1

Тема: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

Место: кладбище у алас-домарского тракта.
Участники: Рауль Рейнеке, Солейн Мордрейк.

Святым словом и мечом можно добиться многого. Святым словом, мечом и магией можно добиться вдвое большего, только смешать нужно в правильной пропорции. Иначе трупов на кладбище прибавится.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

2

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

— А чего нас бояться? — спросил Рауль у сира Уолле Энейрца, покоившегося на этом кладбище с восемьсот двадцать четвёртого года, если верить его надгробной плите. Сир не ответил, да Рауль и не настаивал. Мертвец был в своём праве: анекдот наверняка был в ходу и при его жизни, и уже тогда таскал за собой бороду в два обхвата. Рауль бы извинился за пошлость, но вместо этого отбросил подальше в канаву ветку, которой расчищал землю от ещё прошлогодних листьев. Обветшалое надгробие, оказавшееся сильно тяжелее на деле, чем прикидывал молодой человек, сопротивлялась так, будто он тащил её в тёмный переулок насиловать. Только не визжала. Но в конце концов камень удалось поставить на место. Оглядев дело рук своих, Рауль удовлетворённо кивнул, сунул за пояс перчатки, сел прямо на землю и принялся набивать трубку. Курить ему хотелось очень редко. Настолько редко, что студент полагал себя в праве считаться некурящим. Вот на кладбище, после уборки на какой-нибудь старой могиле, выбранной наугад, — всегда. Ни это, ни, собственно, само изредка возникающее желание убираться на забытых захоронениях, Рауль не мог объяснить внятно даже де Кенси. Временами Рауль в шутку прикидывал отказаться после выпускных экзаменов от воинского звания, да пойти смотрителем в одно из этих спокойных местечек. Несерьёзно, разумеется. Это сейчас ему было хорошо и спокойно, потому что он мог вернуться в столицу в любой момент. Рутина же убьёт всякое очарование от действа.
Рауль не понял, когда это произошло, но и без всякой рутины вечер вдруг перестал быть таким уж очаровательным. Хотя ничего не изменилось на первый взгляд. Даже ветер не затих, просто сменил тон на угрожающий. Молодой человек насторожился и медленно встал. Вводя в резонанс какие-то струны в его груди, из глубины кладбища, плавно переходящего в лес, волнами шла не музыка, но какой-то музыкальный аккорд, неслышимый, но хорошо ощутимый. Рауль отчего-то проассоциировал происходящее с хором меди, вступающей в начале третьего акта «Королевы Рэйны», когда войска маршала Ирара встречаются с алас-домарскими защитниками. Если из хора убрать мякоть вопящих глоток труб, останется именно эта вибрирующая тяжесть.
Но балет Раулю нравился. А вот это — он не был уверен. В размышлении о том, стоит ли полюбопытствовать об источнике, или же время валить как можно дальше, молодой человек вспомнил слова Эрвена. Это очень быстро определило вектор движения Рауля. Отсалютовав надгробию сира Уолле, Рейнеке повернулся прочь от источника недозвуков, но только, чтобы понять, что здравая мысль была запоздалой. Из-под земли этот рыжий, что ли, вылез? Следил за ним? С него бы сталось, не будь он нетерпелив, как голодающий перед печкой с полусырыми булками.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

3

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

- Ты что здесь делаешь?.. - Рыжий освещал себе путь молитвой, то есть на кладбище он притащился уже заручившись поддержкой Хозяина, поэтому вряд ли можно было предположить, что он следил, все-таки идиотом несмотря на всю свою импульсивность, Мордрейк не был и понимал, что слежка и сияние светом плохо сочетаются друг с другом.
Вообщем, судя по всему, ответ брату Ордена Клинка не особенно требовался, он морщил нос, чувствуя исходящий от Рауля "аромат" и держал ладонь на рукояти меча, готовый в любой момент пустить его в ход. Собственно говоря, именно на этот "аромат" он и пришел, воняло от кладбища знатно, как будто здесь уже не осталось ни одного добропорядочного мертвеца, лежащего в могиле, вот он и пошел проверять, бросив лошадь у ограды - ей почему-то кладбище тоже сильно не нравилось и идти внутрь животное категорически отказалось. Солейн, несмотря на все слухи о себе, тоже не испытывал особого восторга по поводу прогулки по кладбищу ночью в одиночку, в поисках источника заразы, но выбора у него особого не было и он пошел.
- Оглох? Чем ты тут занимаешься?

