1

Тема: «Объяснительная» - 5 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Место: замок Рассвета, кабинет начальника стражи.
Участники: Рауль Рейнеке, Ивен Венней.

На ногах твёрдо ты можешь и не держаться, но доложиться начальству обязан.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

2

Re: «Объяснительная» - 5 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Проходя через северную гостиную, отчего путь до кабинета Веннея становился в два раза хитрее, но зато в полтора раза быстрее, Рауль поймал своё отражение в зеркальной поверхности у двери. Возможность отоспаться под крышей дома де Кенси, да и сутки беспробудного сна в хамаланском посольстве не сделали из него красавчика, но по крайней мере теперь о приключениях в старом доме напоминал только землистый оттенок смуглого лица Рауля. Ничего, Венней не девица, дался ему цвет лица подчинённого. А вот время поджимало. Через полчаса сменится караул и начальник дворцовой стражи отправится контролировать, и ищи его тогда по всему замку вплоть до тайных для самого Хозяина мест. Уловив за отражением ещё и циферблат, Рауль оставил печаль о своём внешнем виде и поспешил дальше.
Тан Лорайе говорил, что Веннея предупредили.
Тан прямым текстом уведомлял, что вертеться ужом на сковороде с рассказом о произошедшем придётся Раулю самостоятельно. Рауль решил, что лучше отстреляться сразу, не затягивая до полного выздоровления. Опять же, открытия требовали действий, просто Рейнеке ещё не знал, каких именно, и трезво признавался, что даже простейшая пробежка нынче выбьет из него весь воздух в считанные минуты.
- Лейтенант Рейнеке с докладом, монсир, - чем передавать с кем-то, Рауль предпочёл доложить о себе сам.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

3

Re: «Объяснительная» - 5 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Чашка стремительно остывающего чая мерно покачивалась в руке командора императорской гвардии, который полчаса до смены караула коротал тем, что читал бумаги, от души ставил размашистую подпись там, где это было необходимо, и складировал их в стопки по степени важности. По кабинету тянулся тонкий шлейф мяты и время от времени надсадно скрипело перо — очередной каллиграфически исписанный листок Венней поднял бережно, чтобы не размазать не до конца просохшие чернила; даже несмотря на изрядно затекшую спину он свято верил, что занят весьма расслабляющим времяпрепровождением. Любой непосвященный, впрочем, вряд ли нашел хотя бы три отличия между тем, что командор понимает под «работой» и под «праздными развлечениями» — в отношении себя самого, разумеется.
Нарушивший его уединение Рауль Рейнеке на какое-то мгновение даже заставил Веннея испытать что-то близкое к удивлению — не было ничего странного в том, что подчиненный пришел изъясниться на тему своего внезапного отсутствия на службе, если бы… если бы. 
Если бы письмо о плохом самочувствии гвардейца пришло из госпиталя, а не из хамаланского посольства. То, что после этого сам Рауль вообще явился так скоро, да еще и будучи в состоянии сохранять вертикальное положение, было как минимум неожиданным.
Венней задумчиво вздернул бровь, опуская перо в чернильницу.
Какой сюрприз.
То самое письмо было аскетичным: сухая конкретика и констатация факта — ничего более, никаких подробностей и уж тем более объяснений. Ивен терпеть не мог состояние недосказанности, но по тону и манере повествования вынес, что Рейнеке слег не от похмелья, и рассказывать свои истории будет самостоятельно. Как только придет время.
Истории удивительные или не совсем.
— Садитесь. — Венней кивнул на стул — военный церемониал предписывал по стойке «смирно» отстоять весь доклад вышестоящему начальству, но Рейнеке даже сейчас не настолько хорошо выглядел, чтобы лишний раз его изводить. Тем более командору не очень-то и хотелось, чтобы кто-то падал в обмороки в его кабинете и на его любимом ковре. Даже теоретически. — Можете приступать к докладу, лейтенант. Только по возможности изъясняйтесь лаконично, у нас с вами не так много времени.
Совсем тонкую стопку из нерассмотренных бумаг он локтем отодвинул в сторону, туда же отставил и полупустую чашку.

4

Re: «Объяснительная» - 5 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Рауль исполнил распоряжение начальства без колебаний. Венней не был ни чужеземным чудовищем, ни пышной красоткой, чтобы бравировать лихим видом, а пережитая под началом герцога луна научила Рауля ещё и тому, что показуху командор ценит примерно так же, как рюши на гвардейских мундирах. Это располагало к уважению, но Рауль всё равно нашёл, от чего испытать мимолётную досаду, проводив взглядом вкусно пахнущую мятой чашку.
— В свободное от несения службы время я интересовался судьбой кавалеристки Сиды Эррандес. Нас связывала дружба.
Дружба, стоящая на трёх бутылках вина, гитаре, закрытой двери, одном обломе и одном акте оперного скандала, но да эти подробности Веннею точно были без надобности.
— Я не подумал о том, что в случае успеха встречусь с тем, что обезвредило группу кавалеристов. Не могу сказать, что за магия это была, но похоже на проклятие. Мне повезло, что со мной был целитель из той же «Метели», а она водит знакомства в посольстве Островов. Мастер Рийеф предписывал ещё два дня покоя, но мне требуется ваше разрешение.
А ещё ему требовалось собраться с духом и встретиться со своим самым страшным врагом лицом к лицу. За последние пару дней Рауль успел перессориться со всеми лестницами на своём пути, крутые и пологие, уходящие ввысь и мягко стелющиеся по мостовой, лестницы мстили гвардейцу за былое невнимание как норовистые красотки. А лестниц на пути к кабинету Морайна Проклятого, да и к комнатам Рэймина было немало.
Иначе бы беса с два он пришёл получать это разрешение, и так заочно полученное, лично.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.