1 (2015-01-26 13:43:57 отредактировано Сида Эррандес)

Тема: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Место: трактир "Рыжая донна" на Левом берегу.
Участники: Сида Эррандес и Алейта Линьер-нир

Алкоголь всегда был самым распространенным способом забыть обо всех своих проблемах. Но точно не самым действенным и не самым безопасным.
Однако, командор Эррандес всегда предпочитала именно его, и не собиралась расставаться с привычками.

Que cosa fuera
Que cosa fuera la maza sin cantera
un amacijo hecho de cuerdas y tendones
un revoltijo de carne con madera
un instrumento sin mejores resplandores
que lucecitas montadas para escena

[right]- Девушка, почему мы с вами еще не знакомы?
- Бог бережет тебя, глупое создание.[/right]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Вообще здесь часто пели, но обычно хором, и никогда еще пение не звучало так... с подтекстом. подтекст легко читался в каждой певучей иверской фразе, и он был очень простой - попробуйте меня остановить. Поэтому все предпочитали делать вид, что ничего не происходит, тем более, что это было легко. И тем более, что один уже пытался.
Хруст, с которым рука иверки в почему-то окровавленном мундире впечаталась в лицо смельчака был неприятен даже ко всему привычным обитателям Левобережья.
Иногда она прерывалась и требовала запасные струны, что обеспечивало посетителям передышку. Бутылка дрянного вина, стоящая перед ней, при этом не опустела и наполовину, но казалось, что сумасшедшая баба пьяна в хлам, и от попыток проверить ее карманы всех предостерегала... ну да, память вот о том самом хрусте.

- Если бы я не верила в то, что проповедую
Если бы я не верила в свою судьбу,
Если бы я не верила в свои песни,
Если бы я не верила в свое молчание,

Чем бы я была?
Чем был бы молот без своего камня?..

В этот день Сида Эррандес узнала о своей отставке.

Прицельно брошенная бутылка брызнула осколками и вином над головой хозяина за стойкой.
- Эй! Неси верье! Я это пить не буду, это не вино.
Кажется, на некогда белом мундире прибавилось красных пятен.

- Петух зарю высекает,
звеня кресалом каленым,
когда Соледад Монтойя
спускается вниз по склонам.
Желтая медь ее тела
пахнет конем и туманом.
Груди, черней наковален,
стонут напевом чеканным.
- Кого, Соледад, зовешь ты
и что тебе ночью надо?

[right]- Девушка, почему мы с вами еще не знакомы?
- Бог бережет тебя, глупое создание.[/right]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

На белом мундире Алейты, что характерно, тоже. Мрачно оглядев забрызганный вином рукав, целительница демонстративно попыталась отряхнуть его, скорее показывая недовольство, чем в действительности надеясь оттереть пятна ладонью, и перевела взгляд на хозяина заведения. Тот смотрел на буйную посетительницу со смесью недовольства и смирения: подобные выходки для посетителей "Рыжей донны" не были нетипичны, однако от этого каждая новая не становилась менее неприятной. К печали во взоре трактирщика Алейта относилась с пониманием, но без особого сочувствия, и единственное, в чем она могла и желала помочь ему, были вопросы сугубо материальные.
- Я заплачу. - спокойно пообещала целительница. - Посчитайте донну, она уходит.
И, поправляя белые перчатки, направилась к столику Альхесиды.
По ее лицу совершенно невозможно было понять, что, не обнаружив Сиды дома, она сначала лихорадочно металась по всему особняку, а потом сломя голову неслась в первое пришедшее на ум любимое место Эррандес и одновременно надеялась на то, что найдет ее там, и на то, что ей достанет ума туда не идти.
Потому что в ее состоянии у алкоголя могло быть гораздо больше побочных эффектов, чем просто похмелье наутро.
Вообще в какой-то момент мысль о том, чтобы приковать Альхесиду где-нибудь в подвале бабушкиного особняка, казалась даже неплохой, но потом выяснилось, что металлические руки Эррандес с легкостью выдергивают крепления из каменной стены.
Как человека это Алейту пугало, но как целителя и проклятого отщепенца - восхищало сверх меры, хотя восхищением своим она вряд ли стала бы делиться с Сидой, которая от такого счастья вон, сивуху пить начала.
- Какого беса ты делаешь? - Алейта оперлась ладонями о стол и заглянула в лицо Альхесиды, привычно заставляя себя не отшатываться от светящегося синим взгляда.
Она никак не могла привыкнуть к этой мелочи.
- Я кубарем катилась через полгорода, чтобы тебя отыскать. Собирайся, мы уходим.

