1

Тема: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Место: Резиденция Инквизиции в Керенне
Участники: Ольдрен, Солейн Мордрейк

Великий инквизитор решил познакомиться с двоюродным племянником и послушать его версию событий, произошедших в столице. Он просто еще не знал, что его ждет.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
2

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Когда отец сказал Мордрейку, что в столицу едет его двоюродный дядюшка, Солейн пропустил его слова мимо ушей. Когда он уточнил, что его двоюродный дядюшка был назначен Великим Инквизитором, он крепко задумался, а прекратив раздумья спустя целых три минуты, решил, что это здорово - Великий Инквизитор - это как раз тот человек, с которым можно поделиться всей своей паранойей, которая брала истоки еще из Утра Парусов и после потери молодым человеком части силы расцвела таким буйным цветом, что могла задушить любые разумные порывы на корню, а на правах племянника, даже двоюродного, он сможет заставить дослушать его до конца.
Да, даже если Великий Инквизитор посчитает его сумасшедшим. Пусть считает, его половина столицы таким считает - он уже привык.
Когда отец Солейн переступал порог кабинета отца Ольдрена, он считал, что выглядит очень серьезным и очень спокойным. Со стороны казалось, что он проглотил очень большое шило и оно мешает ему не только сидеть, но и стоять, поэтому молодой священник подпрыгивает на месте.
- Брат Ордена Клинка, Солейн Мордрейк, по вашему распоряжению прибыл, - глаза Мордрейка светились нехорошим светом, только доклад ему вообще дался с большим трудом, если бы он дал себе волю, он бы с самого порога кинулся рассказывать в стиле: "Дядя! Тут такое!.."

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
3

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Тому, чтобы вызвать на личную беседу вполне конкретного брата ордена Клинка, было несколько причин. Во-первых, брат Солейн, судя по отчётам - его собственным и не только - был активным участником некоторых значимых событий в жизни столицы. В частности, именно ему принадлежала честь обнаружения пропавшего наследного принца. Это значило, что он видел своими глазами то, чего другие не видели, и кто знает, все ли детали были упомянуты в официальных отчётах? А во-вторых, Солейн Мордрейк приходился Великому Инквизитору не очень близкой, но роднёй. Это могло не значить ничего, но могло и оказаться полезным. Обоим.
Ольдрен неплохо знал Рэймина Мордрейка; почитав отчёты его младшего брата, он уже составил о том определённое представление, по которому выходило, что Солейн Мордрейк во многом отличается от брата. Тем любопытнее.

В назначенное время дверь кабинета Великого Инквизитора распахнулась, и в неё влетел огненный вихрь. На самом деле брат Солейн вошёл вполне подобающим образом, а огненной была его шевелюра, но первое ощущение было именно таким. Молодой священник заполнял собой пространство на удивление большое для его роста и телосложения - одним своим присутствием. Казалось, что удерживает себя на месте он немалым усилием, а взор его пылал жаждой действия. Какого-нибудь.
- Приветствую, брат Солейн, - по своему обыкновению негромко произнёс Ольдрен, с секунду поизучав двоюродного племянника. Он действительно отличался от брата очень многим, хотя Рэймин тоже был рыжим. - Садитесь. Вы уже куда-то торопитесь? - Святой отец старательно скрыл иронию в голосе.

Инквизиция может простить, но никогда не забудет...
4

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

- Тороплюсь! - священник плюхнулся на стул так, что тот протестующе заскрипел, как при своем росте и весе он ухитрился добиться такого эффекта оставалось загадкой. - Мне нужно очень много вам рассказать! Вы же совсем не знаете, что у нас тут творится...
Он перевел дух и посмотрел внимательно на своего двоюродного дядю. Оценивающе и пристально. Глаза, на дне которых всю его жизни плясали маленькие шемри, смотрели прямо и открыто, Мордрейку действительно нечего было скрывать и нечего бояться. От того, что он сел, ощущение прыжков только усилилось, казалось, что теперь он подпрыгивает вместе со стулом.
- Или наверное, полагается сначала подождать, пока вы что-нибудь спросите? Признаться, на допрос к вашему предшественнику я так и не попал и, видимо, совсем не зря я не пустил к нему Нортвина. Зарраззаа... - видимо, последнее относилось все-таки к бывшему Великому Инквизитору, а не к нынешнему, и не к Нортвину.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
5

