1

Тема: «До глубины души» - 5 день Луны Звездопадов, 1024 год

Место: столичный особняк адмирала де Кенси.
Участники: Нортвин фон Линс, Алейта Линьер.

Некоторые слова и проще оставить казённому языку да третьим специально обученным лицам, да нет на то никакого морального права.

Я – обезумевший в лесу Предвечных Числ!
Открою я глаза: их чудеса кругом!
Закрою я глаза: они во мне самом!
За кругом круг, в бессчетных сочетаньях

2

Re: «До глубины души» - 5 день Луны Звездопадов, 1024 год

За год на службе у адмиралтейства Нортвин ни разу и не переступил порог этого дома, и не предполагал, что повод сделать это, наконец, будет настолько скорбным. Безмолвный слуга освободил гостя от погибающей в его руках шляпы так искусно, что альхаймец того даже не заметил, но с этого момента стал нервно оглядываться, подозревая живое существо в каждой тени. Беззвучность и умение слуг сливаться с интерьером пугала. Было ли то отпечатком траура по Тавиру, желанием прислуги не мешать живущей здесь Алейте переживать? Или дом живёт, не подозревая о том? Нортвин поймал себя на том, что гадает без всякого на то права, устыдился своего нервного хождения от окна к окну и присел на край софы, только теперь обращая внимание на светлую обстановку, возводящую замкнутое пространство комнаты к простору, и какое-то особое строгое умиротворение, так похожее на взгляд Амарте Линьер.
Де Кенси, поправил себя Нортвин. Уже луну как де Кенси. Станут ли маги передавать к флоту сообщение о смерти её брата?
Альхаймец не успел додумать эту мысль до конца, он поспешно вскочил с места навстречу к Алейте. Если слуги этого дома казались тенями, то целительница была похожа на призрак. Ей успели сказать, понял Нортвин. Эта мысль привела с собой постыдное облегчение.
— Мне сказали, что ты недавно перенесла болезнь, — сказал Нортвин, заставляя себя не искать взглядом изъяны в наборном паркете и не обращаться к отстранённой статуэтке-Алейтой как в первые дни знакомства, на «вы». — Если ты скажешь, я уйду.

Я – обезумевший в лесу Предвечных Числ!
Открою я глаза: их чудеса кругом!
Закрою я глаза: они во мне самом!
За кругом круг, в бессчетных сочетаньях

3

Re: «До глубины души» - 5 день Луны Звездопадов, 1024 год

Воспаленный взгляд рассеянно скользнул по лицу Нортвина без какого-либо узнавания, и казалось, что Алейта или силится понять, кто же именно стоит перед ней, или решает, стоит ли его приветствовать.
- Отравилась. - отрывисто проговорила целительница.
И махнула рукой, приглашая фон Линдса следовать за собой.
- Пойдем.
В особняке адмирала Алейта научилась различать оттенки тишины - от сонной то тревожной, но никогда еще тишина в этом доме не была такой отвратительно ватной и липкой, словно паутина - ее хотелось сорвать с себя, сбросить с плеч, но чем сильнее ты бился, тем глубже в ней увязал, и наступающее после крика безмолвие лишь крепче сжимало свою хватку.
- Я была в доме у деда, там болото. Бабушка плачет, мать плачет, из Лейнара слова не вытянешь. Я звала его сюда, он не пошел. Там постоянно толпа людей, студентов и коллег, и все в синем, и у всех такие лица... я сбежала, не могу.
Алейта внезапно остановилась посреди пронизанной светом галереи, и взгляд ее, устремленный куда-то на верхушки садовых деревьев, на самом деле был обращен не за окно, а в прошлое - в почерневшее и обуглившееся от горя вчера, когда она, вернувшись домой, уже по взгляду кинувшегося ей навстречу де Кенси поняла, что что-то случилось, но даже представить не могла, что именно. Новость обрушилась на Алейту снежной лавиной, и тяжесть ее была невыносима - под ее весом целительница сложилась прямо там, где известия ее и застигли: просто села на пол и заплакала; и плакала, пока маг укачивал ее; плакала пока он вел ее к комнате и плакала в ней; потом заснула и, проснувшись, заплакала снова, когда поняла, что все произошедшее ей не приснилось.
Теперь она не плакала не оттого, что утешилась, а оттого, что устала; но та тяжесть все еще лежала на плечах и гнула к земле, мешая распрямиться, и каждый шаг давался с трудом, и вздоха в груди чуть-чуть не хватало, и время оттого текло будто бы медленнее.
И тише.
- Они все, - медленно выговорила Алейта, будто подбирая слова, - они все прячут глаза. Прячут глаза, потому что не знают, что сказать. Понимаешь?
И правда была в том, что они и не могли ничего сказать: все утешения звучали или вымученно, или избито, но Алейта понимала также, что нужны они были вовсе не для утешаемых.
Они нужны были говорящим.
- Они не хотят говорить обо всем бабушке, считают, что у нее война, а я против. Он был ее братом, она имеет право знать. Я напишу ей сама, если они не решатся, и пусть думают, что хотят.
Целительница помолчала и подняла глаза на Нортвина, и в голосе ее не было ни обвинения, ни вопроса - только бесцветная пустота - когда она говорила:
- Мне сказали, что это ты его нашел.

