1

Тема: Терийе, хамаланский ренегат

1. Имя: Терийе, он же Терин, Тейрин и кого на что хватит.
В обиходе именуется "док", а также "Колючка", привык это и считать своей фамилией. "Иринней" или "Ринней" по-хамалански значит примерно то же, что он охотно и пояснит - про колючки, то есть. Терновые.
Для извращенцев и лентяев - можно просто Ринн. Но лентяев он не любит.

2. Возраст: 156 лет.

3. Род деятельности: морской волк, судовой врач, бывший пират.

4. Семья:
родители, братья\сестры: Ирайе и Алайя Илльет, а также все их семейство, большей частью уже не в живых
супруг(а): не было
дети: ничего не знает
другие родственники: и знать не желает, и это взаимно

5. Почитаемые божества: Темара, Танаит

6. Характер:
С одной стороны, он начисто лишен легендарной тактичности и церемонности островного народа - жизнь среди людского сброда испортила, а, быть может, потому его к людям и потянуло.
С другой - при близком знакомстве кажется куда более нелюдем, чем его сородичи в среднем.
Терийе имеет крайне мало интересов кроме того, чтобы жить и избавляться от того, что жить мешает - ему или другим, разница невелика. Кажется, он не только не знаком лично с человеческими чувствами, но и не подозревает, что у других они присутствуют. Это во многом избавляет от риска его обидеть, потому что на формальную невежливость он реагирует крайним недовольством, как на всякую небрежность и непорядок - как если бы вы, скажем, высморкались на стол у него перед носом - но попытки задеть его лично обречены изначально. А так док не несет миру конфликтов, и порой кажется, что это оттого, что он вообще никого не считает значимым. Пожалуй, если жизнь - игра, то жизнь доктора Ринна - пасьянс, и, садясь её складывать, он испытывает к людям вокруг не больше, чем вы бы испытывали к нарисованным на картах доннам и капитанам.
Внешне хамаланским привычкам и манерам не изменяет, вести себя по-людски особо не пробует - то ли верность традиции, то ли консерватизм, но, скорее всего, ему просто не интересно притворяться тем, чем он не является. По жизни неприхотлив, флегматичен, сосредоточен, экономен в действиях, словах, и, кажется, даже в мыслях, и не станет шевелиться, если это не принесет очевидной пользы или имеет мало шансов на успех. Редко говорит что дурное, редко говорит что хорошее, редко вообще говорит не по делу и не по надобности. Манеры имеет довольно-таки покровительственные, что действует многим на нервы, но иначе он не умеет.
Законченный трудоголик, делает всякое дело, сколь угодно грязное, размеренно и добросовестно - можно предположить, что грязных дел для него и вовсе нет, есть лишь те, что ему не нравятся, а это другое - и настолько устойчив к рутине и монотонности, что это заставляет удивляться, живой ли он вообще. Вынужденное безделье его угнетает, но хамаланец ненавидит делать не свою работу, и никогда не возьмется за то, что не имеет смысла выполнять именно ему.
Склонен выбирать быстрейший и наипрямейший способ достижения цели, так что за контролем ущерба - это тоже не к нему, о чем он охотно предупредит, если ему решат что-то поручить. От риска при этом нос не воротит, и не то что бы там хромал инстинкт самосохранения, но выполнение задачи он ставит на первое место. А задача у него есть всегда, даже если это - вымыть колбы, разложить лоции и свернуть канат, и до её завершения он вряд ли в состоянии отвлечься на что-то еще.
И, пусть он обретается среди короткоживущих, но Терийе не забывает, кто он и откуда.
Бывает, нечто кажется ему настолько неправильным, что от этого нужно избавиться любой ценой. Терийе привык доверять этим побуждениям, даже если не может сформулировать, почему это такая гадость.
Если спросить, почему пошел во врачи - скажет, что ему просто нравится смотреть на боль и мучения. Временами оно похоже на правду.
Очень территориален, будет оборонять свои угодья до последней капли крови, пока считает их своими. За угодья, кстати, сходит не только лазарет, но и весь корабль.
Не против выпивки и даже драки, и вовсе не обязательно в ней кто-то умрет.
Вообще очень явно не любит убивать.
6.1. Привычки:
Весьма привязан к своим корабельным котам, и, лишившись очередного, старается поскорее завести нового. Нынешний огромен, страшен и полосат, наверняка имеет родню в лодаурских лесах, и называется без лишних изысков - Морда. Случается, еще называется разными нецензурными словами, иногда даже на них отзывается.
В остальном привычки иметь отказывается - нерационально.
6.2. Фобии: в человеческую тюрьму не хочет, это унизительно.