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

От такого впечатляющего потока слов Ольдрену даже перестало хотеться спать - а ведь этим утром он смог заставить себя работать только к середине третьей чашки кофе, что было недобрым знаком. Если так продолжать и дальше, недолго и сердечный приступ заработать, а это уже совсем лишнее. Надо всё-таки добраться до дома пораньше и поспать хотя бы часов шесть...
- Я читал, как вы доблестно отбивались от братьев-аколитов, - с еле заметной усмешкой ответил Ольдрен. Он бы сказал, что даже чересчур доблестно, но догадывался, что если произнести это вслух, разговор неминуемо свернёт не в то русло. Обсуждать действия Инквизиции лунной давности он был не настроен. - Что же именно вы хотите мне рассказать?
"Ничего", конечно, было сильным преуменьшением - за проведённые в столице четыре с лишним дня новый Великий Инквизитор уже успел узнать немало, но был не прочь выслушать ещё одну версию событий. Пусть даже очень эмоциональную, зато наверняка более подробную, чем все предыдущие. Ольдрен наблюдал за Солейном от силы пару минут, но этого было достаточно, чтобы утвердиться в мысли, что в отчёты молодого священника попадают не все детали - он не походил на человека, способного сидеть над бумагой дольше четверти часа в худшем случае.

Инквизиция может простить, но никогда не забудет...
6

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

- Все началось на Утре парусов, - с места в карьер начал Мордрейк и затем вдруг пораженно остановился, замолчав секунд на тридцать, то ли прислушиваясь к чему-то внутри себя, то ли что-то вспоминая. - Все началось в тот день, когда я бегал от Инквизиции по порту Керенны, а к причалу подошла "Милость Синтиль" - флагман Южного Флота.
Он сделал драматическую палубу в пять секунд и продолжил:
- Ее капитан был безумен, команда вся на грани нервного срыва, а от самого корабля воняло так, что дышать там было невозможно, - пожаловался он. - Я провел обряд очищения и он, вроде как, помог.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
7

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Бегал от Инквизиции, но пошёл проводить обряд при немалом стечении народа. Не подумал о возможных последствиях или счёл риск оправданным? Ладно, это подождёт.
- Вы видели вице-адмирала де Кирна лично? - уточнил Ольдрен.
С покойным командующим Южным флотом определённо было многое не в порядке, но по доставшимся ему документам Великий Инквизитор не мог понять, насколько тот был в самом деле безумен. То, что написанное в его отчётах во многом казалось бредом, ещё ничего не значило - после встречи с командором Эррандес Ольдрен по-новому смотрел на некоторые вещи, которые раньше представлялись невероятными и совершенно невозможными.

Инквизиция может простить, но никогда не забудет...
8

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

- Я проводил обряд очищения вице-адмирала де Кирны, - он свернул глазами. - Лично. И да, он не производил впечатления нормального человека. От того, чтобы впасть в безумное состояние его сдерживала его воля да присутствие хамаланского доктора. А еще приказы адмирала - он все еще был способен выполнять приказы.
Солейн покачал головой, кажется, он очень сочувствовал безумному Кирнскому.
- Но я наблюдал его короткое время. Правда, за него он успел меня оскорбить и запустить в меня стилетом. Хотя и промахнулся. Может быть, даже осознанно. После обряда я был вынужден срочно покинуть палубу судна, потому что на него явились инквизиторы по мою душу. Пришлось чуток поплавать, - он развел руками. - А вы знаете, что "Милость Синтиль" до сих пор в доках стоит? - вдруг пожаловался он. - Хотя наш магистр уже давно ратует за то, чтобы ее сжечь.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
9

