1

Тема: «Письма и пепел» - 12 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Место: столица Этрина, посольство Амарии.
Прибыв в город, Касимиро Марро первым делом разыскивает княжну, дабы официально передать ее сиятельству Риннаре Лоретти неофициально добытые документы семьи.

Я Вам пешу! Чего же боле
еще хотите от меня?

2

Re: «Письма и пепел» - 12 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Было раннее утро, когда по резиденции посольства Амарии деловито и по-хозяйски шел молодой человек с закинутой на плечо служанкой и двумя чемоданами в руках.
Выглядел юноша по-дорожному, его сапоги были в пыли, чемоданы - в грязи, а служанка - в состоянии, близком к истерике. Позади него в глубине дома с полом, увитом розами, затихали невнятные вопли и звуки, словно кто-то пытался выломать дверь. Служанка тоже не молчала, и по пути эти двое вели диалог примерно такого содержания:
- Уверяю вас, уважаемая, - ворчал юноша, поудобнее перехватывая живую ношу (которая была хоть и уважаемая, а немалого веса), - что ваши беспокойства совершенно напрасны! Не столь давно мне довелось видеть людей не только в исподнем, но и без кожи вообще, а так же людей без большей части органов и частей тела, потому вам совершенно незачем беспокоиться за мое душевное равновесие...
- Стража! - вопила та в ответ. - Стража-а-а! Карау-у-ул!
И била несчастного полотенцем по тому, до чего дотягивалась.
- Да в кого вы в Этрине все громкие такие, - ворчал юноша по-амарийски, пинком открывая дверь княжеского будуара.
- О, княжна! Доброе утро, ваш-сиятельство!

Я Вам пешу! Чего же боле
еще хотите от меня?

3

Re: «Письма и пепел» - 12 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Когда княгиня Лоретти услышала шум и крики, она подумала много чего интересного. Подумала и поднялась, вытащив из ящика туалетного столика небольшой легкий пистолет - дамская игрушка, которой можно было бы только пугать, если не учитывать, что в комнате расстояния были небольшие, а стреляла Риннара все же хорошо. Она лишь успела пожалеть, что за три года крайне редко брала в руки последний подарок отца, жизнь в Керенне расслабляла и настраивала на тот лад, в котором врага проще победить языком, нежели при помощи пистолета.
Но обычно те враги, которые ломились сквозь дом, что-то сделав со стражей, и вызывая истерические вопли слуг, плохо поддавались уговорам.
Княгиня Лоретти пыталась прикинуть, кто бы это мог быть - кто-то из ее любовников, которому она отказала?.. Вроде с большинством из них они расстались друзьями, а Наафаль не был способен на вооруженный штурм. Иверцы? Дурацкая мысль, но посольство показало себя в достаточной степени неадекватным, чтобы эту мысль нельзя было сбрасывать со счетов. На этом воображение дало сбой. Последняя из рода Лоретти подняла пистолет к плечу и стала около окна, так, чтобы свет падал не на нее, а мимо, скрывая фигуру в утреннем платье с еще неубранными должным образом белыми волосами, падая мимо нее и частично ослепляя вошедшего.
Когда же она увидела вошедшего, лицо Риннары озарила безумная надежда. На несколько секунд, на несколько кратких мгновений ей показалось, что перед ней стоит один из ее младших братьев, из тех, кто подобно ей были похожи на мать. Она не видела семью три долгих года, а мальчишки от пятнадцати до восемнадцати лет способны меняться практически до неузнаваемости. Еще три года назад он мог не опуская глаз смотреть на уровне выреза ее платья, а сейчас она могла не склоняя головы спрятаться под его рукой.
Выдох. Вдох. Опущенная рука с оружием и разочарование, не посмевшее отразиться на лице. Не так встречают друзей, вернувшихся к тебе с того света. Нельзя показать, даже на краткий момент, что ждала на самом деле не его. И обрадоваться. Обрадоваться по настоящему, потому что сейчас дорог каждый осколок былого величия семьи. Она сама была таким осколком и тянулась к себе подобному, как всякое подобное стремиться к подобному.
- Касимиро... - она свободной рукой она откинула длинную прядь, упавшую на лицо и положила пистолет на столик рядом с окном. Амарийская речь без привычного уже в Этрине акцента, ласкала слух не хуже рук опытного любовника, ласкающего тело. - Поставь ее на землю. Клариче, принеси нам завтрак, приготовь комнату для господина. И успокой остальных. Скажи, что ко мне приехал друг.
Она сделала несколько шагов навстречу юноше и замерла, вглядываясь в лицо, которое знала, но которое не надеялась увидеть здесь. Это значило, что во дворце Лоретти были выжившие. Это значило, что она осталась не совсем одна.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
4

