1

Тема: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Место: трущобы Левого берега.
Участники: Инниен Арьеса и Хайле Ханнала.

Инниену нужно пообщаться со своей агентурой, а агентура у Инниена своеобразная.

    Однажды, в студеную зимнюю пору, я из лесу вышел и снова зашел
2

Re: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Для разнообразия Инниен был одет прилично, но при этом все еще умудрялся выглядеть неуместно: хамаланское облачение его, равно как и опрятный наряд северянки, совершенно диссонировали с грязным окружением, однако островитянин этого будто бы не замечал.
Всех, желавших удивиться, держали на расстоянии когти хамалани и его безмятежный, но при этом явно недобрый взгляд - а желающие, как ни странно, наблюдались, и Инниен лениво хотел, чтобы они дали ему повод побыть недружелюбным, но обитатели трущоб пока проявляли чудеса благоразумия.
Хотя гранатовая нить на шее Хайле и золотая вышивка на рубашке Егеря это благоразумие явно испытывали.
На них откровенно глазели, и не все взгляды были просто любопытными.
Инниен завел ведьму в самые дебри Левого берега, словно нарочно выбрав наиболее обшарпанные трущобы неподалеку от порта, и теперь рассеянно бродил по грязным улочкам,  будто высматривал какое-то особое место.
Местом этим, очевидно, оказался полуразрушенный и заброшенный даже местной беднотой дом: просевший фундамент утопил первый этаж в земле почти наполовину, и чтобы попасть в покосившееся жилище Инниену пришлось подмести шелковыми полами грязную мостовую, но хамалани это совершенно не волновало. Спустившись сам, он осторожно перенес через порог и рыжую девочку, и поспешно увлек ее в сырой полумрак обветшавшего здания.
Будто знал, что ищет.
В соседней комнате, полной вонючего мусора и истлевшего тряпья, Инниен остановился и кивнул с таким удовлетворением, словно это была самая уютная обстановка, какую он когда-либо видел.
- Вот тут хорошо, - довольно сообщил Егерь.
И обернулся к Хайле.
- Ты взяла, что я просил, человеческая женщина?

    Однажды, в студеную зимнюю пору, я из лесу вышел и снова зашел
3

Re: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Хайле была совершенно спокойна и все любопытные и жаждущие взгляды игнорировала, даже не потому, что шла рядом с хамалани, едва доставая плечом ему до локтя, а потому, что - хоть и знала, как строго запрещено здесь всякое злое колдовство - была готова.
Всякое бывает, пойди потом докажи, что незадачливый грабитель не так просто так от чахотки умер.
За пять минут, ага. Бывает. В этом городе так сыро.
Вопросов она не задавала, недобрый сказал, что так надо - хорошо, пусть будет. Собрала в корзину хорошей еды, добавила купленных накануне колбас, и пошла за ним, будто так и надо. Было, конечно, отчаянно интересно, и, что греха таить, не ей одной. Но знать раньше срока - не так уж весело, а что весело будет - это она поняла сразу при виде полуразрушенного дома и лестницы вниз.
Правда, в какой-то момент показалось, что в этом-то подвале ее и оставят, возможно, по частям, но потом в голову ведьме пришло, что недобрый таиться бы не стал. Наверное.
- Принесла, недобрый, - госпожа Ханнала поставила корзину, выбирая более-менее чистое место на полу. В полуистлевшем тряпье наверняка когда-то ночевали бездомные. И могла таиться парочка трупов не первой свежести, - все здесь.