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

4

Re: «До глубины души» - 5 день Луны Звездопадов, 1024 год

Нортвин очень тихо и по возможности так, чтобы этого не заметила Алейта, вздохнул, благо что привлечь пристальное внимание целительницы теперь мог разве что конный отряд, ворвавшийся в полном боевом обмундировании прямо в гостиную. Ему не нужно было представлять себе атмосферу дома Тавира, ещё и часа не прошло с той минуты, когда он приносил слова соболезнования супруге наставника. В том, что произошло позже, Нортвин усматривал черты мифа про Серого Капитана, настолько до сих пор красивая, но страшная в горе женщина, сильно била вопросами по чувствам. Не отвечать он не мог, но всё равно не мог ответить, и предпочёл позорно дезертировать, как только представилась возможность. К Алейте он ехал, не задумавшись о том, что по сути она была оправданием его бегства.
Теперь он задумался. И приложил титанические усилия, чтобы не прятать от Алейты взгляд. Если это было важно...
- Меедонна... меедонна Амарте должна об этом узнать. Она не простит никого из скрывших от неё правду, когда вернётся в Керенну... и сир Тавир...
Если он и хотел ещё что-то сказать, то слова встали ему поперёк горла. Этот же вопрос, заданный дюжину раз до того, не выбивал почву из-под ног Нортвина столь же сильно, как заданный водянистым, прозрачным и совершенно безвкусным тоном. Именно с ним перед глазами фон Линса как наяву предстала вся та картина.
Нортвин кивнул, отчаянно надеясь, что ей не захочется знать подробности того, как умирал Тавир Линьер, что он вообще был жив, когда его нашли.

Я – обезумевший в лесу Предвечных Числ!
Открою я глаза: их чудеса кругом!
Закрою я глаза: они во мне самом!
За кругом круг, в бессчетных сочетаньях

5

Re: «До глубины души» - 5 день Луны Звездопадов, 1024 год

Алейте не хотелось.
Ей довольно было слова "тилрос", чтобы понять, что даже если фон Линдс нашел деда еще живым, шансов спасти преподавателя у него уже не было: в этих широтах и на этом континенте не нашлось бы яда быстрее и безотказнее; и она и так сама достаточно живо представляла процесс его действия. Против воли Алейта видела, как Тавира скручивает судорогой, как он падает, роняя со стола свои чертежи, которые у него вечно были повсюду, как бьется несколько мгновений перед тем, как затихнуть - и, возможно, успевает понять что-то, но, наверное, не до конца.
Рыжие волосы рассыпаются по половицам, и судорога мягко отпускает уже мертвое тело.
А потом наступает тишина, и со стола беззвучно падают бумаги, укрывая его, будто одеялом.
Алейта крепко зажмурилась в безуспешной попытке отстраниться от болезненных картин, что рисовало ей воображение.
И еще чтобы удержать вновь подступающие слезы.
Она сама не знала, зачем задала Нортвину этот вопрос, и какого ответа ждала, и что он должен был изменить.
- Я плохо помню тана Рэйниат, - поспешно заговорила Алейта, чтобы не заплакать, - но бабушка говорила, что из всех нас дед на него больше всех похож. Был. Такой же рыжий красавец, веселый в жизни и серьезный в работе, из тех, кого просто невозможно представить мертвым, потому что они слишком живые. Не верится, что столько жизни может просто уйти в никуда. Не верится, что такую волю к ней может что-то сломать. Видимо, тилрос может.
Целительница глубоко вдохнула и открыла глаза - дрожащие в них слезы не пропали, но уменьшились.
- Меедонну... бабушку я всегда воспринимала скорее как мать. Отца - как брата, в нем странно видеть что-то другое; но дед всегда был мне дедом. Он дарил мне всякие штуки, и баловал, и сначала сердился, что я не иду на флот, а потом подарил мне лошадь. Белую. Чтобы красиво.
Алейта поспешно прижала ладонь к глазам.
- Прости, пожалуйста.

