1

Тема: «Держи друзей близко» - 4 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Место: замок Рассвета.
Участники: Рауль Рейнеке, Амьен де Рейн.

Особенно если это друзья сына.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

2

Re: «Держи друзей близко» - 4 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Герцог возвращался в свои палаты поздно, наконец выделив пару часов, чтобы поразмять кости после постоянного сидения с бумагами. Помахать палашом оказалось необыкновенно приятно и полезно – мышцы привычно тянуло. Насвистывая, Амьен шел к комнатам, держа ножным с палашом в руках, периодически этими самыми ножнами выписывая замысловатые фигуры. В голове было восхитительно пусто, а настроение немного отступило от обычной нулевой отметки.
В очередной раз подбросив перевязанные ремешком ножны, Амьен поймал их у самого носа стоявшего у дверей воспитанника графа Кенси. Нахмурившись, регент оглядел Рауля с ног до головы, недоуменно поднимая бровь.
-Насколько помню, вы были распределены в кавалерийский полк, - вместо приветствия выдал де Рейн, - или вам интенданты форму перепутали и выдали гвардейскую, а вы пришли жаловаться на такой вопиющий произвол?
Гвардейцы у дверей раздражали его с первых дней в Замке Рассвета, но с этим прискорбным обстоятельством приходилось мириться, скрепя сердце. Присутствие же Рауля вовсе давало волю паранойе. Относясь с подозрением к фигуре воспитателя молодого человека, герцог не в восторге был и от дружбы принца с найденышем, но в дела их не лез, наблюдая со стороны.
Припомнив вечер треклятой оперы, антракт между первым и вторым актами, когда к Рэймину пришел Рауль, Амьен сощурился, глядя на парня и скрестив на груди руки. Толкнув дверь в кабинет, герцог посторонился, давая новоиспеченному гвардейцу понять, что приглашает пройти.
-У меня к вам будет пара вопросов. Полагаю, ваш командир не будет против, что вы оставите пост по моей просьбе на полчаса.

Открой те раны, вылечи их снова -
Пусть сложатся они в судьбы узор

3

Re: «Держи друзей близко» - 4 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Ивен Венней был известен своей якобы справедливостью и мнимой неподкупностью. Рауль имел глупость верить в это, но ровно до той поры, пока начальник королевской гвардии не распорядился попавшим ему в руки воспитанником графа де Кенси по-свински. Не отдавая себе отчёта в том, что приписываемые Веннею злодейские замыслы рождены скорее дюжиной ещё не успевших рассосаться обид и скукой, Рауль всё же признал за начальством изощрённость издевательства. Поставить новичку первой вахтой торчать у покоев регента...
"Они с отцом хотели меня убить".
Вроде, и было над чем поразмыслить, но Раулю никак не удавалось вывернуть из поймавшей его колеи ненависти ко всему титулованному. А потом в коридоре объявился де Рейн, и Рауль прикинулся статуей, предметом интерьера несомненно искусным, но не интересным. И пожалел, что изначально обречённый на неудачу финт не удался. У герцога было хорошее настроение и бесовски хорошая память, отягощённая кошачьей внимательностью. Рейнеке хотел ответить, но очень быстро сообразил, что ничто сказанное не будет для регента новостью, и это только продолжение издевательства.
Ну ладно же, хмуро подумал Рауль, не без колебаний оставляя пост. Венней-то, может, и будет против, но де Рейн до сих пор регент.
- Я в вашем распоряжении, грандсир, - ощущая захлопнувшуюся дверь как дверцу нехитрой, но действенной ловушки, и оттого невольно подпуская в казённый тон дружеской доброжелательности, сказал Рауль, вставая навытяжку перед Амьеном.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