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Милая непосредственность молодого священника невольно располагала к нему. Этот человек явно не был склонен что-либо скрывать - скорее всего, вообще, а не только сейчас. Даже подробности того, как ускользал от аколитов - от Великого Инквизитора, пусть и не того, который затеял эту беготню. Довольно бесцельную, надо отметить.
Если вице-адмирал де Кирна швырялся стилетами, но всё ещё был способен подчиняться приказам командования, стоит ли считать его безумным или всё же жертвой какой-то магии? К сожалению, установить что-либо достоверно уже, скорее всего, невозможно - во всяком случае, за прошедшие с момента смерти моряка полторы дюжины ничего не прояснилось.
А вот известие о том, что осквернённый корабль до сих пор не уничтожен, Ольдрена неприятно удивило.
- Вот как? Интересно, почему... - Надо выяснить как можно скорее. Прошло уже больше луны - за это время можно было уже трижды оформить все мыслимые бумаги.
- Судя по всему, вице-адмирал был заражён сильнее остальных. Вы видели его лично. У вас есть предположения о причинах этого?

Инквизиция может простить, но никогда не забудет...
10

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

- Я не могу сказать, что он был заражен сильнее остальных... Он... - Солейн на мгновение замолчал, подбирая слова. - Если вам будет интересно мое мнение, - эти слова были лишь данью вежливости. Было абсолютно понятно, что даже если Великому Инквизитору абсолютно наплевать на мнение рядового священника, хоть и дальнего родственника, тот его все равно выскажет. - То я скажу, что он как раз держался лучше всех, гоняя команду, до седьмого пота, чтобы им некогда было сходить с ума. Но воняло от него ни сильнее, чем от всех остальных.
- Я полагаю, что "Милость Синтиль" еще не списана в адмиралтействе. Может быть, бюрократы от морского дела рассчитывают, что "оно как-нибудь само рассосется", а совсем еще новый линкор удастся подсунуть какому-нибудь новому капитану, который не в курсе печальной истории корабля? Но надежды на то, что "Милости Синтиль" очиститься - нет. Ее нужно сжечь.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
11

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

С последним Ольдрен был совершенно согласен - если Орден Клинка считает, что окончательному очищению корабль не подлежит, лучше последовать их совету и не проверять, что будет в противном случае. Ещё одно дело в общую копилку - к счастью, небольшое и несложное, будем надеяться.
Инквизитор кивнул, давая понять, что принял к сведению слова собеседника, и постарался направить его красноречие дальше.
- Итак, после "Милости Синтиль" было Утро Парусов, с которого вы хотели начать свой рассказ, не так ли?

Инквизиция может простить, но никогда не забудет...
12

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Солейн кивнул и приободрился, дядя не давал ему потерять нить повествования, но и не прерывал, умоляя, наконец, заткнуться, даже задавал уточняющие вопросы - такие собеседники были на вес золота, обычные люди с трудом выдерживали манеру Солейна рассказывать о своих приключениях в течении десяти минут.
- На Утро Парусов мы с друзьями пошли под мороком, ну, по понятным причинам, - почему Мордрейк шатался незадолго до парада без морока и без друзей прямо в порту, это не объясняло, но кажется, у Рыжего вообще было не очень с логикой. - Мы сидели на бордюде балкона донны Исемиры Адари, когда на город начал падать град. И я, и Энахайе тут же почувствовали вонь, что говорит нам о том, что это была не просто дрянь, а отборная лодаурская дрянь.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
13

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Служба в Инквизиции, как, впрочем, и любая другая, по-своему влияет на характер и привычки человека. Так, природные внимательность и терпение отца Ольдрена за десятилетия на поприще следственной работы многократно усилились - он был способен слушать долго, даже о том, о чём уже был осведомлён, при этом не поддаваясь искушению пропустить уже известную информацию мимо ушей. И то и дело бывал вознаграждён за это неожиданными новыми подробностями.
- Лодаурская? - с ноткой удивления переспросил Великий Инквизитор. - Почему вы так решили?

