел, и еще ни разу не случалось, чтобы не удержал.
Никогда.
Он не смотрел ни на кого, только сквозь гвалт слышал, как регент раздает приказы. Ветер потащил прочь сброшенную посольскую мантию, точно палую листву - он не видел.
Над стеной, укрывая площадку и людей, вспыхнул полупризрачный белый щит, похожий на парус.
Призрачным тот, впрочем, быть перестал быстро - на магическое полотно тут же посыпались удары, и оно помутнело, то ли от разбившихся градин, то ли от дыма испаряющегося льда.
Несколько крупных градин, напоминающих огромные птичьи яйца, пролетели насквозь в последние мгновения. Одна съездила ему по скуле, вторую Лорайе поймал и, не глядя, сжал пальцы.
Из пальцев на камни упала ледяная труха.

как заплачет сестра моя жизнь —
отойди, говорю,
не сестра ты мне больше.

16

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Исфирь вообще пошла гулять с Лори, потому что Лори обещала праздник - а это, сказала она, много сладкого, ленточки, цветные огни и красивые корабли. И все такое интересное. Из всего этого Исфирь больше всего интересовало, конечно, мороженое.
Ну, и цветные огни немножко.
На этот раз просить никого не пришлось, дядька Ирар дал Лорейн мо-не-тов и даже послал предупредить дядю Финнара: правда, сказал, что к нему еще нельзя, и дядя Финнар болеет, от чего ребенок огорчился, но признал себя бессильным перед обстоятельствами и с прошлого вечера не находил себе места, таскаясь следом за Лорейн. Только утро ее несколько успокоило.
- Я принесла! - в одной руке Исфирь был вафельный стаканчик с мороженым, в другой - облако розовой сахарной ваты, и как она забралась на козырек к "наставнице" - было совершенно непонятно, - держи!
И тут кусок льда выбил у нее из руки мороженое.
- Ой, - сказала девочка, с каким-то недоумением глядя на разродившуюся градом тучу. Впрочем, с ударом очередного куска льда куда-то в ключицу, на лице ее непонимание быстро сменилось паникой.
- Вставай!! Вставай!! Очень побежали! Это злые человеки! Лори, бежим!

17

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

— Да нет, — мотнул головой Нортвин, но выражение крайней озадаченности его лица не покинуло. Помедлив, он так осторожно, словно рассчитывая получить козырный солейнов ржач в лицо, поинтересовался:
— Этринские маги же заговаривают погоду во время праздников?
Для верности Нортвин покосился на Эньена, который всё это время старательно делал вид, что не имеет никакого отношения к ним с рыжим, потому что они его честное имя порочили. Погода, впрочем, донесла до них более или менее понятный ответ раньше, чем кто-либо успел просветить студента в его невежестве, закрыв наглухо солнце, и на том не остановившись.
Краткая речь Нортвина сводилась к неодобрительному любопытству, что за атмосферное явление имело неосторожность так злостно нарушать законы физики. Но его мало кто понял, и вовсе не из-за обилия альхаймских слов, которым от изумления не нашлось аналогов в этринском языке. Просто кому-то проломило голову большой острой льдиной, и наблюдавшие именование кораблей с центра улицы позавидовали таким, как Нортвин, липнувшим к стенам, а ещё больше — наблюдавшим из окон. Потому что это была не последний тяжёлый осколок, зло ударивший в толпу людей.
Хотя это и было довольно бесполезно, Нортвин отшатнулся ближе к стене.

Я – обезумевший в лесу Предвечных Числ!
Открою я глаза: их чудеса кругом!
Закрою я глаза: они во мне самом!
За кругом круг, в бессчетных сочетаньях

18

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

- Заговаривают, - медленно отвечал Энахайе, до этого практически не принимавший участия в беседе. Ну просто потому что в иллюзиях он хорош не был, и приходилось тратить довольно много внимания на то, чтобы ее на себе и друзьях поддерживать. И еще оставить хоть что-то, чтобы полюбоваться на парад. Любопытно же все-таки.
Пока он сидел рядом с Солейном, болтая ногами, все было хорошо. А начало плохого ознаменовалось для хамалани отнюдь не тенью от черной тучи, но адской вонью чего-то, вызывающего порядочное количество дурных воспоминаний. Вонь надвигалась с моря, медленно накрывая город, ползла, будто гигантский слизень, и, если закрыть глаза, она становилась только отчетливее, сбрасывая обманчивый облик тучи.
Энахайе знал наверняка еще одного человека, который сейчас чуял этот запах: Солейн не мог его не узнать, вот этот душок дурной магии, извращенной то ли дрянными желаниями, то ли самой природой вызвавших ее ритуалов.
Островитянин успел тяжело задуматься, и в себя его привел... да, в общем, сложно сказать, что привело, то ли раскатистый рык Регента над городом, то ли вид чужого мозга на мостовой и дружный визг, а то ли резкое движение Нортвина.
Иллюзии, само собой, тут же сдуло ветром, и, когда Эньен распрямлялся на перилах балкона донны Исемиры, они все трое были уже сами собой. Рыжий, белый, черный.
Черный глянул в сторону Замка Рассвета, где разворачивался белый парус щита - а, ну да. Кто бы это еще мог быть?
Глянул и поднял руки.
- Сол. Сол, ты священник, тебя будут слушать. Спускайся, а? А то давка будет.
Поддернув рукава рубашки, Энахайе скрестил пальцы - его щит вспыхнул в воздухе кроваво-красной сетью, накрыв часть дома и почти полтора квартала.
На больше его не хватило, и, строго говоря, хамалани прекрасно понимал, что долго это не продлится. Что бы там себе ни думал дядя Лорайе, его тоже не хватит надолго, так что вот это все было или актом глубокого отчаяния, или попыткой прикрыть хоть кого-то.
- Нортвин! Ты тоже... попробуй их... увести?