4

Re: «Держи друзей близко» - 4 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Дождавшись, пока Рауль просочится в кабинет, герцог сам прошел следом, закрывая за собой дверь. Секретаря он отпустил еще до долгожданное разминки, а потому хозяина комнат никто не ждал - и его, и гостя встретила темная комната, освещенная лишь светом Луны, пробивавшимся через высокие окна. Не обращая внимания по началу на молодого гвардейца, регент затеплил лампы, едва разгонявшие мрак, оставив камин пустым - и без того было душно. В воздухе, чуть затхлом, пахло бумагами и чернилами, так что пришлось распахнуть балконную дверь. После вечерней прохлады двора кабинет с еще большей ясностью показался темницей, выбраться из которой было еще сложнее, нежели из подвалов Инквизиции.
-Предложил бы вам выпить, офицер, - обращение было произнесено без малой даже толики сарказма, - но командор не поймет таких вольностей. Присаживайтесь, прошу.
Амьен указал Раулю на кресло возле пустого камина и сам сложился в соседнее, оказавшееся высокому герцог низковатым, так что колени торчали вверх и ноги по привычке пришлось вытянуть в сторону собеседника. Ножны с оружием де Рейн бережно, даже нежно, опустил на низкий длинный столик чуть в стороне, рукоятью в сторону гвардейца и, снова выпрямившись в кресле, уставился на него со спокойным любопытством поверх пальцев, сложенных домиком.
Кажется, хорошее настроение быстро улетучивалось, уступая место обычной напряженности, но виной тому был вовсе не Рейнеке, а осточертевшая будничность.
-Что происходит с моим сыном, офицер? - в лоб спросил герцог, все также спокойно глядя на вечернего гостя. - При всех изменениях, к вам, кажется, он до сих пор благоволит.
"Мне нужно знать, не оставляю ли я трон и истерзанную страну безумцу".

Открой те раны, вылечи их снова -
Пусть сложатся они в судьбы узор

5

Re: «Держи друзей близко» - 4 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Сложив оружие, регент не стал выглядеть разоруженным. Рауль хорошо был знаком с умением этринитов орудовать когтями, когда ничего другого под рукой не оказывалось. В юности ему хватило всего раз недооценить заносчивого ублюдка и перегнуть палку с грубыми насмешками. А свои когти регент открыто демонстрировал, позволял хорошо разглядеть и оценить. Шрам от таких может остаться вовсе не такой импозантный, какой украшал хищную рожу самого герцога. Особенно, если на горле.
Рауль собирался взять на вооружение пришедшуюся в опере по руке субординацию и остаться стоять, но де Рейн не собирался даже как-то особо настаивать. Чтобы настаивать, нужно допускать возможность несогласия.
Сев, Рауль сложил руки на подлокотники и подобрался. Герцог, только что смотревшийся вполне благожелательно, чуть опустил лицо, и приобрёл вид достаточно зловещий, чтобы испугать малолетнюю дочь суеверной торговки. Иных способов выяснить, не выудил ли Рэймин из своей измочаленной подручными де Рейна памяти воспоминания, не нашлось? Вместо того, чтобы впечатлиться, Рауль только разозлился.
— Доктор Оттфрид говорит, что он полностью оправился. Не считая памяти, но и это, вроде, вопрос времени. Я плохо разбираюсь в медицине, грандсир, не могу ответить подробнее.
Однажды Эрвен де Кенси познакомил воспитанника с защитой замка Рассвета. С того дня Рауль не пытался колдовать внутри, но, видит Хозяйка-Смерть, иногда так хотелось.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

6

Re: «Держи друзей близко» - 4 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

