1

Тема: [Фольклор и речевые обороты]

  • в проклятиях этриниты поминают некого "холерного демона" - это, очевидно, является отголоском каких-то весьма древних, доэтринских суеверий, и эпохи полидемонизма, потому что ни в современных религиях, ни местячковых верованиях такой персонаж не встречается. Часто в проклятиях фигурирует имя Шемера и его детей, причем к ним обычно посылают ("иди к бесам!") или приписывают им всеведение ("да Шемер знает"), да и вообще они очевидно выполняют в фолклоре роль нашего дьявола. Выражение "пьет с бесами" означает крайне глупого или неосмотрительного человека ("Да он с бесами пьет, чего с него взять") или человека, которому нечего больше терять ("Теперь и с бесами пить не страшно"). Про бедный или опустевший дом скажут, что там "будто бесы побывали", а поговорка "с бесом [клад] найдешь, потом не расплатишься" означает, что сулимая выгода не стоит проблем, ей рождаемых. Однако в фолклоре Шемер - не только зло: про счастливчиков говорят, что их "Шемер поцеловал", а выражение "перехитрит и шемри" подчеркивает хитрость и смекалку человека.
  • клятв именем божества избегают, ибо ни одна клятва не остается неуслышанной, и неисполнение ее наверняка повлечет за собой весьма дурные последствия для клятвопреступника. Кровью и жизнью тоже не клянутся зря: за исполнением подобных обещаний по легендам следит Илайна, а та не знает жалости в деле восстановления справедливости. Выполнение простого обещания остается на совести человека, его давшего, однако неспособность держать слово церковью Хозяина считается одним из грехов.
  • большая часть фразеологизмов посвящена легенде о сне императора Ирара, причем выражения "когда Ирар проснется" и "тогда Ирар проснется" имеют совершенно разное значение. Первое означает что-то вроде "после дождичка в четверг", а второе употребляется для описания некой пугающей перспективы ("Приедет теща, и вот тогда-то Ирар проснется") - это связано с легендой о том, что пробуждение маршала-императора случится во время каких-то ужасных потрясений. Кроме того существуют выражения "что кричишь, Ирара разбудишь", "шум такой, что Ирара поднимет" - и прочие, намекающие на то, что хорошо бы вести себя потише.
  • с родиной мужеложества все непросто: этриниты пеняют на Амарию и называют это "амарийской любовью", в Амарии косятся на соседей за океаном и говорят про "иль-заанскую любовь"; иль-заанцы в свойственной им манере придумывают цветистые эвфемизмы, а в Этрине просто секса нет как такового - это известно всем. Этриниты в ответ обвиняют соседей в половой распущенности: "проще девственницу в Амарии найти" - выражение, означающее, что сделать что-то крайне сложно; кроме того в ходу такие обороты как "амарийское бесстыдство" (то есть бесстыдство в n-ной степени) и "амарийская беспечность". Чересчур разодетых дам сравнивают с "амарийскими купчихами" (а в более разговорной речи так и вовсе с амарийскими шлюхами), а "амарийский франт" - устойчивый оборот, означающий человека, пускающего пыль в глаза, ложного богача. Апогея презрение к соседям достигает в выражении "и мы не из Амарии родом" - аналог нашего "не лыком шиты".
  • часть фразеологизмов имеет ярко выраженное хамаланское происхождение, причем несмотря на печальную кончину государства почти все выражения, связанные с ним, имеют положительную окраску. "Ветер с Хамалани" означает благодеяние, облегчение или надежду (примерный аналог "бальзама на душу"); мерилом красоты для этринитов является сравнение с древней расой ("красив, как Старший"), а эталоном мудрости считается легендарный Дийеф Мудрый, один из последних Королей-Пророков ("обладает умом Дийефа"). Известного нам Пушкина у этринитов заменяют Старшие ("а мусор за тобой Старшие убирать будут?"), от них же ждут помощи в безысходной ситуации ("а потом, конечно, придут Старшие и всех спасут"), и в этом прослеживается воспоминание о том, как некогда жители островов пришли на помощь умирающим от эпидемии людям.
    Впрочем, выражение "и Хамалани были прекрасны" (изначально звучавшее как "И Хамалани были прекрасны, да погибли") служит намеком на то, что ничего вечного в этом мире нет. "Как с Хамалани пришел" - примерный аналог "как с луны свалился" - прямое следствие того, что жители Хамалани часто не успевают наблюдать за слишком скоротечными для них событиями в жизни обычных людей.