Просчитывай все на тридцать секунд вперед.

19

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Дважды приглашать Лори не пришлось: что надо валить торговка поняла еще в тот момент, когда рядом с ней о крышу разбился здоровеный кусок льда. Тармель понадобились сотые доли секунды, чтобы представить, что случилось бы, упади градина чуть левее, а потом Лорейн резво поднялась на ноги и, прежде чем броситься наутек наклонилась и ощутимо тряхнула за плечи Исфирь, допытываясь:
- Ты как? Ты в порядке?!
Град зачастил, и Лори не стала дожидаться ответа: решительно схватив Исфирь за руку, она потащила девочку к водосточной трубе, по которой, собственно, сюда и забралась - но только для того, чтобы обнаружить у нее еще десяток паникующих людей, спешащих покинуть внезапно ставшую опасной точку обзора. Пропускать друг друга никто не желал - каждый спешил спастись сам - и Лорейн поспешно прижала к себе Исфирь, стараясь хотя бы ее закрыть от летящего с неба льда. Одновременно она настойчиво проталкивалась к заветному водостоку, и когда они с девочкой оказались наконец у края град неожиданно прекратился, но Лори слабо верила в то, что затишье затянется надолго. Пугающе черное небо низко нависало над землей, готовое вот-вот вновь разродиться порцией ледяного дождя...
- Давай, вниз, мигом. Давай, ну!
Лорейн подтолкнула Исфирь к краю - сзади уже напирали - и поспешно сама ухватилась за трубу. Она успела спуститься совсем не намного прежде чем твердая опора внезапно исчезла: Лорейн не успела понять, что случилось, только спуск вдруг сменился падением, и земля встретила ее вспышкой нестерпимой боли в руке. Тармель коротко взвыла и, задыхаясь от боли, перекатилась на другой бок, а в унисон ей сверху раздался коллективный вздох ужаса: водосток, не выдержав веса, развалился, оставляя нерасторопных запертыми на крыше портика.

Никто не сделает шаг, не вспомнит, не заплачет.
Она сидит у окна и просит об удаче.
Она, как солнца свет, ей девятнадцать лет, кругом глухие стены,
А в ней сошлись змея и волк, и между ними то любовь, а то измена.

20

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Корабельная стая никуда не улетела: те чёрные паруса, что успели покинуть бухту, слились с надвигающимся мраком, и вот ровный строй был безнадёжно нарушен, — со стены замка было видно всё, и Рэйна уже не могла понять в какой момент слабое ощущение, что что-то идёт не так, сменилось понимаем того насколько. И долгожданный праздник закончился.
Вот был момент, когда Рене в худших традициях инфантильных героинь захотелось топнуть ножкой и обидеться на всё происходящее разом, захотелось на целое мгновение и в первый раз за жизнь. Но она оставалась той, кем она была всегда, а это предполагало несколько иные занятия.
Её действительно не нужно было прикрывать отцу, Рэйна справлялась сама: некрупные градины принцессу не пугали, а вот последовавшие за ними куски льда она решительно сбила на подлёте не без помощь Танаита — ей было по нраву разрушать, особенно то, что летело в неё и потенциально убивало, — а когда делом спасения их голов занялся хамалани, подошедший к этому эффектно и масштабно, хоть любуйся, если делать нечего, она в числе прочих сиров взяла на себя обязанность позаботиться о доннах.
И если герцогине Таиран регент дал для защиты плащ, то Её Высочество офицер — себя и руку в помощь, которой поддерживала, направляла, почти пробивая путь: одна из первых среди зрителей парада, донна Эсколара оказалась едва ли не последней в живой очереди покидающих стену. И Рэйна вместе с ней.
— Ваше сиятельство, я Вас прошу идёмте. Аккуратнее. Будьте рядом.
Щит ещё не был поднят, и от бомбардирующего площадку льда Рене пыталась магией защитить и герцогиню, и себя, и всех, кто оказывался рядом. Разлетаясь над головой в мелкие осколки, градины хотя бы не могли причинить столько вреда одним своим попаданием, а жертвы этого уже были: дама с окровавленной рукой, отвлекшийся гвардеец, получивший одной из глыб по затылку, но удар пришёлся вскользь, и тот, кажется, был жив, только без сознания. Рэйна отметила это мимоходом, оглянувшись назад на пути в башню, и тогда её взгляд в последний раз зацепился за чёрное явление над морем. А потом парусом поднялся щит, заслонивший всё.
Она не хотела думать о том, что сейчас происходит в городе, но думала. И ей было неожиданно нехорошо от этого.
И было много вопросов, но им придёт время не раньше, чем сиятельная Айкатрен и все оставшиеся на стене люди окажутся в безопасности или хотя бы в замке. Уходить прежде них, даже прежде своего отца и тана, Рэйна не собиралась.

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.

21

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

мастерский пост для господ на стене, внимание!