Re: «Письма и пепел» - 12 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Возвращая Клариче на землю, амариец не примянул напомнить той, что он говорил - говорил же! - что он пришел сюда с намерениями абсолютно миролюбивыми, и что как-никак знает, впрочем, от слов "почти никак не", их хозяйку, и что будь двери этого дома открыты, он прошел бы через них, а не как получилось, и что если бы он пришел сюда с намерениями противоположными, то взял бы с собой совсем иной реквизит. Онемевшая от такого подробного пояснения служанка с безмолвной мольбой в глазах взглянула на княжну, всплеснула руками - но пошла исполнять хозяйские поручения.

Любимицу князя он помнил настолько расплывчато, что теперь едва узнавал. Та же, судя по всему, помнила его получше, и было очень неожиданно, но очень приятно, что она запомнила его имя.
- Я думал, вы повыше, - доверчиво сообщил ей Марро, поставив один багаж на другой, он ловко вскрыл верхний и вынул расписную шкатулку, удлиненную на манер футляра, но судя по всему достаточно легкую по весу.
- С опозданием прошу прощения, за то что пришлось влезть в секретную комнату дворца... правда, от самой комнаты там мало что осталось... как и от... но тем не менее...
Он понял, что не знает как сказать последней из Лоретти о случившимся. Не знает как описать горящий дворец, не находит слов для той бойни, что развернулась на улицах. Как от пепла было тяжело дышать и как дым разъедал глаза, как отчаянно ржали кони, как дико кричали люди.
В этом доме было утро и пахло розами.
Легкая шкатулка показалась ему налитой свинцом, и он тяжело протянул ее княжне, ни говоря ни слова. Юноша тщательно избегал взгляда Риннары.

Я Вам пешу! Чего же боле
еще хотите от меня?

5

Re: «Письма и пепел» - 12 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Просто ты подрос с тех пор, как мы виделись в последний раз, - она кивнула и протянула руку, чтобы взять шкатулку, второй, свободной рукой она коснулась руки, протягивающей предмет, будто бы для того, чтобы убедиться, что перед ней стоит не призрак.
Это был не призрак, теплая кожа, твердая плоть - она могла поверить, что он стоит перед ней. Могла задать вопросы, которые мучили ее в последние дни. Да, она помнила этого мальчишку, что бегал по двору вместе с ее братьями, играл в те же игры, учился у тех же учителей - у нее была абсолютная память на лица, именно такая, какую пристало иметь дипломату, послу, который отправляется в иностранную державу, и видит каждый день десятки незнакомцев, которые жаждут стать друзьями.
Люди ценят, когда их помнят, это сразу располагает к себе и делает отношение более благожелательным. В данном случае, впрочем, княгиня Лоретти не стремилась произвести никакого впечатления на Касимиро - она просто помнила его. Его и десятки других - детей вассалов, детей слуг, пажей, личных помощников, служанок. Она могла по очереди перечислить все население замка Лоретти, назвав имена и вспомнив лица каждого.
Они были живы только в ее памяти, но пока она помнила - они жили. И будут жить ровно тот срок, который отмерила ей Хозяйка. Она могла лишь пожалеть, что в ней нет крови Сташих, чтобы подарить им вечную жизнь, хотя бы такую.
- Ты, должно быть, устал с дороги. Ты голоден? - она кивнула на кресла, стоящие около небольшого круглого стола и жестом предложила присаживаться. - Расскажи мне о дороге.
Не о семье, не о князе, не о пожале во дворце и не о разрушенном городе - о дороге. Потому что сейчас солнечный свет золотит пряди ее волос, и пахнет розами, а мальчику, который пережил все это, нужно не переживать все заново, а отдохнуть. И понять, что все позади.
Она неловко перехватила шкатулку, но та выскользнула из тонких пальцев и с глухим стуком утонула в пушистом ворсе ковра. Она думала, что ничего из того, что мог бы оставить ей отец не выжило в пламени, она думала, что никогда больше не получит от него ни единой строчки - она ошибалась.
И то, что она уже смирилась с вечным молчанием, и ошиблась, принесло внезапную боль.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
6