Инквизиция может простить, но никогда не забудет...
14

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

- Потому что Эньен, - он осекся, покосился на Инквизитора и поправился. - Принц Островов Энахайе ее тоже чуял. Классическую дрянь он не чует, только лодаурскую. Я это только недавно осознал, поэтому этого нет в отчетах, - он развел руками, виновато, как будто бы действительно раскаивался в своей невнимательности. Те, кто знал его хорошо, поняли бы, что это было не больше, чем видимость.
- Вообщем, мы с Норти бросились в сторону порта "на запах", а Эньен раскрыл щит, настолько большой, насколько осилил, - в порту, в одном из пустых доков, я обнаружил какой-то редкостной гадости ритуал, которого я никогда не видел ранее, и человека, корчащегося от боли в центре него. Как будто его принесли в жертву... - он вздохнул. - Ну, или как будто он сам творил заклинание, но не справился с ним. Вторую версию, я позже, отмел как несостоятельную. Этим человеком был принц Реймин.
Солейн потер кончик носа:
- Я выдернул его из ритуала и вообще из дока, оглушил рукояткой меча по голове, после чего град прекратился.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
15

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Тому факту, что одним из друзей рядового брата ордена Клинка является наследный принц Хамалани, Ольдрен уже успел поудивляться, читая документы, поэтому теперь воспринял эту информацию совершенно спокойно. А вот ритуал, в центре которого был найден этринский принц, не давал инквизитору покоя с самого начала. Теперь ещё выясняется, что там была замешана лодаурская магия... Но, похоже, ничего особенно нового об этом узнать не удастся, хотя можно попробовать.
- В этом доке были какие-нибудь следы, указывающие на то, кто проводил этот ритуал? Может быть, что-то, что не было очевидно сразу?

Инквизиция может простить, но никогда не забудет...
16

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

- Признаться, у меня не было времени осматриваться, но сразу за мной на место прибыли Клинки, которым я передал пришедшего в себя принца и, судя по их отчетом, ничего более примечательного в доке обнаружено не было, - он покачал головой. - В порт я вернулся намного позже, уже после Оперы. Мне показалось, что в одном портовых складов пахнет чем-то противозанным и принялся искать. Кончилось это не очень хорошо.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
17

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

- Искомое вы нашли, - медленно кивнул Ольдрен. И на этот раз в компании уже двоих Старших. Умеет младший из Мордрейков подбирать себе компанию, ничего не скажешь. - Хотелось бы понять, каким образом то, что вы нашли, оказалось в Керенне...
Вопрос был скорее риторическим - вряд ли брат Солейн знал на него ответ. Если бы что-то знал, наверняка бы уже поделился.

Инквизиция может простить, но никогда не забудет...
18

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

- В бочках, - уверенно ответил Мордрейк на риторический вопрос. - Нам с Эньеном кажется, что этот ил доставили в Керенну со дна лодаурского озера, а не подняли на месте. Уж очень... характерным была эта тварь, хамаланский посол вряд ли мог ошибиться, он, кажется, встречал их раньше.
Тан Арьеса оказался нескончаемым источником знаний по поводу разнообразной дряни, поэтому с тех пор, как Солейн чуть не умер на его глазах, Лорайе можно было только посочувствовать - Рыжий не стесняясь засыпал посла Островов тысячей уточняющих вопросов.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
19

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Интересная версия. Пожалуй, даже правдоподобная. Надо проработать.
- Удалось ли выяснить, кому принадлежал склад, в котором была обнаружена эта... тварь? - осведомился Ольдрен. В то, что владелец сгоревшего склада никак себя не проявил, верилось с трудом - именно потому, что склад сгорел.

