1

Тема: «Шипы и розы» - 5 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Место действия: особняк посла Амарии в Керенне
Участники: Риннара Лоретти и Наафаль ар’Саадир

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

2

Re: «Шипы и розы» - 5 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

В гостиной царил полумрак - шторы пропускали сквозь себя лишь рассеянный свет, создавая ощущение уюта и легкой тайны. Впрочем, возможно, хозяйка просто не любила яркий свет.
В гостиной пахло цветами и травами, впрочем, этим запахом был пропитан весь особняк - от подпола до крыши. Его окна обвивали гибкие побеги роз - они здесь были на любой вкус, от изящных белых бутонов до дразняще-алых и завораживающе-черных.
Его ждали, это чувствовалось в этом умелой рукой подобраном аромате, который слегка сбивал с мысли, но лишь слегка, даря приятную легкость в голове, в том, как служанка, проводившая его сюда улыбалась и говорила. Как она пообещала, что хозяйка сейчас придет. В том, что на столе, который стоял у зашторенного окна стояло вино и два бокала.
- Эфенди, - княгиня Лоретти появилась через мгновение после того, как он успел осмотреть обстановку и оценить ее, как будто сознательно высчитывала секунды. - Я рада видеть вас у себя в гостях.
Она прошла мимо мужчины и аромат шедший от ее волос добавил горькую ноту в окружающий фон.
- Прошу вас, располагайтесь.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
3

Re: «Шипы и розы» - 5 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

— Альма-саида, — приветствовал Наафаль сеньору Ринатти, одновременно отдавая должное и её свежему виду, и её цветнику, и это было только два из десятка возможных трактовок короткого комплимента. Только одно зерно оставалось неподвижным в обрамлении лепестков-смыслов. Это был в самом деле комплимент, ведь «госпожа» в Иль-Заане могла быть только госпожой, без всякого тайного умысла.
— Знание, что вы не пострадали, когда долг разлучил нас в Утро Парусов, отрастило мне крылья, и к вашему порогу я не шёл, но летел, над камнями и городом.
Привычный к тяжёлому аромату благовоний, лежащий одеялом на каждом втором богатом доме Шеффара, Наафаль всё равно чувствовал, что видит сеньору Лоретти в чуть более цветущем виде, чем должен бы. Но чем дальше, тем меньше переживал по этому поводу. И устроился на том месте, где было указано. Но не раньше, чем проводил женщину взглядом, зацепившимся за что-то, верно, в её светлых волосах. Сцена, достойная иронической иллюстрации: белая дочь Амарии и рыжий сын Иль-Заана.
— Остров вашей родины со всеми жителями в беде этого празднества льда и магии держался лучше моих кораблей, и никто не пострадал, я надеюсь?

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

4

Re: «Шипы и розы» - 5 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Риннара улыбнулась, она услышала комплимент и приняла его - разбираться в многоцветии иль-заанского языка было сложно, неподготовленный слушатель тонул в оборотах и сравнениях, в иносказаниях и цветастости фраз, но она была хорошим дипломатом. Она умела не только слушать, но и слышать, что было в принципе довольно редким качеством среди людей.
- Градом уничтожило цветы на фасаде дома, но это самая великая моя потеря. Сердце же мое скорбит вместе с городом и чает выздоровления раненых, - она опустилась в кресло и небрежно положила ногу на ногу - для амарийки - милая вольность, обрисовавшая под платьем изгиб. - Надеюсь, ваши потери не больше моих?..