    Чему вовсе не быть, так того не сгубить,
    А чего не сгубить, тому нету конца на Земле

  • 2

    Re: [Фольклор и речевые обороты]

  • В древности камни с эффектом астеризма считали наделенными особой силой. По легенде, некогда Шемер и Илайна сошли на землю, чтобы сразиться с тварями из-за пределов мира, заполонившими мир. Полоса безжизненных степей за Экайрой до сих пор носит название Мертвой тропы - легенды говорят, что именно этим путем шли боги. Однако твари отнюдь не покорно принимали смерть: боги были ранены, и кровь их, падая на землю, застывала драгоценными камнями, которые по сей день хранят частичку божественной силы. Легенда, естественно, является не более, чем древней сказкой, но звездчатые рубины до сих пор носят название "Кровь Шемера", а звездчатые сапфиры - "Кровь Илайны". Звездчатые изумруды называют "Слезами Хозяйки": такие камни исключительно редки - в мире не насчитывается и десятка - и, естественно, стоят целое состояние. Одна из самых известных Слез сейчас находится в Иль-Хирим: она является центральным камнем в ритуальном ожерелье, преподнесенном в дар Хозяйке, и хранится в храме богини.
    Еще одна известная Слеза окутана ореолом мрачных легенд: говорят, красивейший изумруд в подвеске первый князь Мелленты подарил на свадьбу молодой жене своего старшего сына, Иллария. Спустя несколько лет княжич погиб в страшном пожаре, унесшем жизни почти всей княжеской семьи, и из Карини выжил лишь младший брат Иллария, Этторе, который к камню не притронулся и объявил украшение проклятым. Долгие годы "Душа трав", как назвали камень, покоился на бархате: все любовались изумрудом, но никто не решался прикоснуться к проклятому украшению. Первой запрет нарушила жена князя Риннаро - и вскоре разделила печальную судьбу Иллария, погибнув в пожаре, который вспыхнул во время торжеств по случаю рождения у княжеской четы сына. Огонь охватил весь город, и в пламени погибло множество людей.
    Второй раз покой "Души трав" потревожила маленькая дочка князя Илларио, которой просто понравился блеск камушка. Тогда разразилась страшная эпидемия зеленой чумы, после которой изумруд стали называть "Мором" и надолго убрали в хранилище казначейства, откуда он странным образом пропал во время правления Тайи. Воров не нашли; все ждали страшных бед, однако таковых не случилось, и о камне с некоторым облегчением позабыли. Ныне местонахождение "Мора" неизвестно.
    Крупный звездчатый рубин "Сердце Рийна" был найден еще при королях Хамаланской династии и долго путешествовал между странами и владыками, пока Ирар I не выкупил его за баснословную сумму. По заказу императора камень был оправлен в ожерелье и преподнесен в дар княгине Валоре. Ныне ожерелье - реликвия княжеского дома Алас-Домара.
    Среди звездчатых сапфиров самый известный - "Звезда рассвета" с редчайшей двенадцатилучевой звездой - камень в перстне, принадлежавшем Прекрасной Тайи. Происхождение самого сапфира неизвестно, а кольцо гильдия моряков Венасси преподнесла в дар обожаемой владычице, и после ее смерти драгоценность хранится в храме Хозяйки.
  • До падения островов у Старших существовал обычай, согласно которому по достижении совершеннолетия Старшему преподносили в дар - как правило родители или старшие родственники - простой браслет-цепочку. Когда Старший считал произошедшее в него жизни событие чем-нибудь важным, он заказывал у ювелира (или изготавливал сам) из совершенно любого материала нечто вроде бусины, которая надевалась на браслет и служила напоминанием о произошедшем. "Бусина" могла иметь совершенно любую форму и любое орнаментальное украшение, какое хотел владелец. Если один браслет заканчивался, на руку надевался второй, и так далее. Вряд ли живущие ныне отдают себе в этом отчет, однако выражение "приключений на два браслета" берет корни именно в этом обычае, равно как и "пустой браслет" - означающее человека со скудной, скучной жизнью. Про похожие дни говорят - "одинаковые, как бусы", вместо "двух капель воды" тоже употребляют это выражение. "До локтя браслеты, а рассказать нечего" - пословица, употребляющаяся, когда человек старается преподнести незначительное событие, как нечто исключительное. "У него рука без браслета" - идиома, означающая сироту совершенно без родных. Браслет обычно был подарком родителей, и если не находилось никого, кто мог бы надеть его Старшему на руку, это как правило означало, что родственников у него нет совсем. Сейчас этот обычай возрожден в островном королевстве.

    Чему вовсе не быть, так того не сгубить,
    А чего не сгубить, тому нету конца на Земле