[small][align=right]Знает о том, что приносит несчастья, но помнит свои долги,
В русые косы вплетая крик иволги[/align][/small]

4 (2015-01-28 20:35:14 отредактировано Сида Эррандес)

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Сида нехотя отставила в сторону гитару и покачнулась на стуле, опасно балансируя на двух его задних ножках. Выходило неплохо. Непонятным образом.
На вошедшую целительницу она смотрела мрачно. Очень. И особенно - на ее нетронутый  ножницами белый мундир.
- И ты правда думаешь, что я куда-то пойду? - негромко поинтересовалась Эррандес, метко сплюнув на пол кровью, - мне и здесь неплохо, к тому же ни один из этих болванов так и не решился подраться.
Она задумчиво потрогала ногой валяющееся у ног тело.
- А, вот про этого забыла. Никакого беса. Пою я. Пыталась пить, но мне невкусно, и я бросила. Ты как раз видела, как я бросила, да. Мундир не испачкала?

[right]- Девушка, почему мы с вами еще не знакомы?
- Бог бережет тебя, глупое создание.[/right]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Испачкала. - не стала вежливо врать Алейта. - И я была бы очень признательна, если бы свои вредные привычки ты бросала в противоположную от меня сторону.
Учитывая новообретенные способности Эррандес, день, когда в едва вошедшую в комнату Алейту полетит какой-нибудь из ее мужиков, переместился из неопределенной перспективы в ближайшее будущее. Хотя, конечно, до того стоило бы решить проблему с постоянными кровотечениями: при виде заляпанного красным мундира Альхесиды целительница недобро повела бровью.
- К тому же, у меня есть наглядное доказательство того, что тебе нехорошо. Не знаю, здесь или в целом, но результаты налицо и на мундир. Сида, - Алейта согнула руки, опускаясь локтями на столешницу, чтобы заглянуть в лицо Эррандес снизу вверх, - тебе пить нельзя, я десять раз говорила. Спиртное усиливает кровотечение.
Локти моментально прилипли к столу.
Судьба безымянного пьянчуги, которого Альхесида попирала сапогом, Алейту волновала мало, хотя она была уверена, что смерти ему Эррандес не желала, просто в последнее время она не очень хорошо соразмеряла силы, и побитых ею чашек и бокалов уже хватило бы на целое посудное кладбище.
Удивительно, что струны у гитары все еще целы.
- Пойдем домой, я там все залатаю. Мне споешь, тут все равно никто не слушает - чего они вообще могут в музыке понимать?
Сморщенное лицо пропойцы за соседним столом приняло выражение одухотворенного возмущения, собутыльник же его решительно замотал головой, отрицая обвинение.  Алейта оглядела проспиртованных любителей иверского романса со смесью брезгливости и недоверия, и поинтересовалась:
- Тебе точно дорога такая публика? Все, что связывает вон того с миром высокого искусства - фингал в виде Амарии.

[small][align=right]Знает о том, что приносит несчастья, но помнит свои долги,
В русые косы вплетая крик иволги[/align][/small]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Прости, - в голосе Сиды не было и капли вины, - я могу отдать тебе все свои.
Она поморщилась, выслушивая очередные "нельзя" от Алейты, думала, что рано или поздно привыкнет, но никак не получалось, и каждый раз это то ли злило, то ли смешило, а то ли все вместе.
- А то что? - весело оскалилась она, - а то я не проживу еще один такой вот день? Что ты хочешь, Линьер? Зачем ты меня отсюда тащишь? Ты хорошо понимаешь, что не имеет никакого значения, пью я сейчас или нет? Да ты посмотри на меня, мать моя Хозяйка!
Эррандес отшвырнула гитару, и та жалобно застонала, ударившись о спину одного из завсегдатаев, который было встал, но наткнулся взглядом сначала на кровавые пятна, потом на тело у ног "гостьи", и предпочел сесть на место, дыша в сторону.
Есть вещи, которые лучше не замечать.
Даже если это иверская гитара, бьющая тебя в поясницу.
- Холерные демоны! Мне нельзя пить! Кровотечение усилится! И что? Я проживу на день больше? Зачем вы меня вообще лечите? Ты вообще понимаешь, что это безнадежно, да? - быстро спрашивала Альхесида, опираясь рукой о стол, за которым неподвижно замерли игравшие до этого в карты пьянчуги, - ты не будешь всю жизнь тратить половину силы на меня каждый день, я не буду всю жизнь жить в доме у твоей ба... у меедонны Верховного Адмирала, я устала, Линьер, пожалуйста, отстаньте от меня. Если я истеку кровью и умру после этого - это будет хорошо, правда, для всех будет хорошо, для меня в первую очередь. Я никуда не хочу. Мне здесь нормально. Здесь все уже испачкано.