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
5

Re: «Шипы и розы» - 5 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Как заключённый, отбывающий наказание в зиндане, не видит света, так и виноватых перед ликом богов не обходит стороной напоминание об ошибках. Я благодарю Хозяев за то, что никто из моих соотечественников не погиб, - ответил Наафаль, преуспев в борьбе с наваждениями, но уже понимая, что победа мимолётна.
- Должно быть слепцом по своей воле или по шутке судьбы, чтобы отрицать реальность граната в руке или милосердие правителя, когда меч палача возвращается в ножны, не коснувшись шеи. И потому я в одно время и скорблю о беде, что постигла людей в Керенне, и радуюсь подаренной надежде, что шаги Иль-Заана навстречу миру угодны богам. Второго дня я грешным делом думал, что иду не в том направлении.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

6

Re: «Шипы и розы» - 5 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Что вас заставило сомневаться в истинности своего пути? - она потянулась к столику, чтобы разлить вино по бокалам. - Или быть может, кто?..
Она улыбнулась, смотря на собеседника, быть может, чуть более пристально, чем того требовали приличия. Вино в бокалах было темным, почти черным, этот цвет прекрасно контрастировал с белизной ее пальцев, взявших напиток.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
7

Re: «Шипы и розы» - 5 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Небо, сиятельная сеньора, - ответил Наафаль, хотя прямо сейчас его тянули в сомнения совсем другие материи. Не так настойчиво, как сокрушительный удар льда по щитам этринских магов, но оттого не менее опасно. А то и больше.
- Как каждый человек Химаэны, я жду от небес знаков о том, что наше наказание избыто. Мы можем сражаться друг с другом за влияние в той части Половины Мира, что ещё зовётся Иль-Зааном, но это ожидание делает тщетными наши попытки, ведь дырявыми вёслами сложно грести против ветра. А небо отвечает ударом.
Наафаль отвечал на взгляд Риннары открыто, но самую малость неловко. Не из-за её жестов, но из-за ещё не до конца приросшей кожи гостя из неблагого края, когда-то горделивого и высокомерного, ныне же протягивающего руку за милостыней.
Посол протянул руку за бокалом, с ловкостью вора избавив Риннару от лишней ноши, скользнув по пальцам едва ощутимым туманом.
- Теперь я верю, что даже если боги более не оглянутся на нас, Иль-Заан не останется в одиночестве. Мир не без добрых людей, а Иль-Заан умеет быть благодарным.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

8

Re: «Шипы и розы» - 5 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Мне кажется, вы напрасно тревожите свое сердце, - ее пальцы вздрогнули от почти неощутимого прикосновения, быть может, если бы он не забрал у нее бокал - она бы выронила его, окрасив серебро своего платья кровью спелых ягод. - Если это и было знаменье, предназначалось оно не нам с вами.
Она откинулась на спинку своего кресла, поднеся второй бокал к губам и делая глоток - вино было тяжелым, терпким, оно обволакивало горло, оставляя немного горькое послевкусие - прекрасный выбор для дней траура, выверенный так же, как и сложно составленный аромат, царящий в комнате.
- Иль-Заан - наш давный и верный друг, не нужно напоминать о благодарности, - губы окрасились от вина в темный цвет. - Мы хотим, чтобы у нашего друга было довольствие и процветание.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
9

Re: «Шипы и розы» - 5 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

В минуту, когда вино оградило посланника юга от необходимости отвечать, ему хотелось наградить посла благословенной Хозяйкой земли печатью стрекозы на запястье. Подобная миражу над жестоким жаром пламенеющего пустынного плато, она манила каждым жестом, и тело и разум, и даже чувство долга и лежащий поперёк сердца камень. И глоток вина, хоть и казался убежищем, на деле был лишь ещё одной нитью.
- Идущий в потёмках опасается каждой тени не поднимает глаз от клочка земли под ногами, а я не заглядываю так далеко. Нет во мне желания горячее, чем благоденствие моей страны в мире с собой и с вами. И даже с Иверьесой, хотя дружба со львом возможна только если в твоих руках длинное копьё. Но сейчас я ищу единства. Ладонь, что сожмёт безвольные пальцы в кулак.
Наафаль обнаружил, что в его голос пробралась хрипотца, и, не имея в виду демонстрацию последних своих слов, сжал руку и кашлянул в кулак.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

10

Re: «Шипы и розы» - 5 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Она улыбнулась, темные от вина губы изогнулись, но было не понятно, к чему относиться ее улыбка - к его словам или к хрипотце в его голосе.
- Идущий в потемках надеется, что тучи разойдутся и он увидит свет звезд. Или же берет из рук друга лампу, чтобы осветить свой путь, - она поставила бокал вина на стол перед собой и немного подалась вперед. - Есть ли среди сынов Иль-Заана тот, кто сможет сжать пальцы в кулак, кто осилит поднять копье, кто не побоится принять помощь друга?