Ее Высочество настойчиво увлекала герцогиню в сторону башни, а вот герцогиня была непростительно нерасторопна и подчинялась донне-командору будто бы нехотя. Она отчего-то не могла отвести взора от чернильного неба, нависшего над Керенной, и вглядывалась в него так, словно пыталась разглядеть среди туч длань Хозяина, направляющую кару.
Или что, холерный бес дери, это могло быть?
Первая мысль Айкатрен, естественно, была о сыновьях - она рванулась было к краю стены, чтобы успеть бросить взгляд на "Святую Илларию", но дорогу ей поспешно заступил регент с плащом, и теперь, увлекаемая к спуску принцессой, донна Эсколара думала, что, наверное, о них беспокоиться не стоит: под присмотром адмирала Линьер, на крытом мостике, они находятся в куда большей безопасности, чем каждый из присутствующих на стене. В надежность защиты Амартайе Айкатрен верила. В надежность защиты у нее над головой...
Герцогиня вырвала локоть из рук Рэйны и остановилась совсем. Прикрываясь плащом Амьена, она, запрокинув голову, глядела в небо, где потрескивал от напряжения магический купол: магии Айкатрен училась скорее для того, чтобы обуздать дар, а не чтобы владеть им, но как и всякий, у кого в жилах текла кровь Старших, даже не будучи обученной искусству, она знала некоторые его правила. И тем ужаснее было зрелище, открывавшееся глазам герцогини - Айкатрен прищурилась, чтобы увериться в том, что глаза ее не обманывают...
- Тан...
Негромкий оклик, конечно, потонул в шуме ветра и испуганных криках. Время вдруг задрожало и замерло, как горячий воздух над раскаленной поверхностью, и в один момент герцогиня увидела все сразу, словно все ее окружающее, до того раздробленное, на мгновение слилось в единую картину. Потемневшее море внизу и черное небо над головой, серая стена, алый плащ посла на ней и алое же пятно крови, расплывающееся на белом платье какой-то из придворных донн; раскатистый бас де Рейна и непривычно громкий голос де Вера, пытающегося как-то организовать бегущих; треск магии по коже и ветер в лицо...
Разбегающиеся по куполу трещины.
Лед больше не испарялся - он ложился на него толстой ледяной коркой, и вес ее для щита был явно непомерным. Даже для щита хамаланского посла.
Что за холерный бес.
Это не может быть обычный град.
И она понимала сразу все: что случится через несколько мгновений, и чем это чревато и для нее, и для всех присутствующих, и даже для посла островов; и, главное, удивительно четко осознавала неизбежность всего грядущего. Теперь уже не Рэйна тащила ее, а Айкатрен - Рэйну, и расталкивая в стороны придворных герцогиня не смущалась использовать длинные когти.
- Пропустите Ее Высочество, пропустите немедленно! В башню, Ваше Высочество, в башню, сейчас же! - она толкнула принцессу к входу и порывисто обернулась назад, чтобы снова бросить взгляд на небо.
Небо трескалось.
- Тан Арьеса!
Дрожало сгустившееся время.
- Тан Арьеса! Ирар!
Почему регент такой дурак, почему он не трус, почему не бежит... Почему не бежит Ирар, почему они все такие смелые, прокляни их Хозяйка?!
Она делает несколько шагов обратно, к краю, и порыв ветра срывает с ее плеча баснословно дорогую шаль, но Айкатрен не замечает; она ловит взгляд де Вера и приоткрывает рот, будто желая что-то сказать, но не успевает произнести ни слова, только протянуть руку, чтобы потянуться то ли к Ирару, то ли к магу, но не дотягивается ни до того, ни до другого. Небо над ее головой рассыпается дождем осколков - магический щит разлетается вдребезги - Лорайе сбивает с ног отдачей и лавина льда из поднебесья обрушивается на стену.

    Сила в бессилье,
    Воля в неволе,
    Все так бестолково
22

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Вообще де Вер привык к тому, что в мире многое происходит внезапно, а уж насколько это многое бывает удивительно в своей мерзости - тем более. Но чтобы вот настолько? Нет, это ни в какие ворота не идет.
Сдернув с себя мундир дипслужбы, он не то, чтобы очень деликатно, накинул его на посла Альхайма - перед эдле Рихтен затем придется очень долго извиняться, потому как ничто не может стать оправданием подобного поведения - а в следующую секунду эдле чуть не сбила с ног толпа придворных, рванувшаяся к двери Морской башни, за которой было спасение от ледяных осколков. К некоторому счастью и некоторой же удаче собравшихся - собравшиеся состояли в основном из цвета имперского дворянства, а это что-нибудь, да значило. Например, то, что происходящее не превратилось в визжащий ад и давку, кто мог - накинул мундиры на женщин, кто мог - поддержал чарами хамаланского посла, а де Вер пытался это организовать, потому что упорядоченности все еще болезненно не хватало.
- Встать у дверей, пускать по два человека, не больше, но очень быстро, - там, в башне, узкая лестница, - встать у стены, к краю никого не пускать.
Гвардейцы тоже паниковали, стараясь не смотреть на трещащий над головами белый щит. И, кажется, ее высочество направлялась к дверям, а его высочество - был по крайней мере в порядке.
- Ирар!
- Я здесь! - за головами придворных де Вер увидел герцогиню Таиран, и даже успел сделать несколько шагов к ней, убедившись напоследок, что курфюрстину Рихтен уже пропустили в башню в безопасности.
- Простите... простите, мадонна... нет, все будет в порядке, видите, нас защищают... все будет хорошо...
Над Замком рассвета поднимались щиты, но что-то подсказывало дипломату - все хорошо не будет. Хорошо, если быстро кончится.
- Проходите. Проходите, двигайтесь. Скорее. Кати, я зд...
Ирар успел поднять глаза, чтобы увидеть - с пугающей отчетливостью, как расползаются трещины. Не по щиту, а по льду, налипшему на него - так вот, почему магический покров стал таким белым - и трещин становится все больше.
Кажется, барон де Вер даже видел, как край этого ледника устремляется вниз, и отметил, что он вряд ли сильно заденет придворных. Да, собьет с ног посла Хамалани, и, вероятно, осколки полетят по всем, но - они стояли у края, в полушаге, и из "схватить Айкатрен и бежать" он успел только первое.
Потом лед рухнул, а секундой раньше Ирар прыгнул вниз, со стены.
Лучше уж так, чем быть сбитыми.
Хотя, чуть попозже, когда над ним и герцогиней сомкнулась ледяная вода, он успел в этом усомниться.