[right]- Девушка, почему мы с вами еще не знакомы?
- Бог бережет тебя, глупое создание.[/right]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Иверский пыл Эррандес разбивался о какую-то совершенно альхаймскую невозмутимость Алейты: казалось, что целительница становилась тем безэмоциональнее, чем сильнее бушевала Альхесида.
- Не устраивай истерику. - жестко потребовала Линьер. - И нет, я не понимаю, что это безнадежно, потому что это не безнадежно. Как минимум тот факт, что ты еще дышишь и двигаешься, говорит о том, что из твоего положения есть выход, иначе бы ты живой до людей не добралась. Да, сейчас ты истекаешь кровью, но, Сида, послушай.
Алейта наклонилась вперед приближая лицо к лицу Эррандес.
- Мастер Рийеф - лучший целитель, которого я когда-либо встречала, и лучший из тех, кто мог бы тобой заниматься. Если он говорит, что это не безнадежно, значит, это не безнадежно, ему просто нужно время на решение. Я не буду тратить на тебя половину силы ежедневно, потому что скоро тебе это не понадобится, а даже если бы мне и пришлось - позволь мне самой решать, на что я хочу тратить свою силу, хорошо? Тебе нужно просто потерпеть еще немного. Я знаю, что тебе больно, я знаю, что ты устала, но ты уже вытерпела достаточно, чтобы опустить руки сейчас было просто обидно. И еще знаешь что? Здесь не испачкано, здесь грязно.
Целительница с усилием оторвала прилипшую к заляпанной пивом столешнице руку и продемонстрировала Альхесиде желтый отпечаток на белой перчатке.
- А кровь - это не грязь. Сдохнуть в грязи ты успеешь всегда, и я лично сопровожу тебя к любой милой тебе канаве, но только в тот день, когда я услышу слово "безнадежно" из уст мастера Рийефа, а не из твоих.
Она помолчала, и добавила уже мягче, словно всю жесткость вложила в предыдущую тираду:
- Пойдем домой, пожалуйста.

[small][align=right]Знает о том, что приносит несчастья, но помнит свои долги,
В русые косы вплетая крик иволги[/align][/small]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Ты серьезно не понимаешь, что ли? - неожиданно спокойно поинтересовалась Сида, устало отряхивая ни на что уже не годный мундир, - серьезно-серьезно?
Не то, чтобы ей сильно хотелось спорить, по правде говоря, вспышка вымотала окончательно, отнимая последние силы. Сейчас Эррандес, неожиданно для себя, и впрямь готова покорно последовать за подругой, почти куда угодно, и все ради возможности лечь на чистые простыни - ну и что, что они ненадолго чистые? - да и вообще, апатия стремительно побеждает ее. Но хочется как-то объяснить уже, потому что...
- Ты дура, что ли? Вот это "опустить руки было бы обидно", блаблабла, ты смеешься? Ну хорошо, вы найдете способ сделать так, чтобы я жила дальше. Жила с железяками вместо костей. Вы вообще с чего взяли, что я хочу так жить? Что мне это нужно? Не опускать руки ради чего - чтобы остаток жизни быть неведомой гребаной херней, которую отовсюду гонят и которая не может показаться дома? Ты мне щас еще задвинь тут речь про то, как я вам всем, друзьям нужна - ну да, "это Сида, она у нас немножко какая-то хрень, но мы все равно ее любим". Да я в рот вертела такую жизнь, ага. Все, что у меня было - вот этот мундир. И погоны на нем. Просто, чтобы тебе было понятно.
Она упрямо качнула головой.
- Уходи.