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

6

Re: «До глубины души» - 5 день Луны Звездопадов, 1024 год

Нортвин неуверенно переступил с ноги на ногу. Ему страшно было оставить Алейту одну, даже если его поход предполагал путь всего лишь на пару шагов в сторону, до возникшей не иначе как по волшебству чайной пары на столике. Всё равно одиночество, всё равно предательство. И беспомощное извинение всегда спокойной и словно бы стальной Алейты только усугубило гнетущее чувство. Но, с другой стороны, подтолкнуло к действию и поиску компромисса. Нортвин настойчиво потянул кавалеристку к софе, усадил и вложил ей в руку чашку.
- Я не знал монсира так долго, наше первое знакомство состоялось через письма. Я встал в тупике с началами анализа, встретил в книге имя сира Андара Элерье и написал ему с целью получить разъяснения. А ответил сир Тавир как его ученик. В первой половине письма я тогда не понял половину слов. Как изящно он тогда опустил наставника мне уже здесь разъяснили. Зато вторая часть могла бы быть статьёй, если бы в ней не были описаны прописные истины. Для этринитов это прописные истины. На следующий день я громко поссорился с учителем анализа и в конце концов возможно именно это письмо толкнуло меня сюда. В Альхайме плохо учат. И не хотят учиться.
Нортвин обнаружил, что крутит в руках чайную ложечку и, смутившись, положил её на место, попытавшись не нашуметь, но звук всё равно получился резкий и неприятный.
- Я восхищался им. Он потрясающий учёный, не отделяющий теорию от практики. Он ищет... искал всему практическое приложение, а практическим вещам - теоретическое объяснение. Я... я не понимаю, Алейта. Я ничего не понимаю.
Бешеный Солейн, бьющий, не размышляя, и Эньен, который на всех на них смотрел скорее как на забавных муравьёв с высоты своего столетия с хвостиком... Нортвину сильно стало казаться, что в их расследовании не хватает житейской мудрости. И это надо было осмыслить и взвесить.

Я – обезумевший в лесу Предвечных Числ!
Открою я глаза: их чудеса кругом!
Закрою я глаза: они во мне самом!
За кругом круг, в бессчетных сочетаньях

7

Re: «До глубины души» - 5 день Луны Звездопадов, 1024 год

Алейта перекатила в ладонях чашку, следя за тем, как по поверхности чая в ней расходится рябь, и внезапно улыбнулась, не поднимая головы.
- Дед мог. - подтвердила она, вспоминая обычную манеру речи Тавира.
И осознание того, что теперь она навсегда останется только воспоминанием - как и он сам, как его лицо, его голос, то движение, которым от всегда откидывал с лица непослушные волосы - болью резануло по сердцу.
Улыбка на лице Алейты дрогнула и искривилась, превращаясь в болезненную гримасу - целительница очень медленно подняла чашку, сделала короткий глоток из нее, и вновь обхватила обеими руками.
- Я тоже не понимаю. - честно призналась она, и взгляд младшей Линьер внезапно сделался неприятно отстраненным и при этом пугающе пронзительным. - Но я клянусь всеми богами, что если я узнаю имя того, кто это сделал, он не доживет до суда, и о смерти он будет меня просить сам.
За дверью мелькнул силуэт графа де Кенси - тот заглянул в комнату, не переступая порога; быстро окинул взглядом Алейту и ее гостя и, видимо, сделав какие-то выводы, поспешил удалиться. Целительница лишь краем глаза успела заметить его появление, но этого было достаточно, чтобы спугнуть тень, набежавшую на лицо младшей Линьер, и в следующее мгновение в ее взгляде уже снова не было ничего, кроме усталости.
Она снова перекатила чашку в ладонях, и внезапно невпопад поблагодарила Нортвина:
- Спасибо тебе. Ты... дед тебя очень ценил. Он рассказывал о тебе еще до нашего знакомства, до того, как мы тебя встретили в том кабаке, и всегда только хорошее. Говорил, что вот, бывают же студенты, которые только радуют. Говорил, что у тебя будет большое будущее. Говорил, что если талант сочетается с прилежностью, то такой человек непременно станет великим. Он гордился тобой, как лучшим учеником... даже нет, как лучшим своим чертежом.
Алейта улыбнулась, сдерживая слезы.
- В некотором роде, ты - это... тоже то, что осталось от него. Его наследие.