7. Описание внешности:
Как и все Старшие, выглядит для человеческого взора экзотично, если не сказать зловеще. Первым делом в глаза бросится рост, из-за которого Колючка может смотреть сверху вниз на кого угодно, кроме других хамалани и этринитов, вторым - нескладный на первый взгляд силуэт, в котором слишком много от хищной птицы, можно смело ставить на кого-то из падальщиков. Добавьте еще по-волчьи желтые глаза без белков на бледной скуластой физиономии - а смотрит он действительно очень тяжело, как на прицел берет, и лицо кирпичом только усиливает эффект, так что на окружающих это действует стабильно деморализующе. На "Морской звезде" случались споры о количестве бедолаг, якобы превращенных доком в камень взглядом.
Терийе сложен довольно крепко для своего народа и не очень высок для них же, но это еще надо иметь, с кем сравнивать. В целом он тварь жилистая и невкусная, и, если его как-то выйдет пощупать и успеть убежать, окажется, что на ощупь он все равно что дерево. Набор счастья - клыки, когти и четырехсуставные пальцы, в общем, все то, что вы вряд ли хотите видеть у вашего горла - прилагается. Волосы - черные, как смоль, и жесткие, как проволока - собирает в множество простых косичек, а те так и висят копной, достающей где-то до лопаток. Давно носит самую простую этринскую или иверскую одежду, но неряшливости себе не позволяет. И не расстается со шляпой - иначе голову печет, а голова по жизни нужна.
Часто сутулится при ходьбе. Очень много и выразительно жестикулирует - из-за давней надобности иметь дело с иностранцами при плохом знании их языка.

8. Способности:
общие способности: общее образование, как положено, было. С разным успехом грубо объясняется на языках Морского Союза. Необычно много понимает в немагической медицине, анатомии и физиологии, всякой другой биологии - увлеченный исследователь морской фауны, например. Познания в навигации обычны для того, кто на кораблях живет. Ловит рыбу, морских птиц и морских гадов всеми существующими и несуществующими способами. На удивление - может быть за кока, потому что многие мнимые хвори оказываются не хворями, если страдальца как следует накормить.
физически и боевые способности: дерется для человека внушительно, для хамалани - так себе. Не имеет проблем с тем, чтобы помогать себе чем угодно, от скальпеля до табуретки. Стрелять умеет, но без энтузиазма. Вообще вынослив словно голем и физически в форме, несмотря на то, что на берег сходит редко. Отлично плавает под водой и без магии.
магические способности: лекарь и калекарь - две стороны одной медали. Целитель хамаланской выучки, из магии изменения владеет тем, что используется в лечении. Но оно может использоваться и не только так. Одушевление употребляет (и злоупотребляет) для помощи себе в быту. Чисто боевых заклинаний освоил буквально пару штук, а познаний в иллюзиях хватает разве что на то, чтобы красться ночью и худо-бедно притвориться этринитом, если очень невнимательно смотрят.

9. Биография:
Док морально разлагается уже тридцать с грошами лет, и, если спросить, что его бросило по нисходящей с осиянных солнцем берегов Архипелага, он продемонстрирует зубы и скажет, что ему там не понравилось. И все.
На самом он то ли идет ко дну, то ли по дну гораздо дольше, чем тридцать лет, но Терийе почитает эту историю не заслуживающей внимания.
Он вырос в мире без прошлого. Семья его обитала на берегах Ифтена и занималась фермерством. Кто еще ловил жемчуг, кто подался в торговлю, но успеха не нажил. О первой родине у них говорить было не принято, но о том, как они пришли на погибшие когда-то острова, и те оживали на глазах, глава рода любил порассказать. Терийе, самый средний из средних по старшинству, в это верил с трудом. Сколько он ни бродил по холмам и берегам, сложно было представить все это мертвым. Ни одного следа прошедшего. Воображение это поражало изрядно. Легко было заподозрить, что это все вообще выдумали.
Его не радовала идея прилагать магический дар к выращиванию морских гребешков или иному подобному медитативному поприщу. Когда один из братьев пострадал от ядовитой рыбы и соседский целитель ему помог, Терийе увидел - вот оно! Что-то реально полезное. На следующей же ярмарке его отдали в ученики местному врачу. Но юноша быстро обнаружил. что занят  наполовину домашней работой, наполовину слоняется по холмам, как и прежде, изрядка его чего-то учат, книг все равно почти нет, а работы так мало, что целитель не хочет делать себе конкуренцию. Ответить на все занимавшие его вопросы наставник тоже не мог. "И вообще, ехал бы ты на Ранор", - сказал тот, наконец. "Там найдешь, чем заняться".
Терийе поехал.
После вполне заурядных мытарств он добрался до Анийи, некоторое время занимался чем придется, и в конце концов свел знакомство с нужной ему публикой. Далее как положено: учился, учился, исполнял всякую и любую службу для учителя, учился. Спал еще иногда. С новым наставником они вроде бы ладили, но того не вдохновляло рвение подопечного до практики.  "Получается, ты печалишься, что другие мало страдают и болеют. Скверно. И вообще, хочешь практики - иди во флот, там её вдоволь".
Терийе испросил дозволения, получил отмашку и пошел.
Где-то в процессе еще с удивлением получил весть о том, что семейству его настала крышка - корабль со всеми ими разом потонул, остались мать и сестры, и первая оставила эту юдоль скорбей, а вторые вышли замуж в другие рода. Насчет корабля Терийе склонен думать, что там было много вина, они просто перессорились и слишком увлеклись магическими аргументами в споре. Так возвращаться стало некуда.
Временами он возвращался к учителю и пытался вести речи о каких-то исследованиях, но тот встречал начинания скептически и советовал никуда больше с этим не соваться. По его мнению, бывший подопечный слишком увлекался чужеземными методами - там, где хамалани традиционно использовали чистую магию.
Где-то тут последний из Илльет вроде бы и начал идти ко дну. Если сильно достать дока, он это и выдаст. Короче, стояли они в иль-заанском порту, и капитан с кем-то не поладил. Ну не так на него посмотрели, не важно. Хамалани, они, конечно, опасные - но так те-то у себя дома! Капитан не стерпел и решил отомстить. Обидчиков нагнали в море и отделали в манере Старших - капитально насмерть. Терийе молча залатал своих, потом поклонился, развернулся - и ушел, потому что капитан ему резко разонравился, и скрип снастей как-то сразу опротивел. Это было незадолго до войны Этрина с Иль-Зааном, и потом хамаланцев в портах стало меньше, что было как нельзя кстати.
На самом деле это все было тоже, но есть еще фрагмент, который док выкидывает, ибо невежливо такое рассказывать, потому как история серьезно неприятная.
Ушел он недалеко - высадился на Раноре и отправился искать мирное место на берегу. Нашел. Осел. Лечил, на досуге занимался своими исследовательскими делами. Правда, в городке его не любили, и он умудрился перессориться со всеми, а кто первый начал - не судьба знать. О том, что было потом, Терийе думать не любит, но последней ночью он запрыгнул в припрятанную заранее лодку и живо угреб с магическим ускорением в сторону этринского берега, потому что ему резко разонравился свой народ вообще. С тех пор он ни разу не разговаривал со своми соплеменниками и не желает их даже видеть. Ищут ли его, и что с ним сделают соплеменники при встрече, Терийе не знает, но надеется, что никому до него дела нет. Главное - официального изгнания по ритуалу пока что удалось избежать.