[right]- Девушка, почему мы с вами еще не знакомы?
- Бог бережет тебя, глупое создание.[/right]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Ты прости, - устало сказала Алейта, - но хрень сейчас ты несешь. Серьезно.
Она выпрямилась, глядя на Альхесиду со странной смесью недовольства и печали, и эмоции эти лишь отчасти имели отношение к упадническому настрою Эррандес. Целительнице вдруг живо вспомнилась собственная прозрачная рука, полная мелкой морской живности, и юбочка тонких щупалец, высовывающаяся из-под рукава - что, если бы Сида знала об этом? Она подумала бы ровно это:"Это Алейта, она у нас немножко какая-то хрень"? 
- Не "но все равно мы ее любим", а просто все равно. Мне все равно, из чего у тебя кости и как это выглядит. И, - целительница на несколько мгновений отвела взгляд, - если бы со мной случилось что-то подобное, мне хотелось бы верить, что ты считала бы также. А что шарахаются... Сида, ты была боевым магом в кавалерии. Боевым магом! Ты же хорошо представляла себе, что может случиться? Тебе могло бы оторвать руку, парализовать, ослепить, изуродовать - и тебя точно так же уволили бы, и люди точно так же гнали бы тебя отовсюду, только с этим ничего нельзя было бы сделать. Новую руку не вырастить, и есть шрамы, которые не свести даже целителям. Но из твоего положения выход есть - а ты просто не хочешь его дождаться! Тобой занимаются лучший целитель и лучший механик. К тебе благосклонна сама принцесса - и не кривись, я знаю, я с ней говорила - и верховный адмирал. Муж бабушки - придворный маг, и я знаю, что он тоже не откажет в помощи.
К слову, граф Кенси за Альхесиду как бы не схватился: он всегда был любопытен, и, обладая отвратительным характером, при этом испытывал какую-то странную слабость к сломанным вещам и странным изгоям. Посмотреть хоть на Рауля.
Может, именно поэтому к двоюродной внучке Эрвен был внезапно обезоруживающе добр.
- В мире есть много всего, помимо мундира и погон на нем. В твоей ситуации и с такими связями можно найти и место в нем, и выход из твоего положения. И да, мне ты нужна. Но если для тебя это неважно... прости, я не знаю, что тебе сказать еще. Я могу спасти жизнь, но я не знаю, как убедить человека в том, жить стоит.

[small][align=right]Знает о том, что приносит несчастья, но помнит свои долги,
В русые косы вплетая крик иволги[/align][/small]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Не прощу, - мрачно сказала Сида, - в мире много всего, блаблабла, прости, но я в рот любила всю эту вашу благосклонность, когда у тебя внутри железяки и шестеренки, и еще кровь идет отовсюду, как-то меняются приоритеты и жизненные ценности. Чтоб я сдохла, если знаю, почему. Просто иди в жопу. От твоих вот этих увещеваний чота становится не легче, только хочется разбить тебе лицо.
Эррандес подумала и добавила:
- Но я не буду, я тут одному разбила уже. Смотри, до сих пор не встал... ...! .....! Да он дохлый...
В голове у ферранки тоже были какие-то свои шестеренки, видимо, метафизические, которые со скрипом повернулись и встали на место, после чего она с некоторой досадой была вынуждена констатировать, что даже в депрессии долго пребывать не умеет.
Ну, или ее просто кидало из состояния в состояние, как любого, кому очень долго больно.
- Сворачиваем душеспасительный трындеж и валим отсюда, - резюмировала Альхесида, оглядывая поднимающихся с мест потенциальных самоубийц, - я не расположена умереть, как древний альхаймец, под горой трупов. Давай, давай шевели попой...
"Нежно" приобняв Алейту за талию, Сида поволокла ее на улицу, прямо под начинающийся дождь, удачно прибивающий пыль к земле.

[right]- Девушка, почему мы с вами еще не знакомы?
- Бог бережет тебя, глупое создание.[/right]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

"Нежные" объятия Эррандес отдались болью в ребрах - Алейта зашипела и попыталась вывернуться из буквально стальной хватки Альхесиды, но та держала крепко и попытки высвободиться грозили травмами, поэтому целительнице оставалось только последовать обычному совету все той же Сиды: расслабиться и попытаться получить удовольствие.
И бесы знают, что сейчас было сложнее.
- ..., Эррандес, - тоскливо воззвала Алейта, - я нихера не успеваю за вращением твоих шестеренок, но если ты меня уже тащишь, тащи, пожалуйста, в какое-нибудь место почище.
На улице целительница все-таки вывернулась из альхесидиного захвата и показательно недовольно оправила сбившийся мундир, прежде чем вслед за Эррандес нырнуть в какой-то из грязных переулков, что сходились клином перед кабаком.
Из-за угла донесся угрожающий хлопок двери.
- Я очень надеюсь, - сдержанно выразила пожелание Алейта, - что хозяин решит не связываться и просто сбросит сира в Итталмар. Если они опишут тебя инквизиторам, каковы, по-твоему, твои шансы затеряться среди остальных механических женщин со светящимися глазами?
Моральная сторона вопроса целительницу волновала мало, зато правовая беспокоила.

[small][align=right]Знает о том, что приносит несчастья, но помнит свои долги,
В русые косы вплетая крик иволги[/align][/small]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Да ты больная, какие инквизиторы? - округлила светящиеся глаза Альхесида, - что такого изменнического я сделать успела - убила ударом в нос явно маргинального придурка, который хотел заткнуть песнь моей души? Дащас, они мне спасибо сказать должны, если по-честному. Но на всякий случай - не останавливайся.
Размашисто шагая и шипя каждый раз, как нога касалась мостовой, Эррандес устремилась прямо по улице, и какое-то время просто шла, очевидно, действительно не имея никакой цели, пока не остановилась на полушаге и не развернулась к Алейте.
- Слушай, а курить мне можно? Я эту вашу ромашку никогда не любила, но говорят, она боль унимает, и вообще дарит веселье и душевное спокойствие. Тебе надо немного успокоиться, я считаю.
Эррандес задумалась, вытирая упавшую на нос каплю дождя, и добавила:
- Хотя в последний раз, когда я ее курила, не припомню, чтобы было очень спокойно, но это потому что твоя бабушка... ох... короче, было весело, мне понравилось.