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

8

Re: «До глубины души» - 5 день Луны Звездопадов, 1024 год

Взгляд Алейты испугал Нортвина. Он видел, как убивает Энахайе, сомнительные переделки за авторством Солейна не всегда обходились без жертв. Однажды он видел, как убивает Алейта, но теперь, когда она смотрела сквозь Нортвина и обращалась к убийце Тавира, две картины совместились в одну. И она стала на порядок более ужасающей.
В этот момент Нортвин отговорил себя от признания. До того Алейта казалась ему сосредоточением рациональности. Только он, похоже, совсем её не знал. Что, если слова Элайн де Канде не покажутся её убедительными? Что если этой женщине, некрасивой и в самом деле не факт, что невинной, придётся умолять о смерти?
Нортвин растеряно слушал и не мог заставить себя улыбнуться даже нелепой картине их первой с Алейтой встречи.
— Поэтому я должен закончить его работу. У меня получится, если ты поможешь получить его личные записи, их отдадут семье.
Он шёл сказать об этом Тавиру. Хотя, глупо делиться новостями с человеком, который наверняка получает те же сведения задолго до ученика. Но ему нужно было поделиться, восхититься. Теперь восхищения не получилось, скорее уж усталое и невесёлое удовлетворение, обесцененное горем.
— Мы получили первые шарниры. Теперь, если привлечь несколько целителей, чтобы удержать Альхесиду от кровопотери во время замены... Алейта, она сможет двигаться, не травмируя себя. Нужно только, чтобы дали добро на продолжение, не дожидаясь результатов расследования. У Альхесиды нет этого времени.

Я – обезумевший в лесу Предвечных Числ!
Открою я глаза: их чудеса кругом!
Закрою я глаза: они во мне самом!
За кругом круг, в бессчетных сочетаньях

9

Re: «До глубины души» - 5 день Луны Звездопадов, 1024 год

- Я понимаю.
Помедлив, Алейта кивнула, снова опуская взгляд в чашку.
Работе Тавир всегда отдавался полностью - она была для него и призванием, и увлечением, и отдыхом - и в стенах Инженерной академии прошла большая часть его жизни. Неоконченные дела его всегда раздражали, и было бы только правильно, если бы его любимый ученик завершил его последний большой проект.
Которым по невеселой иронии судьбы была лучшая подруга Алейты.
- Я сделаю все, что смогу, чтобы ты их получил. Если нужно просто заберу их сама и отдам, потому что если у кого-то и получится закончить это, то только у тебя. И если этот проект уже настолько близок к завершению, если у тебя уже все есть, то на разрешение вообще можно закрыть глаза. Просто бери эти шарниры... и делай.
Целительница зябко передернула плечами: на нее накатывала очередная волна нервного озноба, и чай в чашке, которую она все так же судорожно сжимала в ладонях, пошел мелкой рябью. Сейчас, после смерти деда, Алейта не могла отделаться от привязавшейся дурной привычки представлять смерть каждого из своих близких - и от мысли, что вслед за Тавиром может последовать и Альхесида, что-то отвратительно сжималось в груди.
Вот уж нет.
- Я хотела бы сделать больше. Я хотела бы сама помочь, но моих сил не хватит даже на помощь.
Она помолчала и будто нехотя призналась:
- В последнее время я слишком часто чувствую себя бестолковой.

