1

Тема: «Стакан душевного тепла» - 9 день II дюжины Луны Супругов, 1024 год

Место: дом барона Оттфрида.
Участники: Вендис, Данне.

Нашим детям нужна защита не только от физических травм. Хрупкий детский организм подвержен страданиям разума и… сердца. ©

- Доктор, а я буду жить?
- Да к чему вам эти проблемы?
2

Re: «Стакан душевного тепла» - 9 день II дюжины Луны Супругов, 1024 год

Какого беса он решил вернуться домой пешком, Данне не знал. Может, захотелось проветрить легкие (у Ирара опять было накурено, хотя к приходу друга тот успел замести следы преступления, все, кроме запаха, что не спасло его от выговора), а может, оттягивал сам момент возвращения. Врач не сомневался, что поступил правильно, забрав девочку с улицы, но в тот момент, одержимый состраданием, прижимая к груди еле дышащий сверток из худенькой истрепанной одежки и маленького человеческого существа, в котором все еще теплилась жизнь, он не задумывался, какие задачи, проблемы перед ним возникнут. И чем лучше чувствовала себя беспризорница, тем острее вставал вопрос о ее дальнейшей судьбе. О том, чтобы выставить ее из дома и речи не шло, да и мысль об определении ребенка в приют доставляла душевный дискомфорт. Оттфрид плохо себе представлял, что будет в этом случае говорить, но уже заранее чувствовал себя виноватым. Оставалось только подыскать приличную семью, что возьмет на себя заботы о воспитании девочки, но барон никогда не ощущал в себе достаточного упорства и желания надоедать другим своими проблемами, так что надежда была на счастливый случай и помощь посвященных в его дела друзей.
Пронзительный ветер, впившийся холодными когтями в глупого человечишку, пренебрегшего комфортным средством передвижения, и мокрый снег, моментально таявший и мерзко чавкавший под ногами, на самом деле проветрили, если не легкие, то голову, заставив на какое-то время думать только о том, чтобы не растянуться в грязи. А дома его встретила служанка с новостями.
- Девочка пришла в себя, монсир, - сообщила молодая женщина, с неодобрением наблюдая, как барон встряхивает сброшенное с плеч пальто, которому подобные меры уже вряд ли могли помочь, а вот навредить обоям - запросто. - Я накормила ее бульоном.
- Хорошо, - мужчина, вернувшись в тепло с промозглых улиц, благодушно щурился. - Она не спит? Я хочу с ней поговорить.
Горничная покачала головой, но Данне уже взбегал по лестнице, перешагивая через ступеньку и на ходу взъерошивая волосы, чтобы избавиться от запутавшегося и растаявшего снега. Он на мгновение остановился возле двери, пару раз ударил костяшками по дереву и просочился в комнату. Малышка не спала.
- Здравствуй. Мне сообщили, ты себя лучше чувствуешь, - мужчина подтянул за спинку к кровати стул и улыбнулся, вопросительно приподняв брови. - Ты не против?
Но фоне болезненно-белой кожи осунувшегося личика зеленые глаза были особенно яркими, как и рыжие волосы. Вместо сорочки на девочке была его на скорую руку ушитая рубашка.
- Я доктор, меня зовут Данне Оттфрид, ты в моем доме. Можешь не бояться, тебе здесь не причинят вреда, даю слово. Могу я узнать твое имя?

- Доктор, а я буду жить?
- Да к чему вам эти проблемы?
3

Re: «Стакан душевного тепла» - 9 день II дюжины Луны Супругов, 1024 год

Ответом на тактичный стук в дверь доктору стал несильный кашель – не тот ужасающе хриплый, что был у девочки, пока она находилась в тяжёлом, полуспящем-полуобморочном состоянии под действием болезни, когда порою казалось, что она вот-вот свои лёгкие выкашляет, а значительно более спокойный и с явно слышавшимися клокочущими интонациями, что говорило об успешно идущем процессе излечения. С тех пор, как очнулась, Вендис время от времени выкашливала скопившуюся в бронхах мокроту и чувствовала себя куда получше, чем недавно на улице, когда её мучал сухой кашель, болело горло и в груди, а главное, она никак не могла согреться, здесь же было тепло, хоть её всё ещё и немного морозило из-за болезни, поэтому она продолжала кутаться в одеяло. Чистое, приятно пахнущее и – самое главное – тёплое одеяло.
Придя в себя и увидев над головой белый потолок, а рядом незнакомую женщину-сиделку, Вендис поначалу испугалась, что её нашла стража и что сейчас её лечат в больнице, чтобы потом препроводить в темницу и строго судить по всем законам. Разум девочки с трудом воспринимал окружающую действительность и всё норовил снова скользнуть в пучину забытья, где нет ни забот, ни тревог, но, с другой стороны, и хорошего ничего нет. Вендис плохо осознавала, насколько больна, и первым делом при мысли о темнице едва не спрыгнула с кровати, чтобы попытаться бежать. Глупенькая, её сил не хватило бы даже просто устоять на ногах. От такого рывка голова закружилась, в глазах потемнело, и какое-то время Вендис плавала между обмороком и явью, вынырнув обратно благодаря стараниям засуетившейся сиделки.
С того момента прошёл час или два... трудно уследить за временем, когда находишься в состоянии полудрёмы. Уставший после борьбы с болезнью организм нуждался в отдыхе. А ещё в еде и питье. И хоть аппетита у Вендис не было, принесённый незнакомой женщиной наваристый куриный бульон она ела без возражений, чувствуя, что хуже от него ей не станет. Лишь иногда отворачивалась от очередной ложки, чтобы откашляться и сплюнуть в специальную мисочку, как настоятельно просила сиделка. Мокрота была желтоватой, что также указывало на оздоровительные процессы, начавшиеся в организме. Правда, не скоро ещё девочка поправится окончательно. Чувствовала она себя прескверно, но всё же нынешнее состояние не шло ни в какое сравнение с тем, что было до того, как она попала в заботливые руки доктора.
И вот он явился сам. Весь такой большой, вежливый, лучащийся заботой и припорошенный снегом, сделавшим влажными его волосы. Вендис насторожённо смотрела на доктора. Вздумай он причинить ей вред – и она бы не смогла ничего сделать. Как же плохо себя чувствовать бессильной и в чьей-то власти. Однако, тон мужчины и его обещания возымели нужный эффект. Хоть и не заставили подозрительную воровку поверить в слова незнакомого взрослого.
- Вен... – хрипло начала она и закашлялась ненадолго, морща лобик от усилий. – Вендис.
Отвечать на первый вопрос – можно ли ему присесть рядом – девочка не стала, но проследила взглядом за руками доктора Оттфрида, державшими спинку стула, и с уважением отметила наличие когтей, хоть пальцы его и выглядели обычно. Вендис всегда завидовала обладателям когтей – им куда проще защититься от опасности, и никакого специального оружия не надо, всё при себе.
Из-под одеяла выскользнула бледная худая ручонка и медленно провела ладошкой по лбу, вытирая пот и убирая слипшиеся пряди рыжих волос.