4

Re: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Отлично.
Инниен без усилия подхватил с пола корзину и тут же нахмурился, взвешивая ее на руке: хамалани ноша совершенно не казалась тяжелой, но вот маленькой человеческой девочке в два раза меньше его, пришлось бы нелегко.
Чего, однако, совершенно нельзя было угадать по неспешному спокойствию, с которым Хайле ее несла.
- Почему ты не сказала, что она тяжелая? - беззлобно упрекнул девочку Инниен, стаскивая белое полотенце, служившее вместо крышки.
И с любопытством сунул нос в содержимое: корзина до краев была полна всевозможной снеди, так что хамалани не удержался от соблазна и утянул кусок сыра, прежде чем весело поинтересоваться:
- Зачем ты готовила? Они бы и так съели.
Не колеблясь ни мгновения, Инниен перевернул корзинку, вытряхивая прямо на грязный пол всю гору еды, что так заботливо подготовила Хайле: раскатились в разные стороны колбаски, на круги жирного сыра моментально налипла пыль, упал в грязь кусок сочного, печеного мяса и румяные пирожки рассыпались по грязному тряпью. Последние Охотник проводил каким-то особенно печальным взглядом, кротко вздохнул и вновь поинтересовался куда более грустным голосом:
- Ну вот зачем?.. Я бы их сам съел.
Но предаваться скорби по утраченным пирожкам Инниен себе не позволил: в следующее мгновение он сложил губы трубочкой и втянул воздух, издавая тем самым очень высокий и тонкий свист - человеческому уху он казался едва слышным, но те, кому он предназначался, его отлично различали. Сначала юркая маленькая тень мелькнула у дальней стены, за ней проскочила еще одна и еще; потом зашевелилась гора тряпья неподалеку; что-то пискнуло за нагромождением рассохшейся мебели... Пол вокруг Хайле и Инниена будто ожил в одночасье: он весь шевелился, попискивал и состоял из десятков маленьких серых зверьков, которые то деловито, то нетерпеливо спешили к горе еды посреди комнаты. Последняя начала таять просто на глазах: зверьки поспешно растаскивали снедь, не обращая, кажется, никакого внимания на двуногих, ее принесших.
Инниен довольно оглядел крысиный пир и торжественно обвел комнату рукой, представляя:
- Знакомься, человеческая женщина. Мои агенты!
И без колебаний сел прямо на грязный пол, приваливаясь спиной к какому-то полугнилому ящику.
Брезгливости хамалани, кажется, был совершенно лишен.
- Нам придется подождать, сначала они должны поесть. Но это будет быстро. - он бросил на Хайле хитрый взгляд. - Если боишься грязи, можешь присесть на меня.

    Однажды, в студеную зимнюю пору, я из лесу вышел и снова зашел
5

Re: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Потому что ты не спрашивал, - слегка удивилась Хайле. Не то, чтобы ей казалась странной идея вручить мужчине тяжелую ношу, но на самом деле она попросту не пришла ей в голову за все время пути. Может, потому что мужчина был недобрым, и она продолжала ожидать от него всяческого подвоха.
Тоскливо так ожидать на самом деле.
Ну, подвох и не замедлил, ведьма пару раз хлопнула глазами, когда заботливо приготовленная еда покатилась на подвальный пол, в пыль, грязь и плесень. Она быстро поняла, что как-то так и задумывалась изначально, но несколько неприятных секунд пережила.
- И об этом тоже можно было бы предупредить, - тихо упрекнула она, опуская глаза вниз под инниеновское "Знакомься",
В общем, не помогло ничто. Ни дурные предчувствия, ни попытки Матери-Лисицы успокоить ее откуда-то из глубин сознания, ни здравый смысл и вера в то, что островитянин знает, что делает. Как она оказалась на руках у недоброго, Хайле сама не поняла, и в темноте ее лицо светилось алебастрово-белым оттенком Истинного Ужаса. С зеленоватым отливом.
- Грязи... не боюсь... - только и смогла сказать она едва шевелящимися губами.

6

Re: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Инниен вопросительно выгнул бровь.
Необъяснимого страха человеческих женщин перед безобидными грызунами Егерь никогда не понимал, и оттого не всегда о нем помнил, однако непритворный испуг Хайле заставил хамалани осознать свою оплошность, а осознав - устыдиться.
- Крыс боишься? - без насмешки и почти виновато переспросил Инниен.
Сам хамалани не испытывал страха перед льери - плотоядными хамаланскими лошадями, которые вполне могли растерзать даже жителя островов, если тот будет достаточно неосмотрителен; а кроме того, невосприимчивый к человеческим болезням и совершенно небрезгливый, Инниен не мог осмыслить боязнь крыс даже через отвращение к последним.
Тому, кто провел какую-то часть жизни на четвереньках, вообще негоже судить животных по чистоте шкуры.
Инниен виновато погладил Хайле по голове.
- Прости, маленькая, - вполне искренне повинился он, - я забыл, что у человеческих женщин такое бывает. Мне надо было спросить тебя до того, как мы сюда пойдем, моя вина. Потерпишь немного? Я не хочу отпускать тебя одну наружу, там небезопасно.
Кто знает, насколько отчаянны жители трущоб? С них станется воспользоваться временной беззащитностью рыжей девочки и попытаться ее ограбить - и даже мысль о том, что ее когтистый спутник появится с минуты на минуту их могут не сдержать.
От шевелящейся горы серого меха, тем временем, отделился один зверек, который деловито направился к Инниену, виляя неожиданно толстым для городской крысы задом, и проворно забрался на подставленную Егерем ладонь. Свободной рукою хамалани прижал испуганную девочку к себе, позволяя той, если она не захочет смотреть, спрятать лицо на плече у Инниена.
- Это, - как можно мягче проговорил Охотник, стараясь сгладить пугающее впечатление, которое крысы производили на Хайле, - мой лучший шпион.
Лучший шпион Инниена с любопытством потянул носом воздух: у него было рваное ухо, явно кривой от старого перелома хвост и пытливый взгляд блестящих черных глазок.