[right]- Девушка, почему мы с вами еще не знакомы?
- Бог бережет тебя, глупое создание.[/right]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Я не знаю, наверное, можно. По идее оно еще и анесте... погоди, что?!
Вопрос Альхесиды про ромашку Алейту несколько смутил, и, задумавшись о лечебных свойствах иль-заанских наркотиков, она как-то не сразу осмыслила последнюю реплику Эррандес.
А когда осмыслила - споткнулась на полушаге, поперхнулась заготовленной длинной медицинской тирадой и вместо того вытаращилась на подругу с выражением какого-то даже благоговейного ужаса.
- Что ты делала с моей бабушкой?! - вопросила целительница раньше, чем успела понять, что она не хочет знать ответ.
Существовали вещи, которые Алейте не хотелось представлять - скажем, капитан-командора в душе или любимые увлечения Рейнеке - и личная жизнь бабушки входила в их число.
Особенно если в ней внезапно появлялась Эррандес.
Это как представлять бурную ночь любви между родителями.
Алейта тряхнула головой, отгоняя наваждение, и шокированный взгляд ее внезапно остановился на аляповатой, но вызывающей вывеске соседнего заведения, призывно переливавшеся малиновыми магическими огнями. Шрифтом, подражающим иль-заанской вязи, на ней было витиевато выведено:"Махадси".
Перст богов, не иначе.
Хотя махадси она представляла себе немного не так, зато в этом заведении определенно водились смеси, которые помогли бы забыть вставший перед глазами образ Амарте и...
Мать Хозяйка.
- Мы идем курить. - безапелляционно заявила Алейта. - Вот туда. Сейчас. Пошли.
И решительно направилась к обители сомнительной мудрости.

[small][align=right]Знает о том, что приносит несчастья, но помнит свои долги,
В русые косы вплетая крик иволги[/align][/small]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Мм... ты же не хочешь знать, верно? - вопрос был риторическим, и ответа на него Сида дожидаться не стала, с деликатностью боевого коня волоча подругу по указанному маршруту. В последнее время случилось слишком много всего печального, и что-то они стали пренебрегать своими обычными развлечениями и привычным образом жизни. Неизвестно, правда, светил ли он теперь Сиде вообще когда-либо, но почему бы себе и не напомнить?
- Ма-хад-си, о как, - с чувством констатировала Эррандес, - а помнишь, как в Иль-Заане мы в такую хрень вломились? Но там кальянов не было, только много блондинчиков, и у половины такие мерзкие усички, один еще так смешно вопил, когда... аа, неважно, людей с усичками сам Хозяин заповедал сажать задом на жаровню.
Хозяин заведения нервно покосился на вошедших, но быстро прикрыл беспокойство радушной улыбкой, провожая женщин к подушкам, разбросанным вокруг кальяна. Первым делом Альхесида запуталась в занавеске.
- Твою мать... А кстати, о личной жизни, которая теперь мне не светит, я жажду хотя бы послушать о чужой... расскажи мне про стадо хамаланских мужиков, с которыми ты ходила в оперу, и только попробуй сказать, что не завалила ни одного.

[right]- Девушка, почему мы с вами еще не знакомы?
- Бог бережет тебя, глупое создание.[/right]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Вообще-то потом задом на жаровню сажали уже нас, - припоминала Алейта по дороге, уже привычно отдаваясь на волю железной руки, - этот мужик с усичками оказался каким-то тамошним светилом математики что ли, и светить он привык отнюдь не пылающей задницей... короче, неловко вышло же.
Целительница тогда еще пыталась убедить подругу в том, что такое поведение малость недипломатично, однако Альхесида сурово постановила, что дипломатией извращенцы в иль-хиримских борделях занимаются, и Алейте не оставалось ничего, кроме как отступиться.
В конечном итоге, торжествующее "я же говорила" всегда скрашивало ей любую гауптвахту.
На мягкие подушки Алейта повалилась с видимым удовольствием, и тут же поспешила стянуть с себя мундир, который при беглом обзоре оказался безвозвратно испорченным: целительница мрачно оглядела липкие желтые пятна во все предплечье и со вздохом отложила форму в сторону.
Ладно, может магией сведется.
- Сид, я тебя прошу, - целительница недовольно поморщилась и потянулась к кальяну, - чего тебе рассказывать, мастера Рийефа ты вон сама отлично знаешь. И кроме того, - Алейта многозначительно подняла чубук, - ты их видела? Чтобы завалить кого-то из них, мне пришлось бы прыгать с разбегу.