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
4

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

А ведь он в самом деле оглох. Вернее, звук голоса Солейна Рауль расслышал очень хорошо, но настроившийся на происходящее в чаще слух не воспринял смысла его слов. Рейнеке даже улыбнулся: так Мордрейк больше, чем когда-либо походил на блеющего осла, каковым и являлся. Вот только шутки шутками, а смотрел этот осёл на Рауля как на бешеного пса, который только что бросался на ребёнка, а теперь оказался в канаве, из которой не смог выбраться. И был в своём праве, потому что бежать Раулю было некуда. Напасть, и наконец избавить мир от сира Вали-Напролом? Оно, конечно, можно, но свет, исходящий от Солейна ощутимо мешал. Особо он мешал уверенности, что мир избавится именно от сира Вали-Напролом. Да и вообще, какого беса он что-то должен?
— Ослеп? Видишь же, что ничем! — Рауль развёл в стороны руки, в которых из оружия была только трубка, да и та — погасшая.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

5

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

Это был точно рассчитанный ход - убивать безоружного не поговорив с ним предварительно Мордрейк не будет. Но можно ли назвать мага - безоружным, даже если у него в руках нет меча? Этот философский вопрос брат Ордена Клинка решил оставить на потом.
- А почему воняет от тебя, как будто ты все кладбище поднял и теперь проводишь строевую для зомби?

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
6

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

С одной стороны, Мордрейк утвердил положение Рауля как отвратительное. С другой стороны, Рауль больше любил из подобных ситуаций выходить, чем попадать, а рыжий выглядел так, будто никуда отпускать его не собирается. Всё как-то двойственно, но действовать Раулю это не мешало никогда. Хотя бы языком.
— А ты, как по болоту поползаешь, миндальным «Ирреньер» баронессы де Мелье благоухаешь, да-а? Пойдём-ка. Я тебе докажу.
Рауль мотнул головой в сторону деревьев, от которых только что собирался валить, и подальше. Теперь-то уж чего. Всё равно Эрвен расстроится. Или возрадуется, если там никого не окажется. Никого живого, в смысле.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

7

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

- Ты меня за идиота держишь?.. - в тоне Мордрейка не было удивления. - Даже если бы ты тут на могилах с дамами кувыркался, от тебя бы так не воняло. И честно говоря я не могу найти ни одной причины по которой я должен с тобой гулять в кусты, а не убить на месте.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
8

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

— Так заметно? — огорчился Рауль, потому что соблазн сказать правду был слишком уж велик. То есть, в данном случае тугие шестерни в ржавой башке Мордрейка определённо играли на руку Рейнеке, тут сложно поспорить. Кто угодно другой бы... да нет. Всё плохо. Кто угодно другой волок бы его в город, а там Кенси. А этот лясы точит да меч передёргивает.
— Если бы у меня была армия мертвецов, стал бы я с тобой болтать?
Рауль прислушался к дрожи внутри себя. Охватив в начале всю грудную клетку, теперь она сосредоточилась то ли над сердцем, то ли сразу под горлом. И ещё…
— Ветер стих… — заметил Рауль.
А лес шептал мерным шепотом, у которого был и настрой, и направление, и отзывающаяся в рёбрах музыка.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

9

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

- Кто тебя знает, может и стал. Я же с тобой болтаю, - Солейн вздохнул. - Стих. И птиц не слышно. Иди вперед, я за тобой. И помни, что если мне что-нибудь в твоих действиях не понравится - ты труп. Проще всего лишить себя проблем с мертвецами - это убить колдуна.
Мордрейк вытащил меч и повел его острием в сторону подозрительных кустов.
- Вперед. Чтобы тебе было потом чем оправдываться перед наставником.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
10