23

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Плюнув в сердцах, регент отшвырнул мага к толпе, пробивающейся к выходу. И с удовлетворением отметил, что Рэйна прошла в башню. Сам регент был уже изрядно посечен острыми льдинами, одна из которых, кажется, сломала ему нос во второй раз, когда тан укрыл площадку щитом. Регент коснулся саднящей переносицы и с удовлетворением увидел кровь на пальцах. В спину подозрительно задувало – видимо камзол и тонкую рубашку изорвало в клочья.
На осознание всего этого ушло не больше мгновения. А потом Амьена словно обухом по голове ударило, время словно бы увязло в болоте, замедлившись. Так часто бывало с ним в бою: все словно замирало и он будто бы видел себя со стороны. Между делом герцог успел себе пообещать, что если у Рэйны не хватит ума остаться в башне, то будет разжалована из офицеров и переведена на штабную работу.
Налипший на купол лед трещал. Трещал щит. Герцог не был обучен магии в должной степени, но пару раз видел, как отдача била по Роэнне, его родной сестре, избравшей пути магии. И как своевольная сестрица потом едва ли могла пошевелиться. Едва ли тана это не коснулось бы. А ему потом снова придется извиняться перед следующим послом (и как бы не собственным дедом). Де Рейн успел пожалеть, что сестра, далеко не самая слабая колдунья, опять отбыла на север в родовые земли, и не присутствовала на стене – могла бы получиться весьма хорошая поддержка магии Арьеса.
Регент был очень высоким мужчиной. И в один шаг мог уложить два обычных. Возле оглушенного же Лорайе Амьен очутился одним прыжком под падающим ледяным куполом и, схватив тана, успел подобно придворному магу не очень-то уважительно швырнуть посланника Островов под небольшой накат зубцов, образовавший не широкий козырек, обеспечивший Лорьеса хоть какую-то защиту. Тем более что возле зубцов купол был гораздо ниже и осколки просто не успели бы набрать опасную скорость падения. Выскочив буквально из-под падающего массивного обломка, который таки задел за ногу, Амьен навалился на Лорайе, прикрывая его с другой стороны. Искреннего желания помогать островитянину у него при этом не возникло ни на йоту. Просто надоело извиняться. Да и терять особо уже было нечего.

Открой те раны, вылечи их снова -
Пусть сложатся они в судьбы узор

24

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

У тана Арьеса, если уж честно, выбора не было.
Во-первых, если прикрывать - то всех, потому что иначе увидят, кого он хотел защитить в первую очередь, и осложнений не миновать. Во-вторых, щит был универсальным, готовить его тан начал заранее, еще не зная, с чем они столкнутся - слишком мало было времени на все. В-третьих, использовать магию разрушения в толпе - не лучшая идея, и вообще, если вздумаешь защищать, лучше дать всем уяснить, что именно делаешь. Не нужно быть одной из древнейших тварей на земле, чтобы понять, что регент ему не доверял.
Потом, в Этрине всегда ждали от Старших покровительства.
Поступить иначе было бы просто невежливо.
И еще - одно заклинание вместо десятка оставило время, чтобы подумать.

Лорайе вообще не надеялся сдержать это в одиночку - он командир, не армия в одно лицо. Остановить это мог бы кто-то иной. Отец его - смог бы, но тот был Королем. Кто-то еще смог бы, но кого-то еще тоже не было.
Но обязательств это не отменяло.
Слизывая собственную кровь, затекающую в рот, хамалани шептал не заклятие - он обращался. Он напоминал - что выполняет не свою волю сейчас, и он здесь взамен кое-кого, кто поступил бы так же, и все это помещалось всего в одно имя.
Хотя ясно было, что защищать всех бессмысленно: у зачинщиков найдется еще пара трюков в запасе, потому главное - найти их самих. И еще бессмысленно, потому что они этого и ждут.
Посланник Островов стоял на стене, пламенея, как мишень. Он был одним целым со щитом, и каждый удар неестественного града царапал и его тоже - было неприятно, но за это тан Арьеса надеялся что-нибудь понять о природе напасти. Атакующий всегда немного открывается.
Минута. Одна. Другая.
Чтобы получать удовольствие от всего этого - паники за спиной, запаха ужаса, крови и предчувствия конца - надо было быть Лорайе. Он представлял, будто сам все это устроил, и это его держало.
Четыре минуты. Пять.
И с каждой его все больше гнуло вниз от тяжести намерзающей на купол гадости.
Рожденный охотником, сын Ворона теперь изображал самоотверженного рыцаря, потому что других на эту роль не нашлось. Если бы можно было поджечь щит и отправить прямиком вверх, в само облако... Но пока на стене оставались люди - не время для экспериментов. А еще белый занавес закрывал от неба, и хорошо, потому что эта тьма навевала очень дурные воспоминания.
В тот самый миг, когда Лорайе все же решил проверить, как дрянь отреагирует на пламя, купол не выдержал. Он просто не успел.