[small][align=right]Знает о том, что приносит несчастья, но помнит свои долги,
В русые косы вплетая крик иволги[/align][/small]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Ой, подумаешь, - отмахнулась Эррандес, отвлекаясь от требований чая и сладостей к ромашке. Было заметно, что какой-никакой опыт у нее уже есть, - ну посветил горящей жопой, нежные какие. Нечего бунтовщиков было укрывать, сказали б спасибо, что не повесила.
Чай отвратительно вонял жасмином. Сида опасливо принюхалась, но в конце концов сделала вывод, что после пары затяжек все пойдет, как по маслу, и даже эта похожая на духи дрянь.
- Ну видела... к сожалению, видела. Мне теперь только смотреть, тьфу. Вот поэтому и... нет, погоди, - оживилась Эррандес, выдыхая сизоватый сладкий дым, - ты что, и мастера Рийефа?.. Ооо, сильна! И как оно? Ну... реально кровь, когти, вот это все?

[right]- Девушка, почему мы с вами еще не знакомы?
- Бог бережет тебя, глупое создание.[/right]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Вкус у дыма был горьковатый и терпкий. Обманчиво легкий, он обволакивал сознание не сразу, но постепенно и вкрадчиво; и оттого пары глотков его было явно недостаточно для того, чтобы Алейта начала спокойно воспринимать подобные вопросы.
- ..., Сида, - целительница недовольно откинулась на подушках, - при чем тут это вообще?
Интерес подруги к ее личной жизни хотя и был вполне понятен, но немного раздражал - возможно, оттого, что в этой личной жизни не было и десятой доли того, о чем Альхесида жаждала слышать.
Помолчав, Алейта как-то недовольно признала:
- Не знаю я ничего про кровь и когти. Но, - перед Алейтой внезапно замаячила возможность ненавязчиво перевести разговор с себя на кого-то другого и она не хотела ее упускать, - вот бабушка говорила, что да. Кровь и это самое. А зачем нам чай с конфетками?

[small][align=right]Знает о том, что приносит несчастья, но помнит свои долги,
В русые косы вплетая крик иволги[/align][/small]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Сида отвлекаться не желала, хищно рассматривая возникший, как по волшебству, поднос со сладким. Ничуть не иль-заанским, пирожные были вполне традиционными, но очень свежими, как и конфеты. Понятно, что у владельца был какой-то договор с кондитерской по соседству, и он явно приносил доход обоим заведениям. Еще бы.
- Через несколько затяжек узнаешь, - пообещала она, покусывая мундштук, - но давай вернемся к... хм... у меня от твоей бабушки до сих пор шрамы, между прочим, так что я склонна верить. Но нет, подожди, то есть ты серьезно с ним до сих пор не... Ааа, Мать Великая, да ты натурально больная! Ты психическая! Или, того хуже, девственница какая-нибудь, прости, Хозяйка! Как, как так жить можно, объясни мне?!
Альхесида, не находя дальнейших слов, воздела руки к небу.
- Кошмар. Такой шанс, а ты упускаешь. Фу на тебя. Я бы всем дала. По очереди. И вместе тоже.

[right]- Девушка, почему мы с вами еще не знакомы?
- Бог бережет тебя, глупое создание.[/right]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Взгляд Алейты сделался каким-то даже обреченным.
Лично она считала, что иль-заанское курево действует как-то возмутительно медленно и эффект его совершенно не поспевает за мыслью Эррандес, для адекватного восприятия которой целительнице сейчас необходимо было находиться в состоянии измененного сознания, а именения эти фатально запаздывали.
Даже после четырех затяжек вопросы Альхесиды все еще были до издевательского неприятны, а упоминания о "шрамах от бабушки" вызывали необъяснимое желание передернуться.
То есть иллюзий относительно пристрастий Амарте ее внучка не питала - но среди всех женщин Керенны, почему именно Сида?
Алейта мрачно оглядела роскошную шевелюру ферранки, чувственные губы, завидный бюст, и про себя признала, что в целом и на этот вопрос знает ответ. Однако понимание облегчения не приносило - хотя куда ему, если даже наркотики пока не помогали.
- Мы на том постоялом дворе были вдвоем, между прочим. - сдержанно напомнила Алейта. - Так что ты как бы наверняка знаешь, что не девственница. И во-первых, мне столько не надо, чтобы по очереди и вместе, а то знаешь ли, треснет. Кое-где.
Целительница многозначительно прищурилась, закусывая мундштук, попыхтела немного, и нехотя признала:
- А во-вторых, ты мнением зверюг поинтересоваться не хочешь? Никто как бы не спешит брать, ага.