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

Ох знал Рауль, куда бы послал он Солейна с его неуместными сравнениями, не будь он так хорошо воспитан. Вперёд — это как минимум.
— Ну разумеется, я же живу ради того, чтобы доставлять тебе удовольствие, рыженькая, — оскалился Рейнеке и покосился на надгробную плиту, которую он буквально только что с таким трудом установил на место. Та снова, как до вмешательства сочувствующего, торчала из земли как плавник подохшей рыбы. Вот вниз скатилась ещё одна жирная чёрная горсть. Ну как такое может не понравиться?
Не дожидаясь, пока Солейн тоже это заметит и рванётся вперёд, Рауль со всей возможной скоростью рванулся туда, откуда шла музыка. Меч больного святостью на всю голову Солейна показался ему угрозой куда более весомой, чем то, что могло его ожидать впереди.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

11

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

- Поменьше слов, побольше дела, - Солейн на оскорбление не среагировал, набить морду наглецу можно будет и позже и в более уместном месте, чем посередине не слишком дружелюбного кладбища. Положа руку на сердце, ему не особенно верилось, что ученик де Кенси действительно поднимал тут кого-то, придворный маг все-таки полных идиотов не любил и рядом с собой держать бы не стал, но обстоятельства говорили не в пользу Рейнеке и Мордрейк был обязан проверить и спросить объяснений. Меч он достал не для того, чтобы погонять мага, а для предотвращения всяких неожиданностей. Для предотвращения их же, по мере приближения к кустам, он начал читать молитву:
- Огонь Твой да осветит пути Твоему Мечу, и я взываю к Тебе, ибо я - меч Твой и оружие Твое, и мне нужен свет, дабы направить мой путь.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
12

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

Далеко Рауль не убежал. Не успели кусты толком начаться, не успел шепоток несуществующего ветра докатиться до того же рубежа, а он уже метнулся в сторону и с кошачьим проворством взобрался на нижнюю ветку большого дерева. Если только что меч и благочестивая колкая трескотня Мордрейка казались Раулю убедительным доводом для формального послушания, то перемена в музыке быстро переубедила его.
Оказавшись на насесте, Рауль осветил себе пространство под собой. «Светлячок» вырос из его пальцев, ухнул вниз и со всей дури въехал в чьё-то облезлое лицо. Носитель его не взвыл от боли, вообще не издал звука. Только встал, корча сожжёное лицо, и двинулся вперёд. Достаточно сноровисто, чтобы Рауль посчитал своё пристанище недостаточно высоким. Но прежде, чем забираться выше, он отправил в мертвеца заряд посмелее, и с большим успехом.
Внизу начиналась возня. Взглянув туда, Рауль увидел Мордрейка. Тот светился в полумраке так, что тошно было.
Поразмыслив мгновение, Рауль со свистом выдохнул сквозь зубы и швырнул огонь за спину Рыжему. Нет, ну почему в этом мире нельзя просто извести всех, кто действует на нервы?

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

13

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

Солейну ругаться было некогда, хотя очень хотелось - Солейн молился.
- И как свет твоего огня ведет нас, так ты ведешь нас, и мы - Клинок Твой, очищающий Твои пути, и мы - светильник в руке Твоей, так зажги же нас верой, чтобы дать нам сил отличить врагов и повергнуть их, - его меч снес голову ближайшему красавцу, следующему сразу за тем, кого не с первой попытки поджарил Рауль и тут же описал причудливую восьмерку, не давая приблизиться тем, кто пока прятался во тьме кладбища.
Когда за его спиной просвистел огонь, Мордрейк не стал оборачиваться и проверять, кого именно невзлюбил маг, предполагая, что никого хорошего он там не увидит, а рванул вперед, к тому же дереву, на котором сидел Рейнеке, но не стал забираться наверх, а прижался спиной, явно собираясь заниматься своими прямыми обязанностями - упокоением мертвецов.
- Пусть огонь рассеет тени. Я увижу то, что должен повергнуть, потому что сказал Ты - "встань лицом к лицу с врагами твоими", и я исполняю твою волю, - он напряженно вглядывался во тьму, ожидая следующих гостей, хотя их скорее можно было назвать хозяевами - это Солейн был на кладбище гостем. Судя по происходящему - не слишком желанным.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
14