Парус сорвало, и вместе с ним рухнула живая мачта. Хамалани не знал, с чем это можно сравнить для рожденных иными - щит был его частью, он был частью щита, и разрушение купола откликнулось мучительно. Так, наверное, чувствует себя птица, которой сломали крылья.
С неба нахлынула вонь, изнутри пришла боль, и наконец-то он смог позволить себе злость.
Следом посыпались осколки, а посол как стоял, так и свалился, только рисунок на шелковых одеждах менял очертания. Черное краснело, красное чернело, белого почти не осталось. Падая, он конвульсивно вцепился в запястье - струна точно горела. Можно было лишь надеяться, что ни один умник не попытается её снять. Удары льда, если они и были, он едва чувствовал, что с ним делали, не сознавал, и не видел, кто, и не знал, от чего его трясло больше, от отдачи или от ярости.
Сломать тем, кто это сделал, все кости по одной. Изнутри. Вывернуть наизнанку.
Кровь, пусть будет много крови.
Потом имперцы могут казнить то, что останется, если придумают, как.
Злоба разгоралась, и с каждой воображаемой карой силы возвращались, и становилось легче дышать.
Сейчас Лорайе был красным, считай, весь - не только волосы, лицо и одежда тоже. Без света магии глаза посланника теперь казались слепыми.
- Щиты - зря, - в задыхающемся хрипе едва можно было разобрать слова. - Так не должно было... Бегите. Убейте эту дрянь.
Если шевелиться, боль накатывала снова - а если не шевелиться, он уже никуда не поднимется.
- Отрезать источник, - тан говорил с заметным усилием - и сам не зная, кому. - Если нет - прогнать... Не знаю, что это. Но огонь. Свет. Обычно. Дрянь боится.
И обнаружил, что смотрит на Амьена де Рейна, регента Империи, собственной персоной.
Не сказать, чтобы он удивился. Но не ожидал.
- Вы ранены?
На слова благодарности не оставалось дыхания и терпения.

как заплачет сестра моя жизнь —
отойди, говорю,
не сестра ты мне больше.

25

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Плохое началось для Солейна тоже не с черной тучи, и даже не с запаха, его он успел осознать лишь спустя мгеновение. Плохое началось для Солейна с раскатистого чиха. И лишь потом он смог заметить и тучу, почувствовать удары острых градин по коже, наблюдать раскрывающиеся купола щитов...
Он кивнул Энахайе и сразу же спрыгнул вниз, в толпу, которая кинулась штурмовать двери и окна первых этажей. Его громкий голос зазвучал над площадью четко и ясно, как будто усиленный магией, он ухитрился перекрывать стук градин о камни и людей, но с трудом мог пробиться сквозь вопли паникующей толпы.
Солейн требовал именем Хозяина открыть двери жителей окрестных домов, чтобы толпа могла укрыться внутри. Он просил людей остановиться и вспомнить о том, что они люди. На часть толпы даже действовало и она остановилась, перестав уничтожать сама себя. Кто-то рыдал взахлеб, кто-то клял всех богов, кто-то деловито прокладывал себе путь к открывшимся дверям окрестных особняков, когда к ногам Солейна перекатилась девушка - он не задумавшись вздернул ее на ноги и прикрыл собой - валяться на мостовой в толпе, даже когда она спокойна - самоубийственное занятие.
- Я поднимаю меч, я поднимаю факел, чтобы видеть зло на путях Твоих и повергнуть зло на путях Твоих, - он молился, прижимая к груди полу-оглушенную девушку и вокруг него разгорался свет, он молился истово, как никогда раньше, потому что ему казалось, что лишь Хозяин может защитить город сейчас, когда его окутало черными зловонными тучами, ему казалось, что щиты Старших гнутся и стонут под ударами извне.
- На путях Твоей воли я не знаю страха. На путях твоей воли я жажду битвы, - он смотрел на стену, пытаясь увидеть на ней отца, и когда лавина льда скрыла от взгляда людей ее очертания, его сердце остановилось на бесконечно долгое мгновение.
- Огонь Твой да осветит пути Твоему Мечу, и я взываю к Тебе, ибо я - меч Твой и оружие Твое, и мне нужен свет, дабы направить мой путь, - он огляделся вокруг, движением плеча открыл ближайшую дверь, кажется, она была заперта, и втолкнул туда девушку.
Спустя мгновение Мордрейк с помощью локтей, святого слова и Хозяина прокладывал себе путь к стене Замка, забыв об осторожности, конспирации и том, что его могут просто-напросто затоптать, а так же не представляя, как он окажется на той стене.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
26

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

"То, что начинается очень хорошо, не может так долго продолжаться" - мрачно подумала Исемира, схватив платок рукой, чтобы не улетел. Погода поменялась как-то стремительно, и, подчиняясь ей, тут же стало меняться всё вокруг. Корабли явно не собирались продолжать парад, народ заволновался, атмосфера стала настолько плотной, что примадонна даже протянула руку и почувствовала разочарование, когда не смогла её схватить в кулак.
Впрочем, если вам кажется, что всё плохо, не отчаивайтесь. Будет ещё хуже.
Первые же капли дождя стали сигналом к уходу для донны: на такой погоде простудиться легче, чем рюмку йерки опрокинуть, а у неё вечером премьера, значит, голос должен быть лучше и чище, чем обычнее. Нет, позволить себе заболеть донна Адари не могла, а потому поспешила к выходу с балкона махнув слугам на крыше - мол, спускайтесь, бедные, идите выпейте чего-нибудь. Вряд ли кто сейчас на крышу полезет.
И Исемира спокойно ушла бы и всё было бы более-менее спокойно, если бы не это чудо по имени Айра, которой надо было остаться до начала града. Её вопль при виде летящих с неба кусков льда заставил донну развернуться и немедленно загнать девчонку в дом. Исемира лишь мгновение помедлила, как сильный порыв ветра шутя захлопнул дверь на балкон. Она бросилась было открывать их, но снаружи это было сделать невозможно, а ключи остались у неё. Служанка с перекошенным от ужаса и чувства вины лицом приникла к дверям, жестами показывая, что уже бежит искать второй ключ, но ответа она не получила - Исемира поспешно пригнулась, спасаясь от летящих в неё льдин. Это было страшно и очень нехорошо.
Однако впасть в панику донна не успела - скорее почувствовала, чем поняла, что льдины больше к ней не летят. Она осторожно подняла голову - оказалось, что она сидела у двери, обхватив голову руками. Однако сейчас над её домом был ощутимый щит, который держал неведомо как попавший на её балкон незнакомец. В общем хаосе Исемира не видела, кто это был, но была безмерно благодарна ему - и ещё жалела, что сама никогда в магии не разумела, а то помогла бы незванному спасителю.
«С меня что-нибудь горячительное» - благодарно подумала примадонна, осторожно принимая более удобное положение. В доме всё ходило ходуном - слуги искали запасной ключ от балкона, но удалось это только Айре, с радостным повизгиванием устремившейся к балконной двери. Краем глаза донна Адари заметила вроде как рябь на щите, и что-то ей подсказало, что незнакомец долго не выдержит - хотя кто его знает, конечно, но своей головой Исемира рисковать отказывалась. Она быстро встала и подлетела к нему, всё ещё не разговаривая, но так выразительно показывая на свой дом, что кто угодно бы понял - его приглашают, причём немедленно и бегом.