[small][align=right]Знает о том, что приносит несчастья, но помнит свои долги,
В русые косы вплетая крик иволги[/align][/small]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Ага, да, знаю, - задумчиво кивнула Сида, - но иногда сомневаюсь в том, что видела. По понятным причнам.
Она страдальчески смотрела в потолок. По потолку ползал паук.
- Эээ... подожди, то есть, он с тобой по операм ходит, вот это все, и больше ничего? - ужаснулась Эррандес, когда паучок достиг балки и потопал куда-то в щель по своим делам, - да ну. Если ты не трындишь, то он, прости, Хозяйка, лошара какой-то и явно болен. Мож у него, как у того парня из кавалергардского полка, ну помнишь? Который яйца отбил, когда прыгал с балкона в седло, как придурок, и с тех пор у него все отказало. Ужасно. Ему тогда никто помочь не смог. Как же я тогда... огорчилась...
Где-то в конце затяжки Эрранес поняла, что настал час пироженок. Блаженство - уже ничего не болело, крови не хотелось. Вообще. Совсем. Только есть, и притом побольше сладкого.
Альхесида медленно облизала перепачканные в сливках пальцы, многозначительно глядя на хозяина. Тот затрясся и, похоже, от страха.

[right]- Девушка, почему мы с вами еще не знакомы?
- Бог бережет тебя, глупое создание.[/right]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Нихрена не по понятным. - огрызнулась Алейта.
Настроение вместо того, чтобы улучшаться, стремительно портилось, и бесы знают, что было тому виной - кальян или неприятные мысли, разбуженные вопросами Эррандес. Сейчас ей вообще казалось, что она зря дала каким-то чувствам прорасти в бесплодной для того душе, и тогда она могла бы сейчас по-альхесидиному весело оценивать экстерьер хамалани и строить предположения относительно его проблем со здоровьем.
Она мрачно пожала плечами.
- Не знаю. Вряд ли. Он старый, может, им с какого-то момента это вообще не нужно. Может, ему вообще ничего не нужно. Тут знаешь еще что, - Алейта нахмурилась, формулируя мысль, - про него вообще сложно думать о таких вещах. Он как статуя Хозяина в сраном храме: она стояла там за триста лет до того, как я появилась на свет, и простоит там еще столько же после моей смерти. Перед ней столько прихожан прошло, что они для нее уже все на одно лицо. Она красивая, конечно, но она не твоя и не для тебя, ее нельзя снять с пьедестала и забрать домой. Даже если  у нее идеальное тело.
Целительница поджала губы, припоминая в подробностях рельеф спины хамаланского посла.
- А оно у нее идеальное. - печально резюмировала она.
И грустно пронаблюдала за тем, как Сида угрожающе поглощает пирожное.
- Ты б охренела. Его как будто Хозяйка сама лепила, причем для личного пользования.

[small][align=right]Знает о том, что приносит несчастья, но помнит свои долги,
В русые косы вплетая крик иволги[/align][/small]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Сида медленно поднялась и перегнулась через кальянный столик, вглядываясь в лицо Алейты как можно внимательнее.
- Да ты влюбилась, дурища, - наконец, без всякой издевки констатировала она, - прямо по уши втрескалась, Хозяин меня дери. И знаешь, что? Я даже немного завидую. По крайней мере, в той части, что ты нашла мужика, в которого можно влюбиться. Вообще-то я думала, таких нет.
Улыбалась Эррандес как-то грустно. Но быстро тряхнула головой и вроде как беспечно заявила:
- Короче, вот мой вердикт - больше ни слова про конкретно этого красного перца, давай обсудим кого-нибудь другого. Как тебе оба доктора? Или вот этот... Рэйнеке, с которым ты недавно таскалась? Или, я не знаю, давай про шмотки... съешь пироженку, кстати... и да, у меня трагедия. Вот это всем трагедиям она, прикинь, я лежу голая, надо мной два мужика и обоим на это плевать. Один копается в железках, сволочь, второй во мне... отвратительно. В другое время я бы напилась в хламину и решила, что жизнь кончена. Хотя, постой...