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

Вслед за огнём из рук Рауля посыпался целый ворох крупных, с небольшую птицу, искр, споро разлетевшихся по площади вокруг развесистого пристанища мага. Один из светящихся «птенцов» пролетел совсем рядом со спешащим к дереву Солейном, будто бы собравшись клюнуть Рыжего в руку, но передумав в последний момент. Огненная птаха, несмотря на размеры, безобидной не была, и жар от неё шёл нешуточный, что подтвердил небольшой пожар на краю освещённого пространства. Мертвец горел молча, но очень активно, и в свете порхающих огоньков зрелище напоминало ярмарочную огненную потеху, только музыки не хватало.
Рауль не удержался и изобразил что-то в духе «Полёта дракона», отправляя в плясуна огонёк побольше: его искр хватало, чтобы поджечь, но отлежавшаяся под землёй плоть из рук вон плохо горела. Злая птица, сопровождаемая резким издевательским свистом, какой оставляют фейерверки, взорвалась вместе с мертвецом.
— В гробу я видал такие развлечения, — честно признался Рауль вставшему внизу Солейну. А в кустах не поняли его некультурности и вылезли показать, почему стоит ценить то, что дают. Рауль присвистнул, и свист очень походил на что-то похоронное.
А следом полетел огонь. Уже без свиста.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

15

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

- Ты... ничего... не понимаешь... в развлечениях, - Солейн на мгновение прервался, дочитав молитву до конца, и готовясь начать ее сызнова.
То, что шло на них из кустов ему категорически не нравилось, но кажется, его мнения о происходящем никто не спрашивал - от того, что к нему приближалось воняло так, что запах, который шел от Рауля, когда они встретились, показался в сравнении очень даже ничего.
Радовало только одно - под ударами его меча мертвецы послушно дохли, поэтому те, кто не ложились под заклинаниями мага или те, кто доползал сгорая на ходу, укладывались под ноги священника стопочкой, но Солейн не знал, сколько сможет продержаться вот так - и кто закончится раньше, мертвецы или он.
Обезглавив еще одного, он сделал выпад, пытаясь достать следующего и не заметил, что сбоку, из соседних кустов к нему пожаловал еще один - он пропустил всего один удар, но его хватило, чтобы одна рука повисла плетью - мертвец заплатил за свой успех, но шансы двоих живых остаться в этом состоянии уменьшились на треть.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
16

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

А вот Эрвен говорил, что бодаться с мертвецами — последнее дело. И драться в кабаке из-за косого взгляда. И на дуэли — из-за не переданной шпаргалки. И Рауль честно — очень честно! — повторял. Вот примерно в таких же ситуациях: опрокидывая стол на собутыльников, вздумавших прятать хозяев в рукавах, бросая песок в глаза сопернику на дуэли… ну и вот сейчас. Потому что слова де Кенси всегда были для него важнее всего.
Просто слова всегда как-то сами собой расходились с делом.
Потому Рауль смеялся над ворочающим языком как мешком с камнями Солейном, свистел, бросался огнём, а потом упал. Не откат подкрался, как водится, незаметно, просто смотрящий вниз Рауль не ожидал нападения сверху. А сверху всем было уютнее в темноте, не одному только магу-верхолазу.
Благо ветка была не из высоких. Благо лететь было недалеко. Благо мертвец был недостаточно проворен, чтобы рвать врага в полёте. Но оценить всё это Рауль не успел.
Долго учили его не пускать с языка что на него ни придёт. Плохо учили, потому что мало не говорить того, что там накапливается. Стоило бы и не думать.
— Да провались ты!.. — заткнуть себя Рауль успел. Но дело было не в законченном предложении: если бы не заткнулся сам маг, его бы оборвал удар о землю, махом выбивший из лёгких весь воздух, из головы — все мысли, а из тела — желание двигаться, жить и вообще — существовать. Кое-как откатившись, Рауль понял во-первых, что за ним никто не гонится и не рвёт на части, а, во-вторых, что стало тихо. Рауль поднял голову вместе с влитым в неё кипящим свинцом, и увидел картину страшную, когда бы она не была такой смешной: провалившиеся кто по грудь, кто по шею мертвецы, не в восторге от возвращения в естественную среду обитания, безмолвно качали башками, силясь выбраться. И посреди этой капустной грядки — Солейн. Тоже в земле.
— Ох да… веселье… — просипел Рауль, вылавливая в горячей голове, а не закопать ли Солейна ещё глубже, чтобы потом сказать, что так и было. Или не сказать. Ну подумаешь — кладбище. Кто его тут искать будет?