Re: «Письма и пепел» - 12 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Не ведавший сколь мизерное место занимает его существование в памяти той, что была сейчас для него единственной надеждой, молодой ловчий собрался с духом и решился поднять взгляд от пола. С выражением безграничной преданности он посмотрел на княжну, которая вне всякого сомнения уже начинала постепенно обретать в его воображении некий сияющий ореол.
Тот самый, что склонны фантастическим образом обретать все княжны в глазах их слуг, когда проявляют к ним понимание - или видимость понимания.
- Благодарю, я не голоден, госпожа Лоретти, - пылко заверил ее амариец, с лица которого с большим трудом сходило восторженно-обожающее, почти щенячье, выражение.
Импульсивный юноша готов был самолично накормить дорогую княжну, вот хотя бы дорожным пайком, что остался у него с путешествия. Буде та бы изволила оказать подобную прихоть. Но та лишь намекнула ему не мельтешить перед глазами, и юноша послушно, как школяр, занял указанное место, одновременно пытаясь сообразить что же ему рассказать.
- Дорога была долгой, по пути я видел стаю волков, - весьма красноречиво резюмировал Касимиро после некоторого затруднения, вызванного в первую очередь нежеланием посвящать ее сиятельство в подробности своего путешествия. Далеко не все из них были достойны похвалы со стороны представительницы княжеского рода, а он ведь как мог старался произвести хоть какое-нибудь положительное впечатление о себе...
Быстрее, чем шкатулка коснулась ковра, ловчий уже был на ногах возле Риннары, еще не совсем понимая от кого ее прятать и куда нести, но уже крепко обнимая. Сморгнув, Касимиро сообразил что штурмовать посольство пока никто (кроме него) не собирался и не собирается, по всей видимости, и разжал объятья.
- Мне кажется, присесть здесь стоит не мне, - неожиданно сухо, почти зло, процедил амариец. Опомнился.
- Прошу прощения... Не желаете ли отдохнуть, ваше сиятельство? Если хотите, я принесу воды...
Он поднял шкатулку с ковра и поставил ее на столик.

Я Вам пешу! Чего же боле
еще хотите от меня?

7

Re: «Письма и пепел» - 12 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Она охнула и посмотрела на опомнившегося юношу чуть внимательнее. Не разозлилась, не напомнила ему его место, а протянула руку и коснулась его запястья, успокаивающе.
- Все хорошо, - голос звучал тихо. - Со мной - все хорошо.
Она опустилась в кресло, приложив некоторое усилие к тому, чтобы это не выглядело, как "упала" и жестом указала на место напротив.
- Сейчас нам принесут воды, кофе и все, что нужно для того, чтобы позавтракать, - Риннару не так просто было сбить с толку, особенно рассказами про "волков", которые виднелись по дороге. - Я отвечу на любые твои вопросы, которые ты захочешь задать мне. А ты ответишь на мои - когда отдохнешь после дороги и... после всего того, что видел во Фьорине.
Она понимала, что ее фьоринский гость, не хочет рассказывать дочери князя обо всем, что видел в городе и о том, как добирался сюда, но посол королевства Амария, княгиня Фьорина должна была знать, хоть может быть, где-то в глубине души малодушно предпочла бы свое представление правде. Но ни ее работа, ни ее нынешний статус не позволял поддаваться малодушию.
- Ты останешься здесь, будешь служить в посольской миссии, - это был не вопрос, и даже не рассуждение - это было уже принятое решение. Из осколков нужно попытаться собрать хотя бы тень от былой семьи. - Я не помню, говоришь ли ты на этринском, если нет - тебе придется выучить язык.
Она посмотрела на испуганную служанку, которая втащила поднос и, косясь на странного юношу, чуть не уронила его на стол, по крайней мере звон чашек от соприкосновения с поверхностью был очень жалобным.
- Спасибо, Клариче, ты можешь идти, - пока служанка не перевернула что-нибудь, ее следовало отпустить - Риннара сама способна разлить по чашкам чай. - Завтра найдешь в посольстве Фьори - моего секретаря, попросишь ее показать посольство и Керенну.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
8

Re: «Письма и пепел» - 12 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Касимиро внимательно проследил за перемещениями княгини. На какой-то момент могло показаться, что он все же задаст сам собою напрашивающийся вопрос, но Марро только сощурился, как от случайного солнечного блика, и смолчал. Нечего госпоже видеть, как у него бесы в глазах пляшут, еще напугает ее пуще бедной Клариче. Как потом быть? Что надо, госпожа расскажет сама... ну, или ловчий сам все узнает со временем. Поняв, что с него будут просить подробный отчет о проделках, Касимиро тяжко вздохнул про себя и уже прикидывал что же именно свыше сказанного поведать княжне, а чем ее явно не стоит беспокоить, когда вернулась служанка.
Марро ей подмигнул. Служанка словно вздрогнула и, исполнив свой священный долг по сервировке, спешно покинула помещение. Марро заморгал, смутился, задумался, ничего не понял. Оставил произошедшее как есть, рассудив что женщины все же бесконечно загадочные создания, независимо от их веса. В обществе.
- Вы слишком добры ко мне, - почти проурчал амариец, улыбаясь настолько широко, насколько позволяли восстановленные с нуля мышцы лица. Он прошел обратно к оставленному багажу.
- У меня много вопросов, но не настолько, чтобы задавать их до вечера. Утро только началось, госпожа, а до завтра целый день. Дневной сон мне не требуется. Если в городе есть хороший стеклодув или механик, я был бы не прочь к ним наведаться. Видите ли, часть... моих вещей повреждена пламенем, и они требуют должного ремонта.
Все это время Марро говорил на этринском. Акцент несколько резал слух, а фразы амариец строил как по учебнику, но в целом понять его было бы можно.
- Могу я узнать, кто отец ребенка?