27

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Среди всех вопросов, которые Рэйна желала задать мирозданию, или хотя бы тану Арьеса, одним из ключевых и был «выдержит ли щит?». Но не довелось — ни Её сиятельство увести, ни вернуться, ни спросить.
Всё происходило быстро и неправильно: герцогиня отчего-то не стремилась быть спасённой, и, если в другое время, другом месте и по отношению к другой персоне к этому факту Рене отнеслась бы безразлично, полагая, что насильно ни мил не будешь, ни цел, то сейчас начинала злиться и упорствовать; она догадывалась о причинах беспокойства Айкатрен, более того разделяя их, даже не вглядываясь ввысь, полагала, что свод замка сейчас надёжнее, чем раскинутый над ними щит, который в тот же миг своим видом открыл её спутнице больше, чем все доводы, к которым взывала Рэйна, убеждая продолжить движение к башне. И они продолжили, но в том как это происходило тоже было нечто ненормальное: теперь в полном соответствии с чужим планом спасительницей выступала госпожа Эсколара, и, став ей, задерживаться не спешила.
— Мадонна, вернитесь! — пытаясь поймать руку Айкатрен, принцесса подалась было назад, но последовать за ней помещали придворные, что проявляли большее благоразумие и от возможности покинуть стену не отказывались.
И вот тогда Рэйна сполна получила ответ на неозвученный вопрос.
Обрушившийся льдом парус снес с ног почти всех, кто ещё оставался на открытой площадке: сиры в торжественных мундирах и облачённые в прекрасные платья донны неловко повалились вниз, на холодный камень; кто-то, спасаясь от неизбежного, успел отпрыгнуть, сбивая с ног менее расторопных. На Рене налетело сразу двое, и всё происходящее на полминуты выпало из виду, закружившись в череде лиц, тел и движения; оказавшись в стороне, первым делом она попыталась отыскать взглядом регента, и то, что увидела там, у края, ей не понравилось: самостоятельно добраться до отца и тана она бы не смогла, помочь обоим — тем более. Принцесса сжала руку так, что когти больно впились в ладонь.
— Где герцогиня Таиран?
— Она и сир де Вер... прыгнули со стены, Ваше Высочество,— гвардеец говорил неуверенно, словно сам сомневался в увиденном, но там, где в последний раз была донна Айкатрен, сейчас лежал разбившийся от удара лёд, неровным слоем покрывающий всё вокруг. Никого живого в настоящем или прошлом — только лёд.
Когти сильнее вонзились в плоть.
— Направляйтесь вниз, берите всех, кто может помочь, магов, гвардейцев, барона Оттфрида, обязательно его, и за ними. Немедленно выполнять. Вы, — Рэйна обратилась к трём офицерам, продолжавшим выполнять приказ Ирара, — доберитесь до регента и посла, уведите их оттуда. Мастер, вы прикрываете. Взрывайте, сжигайте, ставьте щиты, всё, что в ваших силах, — сказала она придворному магу, бывшему здесь же, — Но прежде сделайте так, чтобы меня было слышно в городе.
Он кивнул, и над Керенной разнёсся высокий, почти неприятно звонкий голос Великой княгини.
— Приказываю жителям города обеспечить безопасность тех, кто остаётся на улицах. Впускайте в свои дома, обеспечивайте помощь пострадавшим. Нарушившие приказ понесут наказание. Внимание, магические щиты не дают надёжной защиты, находиться под ними опасно, ищите укрытие в помещениях. И молитесь. Молитесь Хозяйке, чтобы она покарала тех, кто осмелился нарушить Её праздник.
Рэйна отмахнула рукой, давая понять, что сеанс связи окончен. Она оставалась у стены башни, делая то, чтобы могло способствовать возвращению отца если не невредимым, то хотя бы относительно целым и живым, и то, что от неё ждали, — командовала остатками наземного парада.

Прорвавшись сквозь синее небо,
Над городом грянет гроза.