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

17

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

Солейн, несмотря на то, что его закопало, продолжал дергаться, причем весьма успешно, как будто бы каждый день только и занимался тем, что самостоятельно выкапывался после заклинаний малефиков-недоучек. То есть, если его так оставить на пару часов, он несомненно выкопается. Мертвецы были в этом более успешны, им бы хватило дюжины минут, по скромным оценкам инквизитора.
Нет, Мордрейк конечно чувствовал себя отвратительно, его состояние описывалось диагнозом "ушиб всего Солейна", но горячка боя его еще не отпустила, поэтом о таких досадных неудобствах он не задумывался:
- Выпусти! Только меня! Быстрее, - слова больше походили на приказ.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
18

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

На дёргающегося Солейна, на его красный затылок, Рауль смотрел с неприкрытой неприязнью. Рыжий дёргался как разрубленный лопатой дождевой червяк и орал благим матом, отчего у Рейнеке ещё больше звенело в ушах, а желания сделать из кладбищенской земли болото только усиливалось. Хмуро оглядев полуночную пастораль с Мордрейком как центральной фигурой, Рауль улыбнулся и похлопал рыжего по болтающейся из стороны в сторону макушке, подобравшись поближе.
— Торчи морковкой. Не дёргайся, то бишь. И заткнись уже, — Рауль зажмурился и потёр куцими пальцами переносицу. Помогло мало, но следующий взмах руки Рауля всё же освободил рыжего, не повредив ему ничего сверх того, что уже было ушиблено. И только его, в самом деле.
Подниматься с земли он не спешил, и вообще ждал, когда Мордрейк посчитает его фигуру менее угрожающей по сравнению с дёргающимися мертвецами. Когда же так и вышло, он ещё немного посидел, аккуратно поднялся и без спешки и утайки пошёл в ту сторону, куда ещё недавно отчаянно не хотел. Туда, где до сих пор не утихал трепет невидимых струн.
Чем ближе были кусты, тем больше было понятно, что на самом деле трепет этот — рёв. Детский, пронзительный и донельзя обиженный детский рёв.
Подивившись своему исключительному терпению, Рауль встал на границе слышимости, сложил руки на груди и стал следить за Мордрейком. Там уже начинались его проблемы, к которым Рауль совершенно не хотел приближаться. Дети — наказание божье.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

19

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

Мордрейк и не собирался расценивать неожиданного горе-напарника, как потенциальную угрозу, сноровисто лишил всех мертвецов в зоне видимости голов, затем огляделся и пошел в ту сторону, куда устремился Рауль.
Когда он поравнялся с магом, он тоже услышал рев и поморщился. Кажется, нянька из Солейна была чуть менее, чем никакая, особенно если эти познания нужно применить после драки с не действующей рукой.
- Прикрой, - Мордрейк мужественно пошел вперед, вогнав меч в ножны - убивать ребенка он не собирался, а вот напугать малолетнего колдуна до еще какой-нибудь пакости вполне мог видом обнаженного оружия.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
20

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

Это сколько угодно. Рауль Рейнеке готов был укрывать Солейна от дождя, врагов и недовольства его наставника сколько угодно. Но вот беда: враги кончились, а ни дождя, ни появления де Вера с де Кенси под ручку не предвиделось. На кладбище они были одни, если не считать хнычущий мешок соплей и дряни.
— Ага, — без особого энтузиазма высказал Рауль, всем видом выдавая разочарование. Он-то считал, что чудная дрожь была вызвана чем-то гораздо более осмысленным, что музыкант ведает, что творит. А он просто лупил по барабану подобранной палкой, не стараясь, и только барабана заслуга, что выглядело это прилично. Рауль вообще не ожидал от этринитов такого представления.
Солейн прошёл мимо, Рауль посмотрел ему в спину, подумал, развернулся и решительно потопал к перекошенной могиле. Обитателю не хватило плоти на давным-давно истлевших руках, чтобы преодолеть толщу земли, ещё и просевшую с позапрошлого века. Но камень покосился довольно сильно, и это занозило чувства Рейнеке. Настолько, что, наплевав на Солейна, он взялся выправлять надгробие при помощи рук, магии и не вслух поминаемой такой-то матери. К тому же, под перекошенным камнем остались его перчатки.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