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
11

Re: «Шипы и розы» - 5 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Наафаль ответил не сразу. Не вполне владея собой, он подался навстречу Риннаре, и теперь ему бы не пришлось тянуться, чтобы коснуться её лица, возникни у него такое желание. Не коснулся. Какой-то рубеж остановил его прозрением, но отшатываться на исходные позиции было бы оскорблением для обоих куда большим, чем эта вольность.
— Когда с десяток мячей лежат на песке, взглядом нельзя отличить тяжёлый от лёгкого. Но, когда они связаны нитью и отпущены в вольный полёт, самый незаметный из мячей может повести за собой все остальные, когда он сделан из самого плотного из материалов. Мячи перед вами. Дело только за нитями.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

12

Re: «Шипы и розы» - 5 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Она смотрела прямо на него, уже не улыбаясь, чуть более широко распахнув глаза, чем секунду назад, смотрела и молчала и молчание это тянулось дольше, чем было бы вежливо при беседе двух дипломатов, дольше, чем это было бы уместно при встрече двух едва знакомых людей, но молчание все же захватило комнату, повисло горькой нотой ее духов между ними.
- Простите... простите, что вы сказали? - она стряхнула его с себя не сразу, осознав, что начисто потеряла нить разговора, что не помнит ни одного слова, которые они только что произносили.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
13

Re: «Шипы и розы» - 5 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

С огромным трудом, как если бы ему пришлось в одиночестве тащить через пустыню полностью снаряженный корабль, Наафаль удержался от неровного вздоха. Ценой тому был отказ от дыхания вовсе, как от поражённого болезнью органа. Иначе он тоже вряд ли бы вспомнил, в какой стране находится, на каком языке должно говорить, и что такого важного в мячах на песке.
— Извините меня, пресветлая госпожа, — всё же на иль-заанском, спешно собирая разбегающиеся мысли в более или менее пристойный строй, растеряно и виновато говорил Наафаль, через силу выпрямляясь. Восстановленный в правах вдох не развеял наваждение, но призванный к порядку рассудок спешно пытался загладить минуту слабости.
— Ради всех богов и их милости. Сын Иль-Заана станет острием свободы. И люди пойдут за ним.
Как же бессмысленны были эти слова. Как же не хватало Наафалю дара прежних махрейн быть миражом, и потому не верить миражам иной природы. Или хотя бы не терять язык, когда от него столько зависит.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

14

Re: «Шипы и розы» - 5 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Она опустила глаза, разорвав магию взгляда, ее вздох был слышен без усилия, было видно, как тяжело поднялась и опустилась грудь в вырезе платья, она не могла или не хотела сдерживать его, прятать.
- Мне нечего извинять вам, - она качнула головой и вновь подняла взгляд. - Я готова помогать друзьям, но для того, чтобы помочь - нужно видеть кому, чтобы помощь не ушла в песок.
Ее взгляд скользил по собеседнику, внимательно и с не слишком скрываемым интересом, он задержался на кистях рук и вновь вернулся к глазам собеседника.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
15

Re: «Шипы и розы» - 5 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Предсказания грядущего страшны. Как ни мечтают люди ждать событий, зная их ход наверняка, а добившиеся этого, глотают горький настой. Глотал и Наафаль, зная, что будет покидать посольство Амарии, полный самых разных оттенков сожаления. Хмель этого чувства уже отдавал в голову, а что же будет, когда он встанет… удержится ли на ногах?
— Вы можете видеть меня, госпожа. Это несоизмеримо меньше, чем лидер во плоти, но моя жизнь отдана будущему Иль-Заана. Я сам — залог того, что руку помощи встретит рука, а не горсть пепла.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