    Однажды, в студеную зимнюю пору, я из лесу вышел и снова зашел
7

Re: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Строго говоря, если бы речь шла о льери, Хайле бы тоже вряд ли испугалась. Она не боялась ни волков, ни больших собак, ни даже людей с оружием, который, по мнению инниена, поджидали на улице. Даже понимая, что ее искусство в Этрине запрещено и считается нечистым, она, в случае чего, не собиралась складывать руки.
У преступников и прочей швали слишком много болезней, чтобы не испытать соблазн.
Но крысы - это было совсем другое. В этом страхе, иррациональном и необъяснимом, было что-то от тех времен, когда твари пробирались по ночам в колыбели и пожирали детей, или когда, в лютый голод, обгладывали неспособных их отогнать. Что-то от времен, когда крысы приносили чуму и скверну.
Что-то темное и древнее.
Но в одиночестве толстый крыс выглядел гораздо безобиднее, чем в куче ему подобных. Хайле не стала протягивать руку, но кивнула ему, будто человеку, продолжая прижиматься к хамалани и не имея ни малейшего намерения разжимать пальцы.
- Очень милый, - наконец озвучила ведьма и уткнулась в плечо островитянина, как бы обозначая этим степень своего участия во всем, что последует дальше. Если недобрый хочет общаться с крысами - его право, главное, чтобы ее не заставляли.

8

Re: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

В ответ на реакцию Хайле Инниен только коротко хмыкнул и осторожно усадил крысу на  второе плечо - навязывать общество грызунов северянке он явно не собирался.
Только пожурил шутливо:
- Какая ж ты ведьма, если крыс боишься?
Казалось, что "лучший шпион" Егеря просто тихо попискивает и топчется на месте в попытке устроиться поудобнее, однако голову к нему хамалани склонял так, будто прислушивался к чьей-то речи. Опустив глаза, Хайле могла увидеть, что и вокруг них уже шныряли "информаторы" Инниена: гора еды истаяла просто на глазах, и сытые зверьки расползались по комнате, не спеша, впрочем, ее покидать. Несколько крыс шныряли вокруг хамалани и ведьмы; один бесцеремонно забрался Охотнику на колени - тот не обращал внимания и чутко вслушивался в неразличимую для человеческого уха речь крысы.
- Он говорит, - медленно произнес Инниен, зачем-то озвучивая это вслух для Хайле, - что они нашли что-то. Большую... пустоту - пещеру? - в старых катакомбах. Там творится что-то странное, им это не нравится, никто не решился пойти туда, только он. Он говорит... что там пахнет металлом и маслом. И еще...
Хамалани удивленно вскинул брови и запнулся, и, помедлив, закончил:
- ...он говорит, там пахнет, как от тебя.
Инниен качнул головой и вопросительно посмотрел на Хайле.
Крыс на его плече, пользуясь паузой в разговоре, принялся невозмутимо чистить усы.

    Однажды, в студеную зимнюю пору, я из лесу вышел и снова зашел
9

Re: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- А что, должна не бояться? - неожиданно весело отозвалась ведьма откуда-то из подмышки Инниена, одним глазом подглядывая за происходящим и поджимая ноги, - вот еще. Чего хочу, того и боюсь.
Вслушиваясь в "перевод", который любезно делал для нее Егерь, Хайле мрачнела, нервно перебирая косу, потом выпрямилась, даже не замечая, что один из "агентов" только что переполз ей на юбку.
- "Как от меня" это по-резному может быть. Может, здесь есть колдуны из Лодаура. Может, это скверна из озера. Только про масло и металл я ничего не понимаю, мои ээ... сородичи... никогда не любили и не понимали механику, и как это может быть вместе? И почему здесь?
Хайле замерла - Мать-Лисица говорила с ней, мягко напомнила кое-что, и это напоминание было совершенно неожиданным, вовсе не о том, чего следовало бы от нее ждать.
И почему-то отозвалось болезненно.
Ведьма вцепилась в шелковую рубашку.
- Обещай, что ты туда один не пойдешь, - потребовала она, заглядывая недоброму в лицо, - обещай! Хотя бы возьми меня. Пожалуйста. Там вообще неизвестно, что, так нельзя.