21

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

Мордрейк краем глаза заметил, что делает маг, но ничего не сказал - сейчас это было явно лишним, в конечном итоге приведение в порядок чужих могил само по себе преступлением не являлось, пусть делает то, что считает нужным.
Ребенок был крайне несчастен, но по крайней мере, кажется, поднимать кого-нибудь еще не собирался. Пока.
- Здравствуй, - он присел на корточки рядом с малышом. - Ну, как тебя зовут и где твоя мама?..
Рука не слушалась, мундир был залит кровью и еще чем-то мало аппетитным, волосы стояли дыбом, но Солейн искренне пытался выглядеть безобидным и успокаивающим.
- Ну, не надо плакать, я отведу тебя домой, - он улыбнулся. - И куплю плюшевого зайца. Ты любишь плюшевых зайцев?..

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
22

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

Во второй раз камень встал на место с большей охотой и, подобрав освобождённые перчатки, Рауль прошёлся в сторону взявшего на себя роль спасителя человечества Мордрейка. Вибрация в рёбрах усилилась в унисон новой волне рёва, и могло статься, что рыжему в самом деле понадобится прикрытие. Несмотря на откат, Рауль решил, что с него не убудет, но вмешательство его не потребовалось. Светловолосый ребёнок — с того расстояния, на котором находился Рауль не рассмотреть было, какого пола — лежал рядом со свежим разворошенным захоронением и прижимался к какому-то тюку на земле, но больше метрвецов из земли не поднимал. Да и было-то их, на этом кладбище… только кьёриты да джеррцы ещё предавали своих умерших земле, а много ли их в Керенне? Вероятно, Солейн оскорбил сейчас весь джеррский квартал разом непочтительным обращением с их усопшими.
Солейн мелочь, очевидно, напугал, потому что головка ребёнка опустилась ещё ниже, подальше от страшного, воняющего тухлой кровью инквизитора с зайцами. Тюк, в ответ на движение, приобнял дитя, ограждая от всех опасностей.
Брови Рауля подскочили вверх. Это было даже трогательно, особенно на фоне Солейна.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

23

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

Солейн медленно и спокойно перенес руку на рукоять меча и выдохнул. Убивать близкого родственника малолетнего колдуна, вероятнее всего, его маму на его глазах не хотелось, но видимо у священника не было выбора.
Он не отрывая взгляда от рыдающего малыша и того, что его обнимало, обратился к магу за своей спиной:
- Можешь его связать? Ребенка, я имею в виду.
Мордрейк сильно пожалел, что за его спиной не Энахайе, с которым они уже привыкли друг к другу и знали, чего ожидать и как действовать. А еще он точно знал границы возможностей Старшего, а вот что умел или не умел Рауль - было для Рыжего не очевидно.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
24

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

Рауль даже не поверил, настолько нормально звучал голос Солейна. Ни тени вечного отвращения, ни злой насмешки, ни раздражения. Оказалось, для того, чтобы научить Рыжего говорить по-человечески нужно не так уж много: всего лишь избить его хорошенько. Рауль даже пожалел, что нельзя делать это так часто, как хочется, и уже завтра рыжая образина снова примется морщить нос в его присутствии безо всякого на то повода. Не то, чтобы Рауль был злопамятен, но… нет, он был злопамятен и вообще-то считал, что просить у него Солейн не имеет морального права даже снега зимой. А надежда — довольно глупое чувство. Чудо в детстве — совсем не то, с чего полезно начинать знакомство с миром. Он сам мог бы об этом много рассказать.
Вот только он уже передумал хоронить Солейна в окружении столь любезных его сердцу мертвяков. И это означало возвращение в Керенну, и объяснение с отцами-инквизиторами и господами опекунами всех известных столице сирот-идиотов. На этом фоне сделать всё просто Раулю не было сложно.
— С ума сойти, ты вдруг заговорил как человек, — неодобрительно протянул Рауль, проходя мимо Мордрейка. — Сегодня какой-то праздник? Эй, малой, смотри, что там?
«Там» не было ничего, да и «тама» никакого не было. Вместо того, чтобы указывать куда-то, Рауль, сидя на корточках рядом с ребёнком, сложил когтистую руку в трубочку и, когда ребёнок поднял голову, дунул сквозь неё в круглое личико, которое тут же упало на живот тюка. А вот рука, которая только что лежала на плече мальчишки — всё же, это был совсем юный сир, а не наоборот — вцепилась в волосы неосмотрительно приблизившегося мага.
— Мордрейк!
Вероятно, это было страшное ругательство, потому что высказал вслух Рауль только его.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