[right]- Девушка, почему мы с вами еще не знакомы?
- Бог бережет тебя, глупое создание.[/right]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Алейта свела брови на переносице - беззлобно и скорее задумчиво - и, кажется, хотела что-то возразить, но потом только передернула плечами.
- Можно-то можно, - невесело согласилась она, - только надо ли.
В конце концов, спорить с очевидным было глупо даже под действием иль-заанской ромашки; хотя оставаясь наедине с собой, целительница не раз и не два спрашивала себя: как нелюбившему понять, что вот это - любовь?
Хотелось спросить сейчас у Сиды - иверка-то должна была знать, со всеми-то ее мужчинами и иверскими романсами - но она как раз милосердно пыталась сменить тему, и Алейта проглотила вопрос. Она была искренне благодарна Альхесиде за попытку и полностью поддержала ее: затолкав в рот пироженку, она чуть задумалась, пытаясь осознать, о каких "двух докторах" идет речь, а потом понимающе кивнула.
- Доктор Рийеф охрененный, - не стала скрывать Алейта, - татуировки его видела? Вообще-е... Ты погоди, он тебя точно вылечит, и можно попросить показать их. Все. Они у него, знаешь, не только на руках, ага. Терийе, он...
Целительница замялась, подбирая слово.
- ...стремный, как по мне. Странновато себя ведет, я с ним не разговаривала почти, он постоянно у себя прятался, как крот. Но он на морду ничего так, смазливый, и он спас бабушку, так что в целом мне норм. Я, правда, понятия не имею, где он сейчас, команду Кирнского же расформировали.
Пирожные шли неожиданно хорошо, а горький дым наконец-то начинал действовать: во всяком случае, говорила Алейта непривычно много и легко.
- Я с Рейнеке не таскалась бы, если бы вы с ним не трахались. - уточнила целительница, протягивая руку за сладостями. - И это тот случай, когда ничто так не красит мужчину, как кляп во рту.

[small][align=right]Знает о том, что приносит несчастья, но помнит свои долги,
В русые косы вплетая крик иволги[/align][/small]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

Сида некоторое время смотрела на подругу, потом откинула голову и неприлично расхохоталась здоровым смехом человека, которому просто хорошо. Неважно, что тому причиной, трава, пирожные, или просто жизнь так сложилась.
- Ааа... чума! Тогда ты зря с ним таскалась, потому что мы не трахаемся. И не трахались даже, - кто-то другой сконфузился бы хотя бы тут, но Эррандес с некоторой даже гордостью заявила, - я заснула тогда. Пошла к себе, сказала, что буду ждать, и отрубилась. И дверь не открыла. Третья бутылка явно лишней была. А так-то да, на морду он хорош, но мелкое хамло, к тому же, ты его руки видела? Брр.
Перескакивая с мысли на мысль - а те внезапно стали ну очень отрывистыми, ферранка  застыла, с трудом осознавая, что же такое собиралась сказать, потом захихикала.
- Не только на руках... а интересно, совсем везде? И надпись "добро пожаловать на борт" тоже есть? У одного морячка было "отполируй мою пушку", я так ржала, что ничего не получилось... О чем я? а да ну просто мне желтые глаза нравятся.Твой доктор Рийеф меня окср...оскр...оскрбил, вот. Смотрит, как на кусок мяса. Фу таким быть.

[right]- Девушка, почему мы с вами еще не знакомы?
- Бог бережет тебя, глупое создание.[/right]

Re: «Al llegar en el cielo» - 4 день I дюжины Луны Звездопадов, 1024 год

- Он на всех смотрит как на кусок мяса. - задумчиво поведала Алейта, припоминая обычное выражение лица хамаланского целителя. - Это у него от особенностей работы, наверное. И если у него что-то где-то и написано, то разве что на хамаланском, так что ты при всем желании прочитать не сможешь. Погоди-ка!
Целительница уставилась на подругу с подозрительностью человека явно нетрезвого, но отчаянно этот факт отрицающего.
- А почему ты вообще читала надписи на чьем-то... То есть все серьезно было настолько плохо?
Она коротко фыркнула, представляя ситуацию, а после и рассмеялась, не в силах сдерживаться: отчего-то рассказы Сиды и все происходящее сейчас казались удивительно забавными.
Хотя что значит "отчего-то", от ромашки, очевидно.
- А вообще я даже не знаю, радует ли меня, что ты все-таки не настолько неразборчива, чтобы переспать с Рейнеке, или расстраивает, что я таскалась с ним зря все это время. Хотя теперь мы практически живем под одной крышей, он же графа воспитанник, так что у меня не особо выбор есть. Вообще, - Алейта наставительно погрозила Сиде мундштуком, - его главная проблема состоит в том, что он не знает, когда вовремя заткнуться, но, скажем, я встречала немало людей, считающих, что сама их способность устно выразить свое мнение делает это мнение сакральным. А что у него с руками, я не заметила?

[small][align=right]Знает о том, что приносит несчастья, но помнит свои долги,
В русые косы вплетая крик иволги[/align][/small]