10

Re: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Вот тут Инниен удивился по-настоящему: вопросительно вскинув черные брови, он несколько мгновений молча глядел на Хайле, а потом перевел взор на крыса на плече, будто искал у него поддержки. Крыс от чистки усов перешел к приведению в порядок шерсти на пузе - он в человеческих женщинах понимал еще меньше Инниена, и в отличие от последнего к пониманию их совершенно не стремился. Единственная нехитрая истина, которую зверек смог поведать хамалани ("Если она кидает в тебя сапогом - беги") в данной ситуации вряд ли имела ценность.
Хотя в целом мудрость совета отрицать было нельзя.
Пояснить, в чем именно прослеживалось сходство между запахом в потайной пещере и запахом, исходящим от Хайле, "агент" тоже не мог: будучи хорошими и сообразительными шпионами, крысы все еще оставались животными, неспособными строить сложные умозаключения. Некоторых вопросов Инниена они вообще не понимали - пахнет похоже, что тебе еще нужно?
Егерь разочарованно нахмурился и отвернулся от крыса.
- Я еще никуда не иду, маленькая, - сообщил он так серьезно, будто ведьма обвиняла его в чем-то, - и пойду не раньше, чем расскажу обо всем этом великому господину, а уже он решит, кто и что делает. Только вот тебя точно никуда не возьму, - заранее предупредил хамалани девочку, - особенно если там опасно. Тебя наказано оберегать.
Лучший Шпион Инниена, тем временем, перебрался на второе плечо и сейчас с интересом тянул нос к Хайле, то ли пытаясь все-таки понять, в чем состоит сходство запахов, то ли интересуясь, не припрятано ли у ведьмы еще что-нибудь вкусненькое.
- Чего ты вообще вдруг испугалась?

    Однажды, в студеную зимнюю пору, я из лесу вышел и снова зашел
11

Re: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Ничего, - буркнула Хайле, пряча глаза, - не испугалась.
И подставила руку крысу, который в одиночестве выглядел совсем не страшно, и даже, в некотором роде, мило. В отличие от копошащейся на полу серой массы. Животное переползло на ладонь, смешно переваливаясь и виляя толстым задом, уцепилось коготками за рукав и целеустремленно потопало к плечу. Ведьма терпеливо ждала, пока тварюшка не юркнула под волосы на затылке.
- Наказано, не наказано, без меня никуда не пойдешь, - ворчливо заключила она. Или не она, - и запретить у тебя не получится, потому что ты же знаешь, почему тебе наказано. Уже все, мы можем идти?
Очень печальная от чего-то Хайле передернула плечами - очень щекотался Лучший Шпион, явно пытающийся устроить себе гнездо в лисьем мехе воротника.
- Тебя сегодня ждет твой великий господин?

12

Re: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

За примирением зверька и Хайле Инниен пронаблюдал благосклонно, но, глядя на то, как усердно крыс устраивается на шее у девочки, все-таки счел нужным мягко прибавить:
- Но ты все-таки помойся потом. Они в таких местах ползают иногда... страшно сказать. - и учитывая то, как спокойно хамалани реагировал на местную грязь, сложно было представить, как должно было выглядеть место, о котором Егерю было бы страшно говорить.
Он оглянулся на то место, где еще несколькими минутами назад высилась гора еды - теперь крысы растащили ее подчистую, будто и не было ничего. Инниен вполуха прислушивался к тихому писку, доносившемуся со всех сторон, пытаясь уловить в нем что-нибудь сверх того, о чем доложил Охотнику серый крыс, но думал хамалани явно о чем-то другом.
О том, почему.
Погруженный в раздумья, он не сразу откликнулся на вопрос Хайле.
- Он всегда ждет, - рассеянно проговорил Инниен, и казалось, что он имеет в виду не только то, о чем спрашивала лодаурка.
Крысы со всех сторон отрывочно повторяли одно и то же - пещера, масло, страшно - видимо, ничего интересного сверх того они пока не отыскали. Обидно - Инниен рассчитывал на нечто большее, чем чье-то странное подземное логово; однако это уже неплохое начало, особенно если удастся в этом логове кого-нибудь поймать.
Главное не спугнуть дичь.
- Наверное, все. - все так же задумчиво сообщил хамалани.
Он текучим движением поднялся на ноги сам и помог подняться Хайле, потом придирчиво оглядел девочку и со вздохом принялся отряхивать от грязи ее вышитое лодаурское платье и меховую накидку, в которой тут же недовольно завозился успевший задремать крыс.
- Вот позволит великий господин, тогда пойдешь. - ровно произнес Инниен, но в голосе его слышалось мрачное упрямство. - А не позволит, будешь дома сидеть. Если уж я тебе не указ, то его поневоле придется слушать.