На вспышку недовольства Амьен только едва заметно улыбнулся; стоило сделать скидку на возраст Рауля, следствием которого можно было счесть подобную горячность. Герцог сам еще помнил подобный пыл, когда за любое слово и косой взгляд хочется дать в морду, вызвать на дуэль. И как горько, когда столь благородный порыв сдерживает какая-то там субординация. Молодости можно было простить многое - что на первый раз регент и был намерен сделать, пропустив дерзость мимо ушей.
-Что ж, мне остается порадоваться за сына, - спокойно ответствовал он, расцепив и снова сведя вместе пальцы. Когти с отчетливым скрежетом зацепились друга о друга. - Но, думается мне, дело совсем в ином. И знаю, что Его Высочество считает меня виноватым в произошедшем.
Рене отец упоминать пока что намеренно не стал - если знает что-то, то и про принцессу. Едва ли подобные слова могли стать для молодого человека неожиданностью, особенно в свете того, что вдруг из кавалериста он резко переквалифицировался в гвардейца, променяв перспективу вольных полей и доброго боя на темные пыльные коридоры Замка. Если же нет, едва ли этой тайне оставалось долго таковой пребывать. Смотрел Амьен на гостя выжидающе, но до безобразия спокойно - так смотреть может лишь человек либо с чистой совестью, либо полностью примирившийся со своей дальнейшей незавидной участью. Будь опасения Рэймина правдой, ведь было столько возможностей сделать так, чтобы про них никто не узнал...
-Что сталось с Рэймином, офицер? - все также спокойно продолжил допытываться де Рейн. - Пока я опасаюсь, что отдаю трон безумцу. Или это все же вернулся не мой сын.

Открой те раны, вылечи их снова -
Пусть сложатся они в судьбы узор

7

Re: «Держи друзей близко» - 4 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Рауль мог дать ещё одно объяснение уверенному спокойствию Амьена, и к нему он и склонялся, пока регент ненавязчиво напоминал ему об иллюзорности и хрупкости демонстрируемого дружелюбия. Всё в де Рейне говорило о том, что трепыхания Рэймина заботят его даже меньше, чем грунт площадки для тренировок.
«Они с отцом хотели меня убить».
И возвращение принца в замок, и его коронация, и даже уверенность младшего сына в намерениях отца как будто была на руку регенту. Наверное, в самом деле легко предугадать, что Рэймин при любом раскладе не захочет вписывать в учебники истории правду о спасителе Этрина, поднявшем империю из морайновског пепелища. И что принц снисходителен и сентиментален.
«Залезть бы тебе в голову, интриган разноглазый», — думал Рауль, отыскивая в правом почти чёрном глазу герцога надменное ожидание паука, раскинувшего прозрачные сети. Кровь требовала атаковать, выбить де Рейна из седла, заставить раскрыться, не оглядываясь на разницу в опыте. Мудрый голос де Кенси из памяти требовал не терять голову.
— Я не вижу причин сомневаться в том, что Рэймин в своём уме, и это Рэймин. Он готовится принять ношу, которая не была ему предназначена. Вы лучше других знаете, каково это.
Со слов о своём уме Рауль говорил не так уверенно, как стоило бы другу, готового клясться всеми богами об искренности этих слов. И, будто скрывая эту неуверенность, Рейнеке склонил голову перед величием человека, сидящего перед ним, сравнимым лишь с величием Чёрной Рэйны.
А ведь при ней корону получила династия Алас-Домар.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

8

Re: «Держи друзей близко» - 4 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

О, знай герцог Рейнский о мечте Рауля забраться ему в голову, совсем бы не возражал, дабы это могло прояснить множество вопросов и разрешить массу грядущих проблем.
-Я не узнаю собственного сына, выросшего у меня на глазах, - тихо и спокойно ответствовал регент, - с друзьями дети зачастую откровенней, нежели с родителями, да и я порой бывал чересчур строг с сыновьями… Но я не вижу в этом человеке своего Рэймина.
С сыновьями всегда была ближе Энесса, в особенности со своим первенцем, чья смерть и подкосила еще совсем не старую императрицу. Из всех четырех детей принца-консорта только единственная дочь пошла в его породу, а оттого между ними и была какая-то особая связь. И с Арьеном, и с Рэймином герцог был неизменно строг, но никогда не пытался их сломать, например, принуждая к военной службе, которой сам во многом себя посвятил, но которая принцам была чужда. И Амьен прекрасно понимал, что такой уж небывалой любви сыновьей они к нему никогда не питали, но при этом мог рассчитывать на уважение.
-Но вы не ответили меж тем на мои вопросы, - де Рейн снова развел и свел когтистые пальцы перед собственным носом. – А потому могу лишь предположить, что точку зрения Его Высочества весьма разделяете. Возможно, по юности горите желанием поквитаться с обидчиком друга?
Улыбнулся в этот Амьен неожиданно весьма открыто и даже весело. Но отнюдь не из желания посмеяться над молодым лейтенантом, а вспоминая этот пыл молодости, который, казалось когда-то, не угаснет вовек.