28

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

В выборе между карнизом и мостовой Нортвин бы, несомненно, выбрал карниз, и вовсе не потому что это всё было не его дело, а он тут вообще гость с севера. Статистика была против него: геройство без всяких к тому предпосылок, вроде достаточно громкого голоса и внушительной комплекции, почти гарантированно оканчивалось плохо, гораздо хуже, чем до вмешательства потенциального "героя". А потом рухнувшая труба лишила его всякого выбора, зато вернула ему Солейна, что уже было претензией на по крайней мере не фатальный исход. Ну, то есть, не банальный, ладно.
За неимением голоса Нортвин воспользовался трубой. Её пришлось лишь пару раз хорошенько приложить о колено, чтобы наставления фон Линса перекрыли хорошо поставленный голос Мордрейка. В отсутствии противоречия это было, в общем-то, и хорошо.
Разве что сложновато было не потерять лишённую любого намёка на удобную ручку трубу, цепляясь другой за пояс Солейна, чтобы не потерять его в толпе, да и вообще - поспеть за ним. Куда - не так важно, под этой ледяной бомбардировкой как-то всё равно, лишь бы не сбиваться совсем уж на откровенный альхаймский.
Ну да. Вот так они сидели тихо, не высовывались и ждали, когда "всё это" уляжется.
- Сол! Под крышу! - когда со стены вступил новый голос с ещё большим рупором, Нортвин попытался дёрнуть друга в укрытие, но куда-там коту останавливать чистокровного хелави?

Я – обезумевший в лесу Предвечных Числ!
Открою я глаза: их чудеса кругом!
Закрою я глаза: они во мне самом!
За кругом круг, в бессчетных сочетаньях

29

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Внимание! Мастерский пост для господ на стене.

По правде говоря, в роду Эсколара успешным сухопутным военным был лишь легендарный маршал Бел; его потомков же, ощущавших на себе, очевидно, влияние старинной герцогской фамилии, неудержимо влекло море, а море, в свою очередь, благоволило представителям семьи Таиран. Дед Айкатрен был Верховным адмиралом империи, двоюродная бабка дослужилась до звания контр-адмирала, и она же научила свою внучатую племянницу плавать, утверждая, что однажды это ей пригодится.
Она была права, как был прав де Вер, прыгнувший вместе с ней со стены; вообще все было очень правильно - Айкатрен, дочери своего рода, подданной этринской короны искать заступничества у моря... Небо отвернулось от империи, но море все еще с ней.
С ними всеми.
Все эти мысли промелькнули в голове у Айкатрен как-то сразу, скомканно, за короткие мгновения пока они летели со стены вниз; они переплелись с обрывками молитвы Хозяйке и коротким воспоминанием о сыновьях, а потом холод огнем обдал тело, и все поглотила вода.
Айкатрен едва успела вдохнуть перед погружением; пальцы свело холодной судорогой, но это сейчас было даже хорошо: более всего донна Эсколара боялась потерять де Вера в воде, бурлящей от падающего льда. Впрочем, лед все больше шлепался на поверхности, а герцогиня и барон ушли в воду довольно глубоко: падение их, все замедлявшееся, в какое-то мгновение остановилось и почти тут же сменилось подъемом - это Айкатрен рванулась вверх, не выпуская из закостеневших пальцев руки Ирара, и де Вер подхватил ее движение. Она думала о том, что времени мало; она думала о запасе воздуха в своих легких и об астме де Вера; о холоде весенней воды и о глубине кереннской гавани; она думала о регенте и о сыновьях, и мысли эти придавали ей сил бороться. Намокшее платье путалось в ногах, мешая плыть, вес воды на плечах казался непреодолимым, а вздох - ничтожно маленьким, но вот упрямство донны Айкатрен было безгранично.
Не так. Не сегодня.
Упавшая в воду ледышка больно ударила герцогиню по плечу, но в следующий же момент они, тяжело дыша и кашляя, вынырнули на поверхность. град все еще падал, но уже не такой лавиной; запрокинув голову Айкатрен попыталась разглядеть, что происходит на стене, но с воды это было невозможно.
Хоть бы все были живы.
Герцогиня мокрой рукой попыталась утереть воду с лица, и, нимало не смущаясь, уткнулась лбом в щеку де Вера.
- Если... выплывем... - она все еще задыхалась, - доктор Оттфрид... все равно тебя убьет.
От холодной воды немели ноги, и, подумав над возможностью подогреть воду вокруг, Айкатрен с сожалением решила, что полезнее будет другое: свои небольшие магические умения герцогиня Таиран направила на поддержание их обоих на плаву до прихода помощи. Выплыть у них, кажется, особых шансов не было: стены Замка Рассвета везде отвесно уходили в воду; путь к пологому берегу был неблизкий, а еще...
- Нас относит, Ирар. - встревоженно сообщила Айкатрен де Веру.
И снова запрокинула голову, пытаясь разглядеть происходящее там, высоко, почти под самым небом.

Конечно, увидеть она ничего не могла бы, однако если бы могла, то испытала бы гордость за дочь регента: приказания Рэйны выполнялись четко и быстро, и руководство самой принцессы-наследницы, кажется, действовало на людей успокоительно. Несколько военных моментально рванулись к башне; еще трое, поддерживаемые магом, бросились туда, где остались регент и хамаланский посол; тут же перед Рэйной возник запыхавшийся от бега Придворный маг, граф де Кенси, поспешивший сообщить:
- Ваше Высочество, защита замка активирована. Есть только одна тонкость...
Замок Рассвета, древнее строение, созданное Старшими, являлся, наверное, самым большим артефактом на континенте, и выстроен был из зачарованного камня, а стены его хранили в себе запас силы достаточный для того, чтобы без поддержки противостоять многим напастям.
- В сложившихся обстоятельствах нам пришлось немного поступиться безопасностью, поэтому защита не была включена постепенно, а это может привести к некоторым...
Каменный скрежет заглушил последнее, сорвавшееся с губ колдуна слово.
- ...разрушениям...
Один из зубцов башни, под которым нашли укрытие регент империи и посол островов, с грохотом упал на площадку. Придворный маг, обронив короткое, но веское проклятие, кинулся на противоположную сторону стены, и часть камней по его воле так и не достигла земли, замерев в воздухе. Солдаты, бросившиеся на помощь к Его Высочеству, прянули в сторону, но тут же быстро принялись разгребать завал из льда и камня.
- Оттфирда! - крикнул кто-то из них. - Оттфрида сюда, немедленно!
Де Кенси, сцепив зубы, держал камни и лед, пока солдаты поднимали регента и посла, и по шее его из уха медленно стекала кровавая капля. Кровь же расплывалась по белым волосам де Рейна и лицу Лорайе, причем последний едва держался на ногах явно лишь в силу своей нечеловеческой природы, но и ему помогали идти, стараясь при этом быть как можно осторожнее: левая рука хамалани, видимо, выбитая в плече, висела плетью. Регент выглядел хуже - чтобы он мог идти, его поддерживали два человека.
- Быстрее. - вместе с кровью выплюнул де Кенси.
Все заторопились.