    Однажды, в студеную зимнюю пору, я из лесу вышел и снова зашел
13

Re: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Да ладно, - насмешливо прищурилась Хайле. Или не Хайле, - придется ли?
И тут же погасла, упираясь взглядом в пол и покорно снося попытки Инниена отряхнуть ее, хотя все эти действия только глубже вбивали грязь в ткань и вышивку. но это, конечно, не страшно, что не отстирается - отколдуется, а помыться она и так не забудет, не грязной же ходить.
И крыса помыть надо, если он планирует сидеть у нее на шее и впредь, придется ради нового места немного менять свои привычки.
- Ну, раз всегда ждет - что поделать, - развела руками ведьма. С печалью понимая, что остаться в Керенне, видимо, придется чуть дольше, чем планировалось, и виной тому вовсе не хамалани, она уже оставила гостиницу и нашла себе очаровательный домик в Старом городе, скучать в котором было куда продуктивнее и куда менее тоскливо.
Если бы не беседы с... с некоторыми умными людьми и не помощь в храме Матери-в-Гавани, она бы точно сошла с ума между визитами хамалани. обычно краткими. Потому что тан "всегда ждет".
- Ты сегодня останешься?
Прозвучало с неуместной надеждой, но Хайле не любила подвалы. Впрочем, если бы была какая-то гарантия, что подвал удержит недоброго в ее обществе, наверное, она бы здесь осталась.
Но гарантии не было. Никакой.

14

Re: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Инниен в последний раз хлопнул рукой по меховому воротнику и со вздохом выпрямился. Взгляд хамалани, обращенный на Хайле, казался почти виноватым, и в гримасе этой было слишком много животного: Егерь по-звериному понимал, что сделал что-то не так, но не мог до конца осознать, что именно, и оттого раскаяние его, будучи искренним, не становилось продуктивным. Сам понимая это, Инниен хмурился и вздыхал, вздыхал и хмурился снова - и в этом тоже удивительно походил на расстроенного зверя - перебирая в голове все свои грехи, которых стоило бы стыдиться перед смертной.
Кто-то из его собратьев наверняка посмеялся бы над ним. Тот же Рийеф, скажем. Не было у хамалани забот - завел хамалани человека.
- Останусь. - неожиданно решительно буркнул Инниен. - Если Лорайе захочет сегодня в катакомбы, пусть сам лезет, крысы его проводят.
Определить, говорит ли Егерь серьезно, было совершенно невозможно.
Инниен поглядел на Хайле с виноватым сомнением и снова вздохнул.
- Прости, маленькая. - повинился он. - Ты наверняка не привыкла к таким местам, по которым я тебя таскаю. Ты же в некотором роде, - Инниен беззлобно усмехнулся, - важная птица среди смертных. Дочка лодаурского наместника... почти княжна. 
Длинный коготь задумчиво коснулся тяжелой сережки, и сердоликовые капли едва слышно звякнули о золотые листики.
- Я забываю об этом. - признался хамалани. - Это моя вина. Это невежливо. Но у меня слишком много работы в последнее время, и я думал, что хоть так смогу побольше повозиться с тобой.
Слово "повозиться" показалось неуместным даже Егерю, его произнесшему, поэтому после короткого раздумья он счел необходимым поправить себя:
- Я хотел сказать, провести побольше времени.

    Однажды, в студеную зимнюю пору, я из лесу вышел и снова зашел
15

Re: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Не почти, а княжна, - сдержанно поправила Хайле, - точнее, великая княжна. Если сравнивать с титулами Этрина. И да, я не привыкла к грязным подвалам, но это не потому, что не видела грязи.
Да что же такое? Он вздыхал, не понимая, что происходит и что не так. Если бы она сама знала, что не так - было бы легче.
- Это не невежливо. Это неважно, - в ее убеждающем тоне откуда-то бралось самое настоящее отчаяние. Непонятно было, как объяснить - да и стоило ли? - когда он пришел к ней израненным, его не интересовал ее титул. Она никогда не спрашивала о его делах в его Доме. И меньше всего хотелось это терять, потому что, пока он был Недобрым, а она его ведьмой, весь остальной мир оставался снаружи и не смел войти.
Даже та его часть, которой был Лодаур.
Даже та ее часть, которая сейчас наблюдала изнутри с незлой насмешкой матери, глядящей на взрослеющих детей.
Хайле с печалью понимала, что, сам того не зная, мир, руками великого тана, сыграл с ними дурную шутку - возможно, получи они оба желаемое раньше, все было бы куда проще, и она теперь не умирала бы, глядя на Егеря, и не просыпалась бы по ночам от мыслей о том, все ли с ним в порядке.
- Если дело в этом, я готова остаться в подвале, - сказала эдле Ханнала, предпочитая не думать о том, что там лежит в углу, под тряпками, - на сколько угодно времени. Но только если ты найдешь какое-нибудь интересное занятие, чтобы возиться.