Инквизиция может простить, но никогда не забудет...
20

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

- Это мне неизвестно. Но если бы там была какая-нибудь зацепка, мне бы рассказали братья, - он пожал плечами. - К тому же мы практически протерли весь порт до блеска после того случая... но больше ничего не нашли, что само по себе... неприятно. Видимо, мы спугнули тех, кто занимался там малифецией и они перебрались в какое-то другое место. Которое еще только предстоит найти, - он развел руками.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
21

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Почему-то Ольдрен был уверен, что "мы" подразумевало участие не других адептов Клинка, а хамаланского принца и, вероятно, альхаймского студента. Но ничего говорить на сей счёт он не стал - в конце концов, пусть с этим разбирается магистр ордена, если его что-то не устраивает. Или хамаланский посол.
А зацепки поискать ещё раз всё же стоит. При всём уважении к талантам Клинков, ведение расследования - не их конёк.
- Не очень удачно, но достаточно закономерно, - заметил Ольдрен. Если те, кто творил незаконную магию не были полными идиотами - а они, судя по всему, ими не были, - они убрались из порта и, скорее всего, вообще залегли на дно самое меньшее на пару дюжин, надеясь, что бдительность Клинков поослабнет.
- Вы хотели рассказать мне ещё о чём-то необычном? - поинтересовался Великий Инквизитор.

Инквизиция может простить, но никогда не забудет...
22

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Солейн задумался, видимо, перебирая в уме все, что уже сказал своему двоюродному дяде. Затем покачал головой:
- Наверное, ничего особенно нового об Опере я не смогу вам сказать. Я не видел тех, кто взрывал ложи, только последствия взрывов. Так, что тут я не помощник. Могу только сказать, что ничем особенным в здании не пахло.
Он вновь поднял взгляд на Великого Инквизитора Ордена и серьезно сказал:
- А еще мой друг фон Линс подозревает, что его пациентку - Сиду, отпустили не просто так. То есть, что она не сама вырвалась, а ее отпустили. Специально, чтобы кто-нибудь сведущий нашел способ заставить ее... не разваливаться на ходу. И если они найдут способ - она снова исчезнет.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
23

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

В словах Солейна было разумное зерно. Ольдрену побег Альхесиды Эррандес тоже казался довольно подозрительным.
- У него есть основания подозревать слежку за донной Эррандес или за ним? - уточнил инквизитор.

Инквизиция может простить, но никогда не забудет...
24

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

- За ним никто не следит. Эньен бы почувствовал. Но этого и не требуется, все знают, где мы живем, где бываем, чем заняты, - он пожал плечами. - Я всего лишь передаю его опасения, я не уверен, что под ними есть какое-то основания, кроме Нортвиновой логики, а она у него есть и неплохая, - Мордрейк пожал плечами. - Как вам это назначение? - без перехода поинтересовался рыжий наглец. - Предыдущий Великий Инквизитор оставил много головной боли, я полагаю.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
25

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Да уж, конспирация - явно не самая сильная сторона младшего Мордрейка. О его друзьях Ольдрен мог судить только заочно, но, понаблюдав с четверть часа за непоседливым рыжим братом Солейном, явно не привыкшим прятаться и скрываться, оставалось поражаться нерасторопности ловивших эту честную компанию инквизиторов. Впрочем, возможно, дело было в отсутствии у последних искреннего желания связываться со Старшим, да ещё и принцем, а может, и с приёмным сыном главы дипслужбы. И в таком случае их даже сложно осудить. Однако не стоит обольщаться насчёт таинственных гениев от инженерии - у тех уже накопился немалый опыт по части похищения людей. В общем, тревоги альхаймца выглядели вполне обоснованными и заслуживающими внимания.
Размышления Великого Инквизитора были прерваны неожиданным вопросом собеседника. Непосредственность, граничащая уже с наглостью.
Священник внимательно посмотрел на Солейна. На открытом лице рыжего нахала не читалось и намёка на желание задеть собеседника, скорее уж это было похоже на сочувствие. Пожалуй, с примесью умеренного любопытства.
- Немало, - сдержанно ответил инквизитор. Главной головной болью был сам Сантьен, но это уже Мордрейка точно не касалось.