Я Вам пешу! Чего же боле
еще хотите от меня?

9

Re: «Письма и пепел» - 12 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

"Умный мальчик, наблюдательный..." - она улыбнулась юноше и помедлила с ответом - это был первый подобный вопрос, на который ей было необходимо ответить. Первый, но далеко не последний, и из всех последующих вопросов этот, пожалуй, будет самым легким. И тем не менее, это было не просто - ответить так, чтобы пояснения не выглядели оправданием или попыткой скрыть нелицеприятное.
Ее фигура пока что изменилась несильно, но Касимиро было откуда знать, как выглядят и как двигаются женщины в счастливом ожидании ребенка. Риннара так же предполагала, что возможно у нее изменился не только рельеф тела, состояние кожи, но и взгляд, так как часто замечала свет в глазах матери, когда та вынашивала ее братьев и сестер.
Она повернула голову и посмотрела в висящее на дальней стене зеркало - оно отразило то, что она привыкла видеть за последние годы в полной мере и ничего нового своей хозяйке отражение не сказало. Она вздохнула, улыбнулась и снова посмотрела на Касимиро.
- Ты неплохо освоил местный язык. Я думаю, что за пару месяцев ты достойно его отшлифуешь. Обратись к моему дворецкому, он объяснит, где найти хороших ремесленников, - она ответила тем не мене по амарийски, будто наслаждаясь возможностью говорить на родном языке - в Этрине дипломаты соревновались в вежливости говорить на языке собеседника, но все же - говорить с соотечественником было приятно вдвойне.
- Его зовут Рауль Рейнеке. Я думаю, ты с ним еще познакомишься. Он... милый мальчик, - голос звучал абсолютно нейтрально, будто бы она собиралась представить юноше хорошего портного или ювелира. - Произошла... случайность. Милостью Хозяйки.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
10

Re: «Письма и пепел» - 12 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Хвала Хозяевам, - поддерживая нейтральный тон и дипломатичную манеру общения ответил ловчий. переходя на родной язык. - Если бы я оказался не прав, я бы посоветовал вам вызвать лекаря. Наш конюх во Фьорине, мир его праху, не дожил до скорбного дня осады лишь оттого что сильно маялся животом...
На мгновение выражение взгляда амарийца вновь приобрело черты, присущие провинившимся хозяйским псам человеческой породы, но он быстро справился с собой.
Пока в Керенне было относительно спокойно, размышлял Марро, он мог бы заняться куда более полезными занятиями, чем крепко обнимать свою госпожу, пусть и очень милую, закрывая ее своим широким плечом от всех мнимых опасностей этого мира разом. За время своего долгого путешествия ему так и представилось случая достойно почтить Шемера, а значит следовало заняться этим упущением. К тому же Касимиро аналогично придерживался того мнения, что ему следовало как можно быстрее освоить местное произношение.
- Я почту за честь присутствовать на вашей свадьбе, госпожа Лоретти, - сказал Марро таким тоном, словно указанное событие уже было заранее оговорено и утверждено, а список гостей лежал на  столике рядом со шкатулкой.

Я Вам пешу! Чего же боле
еще хотите от меня?