16

Re: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Я сравниваю не с титулами Этрина, маленькая. - Инниен весело оскалился, будто Хайле рассказала ему хорошую шутку. - Я сравниваю с титулами Древнего Альхайма - того времени, когда там и Альхайма-то еще не существовало... это было давно, да.
На мгновение взгляд его затуманился: в последнее время потоком воспоминаний Егеря все чаще относило назад, в прошлое, что ему казалось близким, но для людей оказывалось настолько отдаленным, что они уже называли его "историей" - и даже дальше, к тому, что история уже для хамалани, а смертные такое зовут "легендами". Рыжая девочка же была здесь и сейчас, и для борющегося с течением Инниена она оказывалась маяком, ведущим в темноте шторма, чем-то незыблемым и путеводным, надежным и правильным.
Возьми ее за руку - и ты тоже будешь здесь и сейчас. Пусть сама Хайле и не подозревала об этом, но Инниен был благодарен, и навейе подсказывало Егерю, что он обязан маленькой смертной.
Когтистыми пальцами хамалани осторожно поднял маленькую ладошку и задумчиво покачал ее в руках.
- Ты говоришь так, потому что тебе это действительно неважно, или оттого, что не хочешь жаловаться? - осторожно переспросил Инниен у девочки. - Если тебе по душе княжеские почести, моя госпожа, мне несложно их оказывать. Я служил всю свою жизнь, а ты... ты достойна служения.
В словах хамалани не было лести, зато их пронизывала какая-то ностальгическая задумчивость.
- Я видел королев, что держались хуже, и королей, не стоивших твоего мизинца.
Инниен помолчал и передернул плечами, стряхивая с себя странную задумчивость - будто от сна пробуждался. Следующие его слова, во всяком случае, уже не походили на строчку из старой баллады: удивленно обозрев грязную комнату, Егерь вопросительно поднял бровь - он не понимал до конца слов Хайле, и грешил отчасти то ли на ее, а то ли на собственное незнание этринского.
- И ты уверена, что хочешь остаться тут на сколько угодно? - удивленно уточнил Инниен. - Там, - он кивнул на столь беспокоившие ведьму тряпки, - судя по запаху, труп догнивает.

    Однажды, в студеную зимнюю пору, я из лесу вышел и снова зашел
17

Re: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Ну зачем он столько говорит?
Обычно так много говорят, когда не знают, что делать - впрочем, она не знала и сама. Может быть, будь он ниже ростом, она попробовала бы, встав на цыпочки, закрыть ему рот поцелуем, но тут точно не дотянешься, и осталось утвердительно кивать.
- Мне неважно. Если бы мне было важно, недобрый, разве я была бы здесь? И не надо мне служить, я не того от тебя хотела бы, и, к тому же, у тебя уже есть... владыка.
Бессмысленный разговор затягивался, и становился все более неловким, Хайле сжала пальцы, обхватывая ладонь Егеря, укололась и непроизвольно ойкнула, пропустив его вопрос.
Зато утверждение само проникло в уши и вонзилось в сознание. Эдле Ханнала на некоторые вещи реагировала парадоксально, а на некоторые - еще и по-разному, вот, например, будь она тут одна и наткнись на мертвеца, она бы, наверное, позеленела - ну и все. А будь вдруг нужно его осмотреть, то, вероятно, даже и осмотрела бы.
Но она была не одна, и от этого ее тело почему-то решило, что это своеобразный повод отказать владелице в сотрудничестве.
- Н..нет... не хочу... - стремительно меняя цвет с алебастрового на зеленоватый, Хайле начала стекать куда-то на пол, - пойдем отсюда, пожалуйста. А не то я буду кричать.