25

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

- Пусть огонь рассеет тени. Я увижу то, что должен повергнуть, потому что сказал Ты - "встань лицом к лицу с врагами твоими", и я исполняю твою волю, - сказать Мордрейку было много чего хорошего можно бы было, но он предпочел молиться. Вообще, молиться в любой непонятной ситуации - было хорошим правилом выживания брата Ордена Клинка.
Пусть маг, которого держит за волосы мертвец, воняет как целое кладбище веселой нежити, пусть он кроет его бранью, лишь завидев, пусть ненавидит тихо - совместное занятие дурью сближает, лучше всего сближает совместная драка, и когда Солейн только увидел движение мертвеца, он покатился вперед, так что крик Рауля раздался в тот самый миг, когда меч Мордрейка отсоединил вцепившуюся в Рейнеке конечность от тушки - следующим взмахом клинка мертвец лишился головы.
А у Мордрейка потемнело в глазах - рука явно не одобряла столь стремительных шевелений.
- Не делай... так... больше...

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
26

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

— Как «так»? — раздражённо уточнил Рауль, отскочивший уже на порядочное расстояние от неприятностей и без паники, но поспешно освобождал от застывших пальцев свою шевелюру.
Занятие это не потребовало много времени, но мёртвая хватка красивой ещё руки всё же оставила себе на память несколько его волосков.
— Ты что, серьёзно предлагал его связать? Прости, что подумал о тебе хорошо, это я зря. Отвратительная идея.
И хотя Рауль ни разу в жизни не увидел в ком-то другом себя самого, а идею не делать другим того, чего не желал бы себе, не понимал в самой сути, вот именно сейчас он поддавался собственному опыту. Его опыт ставил лишение возможности действовать в пример всем иным жестокостям, как и бессмысленные увечья.
На будущее он решил спросить об этой градации в обществе у наставника. При всей кажущейся правильности Мордрейка, эталоном он был только в бараньем упрямстве.
Отбросив конечность куда-то в темноту, Рауль подошёл к Мордрейку, посмотрел в его бесстыжие глаза и болезненно сморщенное лицо, ничего больше не сказал и взял ребёнка на руки. У него самого болело ушибленное всё, но Солейн просто был бесполезен, как меч в постели.
— Только не говори, что ты сюда за мной, втихаря и на своих двоих припёрся.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

27

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

- Лошадь к ограде привязана, - Мордрейк поднялся на ноги. - Так - это к мертвецам настолько близко подходить, не предупредив об этом. Она могла тебе шею сломать, если бы я не успел. Пошли отсюда, кажется, здесь больше никого нету.
Он сделал несколько шагов, убрал меч в ножны и обернулся к Раулю:
- Извини. Я был не прав.

Наплевать, что комната в потемках,
Пусть смеяться будет белый свет.
Я найду здесь черного котенка,
Даже если здесь его и нет.
28

Re: «Раз мертвец, два мертвец» - 4 день I дюжины Луны Дождей, 1023 год

Рауль споткнулся. Извинение Мордрейка выбило почву из-под его ног, чего не смогла сделать даже едва не оторвавшая ему голову мертвячка. С последним он как-нибудь и сам бы справился, просто не факт, что без вреда для находящегося под рукой ребёнка. Огонь плашмя не умеет.
Восстанавливал равновесие Рауль молча. И после, подозрительно посмотрев в спину Рыжему и зашагав следом к мифической лошади у мифической ограды, не сказал ничего, и это тоже где-то с натяжкой походило на подвиг. Куда более великий, чем повторное упокоение целой кьёрской общины во главе со страшным малефиком.
Впрочем, Рауль не сомневался, что перемирие не продлится дальше кладбищенских ворот. А там наверняка появится продолжение «в этот раз».

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.