    Сила в бессилье,
    Воля в неволе,
    Все так бестолково
30

Re: [Утро Парусов] - 3 день Луны Парусов, 1024 год

Внимание! Мастерский пост для господ в городе

Мир вокруг кувыркался с такой скоростью, что в какой-то момент Лорейн начало казаться, что это не она то падает, то поднимается, а само мироздание бьется в каком-то нездоровом припадке, произвольно меняя местами небосвод и землю. Тармель не поспевала за сменой состояний, и потому послушно позволяла увлекать себя какому-то совершенно незнакомому священнику, только поскуливала тихонько от боли в вывихнутой руке, но жаловаться вслух не решалась. Что именно творится в этой Хозяином проклятой Керенне Лори не понимала, и понять даже не пыталась: дитя улиц, она отлично знала, что в такой заварухе сначала стоит выбраться, а потом уже осмысливать произошедшее; и лишь одна мысль не давала ей покоя, заставляя ерзать в крепкой хватке Инквизитора:
- Исфирь! - Тармель сама не узнавала свой внезапно чересчур высокий голос. - Исфирь!!
- Тут! - пискнуло что-то под рукой, и из-под полы плаща священника вынырнула белокурая головка.
И моментально затарахтела:
- Лори, тут злы повсюду, но ты не бойся, их все прогонят, главное, не бойся!..
Лорейн слабо улыбалась и кивала. Раздавшийся через мгновения из поднебесья голос принцессы Рэйны заставил Тармель вздрогнуть от неожиданности, однако сам факт такого обращения успокаивал: Ее Высочество в народе любили, и сам факт ее участия казался обнадеживающим знаком. Наверное, будет хорошо. Наверное...
- Не тарахти, - успела беззлобно попросить Тармель, прежде чем Инквизитор мягко втолкнул ее в распахнутую дверь.
Хозяева дома, слышавшие глас принцессы, ничему не удивлялись и выставить нежданую гостью не пытались, хотя и помогать не спешили: круглыми от ужаса лазами они глядели не на Лори, но ей за спину, на налитое чернотой небо.
Лорейн пошатнулась и без сил опустилась на пол, а в следующее мгновение вокруг нее уже крутилась Исфирь.
- Погоди... я сделаю... я сейчас...
Она положила ладошку Лори на вывихнутое плечо, и та коротко взвыла от боли - впрочем, вспышка последней была короткой, а потом по руке разлилось странное покалывающее чувство, какое иногда бывает в ноге, если ее отсидеть. Сустав со щелчком встал на место, на глазах спала опухоль; покалывание чуть усилилось, плавно переместилось к кончикам пальцев и исчезло, будто вода с руки стекла.
- Вот. - негромко заключила Исфирь.
Лорейн глядела на нее глазами по дукату: в тот момент, когда Лори казалось, что сильнее подобранка удивить ее уже не может, всегда происходило что-то еще более невероятное, и чудеса эти Исфирь творила с такой непринужденностью, будто это было совершенно обычное для пятилетнего ребенка умение. Что еще может эта странная девочка? Мертвых воскрешать? Итталмар вспять повернуть?
- Это... как вообще? - хрипло поинтересовалась Лорейн, с неверием ощупывая идеально вправленное плечо без каких-либо последствий вывиха. - Как ты...
- Потом, потом! - исфирь решительно потянула торговку за руку, заставляя подняться на ноги. - Пойдем, надо найти дядю... Дядя! Дядя!
И девочка рванулась вперед, увлекая Лори за собой. Та не сразу поняла, что догнать Исфирь пытается того самого Инквизитора, что поднял ее с земли, но едва поняв моментально приняла на себя роль буксира и принялась решительно проталкиваться сквозь толпу, в свою очередь окликая:
- Святой отец! Святой отец!
Действовать по ситуации, да. А потом разберемся.
Они-таки пробрались к священнику и его невесть откуда взявшемуся белобрысому приятелю, и Лорейн без объяснений вытолкнула вперед Исфирь, которая, уцепившись за край инквизиторского плаща моментально зачастила:
- Дядя, дяденька, вам надо, туда, туда, злы там! Полным-полно злов! Надо вон туда, туда! - пальчиком девчонка уверенно указывала куда-то в сторону доков.
Лорейн хотела было что-то пояснить, но не успела: в это мгновение с неба вновь посыпался огромный град, будто кто-то его включил; и Лори, пискнув, поспешила прижать Исфирь к себе.
Где-то уже довольно далеко от них Энахайе пошатнулся, потерял равновесие и по счастью упал с балконных перил не вперед, а назад, под ноги донне Исемире. Он успел даже с некоторым недоверчивым удивлением поглядеть на окровавленную ладонь, которой он только что вытер губы...
И только потом потерял сознание.

Никто не сделает шаг, не вспомнит, не заплачет.
Она сидит у окна и просит об удаче.
Она, как солнца свет, ей девятнадцать лет, кругом глухие стены,
А в ней сошлись змея и волк, и между ними то любовь, а то измена.