Инквизиция может простить, но никогда не забудет...
26

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

- Сочувствую, - это было сказано действительно с искренностью, как будто у самого Солейна тоже болела голова и он прекрасно понимал, чему именно сочувствует. - Надеюсь, вы это разгребете.
Он несколько не смутился того, что Ольдрен так внимательно смотрел на него, Рыжий вообще смущаться не любил, взглядов не стеснялся и считал себя вполне достойным того, чтобы быть объектом пристального внимания кого угодно.
У дальних родственников не было ровным счетом ничего общего кроме, разве что, схожего оттенка волос, вообще Великий Инквизитор больше напоминал Солейну родного старшего брата, с которым он даже не переписывался с тех пор, как тот уехал в родное баронство, но кровные родичи все равно вызывали у святого отца искреннее любопытство, быть может, граничащее с невежливостью.
Можно было предположить, что двоюродный дядя такой же, как брат, то есть тот еще черствый сухарь, которому на дальнее родство плевать с самой высокой башни Замка Рассвета, но Солейну было всегда плевать на мнение тех, кто ему был интересен - отвязаться от очень общительного юноши не удавалось еще никому, включая Нортвина, который периодически очень старался.
- Когда ваши дела перестанут напоминать лавину, сошедшую с гор, я буду рад пригласить вас куда-нибудь побеседовать в менее формальной обстановке, - нахально заявил он, прекрасно зная, что предлагать подобное ему не по чину, и не по возрасту. - А то здесь мне даже как-то неудобно спрашивать, как поживает барон Мордрейк.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
27

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Ах, вот, в чём дело. Молодой человек рассказал (на "доложил" это было мало похоже) всё, что считал важным и заслуживающим внимания Великого Инквизитора, и решил намекнуть на их родство. Ольдрен в целом не имел ничего против, но переход оказался слишком уж резким, да и время не самое подходящее. А "предварительное приглашение" прозвучало излишне фамильярно. Интересно, как его терпит хамалани, или слухи о любви Старших к следованию церемониалу несколько преувеличены?
- Не забывайтесь, брат Солейн, - это прозвучало не особенно резко или холодно, но с намёком. - Ваш брат пребывает в добром здравии, но для личных бесед, как вы сами заметили, лучше выбрать другое время. Благодарю вас за ценные сведения.
И за сочувствие и поддержку. Но этого он говорить не стал.

Инквизиция может простить, но никогда не забудет...
28

Re: «Родня» - 12 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Мордрейк не знал, как его терпит хамалани, но подозревал, что с изрядной долей любопытства. Впрочем, с Эньеном у них давно установился нейтральный стиль общения, который явно был бы для остальных хамалани вопиюще-фамильярным.
Солейн поднялся, церемонно поклонился и дождавшись разрешения, вышел из кабинета Великого Инквизитора. Нет, святой отец не был оскорблен или покороблен, он был скорее удивлен, да и то - не слишком сильно. Если дядя предпочитает оставаться Великим Инквизитором - пусть так. Стилем общения его преосвященство Ольдрен до зубной боли напоминал старшего брата - такой же черствый и серьезный сухарь, за одну фразу отбивший все желание поделиться еще чем-нибудь интересным.
Маленький Солейн всегда до слез обижался на такого серьезного даже в детстве барона Мордрейка, потом привык, потом понял, что рассказывать отцу о своих приключениях намного интереснее. Ирар мог не только с интересом выслушать, но еще и дать пару ценных советов.
Большой Солейн просто пожал плечами и вышел. На душе осталось легкое недоумение, которое быстро вытеснилось другими более насущными делами.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.