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

10

Re: «До глубины души» - 5 день Луны Звездопадов, 1024 год

Нортвин покачал головой с пониманием. Чувство собственной бесполезности ему было хорошо знакомо. В упор не замечая, как прорастают его идеи в работе Тавира, он полагал свой вклад в неё минимальным. От студента-ассистента требуются только механические расчёты, Нортвин и видел только их, и, о, сколько беспокойства они ему доставляли. Ошибка чудилась ему в каждом тождестве, сомнения поднимали его посреди ночи и толкали к письменному столу, и пара в самом деле найденных неточностей так глубоко засела в памяти фон Линса, так жгла стыдом, что он тем более считал себя обузой гениальному Тавиру, который ошибся только в одном: пригласил альхаймца помогать с восстановлением Альхесиды.
Он ни за что не сказал бы об этом Алейте, но не будь работа формально доведена до конца, не будь Тавиром приглашен уже спасший Амарте от смертельного ранения целитель, будь у него время найти в Керенне столь же именитого инженера и ввести его в суть дела... о, как было бы спокойно, встань над жизнью Альхесиды опыт. О, Темара, ты же не позволишь ему убить человека!
- Очень важно, чтобы ты была рядом с Альхесидой. Раньше я думал, что её отпустили. Чтобы империя бросила Тавира в помощь их замыслу. Тогда они захотят её вернуть. Теперь мне иногда кажется, что... может, есть ещё одна сторона, и обе они от нас скрыты. Так или иначе, ты знаешь её лучше всех. С тобой она не пропадёт.
Нортвин подумал, что стоило бы теперь забрать трясущуюся кружку, но не нашёл пути сделать это уместно.
- Я приду за тобой завтра. В самом деле, если мы не будем спрашивать, нас не успеют остановить.

Я – обезумевший в лесу Предвечных Числ!
Открою я глаза: их чудеса кругом!
Закрою я глаза: они во мне самом!
За кругом круг, в бессчетных сочетаньях

11

Re: «До глубины души» - 5 день Луны Звездопадов, 1024 год

Уголки губ Алейты немного приподнялись, обозначая слабую улыбку.
Она была благодарна Нортвину за его искренние, хоть и несколько неловкие попытки убедить целительницу в собственной небесполезности, но при этом отчетливо понимала, что в случае, когда единственное, что ты можешь сделать - это успокаивающе подержать за руку, тебя вряд ли можно считать бесценным и незаменимым. Хотя...
Алейта задержала взгляд на собственных ладонях, сжимавших чашку - сейчас, посреди всех настигших ее злоключений, она с некоторым удивлением понимала, что иногда нет ничего важнее и ценнее чьей-то успокаивающей руки в твоей. Что исцеление души ничуть не проще - а наверное вообще сложнее - исцеления тела, и потому сказанное к месту доброе слово, верное прикосновение, даже просто искренний взгляд - это все маленькие части долгого лечения.
Вот только Алейта сомневалась в том, что она умеет проводить такое.
И Нортвин определенно давал ей неоправданные авансы вот этим "с тобой она не пропадет".
- Завтра похороны. - бесцветным голосом проронила целительница, оставляя при себе все размышления о душе и лечении.
И, чтобы это не выглядело недружелюбным, подняла глаза на фон Линдса, спеша пояснить:
- Но после я приду. Если и правда смогу быть полезной. Спасибо тебе, - снова поблагодарила она, - за все. Я тоже думала, и про деда тоже, но знаешь... я потом поняла, что они не могли знать наверняка, что Сида выживет. Ты же помнишь, какой ее нашли? Ей просто повезло, что она вышла к вице-адмиралу, а тот притащил ее к бабушке. С тем же успехом она могла просто умереть на улице. Мне, знаешь, показалось тогда, что ее просто выкинули. Ну, как неудачный опыт.
Алейта покачала чай в чашке и вдруг как-то странно улыбнулась.
- И тогда если у вас все получится... они увидят в тебе соперника. Или даже угрозу. - она чуть склонила голову к плечу, вопросительно глядя на Нортвина. - Ты не боишься?