16

Re: «Шипы и розы» - 5 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

- Я ставлю на эту карту не только будущее Иль-Заана, - она сделала паузу, ее голос вдруг охрип и за краткую паузу во фразе она попыталась сделать так, чтобы ему вернулась прежняя чистота, потянулась к вину, но не донесла руку, замерев на полпути. Складывалось ощущение, что говорит сейчас она совсем не о политике. А о чем-то несоизмеримо меньшем, но в то же время намного большем для двоих. _ Я... предлагая помощь, вынуждена одновременно и просить ее. Пока - просить, но возможно, что в скором времени - умолять.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
17

Re: «Шипы и розы» - 5 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Лжецы живут в выдуманном мире, в мираже. Выламывая из правды неугодные взгляду куски, уничтожить их вовсе лжец не способен, и вынужден таскать их за собой, нагружая и без того тяжело идущую повозку до верхнего предела. Груз Наафаля был чрезмерен, а всякий жест Риннары раскачивал эту громадину, угрожая ему им самим накликанной бедой. Наафаль же, подняв навстречу амарийке руку, хотя и не донёс пальцев до её кожи почти на талл, окончательно закрыл от себя солнце.
— Встретив на дороге к сияющему граду попутчика, предложи ему руку и раздели пищу. Так говорил Антар — старейший из певцов Химаэны. Что бы не встретилось вам на пути, поделённое на два, оно не умалит удовольствия и не задавит весом. У вас есть попутчик, у него есть и голос, и лицо, и руки. Не хватает лишь силы в руках, чтобы угроза у дороги перестала смотреть на то, что ей не принадлежит, как на свою собственность.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

18

Re: «Шипы и розы» - 5 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Она перевела взгляд с вина на его руку, на то ничтожное расстояние, которое их разделяло, затем взглянула в глаза.
- Ноша, разделенная на двоих, становится легче, а радость - приумножается, - немного грустная улыбка, как будто княгиня Лоретти предполагала, что первого будет больше, чем второго. - Я буду счастлива, если мы пройдем эту дорогу рука об руку.
Она преодолела расстояние до его руки за бесконечно долгое мгновение, и вложила ладонь в его руку, ощутив, как от кончиков пальцев по телу разливается тепло, ощущение, которое вызывало желание то ли убежать, то ли прильнуть ближе, ощутить тепло сидящего рядом человека во всей его полноте.
Она хотела сказать еще что-то, что-то о политике, о финансах, о поддержке, но все слова куда-то вылетели и она осталась наедине с этим странным ощущением на кончиках пальцев, лежащих в его руке.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
19

Re: «Шипы и розы» - 5 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Отринув все до единого потаённые мысли... да что там: мысли просто смело неумолимым селем, срывающим даже недвижимое речное ложе из привычных контуров. После срывай горло в уверениях, будто был готов к последствиям, но ни обмануть себя, ни что-то изменить, развернуть закусивший удила поток не сможешь. Подхваченый половодьем человечек может лишь перекрикивать стихию в надежде докричаться до богов, но шум воды глотает любой крик.
И всё же чудо произошло. Наафаль нашёл себя, избитого и уже несчастного, лишь накрывшим руку Риннары второй ладонью. Иль-заанцы звали положение в шахматах, когда любой ход ведёт лишь к поражению «стоять на острие меча». Искушённый игрок, Наафаль только сейчас в полной мере распознал все оттенки вкуса этих слов. Видят боги, вводивший эту фразу в обиход знал женщин.
Среди всех шагов выбирай тот, что породит меньше себе подобных.
Как же нестерпимо сейчас хотелось убить Мурата-бея, чьим голосом говорил долг Наафаля.
— Те, кто встанет против Иверьесы, когда придёт время, разбросаны по всей... по всему былому Иль-Заану, — со дна самого себя, выдыхая слова под гнётом многих нер воды, сказал Наафаль, не находя в себе, меж тем сил, чтобы отпустить видение, которое ему вдруг удалось удержать. Рывок, который ему пришлось совершить, чтобы вырваться из подступающего рабства, мог бы разорвать железо, но лишь опустил руку Риннары на светлый шёлк её платья. Сам же иль-заанец оказался на ногах, лицом к лицу с розами. Лучше напоминания об... об обстоятельствах сложно было придумать. Хозяйки цветы.
Наафаль сплёл пальцы и сжал их так, что мог бы погнуть монету, окажись она в его руках.
— Вора лишают рук... Когда империя протянет руки, чтобы удержать не своё... Кто-то должен выступить судьёй и обрубить эти жадные до чужого пальцы...
Страшнее всех кар небесных сейчас был взгляд Риннары, и Наафаль боялся. Боялся оторвать взгляд от цветов и поднять их на хозяйку.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven

20

Re: «Шипы и розы» - 5 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Рука смяла шелк платья судорожно, будто силясь его порвать, рука хотела иного, рука жила своей жизнью, не подчиняясь холодному разуму, твердившему о необходимости сохранять спокойствие. Что-то случилось с ней за этот краткий час разговора, что-то странное, почти страшное, невыразимое, заставляющее голову кружиться.
- Я предлагаю вам обдумать... - она поднялась со своего места следом за ним. - Обдумать, какая именно помощь вам необходима в первую очередь.
Короткий шаг вперед, чуть меньше, чем расстояние их разделяющее. Кроткий звон бокалов на столике, который она неосторожно задела бедром, запах моря, внезапно донесенный ветром из открытого окна, шуршания шелка платья.
- И встретиться еще раз... - глубокий вздох, с трудом подбираемые слова. - Чтобы обсудить подробности...
Поднятая рука собирается коснуться плеча мужчины, та самая, которую минуту назад он держал в своих ладонях. Незаконченное прикосновение, которое он не мог не ощутить, так близко она подошла, но закончить которое было бы невежливо.
- У нас немного времени...

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
21

Re: «Шипы и розы» - 5 день I дюжины Луны Парусов, 1024 год

Бежать. Бежать и не оглядываться на тот факт, что ни солдат, ни учитель, ни тем более посол не должен терять достоинство столь низким способом. Мысль долбилась в виски, но он не двигался, смотрел сквозь розы, но видел её движения, всей спиной ощущая, как она встала позади него и подняла руку. И каждое слово отдавалось в нём глубокой и рваной дрожью.
Если он обернётся, он сможет уловить её выдох как отраву. Бежать. Немедленно. Великая Мать, ты умеешь убивать исполнением желаний, и умеешь карать так, как никогда не изощрятся отцы-инквизиторы Этрина, северные Гости и назирайн. Великая Мать, неужели вина моя настолько сильна, что не может карать меня и только меня?
— Мудрая госпожа... — он почти умолял её отойти, но слышала ли она этот крик? — Слова ваши... уместнее стакана колодезной воды в жаркий полдень. Вы осветили мне небо надеждой... и не только мне. Простите... ради Светлоокой простите.
Когда он уходил, от иль-заанской шёлковой текучести всех движений не осталось и следа. Уходя от столкновения лицом к лицу с Риннарой, что было бы наивеличайшей из его ошибок, Наафаль двигался так же, как любой человек, обременённый ловушкой и тяжёлым желанием в неё попасть. Так движется весенний кереннский ветер.
Его самообладания едва хватило, чтобы хоть формально не дать повода обиде, от порога развернувшись и сказав:
— Ваш дом прекраснее блаженного края предгорий Альмар, светлейшая госпожа. Я буду ждать нашей следующей встречи...
Как пытки. Как той пытки, которую всё равно каждая прядь излохмаченной души будет ждать. Ждать и хранить ощущение её дыхания на волосах.
— ...как заката, за которым последует рассвет, из которого боги, наконец, смогут улыбнуться людям по обе стороны океана.
И всё равно. Это было бегство.

just because you've forgotten
doesn't mean you're forgiven