Сперва беглец обретался по кабакам, потом пришел на контрабандистское корыто с гордым именем "Сельдяной король", изрядно всех перепугав. На самом деле ему просто понравился капитанский кот. Капитанша тоже была ничего. Благо, денег нелюдь не хотел вообще. Когда "Короля" загнали иверские пираты с "Медузы", Терийе просто перепрыгнул к ним с борта на борт над морем вместе с сумкой и котом в клетке. Все впечатлились - даже не столько этим, сколько тем, что он учинил с первым парнем, решившим ему не доверять. Целитель знал свое дело, молча его делал - и постепенно его привыкли считать его то ли за духа-покровителя корабля, то ли просто за явление природы, живущее своей непонятной жизнью. Сначала он заботился о команде, просто чтобы чувствовать себя полезным, потом решил, что люди - тоже часть корабля, без которой его плавучий дом не функционирует, и их надлежит держать в порядке и довольстве.
На Островах, решил он, ноги его не будет, но все остальные острова, числа которым нет, теперь были его, а со всем ему нелюбезным его разделяло море. Море создано для одиночек.
Терийе пережил трех капитанов "Медузы" и несколько составов команды, попутно бывал и за боцмана, но выступать в роли боевого мага отказывался напрочь. С последним капитаном, иль-заанцем из завоеванных земель, они взяли иверский фрегат "Иньес" - Колючка сам предложил. Пришел к кэпу, пошушукался, сказал, что - та-дам! - как-то это может устроить.  На "Иньес" ходили, пока не сели на риф на шемеровых рогах у необитаемых островов: хирургия хирургией, а корабль залатать - дело другое. Через время проходящий амариец увидел костер на сигнальной башне и снял с острова одного Терийе и его кота.
Потом была иль-заанская "Морская звезда", где док завис еще на четыре года, почти не сходя на сушу, и проводя время, как ему привычно - на фальшборте с удочкой. Потом милость Синтиль их оставила, а "Милость Синтиль" накрыла. "Морская звезда" легла на дно и раскорячилась, а Старшего выловили в обнимку с котом, и он сердито сказал вице-адмиралу, что как есть пират и все такое, но невинную животину за это карать не годится.

10. Ваши пожелания и планы на игру:
мясо и кровища наша пища
покормите котика

Today I have seen the dragon.

2

Re: Терийе, хамаланский ренегат

Личная хронология

Луна Парусов, 1024 год

• «Добро пожаловать домой!» – 2 день I дюжины Луны Парусов,
• «Утро Парусов» - 3 день I дюжины Луны Парусов
• «Подводные камни» - 6 день II дюжины Луны Парусов

Луна Штилей, 1024 год

• «Признаки жизни» - 2 день I дюжины Луны Штилей

Луна Звездопадов, 1024 год

• «Одушевление неодушевленного» - 6–12 день I дюжины Луны Звездопадов

Луна Парусов, 1025 год

• «Море волнуется раз» - 7 день II дюжины Луны Парусов

Today I have seen the dragon.