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

12

Re: «До глубины души» - 5 день Луны Звездопадов, 1024 год

Нортвин серьёзно, как будто меж ним и Алейтой заключался в эту минуту договор, обязывающий на всю жизнь, кивнул. И обругал себя на чём свет стоит за недогадливость. Сегодня Линьер ушла из дома родственников, но это не значит, что завтра после сожжения она не захочет остаться с ними.
— Мы будем работать в мастерской сира Тавира. Он когда-то оставлял мне ключ, чтобы мои занятия не задерживали его, — Нортвина неудержимо тянуло в ненужные подробности. Что угодно, лишь бы не видеть в отблесках на ряби в чайной чашке погребальный костёр. Как будто это может хоть как-то отбросить время назад. Поймав себя на бегстве, Нортвин разозлился, ему стало стыдно. У внучки Тавира такое горе, а он про занятия... Устыдившись, Нортвин протянул Алейте руку, как знак поддержки.
— Когда у нас всё получится... рядом со мной Энахайе и Солейн. Даже император мог бы чувствовать себя в безопасности при таком сопровождении. Мне нечего бояться.
Сказал и нахмурился. Даже если ему нечего было бояться, он боялся. Только не загадочных мастеров по плоти.
— Она здесь?
Вежливость требовала не затягивать время визита, но Нортвин сам содрогнулся от того, как плохо прозвучал его вопрос. Как будто только ради этого он и приехал. И это как будто отбросило его на луну назад, к тем дням, когда в присутствии Алейты ему едва удавалось связать меж собой пару законченных предложений.

Я – обезумевший в лесу Предвечных Числ!
Открою я глаза: их чудеса кругом!
Закрою я глаза: они во мне самом!
За кругом круг, в бессчетных сочетаньях

13

Re: «До глубины души» - 5 день Луны Звездопадов, 1024 год

Алейта задержала на Нортвине какой-то неприятно пристальный взгляд, а потом медленно опустила его на протянутую руку, но свою ладонь в нее так и не вложила, только крепче стиснула чашку, словно отгораживаясь ею от фон Линдса. Во взгляде ее промелькнуло и погасло что-то странное - короткая вспышка, вновь сменившаяся усталостью - но голос целительницы был совершенно ровным, когда она произносила:
- Да, она у себя. Заперлась и орет на всех, чтобы шли к бесам, как обычно в последнее время. Меня она, наверное, пустит, но тебе... серьезно лучше ее сейчас не трогать.
Она пытливо вглядывалась в лицо Нортвина, будто пытаясь понять, какое действие произведет на него эта новость.
Покинутая раковина внезапно манила с новой силой - заползти бы в нее, свернуться и лежать там, пока не отболит и не заживет; пока не сменят друг друга все времена года, пока не улетят и не вернутся птицы и пока умершее не прорастет новой жизнью - и тогда, вместе с молодой травой подняться обновленной и пустой, и пойти дальше.
Если бы так было можно.
Алейта медленно моргнула - мысленно она уже была не тут и не с Нортвином, и оттого безэмоциональный вопрос ее звучал будто бы издалека:
- Тебе больше ничего не нужно?

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

14

Re: «До глубины души» - 5 день Луны Звездопадов, 1024 год

На секунду Нортвину показалось, что Алейта его ударит. Как эдле Вартзален на императорском балу. Нет, как этринитка, рассчитывая на дуэль до смерти. Нортвин стушевался ещё больше, язык превратился в сплошную кость. И более, чем всегда фон Линс злился на себя за это. Стоило попытаться что-то сделать, чтобы оказалось, что он снова сказал что-то не то, и добро бы стал посмешищем, как обычно.
Опустив руку, наверное, слишком поспешно, Нортвин мокрым чижом посмотрел на Алейту.
— Мне нужно знать, позволишь ли заехать за тобой утром.
Сейчас она скажет, что тут де Кенси, и в этом нет никакой необходимости. Читай: ты дерево, Нортвин фон Линс. Низкорослая линская сосна. И идти тебе лесом, раз так.
В памяти как живой встал сир Тавир, вдохновенно и точно выбивающий ученику почву из-под ног в тот день, когда в школьную лабораторию Линьера заглянула студентка, и Нортвин без дурного умысла за пять минут до возвращения учителя всё же успел ей нахамить. Вот тогда так же было. Только теперь ещё хуже.

Я – обезумевший в лесу Предвечных Числ!
Открою я глаза: их чудеса кругом!
Закрою я глаза: они во мне самом!
За кругом круг, в бессчетных сочетаньях