18

Re: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

В некотором роде человеческие женщины все-таки оказывались загадочнее льери - во всяком случае, некоторые их реакции оказывались настолько же неожиданными и непредсказуемыми: вот кто бы мог подумать, что, спокойно просидев полчаса буквально в нере от трупа, девочка вдруг решит принять оттенок одежд тана Керьет?
Инниен философски вздохнул и без каких-либо видимых усилий вскинул Хайле на руки - на тот случай, если лодаурка вдруг решит окончательно перепачкать свои дорогие меха, распластавшись без чувств на здешнем грязном полу. Крыса в ее воротнике недовольно пискнула, обозначая протест против такой резкой смены положения в пространстве, но не выражая желания покинуть воротник, и хамалани коротко усмехнулся.
- Выбирай ему имя, что ли. - весело предложил он Хайле. - Он тебя по своей воле теперь не бросит. Был мой осведомитель, стал твой - и легко же их за еду купить... животные, что с них возьмешь. Я научу, как с ним говорить.
От недавней печальной задумчивости хамалани не осталось и следа - только во взгляде затаилось что-то. Из-под ног Инниена во все стороны разбегались серые зверьки - не испуганно, но скорее недовольно, то ли оттого, что Егерь покидал их так скоро, то ли оттого, что принес слишком мало еды.
Смертная в руках была маленькой, легкой и теплой, и, сосредоточившись, можно было почувствовать, как чуть жжет отпечаток белой ладошки на коже - ощущение, к которому Инниен привык уже достаточно, чтобы его не замечать.
Инниен вдруг замедлил шаг - подобным вопросам, наверное, сейчас было не время и не место, но...
- А чего бы ты хотела от меня, маленькая? - взгляд хамалани внезапно был по-птичьи любопытным, и по-звериному пристальным. - Мой брат вот говорит, что ты хочешь моей смерти. Или мучений - вроде тех, что одна из вас устроила Лорайе. Я ему не верю, но иногда мне бывает любопытно, и я спрошу у тебя прежде, чем посмотреть самому, потому что я доверяю тебе. Что делает твоя печать?

    Однажды, в студеную зимнюю пору, я из лесу вышел и снова зашел
19

Re: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

В руках у Егеря оказалось куда как спокойнее, и было легко позабыть о чем угодно, включая труп под горой тряпок и мусора, чьим бы он ни был. Хайле молча уткнулась в прохладный шелк, чувствуя, как крыса крохотными коготками перебирает под воротником в попытках устроиться получше и не свалиться вниз. Похоже, он и впрямь решил оставить вольную жизнь ради сытой, и винить его в этом было никак нельзя.
Но выстирать придется.
- Твой брат просто беспокоится, - Хайле даже не возмутилась, наверное, будь она на месте целителя, то ей пришло бы в голову то же самое, - и не ждет от меня ничего хорошего. И еще, может быть, боится не того, что я отберу у тебя жизнь, а того, что я отберу у него тебя. Он, наверное, боится зря.
В конце концов, что она может значить для древнего существа - в сравнении с его кровным родственником?
Да что она вообще может для него значить?
- От тебя я хочу тебя. Это на самом деле очень много, - тяжело сказала ведьма, которой было вдруг неловко признаваться, - но я не прошу же. Я знаю, что невозможно. И... А, так ты про печать.
Неожиданном образом стало легче.
- Я говорила. Я буду знать, если тебе станет плохо. Если ты будешь умирать - она поддержит тебя. Какое-то время.
Ценой моей жизни.
- Я знаю, что она согревает замерзающих и поддерживает силы в умирающих от голода. И потери крови. Но если ты решишь убить меня - ты почувствуешь все, что сделаешь. Это самое плохое, что может сделать с тобой моя печать.

20

Re: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Когда-то давно Инниен Рэйниат был магом - так давно, что Инниен Арьеса порой задумывался, не пригрезились ли ему однажды длиннополые одеяния, длинные учебные трактаты, благообразные учителя и одобрительные взгляды родителей.
По правде говоря, он иногда задумывался о том, не пригрезились ли ему и сами родители.
Однако от той жизни Инниен Арьеса - одичавший, забросивший магию и променявший общество учителей на звериную компанию - помнил достаточно, чтобы понимать кое-какие простые правила, которые невозможно позабыть за давностью лет, как, скажем, умение плавать; и знание этих правил позволяло ему с определенной долей достоверности судить о вещах, природа которых Егерю была до конца неясна. Вроде лодаурского колдовства.
- Ты связала нас? - недоверчиво переспросил хамалани, глядя на Хайле скорее удивленно, чем осуждающе.
И нахмурился - но и в этой гримасе было больше недоумения, чем злости.
- Подожди, но это же значит, что если я умру - ты умрешь тоже. Зачем ты это сделала, маленькая? Сними.
Руки Инниена были заняты Хайле, и оттого неспособный почесать печать, жжение которой вдруг стало особенно сильным, хамалани только сердито передернул плечами.
- Я не хочу убить тебя случайно только тем, что умер сам. Это опасно.