11

Re: «Письма и пепел» - 12 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Я буду рада видеть тебя на ней, если она когда-нибудь состоится, - Риннара рассмеялась, смех рассыпался хрустальным песком по комнате, не злой, а яркий. - Признаться, замужество - это последнее о чем я сейчас думаю. Может быть, когда война будет закончена и иверские захватчики будут отброшены за пределы Амарии… - она махнула рукой - человек, за которого она хотела бы выйти замуж, умер в ее душе, лишь поселившись. Она уже привыкла не думать о нем. Или думать так, как будто он уже ушел навечно в море.
Сейчас княгиня Лоретти была уверенна. что все мужчины этого мира недостойны того, чтобы смотреть в их сторону. А юноши… что ж, юноши милы, юны и храбры, но слишком молоды - по крайней мере, для нее. Особенно этриниты.
- Я хотела бы услышать о том, что произошло дома, - ее тон мгновенно стал серьезным, она посмотрела на юношу прямо и ровно, на миг, лишь на короткий миг, тоном и взглядом напомнив своего отца - человека, который умел делать так, что люди повиновались движению его брови - за мягкими материнскими чертами Риннары очень редко угадывался тот норов, который она унаследовала от своего князя. - Правду. Всю. Какой бы она страшной не была. Я буду предъявлять счета, - как и любая аристократка Фьорина она была прежде всего торговкой и сквозь лоск воспитания это пробивалось регулярно. - И я хочу, чтобы захватчики заплатили сполна за каждую каплю крови моей семьи. И я не хочу… продешевить случайно. И ты поможешь мне в этом. Если тебе сложно - можно не сейчас. Если ты не хочешь говорить - ты напишешь. Но я должна знать.
Она откинулась на спинку кресла и ее черты снова стали спокойными и мягкими, как будто не было этой яростной вспышки, или она была только в воображении Касимиро. Милая женщина в расцвете красоты и спокойствия будущего материнства - и только.
Хлопнула створка окна от ветра. Роза, заглядывающая в окно, потеряла несколько лепестков. Ветер принес запах моря.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...
12

Re: «Письма и пепел» - 12 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Утренний бриз как мог вытеснял из комнаты всепроникающий запах гари. Склонив голову Марро с нескрываемым интересом исподлобья разглядывал княжну.
- Прекрасная речь, госпожа Лоретти, - вроде как улыбнулся ловчий. - Уверен, будь она произнесена перед посольством, эти слова никого не оставили бы равнодушным. Князь ранее очень высоко отзывался о своей любимой дочери, и, признаться, я некоторое время гадал, отчего он так выделяет Вас.
Мысли же юноши шли несколько в ином от сказанного направлении, но отнюдь не вразрез, и сейчас Касимиро куда больше волновали вопросы будущего, не столь отдаленного по сравнению с видением горящей Иверьесы. Не собственного. Его приучили жить ради других, и к своим восемнадцати годам это было, пожалуй, единственное, что ловчий умел делать лучше всего.
Думать в будущем времени было делом непривычным, и Марро был рассеян и невнимателен. Поступая чаще по велению сердца, нежели прислушиваясь к гласу разума, Касимимро был склонен выбирать собственные пути решения всех проблем. Включая проблемы отцовства и материнства. Так что о Фьорине амариец не думал. Он думал: "Странные у этринитов имена..."
- Вижу, военные сводки из Амарии слишком долго идут до Керенны. Даю слово, что займусь этой проблемой незамедлительно, - если бы его попросили, то он бы и поклялся. Во имя блага семьи Лоретти.
Касимиро взял свой багаж.
- Советом относительно визита к ремесленникам непременно воспользуюсь, ближе к вечеру. Мои извинения сеньоре Клариче, клянусь что вовсе не собирался ее пугать... Хотя не стоит, я сам ее найду.

Я Вам пешу! Чего же боле
еще хотите от меня?

13

Re: «Письма и пепел» - 12 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Военные сводки не заменят глаза очевидца, - Риннара сощурилась, смерив взглядом наглеца, который все еще считал, что она читает перед ним речи. Ему было сейчас простительно многое, но княгиня Лоретти не могла позволить себе слишком долго уговаривать его, поэтому сквозь обманчивую мягкость тона голоса стал просвечивать металл интонаций. - Я надеюсь, что впредь между нами не будет недопонимания и тебе больше не придется гадать, почему именно мой отец считал меня свой любимой дочерью.
Милые сестры, любительницы красивых стихов и вышитых на подушках роз. Правильные девочки, которым было суждено стать хорошими женами и матерями. Не суждено. Всю судьбу поглотило пламя. О чем еще думать, когда юнец, спасшийся из него смотрит на тебя так, как будто видит одну из них - нежную, милую и слабую. Риннара вздохнула.
- Ты можешь идти, Касимиро. Спасибо тебе. За то, что вернулся, - она поднялась и отошла вглубь комнаты, дожидаясь, пока нежданный гость покинет ее спальню.
На лице госпожи Лоретти проступало выражение, которое она не хотела бы показывать никому - сквозь спокойные черты красивого лица на мгновение проступила уродливая маска ненависти. Рука легла на спинку стула, погладила ее так, что от прикосновения на белом лаке покрытия остались явственные борозды.

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой другой пример известен пока...