15

Re: «До глубины души» - 5 день Луны Звездопадов, 1024 год

Взор Алейты казался каким-то неуловимо жестоким в своей пронзительной рассеянности: целительница смотрела одновременно и на Нортвина, и сквозь него, и от этого делалось неуютно вдвойне. Осознав, что она уже почти с минуту не сводит этого неприятного, пристального взгляда с фон Линдса, Алейта вдруг устыдилась: в ее поведении не было злого умысла, но оно явно причиняло неудобство Нортвину, что по-птичьи съежился под ее взором.
В конечном итоге, он не виноват в том, что не может подобрать слов - он молод, и определенно неопытен в таких делах; да и кто бы смог?..
Взгляд Алейты на мгновение снова сделался отсутствующим.
- Хамаланский посол. - медленно проговорила она, отвечая скорее своим мыслям, чем Нортвину.
И, смаргивая рассеянность, скупо пояснила:
- Хамаланский посол сопровождает меня на похороны. Дед был старшим внуком тана Рэйниат, это все-таки что-то значит. Он сам и Уна не успели бы приплыть, и великий тан вроде как... выступает за все острова. И он был настолько добр, чтобы предложить сопровождать меня.
Алейта помолчала, в последний раз перекатила в ладонях чашку, чаю в которой осталось всего лишь глоток на самом дне, и со вздохом отставила ее в сторону. Ей внезапно овладела усталая досада: привыкшая со всем справляться в одиночку, она почти стыдилась внезапной потребности в чужих тепле и сочувствии - глупо это, глупо и неправильно. Это просто еще одна штука из тех, с которыми нужно справляться в одиночку, и надежда на чужую помощь будет лишь ослаблять твои силы и отдалять момент излечения.
- Не упрекай себя. - прямо сказала она. - Никто не знает, что сказать, потому что тут ничего не скажешь. Никто не знает, что делать, потому что нет одного правильного пути. Ты пришел - я благодарна тебе за это. Ты молодец, ты думаешь о работе. Дед одобрил бы.

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете

16

Re: «До глубины души» - 5 день Луны Звездопадов, 1024 год

Нортвин повёл плечами, освобождёнными от тяжёлого груза строгого взгляда Алейты, и кивнул с понимающим выражением лица. О хамаланском после он не подумал, и не только в связи с возможностью его появления на похоронах мастера Тавира. Возникшую мысль Нортвин мысленно записал на прямоугольный листок и приколол к воображаемой каминной доске в своей воображаемой комнате. Не время и не место было рассуждать о сире Лорайе.
Нортвин покачал головой и ответил так же прямо, вдруг ощущая ту же ясность, что когда-то пришла в его общении с Алейтой после пары дней ругани Сиды всеми частями тел всех святых и срамных тварей над их расшаркиванием.
— Я не очень умел в словах и теперь уже, должно быть, не очень многое могу. Но, Алейта, если тебе потребуется любая моя помощь, ты знаешь, где меня найти, и я буду признателен, если смогу тебе как-то помочь, в чём угодно.
Может быть, она и так знала об этом. Но, как и многие до него, Нортвин вдруг понял, как важно было сказать об этом вслух, делая из неявного-очевидного утверждённое и осознанное. Хотя чужой язык его всё ещё подводил.

Я – обезумевший в лесу Предвечных Числ!
Открою я глаза: их чудеса кругом!
Закрою я глаза: они во мне самом!
За кругом круг, в бессчетных сочетаньях

17

Re: «До глубины души» - 5 день Луны Звездопадов, 1024 год

Слабая улыбка на лице Алейты внезапно не выглядела ни деланной, ни вымученной. Нортвин правильно думал - некоторые вещи, пусть даже и без слов понятные, не становились хуже, будучи произнесенными вслух; и даже более того - некоторые из них как заклинание нужно было произнести, чтобы они обрели настоящую силу.
Например, хотя бы на несколько мгновений утешить безутешного.
- Спасибо. - искренне поблагодарила Алейта. - Я знаю. Ты... хороший друг, Норти. Почти такой же, как механик.
Она знала также, что вряд ли прибегнет к помощи Нортвина - отчасти оттого, что все-таки привыкла справляться сама, отчасти от мысли о том, что у Нортвина самого сейчас полно проблем - но само предложение помощи уже являлось помощью само по себе. Осознание того, что ей есть, к кому обратиться; осознание того, что у нее есть друзья, неожиданно оказывалось очень важным - это было и непривычно, и странно, зато чуть облегчало давящую на плечи ношу горя, а "чуть" сейчас весило очень много.
Алейта помолчала и поднялась на ноги.
- Пойдем, - она махнула рукой точно так же, как когда приветствовала Нортвина, - я провожу тебя.

Чудо и черти,
Отлив и ветер,
Море ушло далеко на рассвете