    Однажды, в студеную зимнюю пору, я из лесу вышел и снова зашел
21

Re: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Я связала нас, - кивнула Хайле, с некоторым облегчением, когда Недобрый, наконец, вышел на свет. Эта улица была не самой красивой и благополучной в городе, но после подвала казалась благословенным местом, - и нет, я не сниму. Не бойся, в твою сторону это не работает. Когда я состарюсь и умру, тебе ничто не грозит.
Ведьма пошевелила ногами, раздумывая, не стоит ли ей спуститься на бренную землю, над которой слишком высоко вознес ее хамалани. Высоты она не боялась, тяжестью себя - ну, для него так точно - не полагала, однако не была уверена, что все это прилично.
- Э... нет, все будет не так. Конечно, если ты умрешь, моя жизнь какое-то время будет не дорога мне... или навсегда будет не дорога, я еще не знаю, но прости, у меня есть сын, и подданные, и долг, я бы не сделала такой глупости. Мне будет плохо. Но не до смерти, нет. Эта вещь не так жестока. Она никого не убьет.
Хотелось бы верить.
- Идем домой?
Она хотела бы вложить в этот вопрос другой смысл, и, может, он бы даже понял - потому что "домой" это вовсе не в Старый город.
Да кто их отпустит теперь, "домой"?
- Но если тебе в тягость, - с каким-то тихим отчаянием добавила Хайле, - то я сниму. Я не хочу быть тебе в тягость. Что-то я, знаешь, не так сделала с нашим договором. Все у меня не так. Я не хочу опять так, чтобы... потому что договор. Я уже так замужем была. Так что ты только скажи, и я все сниму, и уйду, обещаю тебе.

22

Re: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Вот ты глупая. - внезапно добродушно проговорил Егерь. - Я тут распинаюсь перед тобой про служение, и княжеские почести, и комплименты еще делаю, а ты теперь "не хочу быть в тягость" да "потому что договор"... Э-эх, ты, лисишка без хвостишка.
Он чуть вскинул Хайле на руках, подхватывая ее поудобнее, чтобы руки не уставали, и пошел вдоль по улице так спокойно и неспешно, будто прогуливался не среди трущоб, но по живописным улочкам правого берега, на ходу заворачиваясь в легкий морок, чтобы не привлекать к себе лишних любопытных взглядов.
Не то, чтобы его беспокоило мнение здешних обитателей, но как любое животное Инниен не любил лишнего к себе внимания.
- У нас договор, - согласился Инниен, - но я не понимаю, почему ты думаешь, будто он мне в тягость. Ты не принуждала меня к нему, и, по правде, принудить не смогла бы - я же не умирал тогда. Договор - это не поводок и не шлея, он нужен мне не для того, чтобы ты не убежала; и не для того, чтобы заклеймить тебя. Мне просто так спокойнее. Эта штука - она для остальных наших. Чтобы тебя не тронули, если что вдруг, или помогли, если меня рядом не окажется. Чтобы тебе было куда идти, если вдруг что-то случится. Это что-то навроде обручального браслета... только немного не про это.
Инниен вдруг остановился, чтобы посмотреть на Хайле с какой-то ласковой задумчивостью.
- Я давно не общался с людьми. - после короткой паузы признался он. - Мой брат, и великий господин - им всегда были интересны смертные, а я встречался с ними нечасто, но я смотрю на тебя, и вспоминаю, почему мне порой казались такими любопытными твои собратья. Почему они казались мне... красивыми. И если я что-то говорю не так - я не со зла, даю слово. Шлепай по носу и говори, как правильно - с собаками так всегда работает.
Он снова слегка подкинул Хайле на руках, и поинтересовался в свою очередь:
- Идем домой?

    Однажды, в студеную зимнюю пору, я из лесу вышел и снова зашел
23

Re: «О крысах и людях» - 7 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- А ты распинайся меньше, - беззлобно посоветовала Хайле, - говоришь-то ты все правильно, но слова это только звук. За что бы там по носу шлепать?
Она только пискнула, подлетая в воздухе, оказалось и страшно и весело. И не только потому, что внезапно, хотя бы на пару мгновений, но ты в полете, а еще и потому страшно, что никто из людей сделать с ней так не мог, и ведьма в очередной раз осознала, насколько ее Недобрый не-человек.
- Ну а куда еще идти. Идем. Опусти меня на землю уже.
Не то, чтобы Хайле на ту землю очень хотела. Кажется, Инниену совершенно не доставляла неудобств его ноша, а у самой лодаурки, к слову, устали ноги, и сидеть, уткнувшись носом в воротник хамалани, ей очень даже нравилось.
Но как-то неловко было, что ли. Она же взрослая женщина, а не детеныш какой.
Однако...
- А еще раз можно? Ну... вот так подкинуть?