Открой те раны, вылечи их снова -
Пусть сложатся они в судьбы узор

9

Re: «Держи друзей близко» - 4 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Да он безумец, вдруг понял Рауль. Если хоть на мгновение предположить, что Рэймин ошибается, что Амьен не замышлял дурного против своего сына… он безумен. Мордрейк как-то уже обвинял Рауля в причастности к исчезновению принца. Будь же на месте рыжего, которого во младенчестве наверняка роняли на мостовую, Рэймин, он бы перевернул замок и всю королевскую гвардию, но заставил принца себя выслушать. Регент же как будто ждал, что всё как-нибудь рассосётся и забудется само собой.
Но это если допустить, что де Рейн изливает тут перед Дикарём свою кристально-чистую и по-детски невинную душу. Рауль ещё раз всмотрелся в глубину разных по цвету, но одинаково самодовольных глаз герцога. Нет, это не было похоже на безумие и инфантильную блажь, жалкую до одури и унылую как домашняя декоративная собачонка в трущобах. Но к разочарованию Рауля недостаточно было получить титул, офицерство, дружбу принца и место в гвардии, чтобы начать понимать мотивы господ.
Рауль вздохнул. Игра в поддавки решительно не удавалась. Должно быть, оттого что герцог в это время играл в карты. И выкладывал их исключительно из рукава, пользуясь тем, что оппонент не может уличить шулерство.
— Грандсир, — серьёзно и откровенно сказал Рауль. Слово рубило не хуже палаша и было как будто выстрадано и выношено. — Я не знаю, чему верить. В прошлом году я уехал из империи под властью императрицы, имеющей трёх наследников. Что может быть крепче дружбы Рэйны и Рэймина, думал я тогда и жалел только о том, что Рэймин не может разделить мой путь. Я вернулся совсем в другую страну. Единственный, кто не отказывается со мной говорить — Рэймин, иные же делают всё возможное, чтобы Рэйна стала Ларенной.
Под конец Рауль хотел спросить, знает ли его высочество продолжение оперы, но проглотил яд, подумав, что это как-то выбивается из замысла и не вяжется с тем отчаянным взглядом, каким он смотрел на де Рейна.

Смеяться над людьми — прекрасный способ
убивать их не чаще, чем требуется.

10

Re: «Держи друзей близко» - 4 день I дюжины Луны Штилей, 1024 год

Амьен пристально уставился на гостя и приветливая улыбка сползла с его лица. За прошедшие со смерти Энессы Луны на ее вдовца постепенно наваливалась сумасшедшая идиотская тоска и апатия, но держаться нужно было и было для чего: дождаться Рэйну, передать трон законному наследнику… Теперь же корону должен был принять Рэймин и герцогу на то было абсолютно плевать, несмотря на то, что не верил сыну. Или тому, кто пришел вместо него.
-Я был при этом, но понимаю не больше вашего, - сдерживаясь из последних сил, ответил де Рейн. – И не думайте, будто оправдываясь – мне просто нужно понять, что происходит, бесы меня задери!
Последние слова герцог почти выкрикнул, саданув тяжелым кулаком по столу так, что тот подскочил. Выдохнув, Амьен уставился перед собой, соединив пальцы «домиком» перед носом.
Как все просто на войне: карты местности, враг, сражения… Даже хоронить мертвых на войне было проще – их смерть была понятна, люди знали, на что шли, ради чего умирали.  А здесь же… Герцог не боялся ни врага из плоти, ни порождения магии, но вот не понимать не любил.
-Если полагаете, что я ко всему этому причастен, то идите к своему командиру и скажите, что вас сняли с дежурства. А если нет, то расскажите, что вам известно, - успокоившись, продолжил Амьен, по-прежнему не отрывая взгляда от узора на ковре.

Открой те раны, вылечи их снова -
Пусть сложатся они в судьбы узор